Го­то­вит лы­жи ле­том

ПРЕЗИДЕНТ КОМ­ПА­НИИ «ТЕХ­НО­НИ­КОЛЬ» СЕР­ГЕЙ КО­ЛЕС­НИ­КОВ ЛИ­ХО УПРАВ­ЛЯ­ЕТ­СЯ C ПАРУСОМ, ГОНЯЕТ ПО БИАТЛОННОЙ ТРАС­СЕ И ХО­ДИТ В ПО­ХО­ДЫ С ОД­НО­КЛАСС­НИ­КА­МИ.

Forbes Life - - СОДЕРЖАНИЕ - ТЕКСТ: НА­ТА­ЛИЯ КАЛИНИНА, ДЕ­НИС СИ­ДО­РОВ ФО­ТО: АЛЕ­НА ЧЕРЕПАНОВА

Президент кор­по­ра­ции «Тех­но­ни­коль» Сер­гей Ко­лес­ни­ков о ях­тин­ге, по­хо­дах и би­ат­лоне

№114 в спис­ке Forbes, $900 млн

Ком­па­ния «Тех­но­ни­коль» за­ра­ба­ты­ва­ет на про­из­вод­стве кро­вель­ных, теп­ло­изо­ля­ци­он­ных и про­чих ма­те­ри­а­лов, ко­то­рые нуж­ны для то­го, что­бы в до­ме ни­че­го не про­те­ка­ло и ни­где не про­ду­ва­ло. За­то гла­ва ком­па­нии Сер­гей Ко­лес­ни­ков ищет со­всем дру­го­го: он с ра­до­стью про­ме­ня­ет сре­ди­зем­но­мор­скую вил­лу на па­лат­ку в ураль­ском ле­су, а про­гул­ке на ях­те пред­по­чтет со­рев­но­ва­ние на па­рус­ни­ке в Бал­тий­ском мо­ре, от­ку­да су­хим точ­но не вый­ти. Кста­ти, за день до ин­тер­вью биз­нес­мен вер­нул­ся в Моск­ву как раз по­сле та­кой ре­га­ты. Во вре­мя съем­ки фо­то­гра­фу при­шлось бе­гать за ним по лы­же­рол­лер­ной трас­се — Ко­лес­ни­ков все­рьез увле­ка­ет­ся би­ат­ло­ном и да­же по­стро­ил два би­ат­лон­ных ста­ди­о­на: в Ря­за­ни и род­ном Улья­нов­ске. Об­ла­да­тель 114-го ме­ста в спис­ке бо­га­тей­ших биз­не­сме­нов Рос­сии рас­ска­зал Forbes Life, ку­да он от­прав­ля­ет­ся в по­ис­ках ад­ре­на­ли­на и по­че­му на Сей­ше­лах ему снят­ся бе­рез­ки.

«Вы­иг­ры­ва­ем — ра­ду­ем­ся. На од­ну ночь хва­ти­ло эмо­ций, в по­не­дель­ник обо всем за­бы­ли. Про­иг­ры­ва­ем — не рас­стра­и­ва­ем­ся»

«На сбо­рах пе­ред зим­ним се­зо­ном я тре­ни­ру­юсь два­жды в день и уже на тре­тьи сут­ки не мо­гу смот­реть на лы­жи — про­тив­но про­сто»

«В про­шлом го­ду вме­сте с од­но­класс­ни­ка­ми мы пеш­ком про­шли по за­па­ду Улья­нов­ской об­ла­сти 30 км»

О па­рус­ном спор­те

Че­тыр­на­дца­то­го июня я вер­нул­ся из Тал­ли­на, где про­хо­дил от­кры­тый чем­пи­о­нат Эсто­нии в клас­се ORC. Участ­во­ва­ли 13 эки­па­жей, и на­ша лод­ка «Тех­но­ни­коль» вы­иг­ра­ла по ито­гам двух со­рев­но­ва­ний. Так что в этом се­зоне мы хо­ро­шо стар­то­ва­ли, учи­ты­вая, что в Тал­лине с на­ми со­рев­но­ва­лись два чем­пи­о­на Европы. Этим ле­том мы пла­ни­ру­ем еще три стар­та: чем­пи­о­нат Ита­лии, чем­пи­о­нат ми­ра в клас­се ORC

(он то­же прой­дет в Ита­лии) и в ав­гу­сте — ко­ро­лев­ская ре­га­та Copa Del Rey в Ис­па­нии.

