«Му­зеи кон­ку­ри­ру­ют не друг с дру­гом, а с тор­го­вы­ми цен­тра­ми»

Forbes Woman - - АФИША - Текст / Оль­га Цы­буль­ская

Ди­рек­тор Му­зея рус­ско­го им­прес­си­о­низ­ма Юлия Пет­ро­ва о том, по­че­му в му­зее не мо­жет быть скуч­но и по­че­му он ни­ко­гда не ста­нет биз­не­сом.

Му­зей част­ный, со­здан на ба­зе кол­лек­ции пред­при­ни­ма­те­ля Бо­ри­са Мин­ца (за­ни­ма­ет 72-е ме­сто в рей­тин­ге бо­га­тей­ших биз­не­сме­нов Рос­сии с со­сто­я­ни­ем $1,3 млрд), и зда­ние его по­стро­е­но со­всем недав­но. Вы, как участ­ник строй­ки, ка­кое из ре­ше­ний счи­та­е­те наи­бо­лее удач­ным?

Мы при­вле­ка­ли опыт­ных кон­суль­тан­тов, и бла­го­да­ря это­му у нас мно­гое сде­ла­но хо­ро­шо. Так сло­жи­лось, что рос­сий­ские му­зеи, об­ла­да­ю­щие ве­ли­ко­леп­ны­ми кол­лек­ци­я­ми, в свое вре­мя в ос­нов­ном по­лу­ча­ли в рас­по­ря­же­ние зда­ния быв­ших двор­цов, где не преду­смот­ре­на ни въезд­ная груп­па, ни туа­лет, ни гар­де­роб. А мы по­лу­чи­ли эта­кую звез­ду в ла­до­шку и вме­сте с ар­хи­тек­то­ром ре­ша­ли, что нам бу­дет удоб­но, а что нет. На­при­мер, на ста­дии стро­и­тель­ства преду­смот­ре­ли удоб­ный за­езд для транс­пор­ти­ров­ки кар­тин, бла­го­да­ря че­му при­ве­зен­ные к нам про­из­ве­де­ния ис­кус­ства ни­кто не но­сит в ящи­ках под до­ждем. Ма­ши­на за­ез­жа­ет в раз­гру­зоч­ный бокс, опус­ка­ет­ся на плат­фор­ме на ми­нус пер­вый этаж и тут же по­па­да­ет в спе­ци­аль­ную кли­ма­ти­че­скую зо­ну, где уже ве­дет­ся рас­па­ков­ка.

Это про­фес­си­о­наль­ное сча­стье — ра­бо­тать с до­стой­ным че­ло­ве­ком и до­стой­ной кол­лек­ци­ей в му­зее но­во­го фор­ма­та. Этот но­вый фор­мат про­яв­ля­ет­ся в том чис­ле в ме­ло­чах, ко­то­рые де­ла­ют му­зей удоб­ным. В наш му­зей мож­но зай­ти с ко­ляс­кой, в ка­фе мы по­ста­ви­ли вы­со­кие стуль­чи­ки для ма­лы­шей. Мне ка­жет­ся, та­кие де­та­ли очень важ­ны.

Вы бы­ли ис­кус­ство­ве­дом и кон­суль­тан­том Мин­ца, а ста­ли ме­не­дже­ром. Как вам да­лось рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий?

К сча­стью, в пе­ри­од ре­кон­струк­ции му­зей­но­го зда­ния у ме­ня бы­ло вре­мя «взять раз­бег», изу­чить чу­жой опыт, по­чи­тать, вник­нуть, разо­брать­ся. Искус­ство­вед­че­ская ра­бо­та с кол­лек­ци­ей бы­ла мне, ко­неч­но, го­раз­до по­нят­нее, чем ме­не­джер­ская со­став­ля­ю­щая но­вой долж­но­сти. Но за вре­мя, по­ка стро­и­лось зда­ние, я успе­ла и доч­ку ро­дить.

Ка­кие биз­нес-за­да­чи сто­ят пе­ред ва­ми как пе­ред ди­рек­то­ром му­зея?

