Вен­чур­ное бес­смер­тие

Как лич­ный врач Мал­коль­ма Форб­са стал меж­ду­на­род­ным кон­суль­тан­том и ин­ве­сто­ром.

Forbes (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст НИ­КО­ЛАЙ УС­КОВ

Лич­ный врач Мал­коль­ма Форб­са стал меж­ду­на­род­ным кон­суль­тан­том и ин­ве­сто­ром

Док­тор Аль­ха­лил Байн­байн ду­мал, что к 44 го­дам все са­мое ин­те­рес­ное в его жиз­ни уже слу­чи­лось. Cын лич­но­го сек­ре­та­ря ко­ро­ля Ма­рок­ко (его отец слу­жил в этой долж­но­сти на про­тя­же­нии 37 лет), Аль­ха­лил окон­чил уни­вер­си­тет в Бор­до, по­лу­чил медицинскую сте­пень в Сор­бонне, был вра­чом и дру­гом миллиардера Мал­коль­ма Форб­са, сы­на Бер­ти Форб­са, ос­но­вав­ше­го жур­нал Forbes. Байн­байн ор­га­ни­зо­вал сре­ди про­че­го «ве­че­рин­ку сто­ле­тия», как на­зы­ва­ли 70-лет­ний юби­лей Мал­коль­ма в Тан­же­ре в 1989 го­ду. То­гда мно­гие из са­мых вли­я­тель­ных и зна­ме­ни­тых людей ми­ра — при­мер­но 700 че­ло­век — се­то­ва­ли, что про­сто­я­ли в очереди час, что­бы по­лу­чить кар­точ­ку с но­ме­ром сво­е­го шат­ра. В глав­ном из них Мал­кольм Форбс и Эли­за­бет Тей­лор вос­се­да­ли на тро­нах, слов­но «сул­тан со сво­ей дра­го­цен­ной без­де­луш­кой», как сар­ка­сти­че­ски пи­са­ла Washington Post. Две­сти всад­ни­ков из ко­ро­лев­ской гвар­дии Ма­рок­ко участ­во­ва­ли в гран­ди­оз­ном кон­ном пред­став­ле­нии для го­стей празд­ни­ка. По­на­до­би­лось три чар­те­ра (это не счи­тая част­ных са­мо­ле­тов), что­бы при­вез­ти, а за­тем вер­нуть весь этот джет-сет обрат­но в Нью-йорк. Друж­ба с Мал­коль­мом по­мог­ла мо­ло­до­му вра­чу об­за­ве­стись са­мы­ми бле­стя­щи­ми де­ло­вы­ми кон­так­та­ми, ко­то­рые в со­че­та­нии с при­род­ным шар­мом, лю­бо­зна­тель­но­стью и пред­при­им­чи­во­стью вско­ре сде­ла­ли

ма­рок­кан­ца вли­я­тель­ным кон­суль­тан­том по ин­ве­сти­ци­ям. Он да­же ос­но­вал соб­ствен­ную ком­па­нию, за­ни­мав­шу­ю­ся до­ро­гой недви­жи­мо­стью по все­му ми­ру. От от­ца Аль­ха­лил уна­сле­до­вал араб­ский язык, от ма­те­ри-фран­цу­жен­ки — фран­цуз­ский.кро­ме то­го,док­тор Байн­байн осво­ил еще пять язы­ков — ан­глий­ский (он граж­да­нин США), не­мец­кий,ис­пан­ский,пор­ту­галь­ский,иврит и ки­тай­ский. Впро­чем,последний он мог и не вы­учить,ес­ли бы дей­стви­тель­но уда­лил­ся от дел, как рас­счи­ты­вал в свои 44 го­да. В 2001 го­ду Аль­ха­лил купил дом на Гран-ка­на­рии и несколь­ко лет кря­ду на­сла­ждал­ся пляж­ной жиз­нью: «Я был про­фес­си­о­наль­ным во­лей­бо­ли­стом, я ку­пал­ся, ка­тал­ся на ве­ли­ке, бе­гал. Это все, что я де­лал. С ра­бо­той я за­вя­зал». Но в 2005 го­ду ка­за­лось бы раз и на­все­гда за­ве­ден­ный рас­по­ря­док жиз­ни рух­нул. На по­ро­ге его до­ма по­яви­лась зна­ко­мая из Вьет­на­ма с са­мы­ми се­рьез­ны­ми на­ме­ре­ни­я­ми. В об­щей слож­но­сти она при­ез­жа­ла к нему пять раз. «Она бы­ла на­стой­чи­ва, как черт. Вся­кий раз, ко­гда она при­ез­жа­ла, она жила у ме­ня по ме­ся­цу. И на­ко­нец я сдал­ся», — рас­ска­зы­ва­ет Байн­байн Forbes. Жен­щи­на на­ста­и­ва­ла на том, что­бы Аль­ха­лил по­зна­ко­мил­ся с ее при­я­те­лем — cы­ном ки­тай­ца и ма­лай­ки из Син­га­пу­ра Фи­нья­ном Та­ном. «О’кей, о’кей, — ска­зал слом­лен­ный нешу­точ­ным на­тис­ком Байн­байн, — по­сле­зав­тра я бу­ду на юго-за­па­де Фран­ции, и, ес­ли твой друг дей­стви­тель­но хо­чет со мной встре­тить­ся, я смо­гу по­обе­дать с ним меж­ду вось­мью и де­вя­тью трид­ца­тью ве­че­ра, ска­жем, в Бор­до. И это един­ствен­ное вре­мя, ко­то­рое у ме­ня сво­бод­но