В ко­ман­де «Тех­но­ни­коль» есть про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны, ко­то­рые го­ня­ют­ся за день­ги, осталь­ные — про­дви­ну­тые лю­би­те­ли, за­ни­ма­ю­щи­е­ся па­рус­ным спор­том на про­тя­же­нии мно­гих лет, так что эки­паж у нас опыт­ный. Во­об­ще на со­дер­жа­ние лод­ки с уче­том го­но­ра­ров спортс­ме­нов ухо­дит $50 000 в год.

В ко­ман­де я ра­бо­таю на ба­ке вто­рым но­ме­ром, но ино­гда и ос­нов­ным ба­ко­вым (ба­ко­вый мат­рос ра­бо­та­ет со стак­се­лем — пе­ред­ним парусом — и спи­на­ке­ром — до­пол­ни­тель­ным парусом. — Forbes Life). На лод­ке все под­чи­ня­ет­ся сло­ву ка­пи­та­на. При­чем по­чти все­гда это дей­стви­тель­но од­но сло­во: на­при­мер, он го­во­рит: «Поворот!» — и эки­паж мол­ча дей­ству­ет. Я так мно­го ко­ман­дую в обыч­ной жиз­ни, что для ме­ня нет ни­ка­ко­го дис­ком­фор­та, ко­гда на лод­ке ру­ко­во­дит тот, кто опыт­нее и про­фес­си­о­наль­нее ме­ня.

Как-то я по­зна­ко­мил­ся с Вла­ди­ми­ром Ни­ки­ти­ным, вла­дель­цем ях­ты «Ми­ра­ме». Это ста­рин­ная де­ре­вян­ная лод­ка, по­стро­ен­ная в Хель­син­ки в 1910 го­ду и со­сто­яв­шая в Им­пе­ра­тор­ском яхт-клу­бе. Мы ча­сто хо­ди­ли на ней че­рез Бал­ти­ку, и в 2008 го­ду по­сле та­ких кру­и­зов воз­ник­ла идея уча­стия в со­рев­но­ва­ни­ях. Мы арен­до­ва­ли лод­ку во Фран­ции и за­пи­са­лись на несколь­ко стар­тов. Все, ко­неч­но же, про­иг­ра­ли. В худ­шем слу­чае при­хо­ди­ли по­след­ни­ми, в луч­шем — вто­ры­ми или тре­тьи­ми с кон­ца. По­том по­зна­ко­ми­лись с эс­тон­ски­ми спортс­ме­на­ми, и вме­сте мы на­ча­ли вы­сту­пать го­раз­до луч­ше. В ав­гу­сте 2010-го мы уже вы­иг­ра­ли чем­пи­о­нат ми­ра в клас­се X-41 — это бы­ла на­ша пер­вая гром­кая по­бе­да. Теперь на­ша за­да­ча — по­вто­рить успех в клас­се ORC.

Вы­иг­ры­ва­ем — ра­ду­ем­ся. На од­ну ночь хва­ти­ло эмо­ций, в по­не­дель­ник обо всем за­бы­ли. Ес­ли сегодня ты за­нял высокое ме­сто, то зав­тра ты уже обыч­ный спортс­мен. Про­иг­ры­ва­ем — не рас­стра­и­ва­ем­ся. Это же спорт, все бы­ва­ет.

