Ло­вуш­ка низ­ких до­хо­дов

Глав­ный вы­зов для Рос­сии ис­хо­дит не от «из­лиш­не­го» бла­го­со­сто­я­ния, а от его ра­зи­тель­но­го от­сут­ствия.

Forbes (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ - Вла­ди­слав Ино­зем­цев

Глав­ный вы­зов для Рос­сии ис­хо­дит не от «из­лиш­не­го» бла­го­со­сто­я­ния, а от его ра­зи­тель­но­го от­сут­ствия

Ккон­цу 2013 го­да, ко­гда бы­ло уже яс­но, что эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие Рос­сии за­мед­ля­ет­ся по при­чи­нам в ос­нов­ном ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го ха­рак­те­ра, у оте­че­ствен­ной по­ли­ти­че­ской эли­ты воз­ник спрос на от­но­си­тель­но бла­го­об­раз­ное объ­яс­не­ние про­ис­хо­дя­ще­го. Оно бы­ло вло­же­но в уста Дмит­рия Мед­ве­де­ва, ко­то­рый на V Гай­да­ров­ском фо­ру­ме в ян­ва­ре 2014-го со­об­щил,что стра­на «по­сте­пен­но при­бли­жа­ет­ся к огра­ни­че­ни­ям по цене ра­бо­чей си­лы» и это «…мо­жет при­ве­сти нас к про­бле­мам кон­ку­рен­ции как с раз­ви­ты­ми эко­но­ми­ка­ми,об­ла­да­ю­щи­ми вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ра­бо­чей си­лой и экс­пор­ти­ру­ю­щи­ми тех­но­ло­ги­че­ские ин­но­ва­ции, так и с эко­но­ми­ка­ми с низ­ки­ми до­хо­да­ми, низ­ким уров­нем за­ра­бот­ной пла­ты и де­ше­вым про­из­вод­ством про­мыш­лен­ных то­ва­ров». Пре­мьер на­звал этот фе­но­мен «ло­вуш­кой сред­не­го уров­ня до­хо­дов», и по­ли­ти­ки ста­ли по­вто­рять этот те­зис — при­чем, что уди­ви­тель­но, де­ла­ют это и по­ныне (на­при­мер, Алек­сей Куд­рин на по­след­нем Санкт-пе­тер­бург­ском эко­но­ми­че­ском фо­ру­ме). Меж­ду тем уже че­рез па­ру ме­ся­цев по­сле объ­яв­ле­ния о вы­яв­лен­ной про­бле­ме ре­ше­ние об экс­пан­сии в сто­ро­ну Укра­и­ны рез­ко из­ме­ни­ло ход рос­сий­ской ис­то­рии — и се­год­ня Рос­сия ока­за­лась со­всем в дру­гой ло­вуш­ке. «Ло­вуш­ка сред­них до­хо­дов» пред­по­ла­га­ет, что зар­пла­ты по ка­кой-то при­чине (в на­шем слу­чае — из-за про­лив­ше­го­ся на эко­но­ми­ку «неф­тя­но­го до­ждя») вы­рос­ли на­столь­ко, что про­из­во­ди­мая в стране тра­ди­ци­он­ная про­дук­ция ока­зы­ва­ет­ся некон­ку­рен­то­спо­соб­ной, а пе­ре­до­вые от­рас­ли недо­ста­точ­но раз­ви­ты. Од­на­ко в Рос­сии ука­за­ние на по­доб­ную «ло­вуш­ку» лу­ка­во — как по­то­му, что на­ша стра­на не экс­пор­ти­ро­ва­ла ни­че­го, кро­ме сы­рья (в цене ко­то­ро­го рен­та со­став­ля­ет до 90%), да­же то­гда, ко­гда зар­пла­ты бы­ли низ­ки, так и по­то­му, что се­год­ня их ни­как нель­зя на­звать неоправ­дан­но за­вы­шен­ны­ми. Оста­но­вим­ся на вто­ром об­сто­я­тель­стве. На­чи­ная с 2014 го­да из-за сни­же­ния цен на нефть и «муд­рой» внеш­ней по­ли­ти­ки рос­сий­ских вла­стей, при­вед­шей к раз­ры­вам фи­нан­со­вых свя­зей с глав­ны­ми ин­ве­сти­ци­он­ны­ми парт­не­ра­ми, пе­ре­оце­нен­ный ра­нее рубль рез­ко де­валь­ви­ро­вал­ся. Мак­си­маль­ное зна­че­ние, ко­то­ро­го до­сти­га­ла сред­няя зар­пла­та рос­си­ян в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те (то есть в том ко­ли­че­стве дол­ла­ров, ко­то­рое че­ло­век мог ку­пить на свой за­ра­бо­ток в об­мен­ном пунк­те), со­став­ля­ло $751 в июле 2008-го (сред­няя зар­пла­та, по дан­ным Рос­ста­та, — 17 538 руб­лей при 23,34 руб­ля за дол­лар) и $915 осе­нью 2013-го (сред­няя зар­пла­та — 29 640 руб­лей, курс — 32,41 руб­ля за дол­лар). За­тем она упа­ла до $716 в но­яб­ре 2014-го и до $412 в ян­ва­ре 2016-го,ста­би­ли­зи­ро­вав­шись на $655–680 к весне 2017 го­да. При этом пра­ви­тель­ство се­год­ня не рас­счи­ты­ва­ет на су­ще­ствен­ные «от­ско­ки»: ес­ли в 2008–2011 го­дах пред­кри­зис­ный дол­ла­ро­вый уро­вень до­хо­дов вос­ста­но­вил­ся че­рез 30 ме­ся­цев, то се­год­ня вла­сти от­кры­то за­яв­ля­ют, что да­же че­рез 20 лет но­ми­наль­ные зар­пла­ты