«Она бы­ла на­стой­чи­ва, как черт. Вся­кий раз, ко­гда она при­ез­жа­ла, она жила у ме­ня по ме­ся­цу. И на­ко­нец я сдал­ся и со­гла­сил­ся встре­тить­ся с ее при­я­те­лем»

в бли­жай­шие 15 лет». Это был, ко­неч­но, спо­соб ска­зать ей «нет, спа­си­бо боль­шое, мне это все неин­те­рес­но». Ка­ко­во же бы­ло удив­ле­ние Аль­ха­ли­ла, ко­гда вьет­нам­ка со­об­щи­ла,что Фи­ньян Тан успе­ет при­ле­теть из Син­га­пу­ра в Бор­до и встре­тит­ся с док­то­ром Байн­бай­ном. Фи­ньян Тан окон­чил Кем­бридж, ра­бо­тал в Shell и Goldman Sachs, cлу­жил за­ме­сти­те­лем ми­ни­стра тор­гов­ли и про­мыш­лен­но­сти Син­га­пу­ра.пе­ред ним,в част­но­сти, сто­я­ла за­да­ча пре­вра­тить Син­га­пур в «Крем­ни­е­вую до­ли­ну Азии». Опи­ра­ясь на свой тех­но­ло­ги­че­ский и фи­нан­со­вый опыт, Фи­ньян впер­вые по­про­бо­вал се­бя в вен­чур­ных ин­ве­сти­ци­ях, ку­ри­руя пра­ви­тель­ствен­ный фонд объ­е­мом в $1 млрд, и по­нял, что это его стихия. Вско­ре он воз­гла­вил ази­ат­ско-ти­хо­оке­ан­ский де­пар­та­мент в Draper Fisher Jurvetson. В 2000 го­ду Фи­ньян вло­жил $7,5 млн в ки­тай­ский по­ис­ко­вик Baidu. На тот мо­мент в Baidu ра­бо­та­ло все­го 15 че­ло­век, ком­па­ния вы­шла на ры­нок ме­ся­цев де­вять на­зад и ни­ко­го осо­бен­но не воз­буж­да­ла. В от­ли­чие от мно­гих вен­чур­ных ин­ве­сто­ров Фи­ньян Тан не был скло­нен охо­тить­ся в стае. И то­гда, и сей­час он пред­по­чи­та­ет по­ла­гать­ся на соб­ствен­ную ин­ту­и­цию и рис­ко­вать.«я при­шел,уви­дел,мне по­нра­ви­лось, я взял», — вспо­ми­на­ет Тан, как при­об­рел 25% Baidu. К мо­мен­ту вы­хо­да Baidu на NASDAQ в 2005 го­ду эта до­ля оце­ни­ва­лась в $500 млн. Кста­ти, до­ля са­мо­го ос­но­ва­те­ля Baidu, ки­тай­ско­го миллиардера Ро­би­на Ли бы­ла ни­же и со­став­ля­ла только 22%. Сегодня ры­ноч­ная сто­и­мость ком­па­нии со­став­ля­ет более $60 млрд. Окры­лен­ный пер­вым зна­чи­тель­ным успе­хом Фи­ньян Тан ос­но­вал в 2005 го­ду соб­ствен­ную вен­чур­ную ком­па­нию — Vickers Venture Partners. Он за­ду­мал ее как гло­баль­ный фонд и счи­тал, что для раз­ви­тия за пре­де­ла­ми Азии ему нужен имен­но та­кой че­ло­век, как сын ара­ба и фран­цу­жен­ки, врач и друг Мал­коль­ма Форб­са из Нью-йор­ка, про­жи­ва­ю­щий по сте­че­нию об­сто­я­тельств на Гран-ка­на­рии. «Он ис­кал че­ло­ве­ка, ко­то­рый будет по­кры­вать Ближ­ний Во­сток, Ев­ро­пу и Се­вер­ную Аме­ри­ку в од­ном ли­це», — рас­ска­зы­ва­ет док­тор Байн­байн.