О по­хо­дах и спла­вах

Мы жи­вем в ка­мен­ных джун­глях — офис, за­вод, аэро­пор­ты, и вез­де огром­ное ко­ли­че­ство людей. По­это­му ино­гда хо­чет­ся вы­рвать­ся на при­ро­ду. Я с 1994 го­да ста­ра­юсь каж­дый год вме­сте с се­мьей от­прав­лять­ся на спла­вы. Я прошел очень мно­го марш­ру­тов: на­чи­нал на Юж­ном Ура­ле, три­жды сплав­лял­ся по Бе­лой. Осо­бен­но хо­ро­шо в мае. Бы­ва­ет, плы­вешь по ре­ке, а над то­бой — ар­ка из че­ре­му­хи. В сол­неч­ные дни она на­чи­на­ет цве­сти, сквозь нее про­би­ва­ют­ся лу­чи, ты вды­ха­ешь аро­мат че­ре­му­хи — и то­гда воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние рая.

Од­на­ж­ды в ян­ва­ре я на арен­до­ван­ной лод­ке ре­шил прой­ти по Сей­ше­лам. Бы­ло тя­же­ло. На па­рус­ни­ке не бы­ло кон­ди­ци­о­не­ра, спать из-за жа­ры мож­но бы­ло только с ча­са но­чи до пя­ти утра. А по но­чам мне сни­лись бе­рез­ки и Ураль­ские го­ры. Так что го­раз­до при­ят­нее пу­те­ше­ство­вать по Рос­сии. Боль­ше все­го ме­ня при­вле­ка­ют го­ры. Ко­гда ле­чу до Ха­ба­ров­ска, на­при­мер, ча­са­ми мо­гу смот­реть на гор­ные мас­си­вы вни­зу.

Хо­ди­ли по Ал­таю, сплав­ля­лись по Ка­ту­ни — это куль­то­вая река для тех, кто за­ни­ма­ет­ся спла­ва­ми. Хо­ди­ли на во­сток, в Ты­ву. До­бра­лись до Са­ха­ли­на и до Кам­чат­ки. Ко­неч­но, сплав там не да­ет та­ко­го ад­ре­на­ли­на, как на Ал­тае или в Са­я­нах, но он и более без­опас­ный, по­это­му мож­но брать с со­бой де­тей. Там су­ма­сшед­ше кра­си­вые го­ры, уди­ви­тель­ная при­ро­да. И очень при­ят­ная ры­бал­ка — слож­но ни­че­го не пой­мать. Моя дочь с удо­воль­стви­ем ло­ви­ла голь­цов и ми­ки­жу. Не бы­ло и дня, что­бы мы не ви­де­ли на Кам­чат­ке медведя. Ино­гда они вы­хо­дят пря­мо к ла­ге­рю, а од­на­ж­ды я столк­нул­ся с мед­ве­дем на рас­сто­я­нии ше­сти мет­ров. Он с лю­бо­пыт­ством раз­гля­ды­вал ме­ня, а я его. Так по­смот­ре­ли друг на дру­га и мед­лен­но разо­шлись. В об­щем, Кам­чат­ка сто­ит то­го, что­бы ее по­се­тить.

Все чле­ны се­мьи и, глав­ное, же­на раз­де­ля­ют мои увле­че­ния. За три ме­ся­ца до сва­дьбы я впер­вые взял ее с со­бой на ре­ку на Юж­ном Ура­ле — это бы­ло где-то 19 лет на­зад, и с тех пор она прак­ти­че­ски ни­ко­гда не от­ка­зы­ва­лась от та­ких пу­те­ше­ствий. Ча­сто са­ма пред­ла­га­ет ка­кие-то марш­ру­ты. Де­тей то­же с со­бой бе­рем. Они са­ми ста­вят па­лат­ки, раз­би­ра­ют свои рюк­за­ки, и да­же моя две­на­дца­ти­лет­няя дочь Ма­ша в по­хо­дах ни в чем не от­ста­ет от взрос­лых.

