Мо­дерн то­кен

Крип­то­ва­лю­ты: но­вая эко­но­ми­ка или об­ман ми­ро­во­го мас­шта­ба?

Forbes (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст ЕКАТЕРИНА МЕТЕЛИЦА

Крип­то­ва­лю­ты: но­вая эко­но­ми­ка или об­ман ми­ро­во­го мас­шта­ба?

BВ июле 2017 го­да ор­га­ни­за­тор оче­ред­но­го ICO ре­шил то ли по­шу­тить, то ли со­об­щить чи­стую прав­ду .« вы со­би­ра­е­тесь от­дать свои день­ги слу­чай­но­му че­ло­ве­ку в ин­тер­не­те, а он ку­пит на них ка­кую-то вещь. воз­мож­но, те­ле­ви­зор с боль­шим экран ом. се­рьез­но, не по­ку­пай­те эти то­ке­ны»,— на­пи­сал он на сво­ем сай­те uetoken.com. ин­ве­сто­ры от­кро­вен­ность оце­ни­ли и ку­пи­ли по­чти 4 млн то­ке­нов за $68 071 (в крип­то­ва­лю­те), обес­пе­чив ор­га­ни­за­то­ру 56 те­ле­ви­зо­ров. Спу­стя ме­сяц ка­пи­та­ли­за­ция «са­мо­го бес­по­лез­но­го то­ке­на» (UET, Useless Ethereum Token) вы­рос­ла в 2,5 ра­за. В 2017 го­ду ин­те­рес к крип­то­эко­но­ми­ке пе­ре­рос май­нинг и сфо­ку­си­ро­вал­ся на ICO (Initial Coin Offering). Это при­вле­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния для про­ек­тов и ком­па­ний с по­мо­щью тех­но­ло­гии блок­чейн. И хо­тя на­зва­ние от­сы­ла­ет к IPO (Initial Public Offering), ICO боль­ше на­по­ми­на­ет вен­чур­ное ин­ве­сти­ро­ва­ние.