Ему нужен был имен­но та­кой че­ло­век, как сын ара­ба и фран­цу­жен­ки, врач и друг Мал­коль­ма Форб­са из Нью-йор­ка, про­жи­ва­ю­щий по сте­че­нию об­сто­я­тельств на Гран-ка­на­рии

Ки­тай­ское чу­до,не вполне вне­зап­ное,но до­ста­точ­но стре­ми­тель­ное,аль­ха­лил,уда­лив­шей­ся на Гран-ка­на­рию,про­гля­дел. Рас­ска­зы Фи­нья­на Та­на при их первой встре­че в Бор­до по­на­ча­лу по­ка­за­лись Байн­бай­ну «небы­ли­ца­ми». «По­слу­шай­те, я сде­лал 125% IRR на вло­жен­ные день­ги за по­след­ние пять лет»,— со­об­щал Тан.«где,на Мар­се,юпи­те­ре или, мо­жет быть, на Луне?» — недо­уме­вал Байн­байн. Тем не ме­нее,бу­дучи азарт­ным иг­ро­ком в по­кер,он ре­шил лич­но разо­брать­ся,как об­сто­ят де­ла в Ки­тае.уже во вре­мя первой по­езд­ки у Аль­ха­ли­ла по­яви­лось устой­чи­вое ощу­ще­ние, что он «ока­зал­ся на вок­за­ле за ми­ну­ту до от­прав­ле­ния по­ез­да и глав­ное — успеть до­бе­жать до кас­сы». Тем не ме­нее по­на­ча­лу Аль­ха­лил пред­ло­жил $1 млн и свою по­мощь только на пер­вые три ме­ся­ца: «Я пред­став­лю те­бя мо­им дру­зьям по ми­ру и за­тем вер­нусь на свой ост­ров». Так они ста­ли ра­бо­тать вме­сте. Прав­да, обе­щан­ные три ме­ся­ца рас­тя­ну­лись на дю­жи­ну лет. Сегодня Аль­ха­лил Байн­байн — ви­це-президент Vickers с офи­сом в Сан-ди­его. У Vickers есть еще че­ты­ре офи­са — в Син­га­пу­ре, Шан­хае, Гон­кон­ге и Нью-йор­ке, вско­ре от­кро­ет­ся офис в Сан-фран­цис­ко. Ком­па­ния при­влек­ла в че­ты­ре фон­да $356 млн, сей­час сто­и­мость ак­ти­вов оце­ни­ва­ет­ся в $2,2 млрд. Чи­стая сто­и­мость чет­вер­то­го из фон­дов вы­рос­ла более чем в пять раз, и Vickers-iv, со­глас­но Preqin, был при­знан луч­шим из фон­дов, со­здан­ных в 2012 го­ду. В порт­фе­ле Vickers — стар­та­пы в сфе­ре био­тех­но­ло­гий, те­ле­ком­му­ни­ка­ций, ме­диа, по­тре­би­тель­ских и фи­нан­со­вых сер­ви­сов, та­кие как Cambridge Industrial Trust, Matchmove,asia Food channel,— все­го 34 ком­па­нии. Рас­суж­дая о сво­ей стра­те­гии, Тан пе­ре­чис­ля­ет три фак­то­ра: «Ко­гда мы смот­рим на ком­па­нии, мы пре­жде все­го об­ра­ща­ем вни­ма­ние на сфе­ру, сек­тор. Это долж­на быть очень сек­су­аль­ная сфе­ра, которая рас­тет быст­рее все­го. Да­же ес­ли ком­па­ния, ко­то­рую вы вы­бра­ли, в ко­неч­ном ито­ге ока­жет­ся не луч­шей, а будет вто­рой или тре­тьей, при­лив под­ни­мет все лод­ки.во-вто­рых,ком­па­ния долж­на об­ла­дать внят­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством пе­ред осталь­ны­ми. И, на­ко­нец, са­мое важ­ное — это ко­ман­да». Пер­вые го­ды Vickers кон­цен­три­ро­вал­ся ис­клю­чи­тель­но на рын­ках Ки­тая и Юго-восточной Азии, но в 2012 го­ду на­ме­тил­ся се­рьез­ный ат­лан­ти­че­ский раз­во­рот. Прав­да, в из­ло­же­нии Аль­ха­ли­ла он вы­гля­дит чи­стой слу­чай­но­стью в ду­хе ка­ко­го-ни­будь аван­тюр­но­го ро­ма­на.