в дол­ла­ро­вом ис­чис­ле­нии не вер­нут­ся к уров­ням 2013-го. Учи­ты­вая, что мир не сто­ит на ме­сте, до­хо­ды рос­си­ян в 2035 го­ду,вер­нись они на уро­вень 2013-го, ока­жут­ся по ми­ро­вым мер­кам во­все не «сред­ни­ми». Ина­че го­во­ря, Рос­сия сей­час и в бу­ду­щем оста­нет­ся в «ло­вуш­ке низ­ких до­хо­дов». Ес­ли в оче­ред­ном «три­на­дца­том го­ду», ко­то­рый на­дол­го мо­жет остать­ся на­шей «ре­пер­ной точ­кой», сред­няя зар­пла­та рос­си­я­ни­на бы­ла боль­ше, чем в Ру­мы­нии, Лит­ве, Тур­ции и Лат­вии ($673,$856,$907 и $913 со­от­вет­ствен­но),то се­год­ня она ни­же, чем в Бра­зи­лии, Иор­да­нии, Ки­тае и Мек­си­ке ($894, $796, $740 и $702). Так о ка­кой «ло­вуш­ке сред­них до­хо­дов» мож­но го­во­рить,ес­ли зар­пла­ты в Рос­сии ни­же сред­не­ми­ро­во­го зна­че­ния? На­обо­рот,лю­бой эко­но­мист-меж­ду­на­род­ник ска­жет,что ны­неш­няя си­ту­а­ция открывает огром­ные воз­мож­но­сти для мо­дер­ни­за­ции, — но толь­ко не тот, кто зна­ком с ре­а­ли­я­ми Рос­сии XXI ве­ка. Эко­но­ми­че­ский рост в го­ды про­цве­та­ния (1999–2007), ко­гда ВВП вы­рос на 77%, обес­пе­чи­вал­ся преж­де все­го сек­то­ром услуг и тор­гов­лей им­пор­ти­ру­е­мы­ми то­ва­ра­ми.ва­ло­вой про­дукт в сфе­ре ком­му­ни­ка­ций и свя­зи уве­ли­чил­ся (в со­по­ста­ви­мых це­нах) бо­лее чем в 10 раз (объ­ем услуг по предо­став­ле­нию ин­тер­нет-тра­фи­ка — в 22 ра­за),ва­ло­вой до­ход бан­ков и фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ций — в 6,7 ра­за; сек­тор опто­вой и роз­нич­ной тор­гов­ли вы­рос в 4,3 ра­за, стро­и­тель­ство — в 2,3 ра­за. К на­ча­лу кри­зи­са 2008 го­да до­ля тор­гов­ли в рос­сий­ском ВВП до­стиг­ла 18,7%, стро­и­тель­ства и опе­ра­ций с недви­жи­мо­стью — 16,3%, ком­му­ни­ка­ций и свя­зи — 5,2%, фи­нан­со­во­го сек­то­ра — 5,1%. Сум­мар­но на эти че­ты­ре от­рас­ли при­шлось по­чти 2/3 при­ро­ста ВВП РФ за пер­вые два пре­зи­дент­ских сро­ка Пу­ти­на.при этом,в от­ли­чие от всех успеш­но мо­дер­ни­зи­ро­вав­ших­ся стран, про­мыш­лен­ность в Рос­сии от­ста­ва­ла — и все силь­нее — по тем­пам ро­ста: в 2000–2004 го­дах — 28,6% при при­ро­сте ВВП на 39,3%, в 2005–2008 го­дах — 19,2% при 31,4%. И не бы­ло со­зда­но ни од­ной но­вой от­рас­ли ин­ду­стрии. Имен­но по­это­му сни­зив­ши­е­ся зар­пла­ты не под­тал­ки­ва­ют эко­но­ми­че­ский рост: с од­ной сто­ро­ны, ры­нок в ря­де сег­мен­тов сфе­ры услуг (мо­биль­ная связь, тор­гов­ля, об­ще­пит и ряд бы­то­вых услуг) на­сы­щен и ори­ен­ти­ро­ван на внут­рен­не­го по­тре­би­те­ля, зна­чит, низ­кие зар­пла­ты не мо­гут по­вы­сить пред­ло­же­ние, но огра­ни­чи­ва­ют спрос; с дру­гой — про­мыш­лен­ность то­же не по­лу­ча­ет