В рам­ках ICO ком­па­ния-эми­тент вы­пус­ка­ет на спе­ци­аль­ной веб-плат­фор­ме (на­при­мер, Ethereum или Waves) то­ке­ны — смарт-кон­трак­ты, ко­то­рые мож­но ку­пить за крип­то­ва­лю­ту. То­ке­ны тор­гу­ют­ся на бир­жах, на­при­мер Poloniex, их це­на за­ви­сит от до­сти­же­ний ко­ман­ды, усло­вий в смарт-кон­трак­те и во­ла­тиль­но­сти все­го крип­то­рын­ка. Но они не рав­ны до­ле в ка­пи­та­ле ком­па­нии (как ак­ция), и на ICO эми­тен­ты про­да­ют не ра­бо­та­ю­щий биз­нес (как на IPO), а лишь идеи и обе­ща­ния. Ор­га­ни­за­то­ры ICO уже при­влек­ли оше­ло­ми­тель­ные сум­мы. В пер­вом по­лу­го­дии 2017-го — $1,2 млрд, по дан­ным Token Data, в июле — еще по­чти $400 млн. Об­щая ка­пи­та­ли­за­ция рын­ка крип­то­ва­лют с на­ча­ла го­да вы­рос­ла при­мер­но в пять раз, до $100 млрд. «Пол­го­да на­зад в ин­ду­стрии бы­ли толь­ко ги­ки, не бы­ло фон­дов, не бы­ло по­ни­ма­ния биз­не­са. Мор­ков­ка в ви­де ICO при­влек­ла в от­расль ты­ся­чи биз­не­сме­нов, ай­тиш­ни­ков, ин­ве­сто­ров», — го­во­рит Еле­на Ма­со­ло­ва, ос­но­ва­тель стар­та­пов Darberry (Groupon Russia), Pixonic, Eduson и фон­да Addventure. По­пу­ляр­ность ICO лег­ко объ­яс­ни­ма, ведь со­би­рать сред­ства обыч­ны­ми спо­со­ба­ми (IPO, вен­чур­ное ин­ве­сти­ро­ва­ние, кра­уд­фандинг) труд­нее, чем крип­то­ва­лю­ту, счи­та­ет ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор прайм-бро­ке­ра Exante Анатолий Кня­зев. На ICO ком­па­нии при­вле­ка­ют у ин­ве­сто­ров день­ги под го­ря­щие гла­за, го­во­рит ди­рек­тор груп­пы по предо­став­ле­нию юри­ди­че­ских услуг для тех­но­ло­ги­че­ских про­ек­тов ком­па­нии «Де­лойт» и пред­се­да­тель рос­сий­ской ор­га­ни­за­ции Blockchain.community Ар­тем Тол­ка­чев: «Я чи­таю White Paper (ана­лог про­спек­та эмис­сии при IPO) и до­ку­мен­ты к ICO,И все,что там на­пи­са­но,мож­но из­ло­жить в несколь­ких сло­вах: вы не по­лу­ча­е­те ни­че­го». Тем не ме­нее са­мое успеш­ное ICO — блок­чейн-плат­фор­мы Tezos — при­влек­ло в июле 2017-го $232 млн (по кур­су на тот мо­мент ). Каж­дую неде­лю про­во­дит­ся не с коль коICO. Раз­ме­ще­ния в крип то ва­лю­те про­ве­ли опе­ра­ци­он­ные с ист емы(Sonm),с ер ви­сых ра­не­ния дан­ных(Storj),ак сел ера то­ры(Starta ), со­ци­аль­ные се­ти (« Го­лос ») и др. Боль­шая часть про­ек­тов—тех­но­ло­ги­че­ские, но есть за­вод ыи сель­ско­хо­зяй­ствен­ные фер­мы.zrcoin при­влек $7 млн на стро­и­тель­ство за­во­да по про­из­вод­ству цир­ко­ния( сто­и­мость од­но­го то­ке­на при­вя­за­на к сто­и­мо­сти 1 кг ди­ок­си­да цир­ко­ния), а под­мос­ков­ная фер­ма «Ко­ли­о­но­во» Ми­ха­и­ла Шляп­ни­ко­ва при­влек­ла бо­лее $500 000 и при­вя­за­ла то­ке­ны к сво­ей про­дук­ции (два го­да на­зад суд за­пре­тил Шляп­ни­ко­ву вы­пус­кать для рас­че­тов с по­ку­па­те­ля­ми соб­ствен­ную ва­лю­ту, по­счи­тав ее неза­кон­ным пла­теж­ным сред­ством). Все это на­по­ми­на­ет зо­ло­тую ли­хо­рад­ку. «Крип­то­мир — мир быст­рых де­нег и ре­ше­ний, как в аме­ри­кан­ских ве­стер­нах», — от­ме­ча­ет ди­рек­тор и со­ос­но­ва­тель Ico-фон­да Iskander.vc Ан­тон За­ни­мо­нец. Но «кра­си­вая кар­тин­ка» мо­жет разо­ча­ро­вать ин­ве­сто­ров. крип то ры­нок во­ла­ти­лен и ало­ги­чен, а зна­чит, крайне рис­ко­ван. Тех­ни­че­ски ин­ве­сти­ро­ва­ние в ICO не со­став­ля­ет тру­да.«на крип­то­бир­жах то­ке­ны­ICOп оку­па­ют­ся та­к­же, как крип то ва­лю­ты. ос­нов­ная пробле­ма—недо­ста­ток доб­ро­со­вест­ных про­ек­тов »,— го­во­рит ана­ли­тик Exante Вик­тор Ар­го­нов. На то­ке­нах мож­но за­ра­бо­тать, как и на ак­ци­ях: ку­пить во вре­мя раз­ме­ще­ния (а еще луч­ше на pre-ico, ко­гда це­на ни­же на 20–50%) и про­дать на вто­рич­ном рын­ке, ко­гда це­на вы­рас­тет. Важ­ный со­вет, ко­то­рый да­ют участ­ни­ки рын­ка: про­ект дол­жен быть с ра­зум­ным ли­ми­том при­вле­че­ния средств, до $30 млн. «Это пра­ви­ло на­ру­шил Bancor,

«Крип­то­мир — мир быст­рых де­нег и ре­ше­ний, как в аме­ри­кан­ских ве­стер­нах»