Док­тор Байн­байн был по­на­ча­лу един­ствен­ным неки­тай­цем в ру­ко­вод­стве ком­па­нии. И од­на­ж­ды по­нял, что про­сто обя­зан вы­учить ки­тай­ский язык. Он от­пра­вил­ся в Пе­кин на три ме­ся­ца и стал по де­вять ча­сов в день за­ни­мать­ся ки­тай­ским. Пе­кин мед­лен­но об­ре­тал лоск ми­ро­вой сто­ли­цы, по­это­му глав­ной про­бле­мой для лю­бо­го ев­ро­пей­ца, ока­зав­ше­го­ся в го­ро­де, бы­ла еда. К то­му же док­тор Байн­байн в тот мо­мент при­дер­жи­вал­ся ве­ге­та­ри­ан­ства. Бы­лые за­слу­ги его от­ца поз­во­ли­ли до­го­во­рить­ся с по­соль­ством Ма­рок­ко, что­бы их по­вар снаб­жал его пи­щей. Как-то ди­пло­мат, ко­то­рый при­но­сил Аль­ха­ли­лу еду, из-за обыч­ной для ком­пат­ри­о­тов стра­сти к сов­мест­но­му вре­мя­пре­про­вож­де­нию стал уго­ва­ри­вать его от­пра­вить­ся в ка­кой-ни­будь бар. Аль­ха­лил, ко­то­рый и теперь не пьет ал­ко­го­ля, от­ка­зы­вал­ся, ссы­ла­ясь на жест­кий рас­по­ря­док дня и уро­ки ки­тай­ско­го. Но в ито­ге вы­нуж­ден был со­гла­сить­ся, что­бы ди­пло­мат не счел от­каз про­яв­ле­ни­ем сно­биз­ма,не вполне бон­тон­но­го для сы­на лич­но­го сек­ре­та­ря ко­ро­ля Ма­рок­ко. Аль­ха­лил вспо­ми­на­ет,что в ба­ре,где они ока­за­лись,бы­ло очень на­ку­ре­но — а док­тор Байн­байн не вы­но­сит си­га­рет.им с тру­дом уда­лось най­ти ме­сто,где бы­ло по­мень­ше ды­ма. За сто­лом си­де­ла ком­па­ния ев­ро­пей­ских муж­чин, пи­ли вис­ки. Они раз­го­во­ри­лись, один из них ока­зал­ся управ­ля­ю­щим Цен­траль­но­го бан­ка Тур­ции, у ко­то­ро­го бы­ла трав­ма спи­ны.аль­ха­лил — ор­то­пед по спе­ци­аль­но­сти — вы­звал­ся по­мочь. Он еще не знал, что про­фес­сия, которая ко­гда-то све­ла его с Мал­коль­мом Форб­сом, по­да­ри­ла но­вый неожи­дан­ный поворот в судь­бе. С ту­рец­ким бан­ки­ром у него за­вя­за­лась друж­ба.на об­рат­ном пу­ти из Ки­тая Аль­ха­лил на­ве­стил его в Стам­бу­ле, бан­кир на­нес от­вет­ный визит на Гран-ка­на­рию со всей сво­ей мно­го­чис­лен­ной се­мьей. Про­шли ме­ся­цы. И вот од­на­ж­ды, ожи­дая оформ­ле­ния но­вой ви­зы в Ки­тай, Аль­ха­лил слу­чай­но, что­бы убить па­ру дней, за­ехал про­ве­дать дру­га в Стам­бул. Он оста­но­вил­ся в го­сти­ни­це, и ему по­зво­нил зять бан­ки­ра Ах­мет Юсал: «Ха­лил, ты врач по про­фес­сии и од­но­вре­мен­но вен­чур­ный ка­пи­та­лист. Я ин­ве­сти­ро­вал в од­ну ком­па­нию в Сан-ди­его. Ты не мог бы по­смот­реть на них для ме­ня». «Чем они за­ни­ма­ют­ся?» — «Био­техом». — «О, нет. Я не за­ни­ма­юсь био­техом. Это слиш­ком рис­ко­ван­но!» — от­ре­зал Байн­байн. Фи­ньян Тан го­во­рит: «Все, что мы де­ла­ем, на­хо­дит­ся в неиз­ве­дан­ной плос­ко­сти.это клю­че­вое об­сто­я­тель­ство.ес­ли мы не на­хо­дим­ся в неиз­ве­дан­ной плос­ко­сти, это не вен­чур­ный ка­пи­тал». Од­на из осо­бен­но­стей Vickers — тех­но­ло­гия при­ня­тия ре­ше­ний. Ес­ли боль­шин­ство ин­ве­сти­ци­он­ных ко­ми­те­тов тре­бу­ет еди­но­глас­но­го го­ло­со­ва­ния