Му­зей, ко­неч­но, име­ет биз­нес-план, стра­те­гию, идею, мис­сию. Это струк­ту­ра, ко­то­рая долж­на ра­бо­тать по опре­де­лен­ным за­ко­нам, ина­че она ра­бо­тать не бу­дет во­все. Но за­дач по фи­нан­со­во­му за­ра­бот­ку нет: му­зей — это гу­ма­ни­тар­ный проект, а не биз­нес. В ми­ре не су­ще­ству­ет му­зеев, ко­то­рые бы за­ра­ба­ты­ва­ли и се­бя оку­па­ли. Да­же успеш­ный ев­ро­пей­ский му­зей оку­па­ет се­бя мак­си­мум на 30%, и у ме­ня есть ам­би­ции при­бли­зить­ся к этой циф­ре. Осталь­ное — спон­сор­ские сред­ства или го­су­дар­ствен­ные до­та­ции. Сей­час, по­сле пер­во­го го­да ра­бо­ты, для нас важ­на узна­ва­е­мость, по­пу­ляр­ность му­зея, его ин­те­гра­ция в про­фес­си­о­наль­ное му­зей­ное со­об­ще­ство — эти по­ка­за­те­ли бо­лее зна­чи­мы для гос­по­ди­на Мин­ца, чем фи­нан­со­вые.

Сколь­ко сто­ит со­дер­жа­ние му­зей­но­го зда­ния и вы­ста­вок?

На со­дер­жа­ние му­зея ухо­дит око­ло $1 млн в год без уче­та вре­мен­ных экс­по­зи­ций. Ес­ли го­во­рить о вы­став­ке, со­бран­ной из кол­лек­ций рос­сий­ских му­зеев или из на­шей кол­лек­ции, то тре­бу­ет­ся от 5 млн руб­лей. Нуж­но по­ни­мать, что ос­нов­ную часть рас­хо­дов со­став­ля­ет ло­ги­сти­ка. Каж­дое по­лот­но пе­ре­во­зит­ся в спе­ци­аль­ном ящи­ке в кли­ма­ти­че­ской машине с пнев­мо­под­вес­кой. Транс­пор­ти­ров­ка и упа­ков­ка кар­тин — де­ло, тре­бу­ю­щее осо­бен­но­го ма­стер­ства. Для это­го мы при­вле­ка­ем про­фес­си­о­наль­ных пе­ре­воз­чи­ков про­из­ве­де­ний ис­кус­ства.

Ес­ли речь идет о вы­став­ке, при­ве­зен­ной из за­ру­беж­но­го му­зея, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет арен­ду экс­по­на­тов, то она об­хо­дит­ся от $300 000 до $1 млн и бо­лее. Сю­да вхо­дит и ло­ги­сти­ка, и стра­хов­ка, и устрой­ство экс­по­зи­ции, и под­го­тов­ка ка­та­ло­га, и мно­гое дру­гое.

В ка­кие му­зеи вы с удо­воль­стви­ем хо­ди­те как по­се­ти­тель?

Кор­пус Бе­нуа Рус­ско­го му­зея — что ни вы­став­ка, то боль­шое ожи­да­ние для ме­ня. Ко­неч­но, по­се­щаю зна­ко­вые экс­по­зи­ции и в Москве, но люб­лю и оба­я­тель­ные ма­лые му­зеи, та­кие как му­зей-ма­стер­ская С. Т. Ко­нен­ко­ва, ко­то­рый вхо­дит в Тре­тья­ков­скую га­ле­рею, но жи­вет сво­ей жиз­нью. С опре­де­лен­но­го мо­мен­та ста­ла при­вле­кать в му­зе­ях ка­че­ствен­ная ор­га­ни­за­ция про­стран­ства: Еврей­ский му­зей, «Экс­пе­ри­мен­та­ни­ум».

Мо­ей доч­ке че­ты­ре го­да, и на­ши ин­те­ре­сы сей­час там, где мож­но рас­ска­зы­вать ис­то­рии, учить ре­бен­ка смот­реть жи­во­пись. На­при­мер, Дом-му­зей В. Н. Вас­не­цо­ва, там по­нят­ные ре­бен­ку ска­зоч­ные по­лот­на, да и сам дом вол­шеб­ной ар­хи­тек­ту­ры.

По­че­му боль­шин­ством рос­сий­ских му­зеев управ­ля­ют жен­щи­ны?

В шко­лах и по­ли­кли­ни­ках то­же ра­бо­та­ют жен­щи­ны. Фе­ми­ни­за­ция про­фес­сии, ко­неч­но же, от­ра­жа­ет ее низ­кое фи­нан­си­ро­ва­ние.