при­влек $153 млн и уже упал в два ра­за, весь спрос был удо­вле­тво­рен еще на ста­дии ICO», — до­бав­ля­ет Ма­со­ло­ва. Про­ект для дол­го­сроч­ных ин­ве­сти­ций дол­жен со­от­вет­ство­вать клас­си­че­ским вен­чур­ным кри­те­ри­ям от­бо­ра: силь­ная ко­ман­да,по­нят­ная биз­нес-мо­дель,про­то­тип и ре­а­ли­за­ция.«зву­чит смеш­но,но по­чти все раз­ме­ща­ю­щи­е­ся про­ек­ты не со­от­вет­ству­ют этим кри­те­ри­ям», — го­во­рит Ма­со­ло­ва.пло­хо,ко­гда Google не на­хо­дит ни­ка­кой ин­фор­ма­ции об ос­но­ва­те­ле про­ек­та, кро­ме фо­то из Та­и­лан­да,

до­бав­ля­ет вен­чур­ный ин­ве­стор Юлий Зе­гель­ман. Ос­но­ва­тель блок­чейн-плат­фор­мы Waves Алек­сандр Иванов со­ве­ту­ет вы­би­рать про­ек­ты, ко­то­рые со­би­ра­ют­ся де­лать ре­аль­ный про­дукт в It-сфе­ре. По сло­вам Тол­ка­че­ва из «Де­лойт», круп­ные иг­ро­ки Ру­не­та уже рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность ICO. Сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние на дол­го­сроч­ные ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты,для ко­то­рых блок­чейн ста­нет тех­но­ло­ги­ей,спо­соб­ной из­ме­нить ка­кой-то кон­сер­ва­тив­ный сек­тор. На­при­мер, ком­па­нии, ко­то­рые ис­поль­зу­ют де­цен­тра­ли­зо­ван­ный ре­естр для пе­ре­во­да де­неж­ных средств. «Про­пуск­ная си­сте­ма вы­ше, чем в клас­си­че­ских пла­теж­ных си­сте­мах,нужно мень­ше лю­дей для об­слу­жи­ва­ния,а зна­чит, се­бе­сто­и­мость ни­же», — го­во­рит Зе­гель­ман. Са­мое важ­ное при вы­бо­ре про­ек­та для ин­ве­сти­ций в ICO — это сам то­кен, уве­рен За­ни­мо­нец: «За­чем он во­об­ще ну­жен? По­че­му бу­дет рас­ти? Ес­ли в White Papers об этом ни сло­ва, зна­чит, это про­сто рус­ское ло­то». Од­ним из «эта­ло­нов эко­но­ми­че­ской мо­де­ли то­ке­нов в ми­ре» За­ни­мо­нец на­зы­ва­ет Skincoin (при­влек­ла в июле 2017-го при ICO $3 млн), ее ко­и­ны слу­жат пла­теж­ным сред­ством за вир­ту­аль­ные ат­ри­бу­ты в ком­пью­тер­ных иг­рах. Ка­ко­ва до­ход­ность та­ких вло­же­ний? Этот во­прос по­ви­са­ет в воз­ду­хе. Боль­шая часть про­ек­тов при­влек­ла сред­ства толь­ко в этом го­ду и не успе­ла сде­лать ни­че­го зна­чи­мо­го, но це­на од­них то­ке­нов вы­рос­ла неве­ро­ят­но, а дру­гие тор­гу­ют­ся ни­же но­ми­на­ла. В ка­че­стве удач­ных про­ек­тов 2016 го­да, со­брав­ших на ICO круп­ную сум­му, мож­но при­ве­сти Golem, де­цен­тра­ли­зо­ван­ный ры­нок сво­бод­ных вы­чис­ли­тель­ных мощ­но­стей, то­кен ко­то­ро­го вы­рос в 25 раз с но­яб­ря 2016-го, блок­чейн-плат­фор­мы Waves (в 20 раз) и Iconomi (в 25 раз). «На волне блок­чей­на мож­но ин­ве­сти­ро­вать в ком­па­нии, ко­то­рые ста­нут бу­ду­щи­ми Google, Amazon или Snapchat,и за­ра­бо­тать очень мно­го»,— уве­рен Зе­гель­ман. Но мож­но и по­те­рять все вло­же­ния. По­яви­лись фон­ды, ко­то­рые бе­рут сред­ства в управ­ле­ние. Но их ин­ве­сто­ры за­ко­но­да­тель­но не за­щи­ще­ны. Фон­ды пуб­ли­ку­ют ре­зуль­та­ты тор­гов­ли, и до­ход­ность у всех хо­ро­шая — ведь ры­нок рас­тет. Но в ми­ре крип­то­ва­лют ча­сто слу­ча­ют­ся непри­ят­ные сюр­при­зы: ле­том ин­вест­фонд Satoshi Pie по­те­рял око­ло $7 млн из-за ха­кер­ской ата­ки, за­тем вер­нул боль­шую часть, но за­явил, что на­ме­рен пре­кра­тить ра­бо­тать с кли­ен­та­ми. Еле­на Ма­со­ло­ва ин­ве­сти­ру­ет на эта­пе PRE-ICO.В свой пер­вый про­ект Tokenstars — пло­щад­ку на ос­но­ве блок­чей­на, где поль­зо­ва­те­ли смо­гут ин­ве­сти­ро­вать в на­чи­на­ю­щих спортс­ме­нов,она вло­жи­ла $300 000.Юлий Зе­гель­ман при­зна­ет­ся, что «еще ни од­но­го то­ке­на не ку­пил на ICO». Он уве­рен, что це­на на пер­вич­ных раз­ме­ще­ни­ях за­вы­ше­на: «Все бо­ят­ся это­го сло­ва, но это пу­зырь. Это не зна­чит, что ICO — пло­хой ин­стру­мент или что все ком­па­нии пло­хие. Про­сто очень до­ро­гие». Зе­гель­ман пред­по­чи­та­ет спон­си­ро­вать са­мо про­ве­де­ние ICO (за фик­си­ро­ван­ную ко­мис­сию) ли­бо участ­во­вать в pre-ico. «Ка­че­ствен­ные про­ек­ты за­ни­ма­ют ме­нее 15% рын­ка. Осталь­ные де­лят­ся на мо­шен­ни­ков и ре­бят с го­ря­щи­ми гла­за­ми, иде­я­ми и боль­ши­ми день­га­ми, но пол­ным от­сут­стви­ем опы­та и по­ни­ма­ния ин­ду­стрии», — по­ла­га­ет Зе­гель­ман .«мо­шен ник ов­на рын­ке немно­го, но при­мер­но по­ло­ви­на ко­манд, вы­хо­дя­щих на ICO, дей­ству­ет на­уда­чу; по­лу­чит­ся — хо­ро­шо, не по­лу­чит­ся — ну и лад­но, мы вам ни­че­го не долж­ны», — раз­мыш­ля­ет Иванов.