о вло­же­ни­ях, то в Vickers дей­ству­ет рей­тин­го­вая си­сте­ма: каж­дый член ко­ми­те­та мо­жет дать оцен­ку ин­ве­сти­ции в диа­па­зоне от 1 до 5. Все­го ре­ше­ние долж­но на­брать 22 бал­ла. При этом ста­вить трой­ку не раз­ре­ша­ет­ся. Та­ну не по ду­ше по­зи­ция воз­дер­жав­ше­го­ся. Есть и еще один ню­анс. Чле­ны ко­ми­те­та име­ют так на­зы­ва­е­мую се­реб­ря­ную пу­лю. Они могут ин­ве­сти­ро­вать до $1 млн в ком­па­нию, не по­лу­чив­шую до­ста­точ­но­го ко­ли­че­ства бал­лов. Фи­ньян Тан по­яс­ня­ет: «Ес­ли по­смот­реть на­зад, то сдел­ки, ко­то­рые всем нра­ви­лись, ока­зы­ва­лись наи­худ­ши­ми. По­то­му что дело долж­но быть по­ту­сто­рон­ним, оно долж­но быть необыч­ным,оно долж­но быть уни­каль­ным и неслы­хан­ным». Имен­но о та­ком де­ле и рас­ска­зал Байн­бай­ну зять его ту­рец­ко­го дру­га Ах­мет. Они си­де­ли в ресторане. Бы­ло уже око­ло по­лу­но­чи. И Байн­байн вдруг по­чув­ство­вал, что рис­ко­ван­ный био­тех мо­жет ока­зать­ся по­дар­ком судь­бы. Вы­яс­ни­лось, что ини­ци­а­то­ром ин­ве­сти­ции в Сан-ди­его был Сев­дет Са­ми­ко­глу, од­но­класс­ник Ах­ме­та по элит­но­му стам­буль­ско­му Ро­берт-кол­ле­джу. Он недав­но устро­ил­ся фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром как раз в этот био­тех­но­ло­ги­че­ский стар­тап. Уже в но­чи они со­зво­ни­лись и до­го­во­ри­лись о встре­че в пять утра (Сев­дет в тот день уле­тал в Нью-йорк). На этой встре­че Аль­ха­лил по­про­сил со­еди­нить его с ос­но­ва­те­лем стар­та­па — дру­гим тур­ком, Осма­ном Ки­ба­ром, ко­то­рый то­же окон­чил Ро­берт-кол­ледж, — ком­па­ния по­на­ча­лу бы­ла де­лом од­но­каш­ни­ков и их се­мей. Кста­ти, и Сев­дет, и Осман очень скеп­ти­че­ски от­нес­лись к ин­те­ре­су, про­яв­лен­но­му Vickers. До это­го они из­бе­га­ли со­труд­ни­че­ства с вен­чур­ны­ми фон­да­ми. Но Байн­байн, пред­чув­ствуя, что встре­тил то са­мое по­ту­сто­рон­нее, необыч­ное, уни­каль­ное и неслы­хан­ное дело, дей­ство­вал быст­ро и на­хра­пи­сто. Че­рез 17 ча­сов он уже встре­чал­ся с Осма­ном в Лос-ан­дже­ле­се. Осман Ки­бар на­звал свой стар­тап Samumed — «са­му» озна­ча­ет в дзен кон­цен­тра­цию при за­ня­тии ру­тин­ной ра­бо­той. Осман скон­цен­три­ро­вал­ся на ге­нах Wnt, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ком­му­ни­ка­ци­он­ной си­сте­мой кле­ток ор­га­низ­ма. Samumed ра­бо­та­ет над це­лым ря­дом пре­па­ра­тов, ко­то­рые на­прав­ле­ны про­тив об­лы­се­ния, арт­ри­та, остео­по­ро­за, ра­ка, бо­лез­ни Альц­гей­ме­ра, мно­же­ства дру­гих за­бо­ле­ва­ний, — ес­ли стар­тап до­бьет­ся успе­ха, то он из­ме­нит жизнь мил­ли­о­нов людей, а ее но­вую про­дол­жи­тель­ность сегодня да­же труд­но се­бе пред­ста­вить. Яко­бы Байн­байн,по­ве­рив в Samumed,да­же ре­шил от­ка­зать­ся от ве­ге­та­ри­ан­ства. По­че­му бы не съесть мя­са, ес­ли ста­рость будет по­беж­де­на в обо­зри­мом бу­ду­щем?! Фи­ньян Тан счи­та­ет био­тех той са­мой «сек­су­аль­ной сфе­рой», за ко­то­рой бу­ду­щее, и на­ра­щи­ва­ет при­сут­ствие ком­па­нии в США, при­знан­ном ли­де­ре ме­ди­цин­ских технологий.vickers стал ин­ве­сти­ро­вать в Samumed в 2012 го­ду, сегодня вме­сте с со­ин­ве­сто­ра­ми он вла­де­ет 11% ком­па­нии. Ис­хо­дя из по­след­не­го ра­ун­да ин­ве­сти­ций Samumed сто­ит $6 млрд, а со­сто­я­ние Осма­на Ки­ба­ра Forbes оце­ни­ва­ет в $2 млрд. Vickers со­би­ра­ет сей­час пятый фонд объ­е­мом $250 млн, ко­то­рый дол­жен быть за­крыт в июле. Фи­ньян Тан под­твер­дил Forbes, что ищет парт­не­ров и на рос­сий­ском рын­ке, ко­то­рый яв­ля­ет­ся для него но­вым и пер­спек­тив­ным. Тан пла­ни­ру­ет на­ра­щи­вать ин­ве­сти­ции в Samumed, хо­тя это, ра­зу­ме­ет­ся, не един­ствен­ный про­ект фон­да. Дру­гой био­тех­но­ло­ги­че­ский стар­тап Vickers — Sisaf — ба­зи­ру­ет­ся в Бел­фа­сте. В Син­га­пу­ре Vickers под­дер­жи­ва­ет Guava Holdings (сфе­ра