Как со­вре­мен­ные му­зеи кон­ку­ри­ру­ют друг с дру­гом?

Я бы ска­за­ла, что му­зеи кон­ку­ри­ру­ют не друг с дру­гом, а с тор­го­вы­ми цен­тра­ми и про­чи­ми ва­ри­ан­та­ми до­су­га. Не сек­рет, что для мно­гих му­зей — это по-преж­не­му эта­кий храм на­уч­но­го зна­ния с за­ко­сте­не­лой, тя­же­ло­вес­ной струк­ту­рой, где кру­гом лишь за­пре­ща­ю­щие таб­лич­ки и ни од­но­го дру­же­люб­но­го ли­ца. Соз­да­вая Му­зей рус­ско­го им­прес­си­о­низ­ма, мы стре­ми­лись сде­лать его бо­лее от­кры­тым. Это до­бав­ля­ет нам при­вле­ка­тель­но­сти в гла­зах пуб­ли­ки и поз­во­ля­ет вы­дер­жи­вать кон­ку­рен­цию.

Че­го ни­ко­гда не бу­дет в ва­шем му­зее?

Не бу­дет ску­ча­ю­щих смот­ри­тель­ниц, окри­ков «не тро­гай, не хо­ди». На­обо­рот, мы ста­ра­ем­ся по­ощ­рять каж­до­го, ко­му ин­те­рес­но. Сде­ла­ли так­тиль­ные ма­ке­ты кар­тин — их мож­но тро­гать. При­ду­ма­ли для де­тей пу­те­во­ди­те­ли с за­да­ни­я­ми, рас­счи­тан­ные на раз­ный воз­раст, на­чи­ная с че­ты­рех лет. У нас есть мо­биль­ное при­ло­же­ние, его мож­но ска­чать аб­со­лют­но бес­плат­но, и там для каж­дой кар­ти­ны из по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции — аудио­гид с му­зы­кой, с ин­те­рес­ны­ми ци­та­та­ми, фраг­мен­та­ми из ме­му­а­ров са­мих ху­дож­ни­ков. Мне бы хо­те­лось, что­бы по­ход в му­зей стал для сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния де­лом есте­ствен­ным, обыч­ным, не ра­зо­вым. Мы успеш­но про­во­дим и за­ня­тия с под­рост­ка­ми 13–15 лет, ко­то­рые в прин­ци­пе не очень го­то­вы го­во­рить об ис­кус­стве. Раз­ра­бо­та­ли спе­ци­аль­ную экс­кур­сию по ос­нов­ной экс­по­зи­ции для сла­бо­слы­ша­щих, лю­дей с на­ру­ше­ни­я­ми зре­ния, за­ни­ма­ем­ся с детьми и взрос­лы­ми с рас­строй­ством аути­сти­че­ско­го спек­тра. К каж­дой та­кой встре­че мы го­то­вим­ся за­ра­нее, вы­яс­ня­ем, как об­щать­ся с каж­дым го­стем в груп­пе.

Му­зей — это гу­ма­ни­тар­ный проект, а не биз­нес. В ми­ре не су­ще­ству­ет му­зеев, ко­то­рые бы за­ра­ба­ты­ва­ли и се­бя оку­па­ли

Вы уже об­суж­да­ли от­да­лен­ное бу­ду­щее му­зея, что с ним бу­дет че­рез несколь­ко де­ся­ти­ле­тий, на­при­мер?

Част­ный му­зей как фор­мат по­явил­ся в на­шей стране недав­но, и по­ка еще не оче­вид­но, как ему про­дол­жать­ся в сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ни­ях. Де­тям Бо­ри­са Мин­ца му­зей не без­раз­ли­чен, в на­шей ко­ман­де две его, как он го­во­рит, daughter-in-law. К то­му же му­зей — ор­га­ни­зо­ван­ная ин­сти­ту­ция, а не про­сто ини­ци­а­ти­ва от­дель­но­го че­ло­ве­ка. Мы рас­счи­ты­ва­ем, что му­зей бу­дет жить дол­го.

Фото DR

Му­зей по­стро­ен на ме­сте од­но­го из быв­ших зда­ний кон­ди­тер­ской фаб­ри­ки «Боль­ше­вик», в ко­то­ром хра­ни­лись за­па­сы мас­ла, са­хар­ной пуд­ры и ка­као

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.