Це­на од­них то­ке­нов вы­рос­ла неве­ро­ят­но, а дру­гие тор­гу­ют­ся ни­же но­ми­на­ла

Про­фес­си­о­на­лы со­ве­ту­ют роз­нич­ным ин­ве­сто­рам ждать, по­ка не по­явит­ся ре­гу­ли­ро­ва­ние это­го рын­ка и он ста­нет ме­нее до­ход­ным,но бо­лее без­опас­ным. иванов уве­рен,что это про­изой­дет до кон­ца го­да: «Пой­дут мас­со­вые жа­ло­бы ин­ве­сто­ров, ко­то­рые вло­жи­лись в ис­чез­нув­шие стар­та­пы. Ре­гу­ля­то­ры бу­дут вы­нуж­де­ны ре­а­ги­ро­вать». В июле Ко­мис­сия по цен­ным бу­ма­гам и бир­жам США фак­ти­че­ски при­рав­ня­ла ICO к IPO.В Рос­сии де­пу­та­ты обе­ща­ют осе­нью вне­сти ра­моч­ный за­ко­но­про­ект на рас­смот­ре­ние.

С на­ча­ла го­да це­на бит­ко­и­на вы­рос­ла в три ра­за, эфи­ри­у­ма, ко­то­рый вы­сту­па­ет плат­фор­мой для смарт-кон­трак­тов, — в 30 раз

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.