«Ес­ли по­смот­реть на­зад, то сдел­ки, ко­то­рые всем нра­ви­лись, ока­зы­ва­лись наи­худ­ши­ми. По­то­му что дело долж­но быть по­ту­сто­рон­ним, оно долж­но быть необыч­ным, уни­каль­ным и неслы­хан­ным»

услуг), круп­ным про­ек­том оста­ет­ся элек­трон­ная пла­теж­ная си­сте­ма Matchmove и фи­нан­со­вая плат­фор­ма Spark. Тан утвер­жда­ет, что око­ло 28% ком­па­ний, в ко­то­рые ин­ве­сти­ро­вал Vickers, по­тер­пе­ли неуда­чу, что не так уж и пло­хо, учи­ты­вая, что сред­ний по­ка­за­тель по вен­чур­ной от­рас­ли со­став­ля­ет 50%. Более 36% из успеш­ных сде­лок вер­ну­ли пер­во­на­чаль­ные ин­ве­сти­ции в пя­ти­крат­ном раз­ме­ре. Но Samumed обе­ща­ет не только день­ги. Речь идет по край­ней ме­ре о бес­смер­тии.

На об­лож­ке фо­то Maarten de Boer/getty Images

Эли­за­бет Тей­лор на «ве­че­рин­ке сто­ле­тия» — празд­но­ва­нии 70-ле­тия Мал­коль­ма Форб­са (в оч­ках) в Тан­же­ре

Аль­ха­лил Байн­байн (сле­ва) с бра­том Ма­хи, из­вест­ным ху­дож­ни­ком

Фи­ньян Тан ин­ве­сти­ро­вал в ком­па­нию Baidu, ко­гда там ра­бо­та­ло все­го 15 че­ло­век, сей­час это биз­нес сто­и­мо­стью $60 млрд

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.