В шко­ле с клас­сом мы каж­дое ле­то хо­ди­ли в по­ход. Та­кая же прак­ти­ка у нас бы­ла и в сту­ден­че­ские го­ды. По­том как-то успо­ко­и­лись — у всех же се­мьи, де­ти, ра­бо­та. Но, ко­гда я бы­ваю в род­ном Улья­нов­ске, ча­сто про­шу всех со­брать­ся, и класс с удо­воль­стви­ем от­кли­ка­ет­ся. За­ча­стую мы собираемся без по­во­да, про­сто по­ужи­нать вме­сте, и на од­ной из та­ких встреч кто-то пред­ло­жил воз­об­но­вить на­ши по­хо­ды. Мно­гие под­дер­жа­ли — полк­лас­са со­бра­лось. И вот в про­шлом го­ду мы про­шли за вы­ход­ные 30 км по за­па­ду Улья­нов­ской об­ла­сти. Неко­то­рые бы­ли да­же с детьми, ко­то­рым, прав­да, уже по двадцать лет.

О би­ат­лоне

Вин­тов­ка у ме­ня ижев­ская БИ-7-4 — она до­ста­точ­но про­ста в экс­плу­а­та­ции. По­ка­за­те­ли стрель­бы по­сте­пен­но улуч­шаю. Ра­бо­таю над ско­ро­стрель­но­стью, точ­но­стью. Точ­ность рас­тет, но мед­лен­но: 70% по­па­да­ний ле­жа, 60% — стоя. Ино­гда тре­ни­ру­юсь по три ра­за в неде­лю — на на­ших ста­ди­о­нах в Ря­за­ни или Улья­нов­ске, а ино­гда и раз в ме­сяц. Вин­тов­ка все­гда сто­ит в ору­жей­ном сей­фе, мож­но вхо­ло­стую на тре­на­же­ре по­стре­лять.

Ко­неч­но, в про­цес­се под­го­тов­ки к лы­же-би­ат­лон­но­му се­зо­ну я уси­лен­но тре­ни­ру­юсь, но сбо­ра­ми я бы это не на­звал — у ме­ня нет воз­мож­но­сти вы­де­лить на это 2–3 неде­ли, как у про­фес­си­о­наль­ных спортс­ме­нов. У них тре­ни­ров­ка за тре­ни­ров­кой — вре­ме­ни сво­бод­но­го нет. Ино­гда я тре­ни­ру­юсь два­жды в день и уже на тре­тьи сут­ки не мо­гу смот­реть на лы­жи — про­тив­но про­сто. Еле-еле за­став­ляю се­бя.

Очень по­тре­би­тель­ское от­но­ше­ние бы­ло к Ми­ха­и­лу Про­хо­ро­ву, ко­гда он воз­глав­лял Со­юз би­ат­ло­ни­стов Рос­сии. Ему да­же спа­си­бо не ска­за­ли, еще и от­ру­га­ли по­сле Олим­пи­а­ды. Са­мое по­лез­ное, что мо­жет сде­лать президент со­ю­за (Алек­сандр Крав­цов. — Forbes Life) сегодня, — уве­ли­чить фи­нан­си­ро­ва­ние пре­жде все­го дет­ско­го спорта. Важ­но уве­ли­чи­вать ко­ли­че­ство дет­ских спорт­школ и не гро­бить де­тей,

не пы­тать­ся вы­та­щить из них мак­си­мум до 16 лет. В со­вет­ской си­сте­ме нас в 14 лет очень силь­но за­гру­жа­ли, мы бы­ли та­ким рас­ход­ным ма­те­ри­а­лом, ра­бо­та­ли на из­нос — у ме­ня да­же серд­це в один мо­мент не вы­дер­жа­ло. Мне ка­жет­ся, до 16 лет нуж­но за­кла­ды­вать си­лу и тех­ни­ку, а по­сле уже уве­ли­чи­вать функ­ци­о­наль­ные на­груз­ки. Ко­гда че­ло­век рас­тет, ему и так тя­же­ло — все си­сте­мы ор­га­низ­ма ме­ня­ют­ся. Пусть боль­ше де­тей за­ни­ма­ет­ся — да­же ес­ли не ста­нут чем­пи­о­на­ми, бу­дут здо­ро­вы­ми людь­ми.