Пре­мьер на­звал этот фе­но­мен «ло­вуш­кой сред­не­го уров­ня до­хо­дов», и по­ли­ти­ки ста­ли по­вто­рять этот те­зис — при­чем, что уди­ви­тель­но, де­ла­ют это и по­ныне

осо­бых вы­год, так как внут­рен­ний спрос сжи­ма­ет­ся, а вза­и­мо­дей­ствие с внеш­ним ми­ром ми­ни­маль­но — в Юж­ной Ко­рее, где пе­ре­счи­тан­ные по ры­ноч­но­му кур­су в дол­ла­ры зар­пла­ты упа­ли с $1500 до $790 меж­ду ав­гу­стом 1997-го и июлем 1998-го, до­ля ма­ши­но­стро­е­ния и элек­тро­ни­ки в экс­пор­те со­став­ля­ла на на­ча­ло

пе­ри­о­да 54,8%, а в Рос­сии на мо­мент ок­ку­па­ции Кры­ма — 5,3%. Имен­но по­это­му по­след­ствия кри­зи­са в Ко­рее с точ­ки зре­ния до­хо­дов на­се­ле­ния бы­ли пре­одо­ле­ны за че­ты­ре го­да, а в Рос­сии их не на­де­ют­ся пре­одо­леть и за 20 лет. Я утвер­ждаю: струк­тур­ные осо­бен­но­сти эко­но­ми­ки Рос­сии та­ко­вы, что она склон­на к подъ­ему при рас­ту­щих, а не сни­жа­ю­щих­ся до­хо­дах — как это бы­ло в на­ча­ле 2000-х. Для это­го, од­на­ко, необ­хо­дим до­пол­ни­тель­ный внеш­ний фак­тор, спо­соб­ный под­тал­ки­вать это по­вы­ше­ние. В счаст­ли­вые вре­ме­на им вы­сту­пал рост цен на нефть —и к 2012–2013 го­дам Рос­сия ста­ла рын­ком, крайне при­вле­ка­тель­ным для круп­ных меж­ду­на­род­ных ком­па­ний. Един­ствен­ным вер­ным ша­гом в та­ких усло­ви­ях бы­ло мак­си­маль­ное при­вле­че­ние в стра­ну ино­стран­ных кор­по­ра­ций для со­зда­ния но­во­го экс­порт­но­го по­тен­ци­а­ла на слу­чай за­вер­ше­ния сы­рье­вой бо­нан­зы.но власть сде­ла­ла пря­мо про­ти­во­по­лож­ное, по­рвав от­но­ше­ния с За­па­дом на­ка­нуне рез­ко­го па­де­ния цен на нефть.по­это­му эко­но­ми­ка не ожи­вет,да­же ес­ли ме­сяч­ная зар­пла­та ин­же­не­ра в про­мыш­лен­но­сти упа­дет до ча­со­вой так­сы мос­ков­ской про­сти­тут­ки (по­ли­ти­че­ских в рас­чет не бе­рем).«ло­вуш­ка низ­ких до­хо­дов» в за­кры­ва­ю­щей­ся эко­но­ми­ке — при­го­вор ку­да се­рьез­нее, чем «ло­вуш­ка сред­них до­хо­дов» в от­кры­той ми­ру стране. Рос­сий­ская си­ту­а­ция усу­губ­ля­ет­ся еще од­ним фак­то­ром, ко­то­рый от­но­сит­ся к ро­ли и стра­те­гии дей­ствий пра­ви­тель­ства. В бли­жай­шие го­ды у Рос­сии нет ни од­но­го шан­са пе­ре­стать быть сы­рье­вой стра­ной. Зна­чит, пра­ви­тель­ство de facto бу­дет про­дол­жать по­лу­чать зна­чи­тель­ную часть до­хо­дов в ва­лю­те. Это пред­по­ла­га­ет, что по­ми­мо объ­ек­тив­но­го дав­ле­ния на рубль, уси­ли­ва­ю­ще­го­ся при сни­же­нии сы­рье­вых цен, по­сто­ян­но бу­дет при­сут­ство­вать и стрем­ле­ние ис­кус­ствен­но за­ни­зить курс, что­бы со­кра­ща­ю­щи­е­ся ва­лют­ные по­ступ­ле­ния все же поз­во­ля­ли обес­пе­чи­вать руб­ле­вое фи­нан­си­ро­ва­ние рас­хо­дов бюд­же­та. Со­от­вет­ствен­но, дол­ла­ро­вые до­хо­ды рос­си­ян в прин­ци­пе не име­ют шан­сов на рост — и по­это­му рос­сий­ская эко­но­ми­ка еще дол­го не бу­дет ин­те­ре­со­вать ми­ро­вых иг­ро­ков как ры­нок сбы­та и по­тре­би­тель­ских, и ин­ве­сти­ци­он­ных то­ва­ров. Ос­нов­ной ак­цент мы сде­ла­ем на Ки­тай, ко­то­рый про­дол­жит по­став­лять нам от­но­си­тель­но де­ше­вые то­ва­ры и по­ку­пать на­ше сы­рье, но ни­че­го не пред­при­мет для пре­вра­ще­ния стра­ны в но­вую ин­ду­стри­аль­ную дер­жа­ву. На­ко­нец, нель­зя не учи­ты­вать, что «низ­кие», по рос­сий­ским мер­кам, до­хо­ды пред­по­ла­га­ют не по­па­да­ние их по­лу­ча­те­лей в низ­ший сег­мент сред­не­го клас­са, а ска­ты­ва­ние в глу­бо­кую бед­ность. В по­след­ние три го­да чис­ло лиц, по­лу­ча­ю­щих до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма (опре­де­ля­е­мо­го вла­стя­ми в $5,4 в день), ко­леб­лет­ся во­круг зна­че­ния в 20 млн че­ло­век. Эти лю­ди на­хо­дят­ся в си­ту­а­ции прак­ти­че­ски пол­ной ис­клю­чен­но­сти из эко­но­ми­че­ской жиз­ни; ни­ка­кие ра­ци­о­наль­ные ар­гу­мен­ты об «им­пор­то­за­ме­ще­нии» или по­вы­ше­нии за­груз­ки про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей не име­ют к ним от­но­ше­ния.про­ва­ли­ва­ясь в бед­ность, Рос­сия мо­жет пойти по­сле оче­ред­ной де­валь­ва­ции не по во­сточ­но­ази­ат­ско­му, а по ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­му пу­ти 1970–2000-х го­дов, ко­то­ро­му бы­ли при­су­щи кон­сер­ва­ция бед­но­сти и от­ста­ло­сти при огром­ном иму­ще­ствен­ном нера­вен­стве, кри­ми­на­ли­за­ции эко­но­ми­ки и вла­сти и со­хра­ня­ю­щем­ся ак­цен­те на сы­рье­вом сек­то­ре. Мне ка­жет­ся, что, вы­сту­пая в 2014 го­ду на Гай­да­ров­ском фо­ру­ме,мед­ве­дев ока­зал услу­гу рос­сий­ской по­ли­ти­че­ской эли­те, но при этом от­влек вни­ма­ние эко­но­ми­стов и по­ли­ти­ков от дей­стви­тель­но гро­зя­щей стране опас­но­сти. Ес­ли бы он был прав, се­год­ня мы бы уви­де­ли мощ­ные по­тря­се­ния на рын­ках то­го же Ки­тая — но по­след­ний, по­хо­же, про­шел «кри­ти­че­ские» уров­ни зар­плат,да­же не за­ме­тив рас­став­лен­ных вбли­зи «кап­ка­нов». Уве­рен­ность в том,что про­бле­мы Рос­сии про­ис­хо­дят от ее успе­хов, а не от сла­бо­стей, име­ла кри­ти­че­ское зна­че­ние для при­ня­тия в 2014–2015 го­дах че­ре­ды

В бли­жай­шие го­ды у Рос­сии нет ни од­но­го шан­са пе­ре­стать быть сы­рье­вой стра­ной. Зна­чит, пра­ви­тель­ство de facto бу­дет по­лу­чать зна­чи­тель­ную часть до­хо­дов в ва­лю­те

оши­боч­ных ре­ше­ний, за­дав­ших но­вую тра­ек­то­рию раз­ви­тия. Оп­ти­ми­сты, ко­неч­но, мо­гут на­де­ять­ся, что на чет­вер­том, пя­том или ше­стом пре­зи­дент­ском сро­ке у Пу­ти­на проснет­ся ли­бе­раль­ный ре­фор­ма­тор­ский зуд, но не сто­ит за­бы­вать, что глав­ный вы­зов для Рос­сии ис­хо­дит не от «из­лиш­не­го» бла­го­со­сто­я­ния, а от его ра­зи­тель­но­го от­сут­ствия.

По­ка эко­но­ми­ка стра­ны за­ви­сит от экс­пор­та неф­ти, дол­ла­ро­вые до­хо­ды рос­си­ян в прин­ци­пе не име­ют шан­сов на рост

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.