Би­ат­лон­ный ста­ди­он, ко­то­рый мы по­стро­и­ли в Улья­нов­ске с кру­гом 2,5 км и сто­я­чи­ми три­бу­на­ми, сто­ил око­ло 70 млн руб­лей. В Ря­за­ни — со­по­ста­ви­мые день­ги. Ес­ли та­кие ста­ди­о­ны на го­су­дар­ствен­ные день­ги бу­дут стро­ить, то это обой­дет­ся в 300–500 млн.

Ле­том ка­та­юсь на рол­ле­рах. На­при­мер, на «Пла­нер­ной» сде­ла­ли очень слож­ный круг. Вверх-вниз, вверх-вниз — пе­ре­пад 148 м на кру­ге 2,5 км. Это да­же для му­жи­ков до­воль­но мно­го. Ров­ное ме­сто только на ста­ди­оне. Вы­ма­ты­ва­ет очень.

Са­мая слож­ная трас­са, на ко­то­рой я бе­гал, — в фин­ском Кон­тио­лах­ти, где про­во­дят­ся эта­пы Куб­ка ми­ра по би­ат­ло­ну. Для ве­те­ран­ских со­рев­но­ва­ний там немно­го меняют марш­рут: вме­сто зна­ме­ни­той кру­той «сте­ны» при­хо­дит­ся пре­одо­ле­вать более по­ло­гий, но длин­ный подъ­ем. Но и по­сле него боль­шин­ство спортс­ме­нов на­ше­го воз­рас­та силь­но уста­ют. Да­же те, кто рань­ше вы­сту­пал на очень вы­со­ком уровне. В этом го­ду то­же участ­во­вал там в ве­те­ран­ском чем­пи­о­на­те ми­ра. На­ша ко­ман­да вы­иг­ра­ла эс­та­фе­ту.

Я уже по­ни­маю, что мне не быть олим­пий­ским чем­пи­о­ном, по­это­му по­сто­ян­ной це­ли вы­иг­рать у ме­ня нет. Глав­ное — хо­ро­шо для се­бя про­бе­жать, по­ка­зать при­лич­ное вре­мя или про­сто не слиш­ком силь­но про­иг­рать то­му, кто объ­ек­тив­но силь­нее.

О се­мье

Сей­час у де­тей ин­те­рес­ный пе­ри­од: стар­ший сын — сту­дент, сред­не­го от­прав­ля­ем на ле­то в Ан­глию учить язык, до­че­ри ак­тив­но за­ни­ма­ют­ся спор­тив­ны­ми тан­ца­ми, и ко­гда я хо­жу к ним на тре­ни­ров­ки, то с боль­шим ува­же­ни­ем смот­рю на то, что они вы­тво­ря­ют. Так что да­же в их гра­фи­ке най­ти сво­бод­ное вре­мя для сов­мест­ных пу­те­ше­ствий непро­сто. Хо­тя стар­шие де­ти уже ста­но­вят­ся са­мо­сто­я­тель­ны­ми и с ни­ми тя­же­ло ку­да-то вы­брать­ся, млад­шие с удо­воль­стви­ем при­со­еди­ня­ют­ся к нам. Но вот на Кам­чат­ку ез­ди­ли все, кро­ме са­мой млад­шей до­че­ри, по­то­му что ей еще нет се­ми лет. Де­ти бы­ли в вос­тор­ге.

По­сле­сло­вие

Глав­ный спорт в мо­ей жиз­ни сей­час — это сон. Вос­ста­нов­ле­ние. Ста­ра­юсь спать 7–8 ча­сов, но не все­гда получается. Ес­ли за ра­бо­чую неде­лю не хва­та­ет сна, вы­сы­па­юсь в вы­ход­ные. В лю­бом спор­те есть две ча­сти: на­груз­ки и вос­ста­нов­ле­ние. И это не только сон, но и пра­виль­ное пи­та­ние. Мя­со есть днем, а не ве­че­ром. Не объ­едать­ся. Обя­за­тель­но мас­саж, ба­ня раз в неде­лю и про­чее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.