БЕ­З­УСЛОВ­НАЯ ЛЮ­БОВЬ

Ди­рек­тор по раз­ви­тию Perelman People Ев­ге­ния Лев­шиц­кая о том, за­чем со­хра­ни­ла де­ло­вые от­но­ше­ния с быв­шим му­жем и ре­сто­ра­то­ром Вла­ди­ми­ром Пе­рель­ма­ном.

Forbes Woman - - ПОСЛЕ РАЗВОДА - Текст / Ири­на Мор­ган

С Вла­ди­ми­ром, сво­им пер­вым му­жем, я по­зна­ко­ми­лась, ко­гда мне бы­ло 19, а ему 23. Он моск­вич, из ин­тел­ли­гент­ной му­зы­каль­ной се­мьи, но все­гда был пред­при­им­чи­вым и при­ду­мы­вал раз­ные биз­не­си­деи. Я же при­е­ха­ла из Ор­лов­ской об­ла­сти, по­сту­пи­ла на со­цио­ло­га, ра­бо­та­ла в го­сти­нич­ном биз­не­се и жи­ла в об­ще­жи­тии. Воз­мож­но, это об­сто­я­тель­ство и ран­ний уход из жиз­ни от­ца и ма­те­ри по­вли­я­ли на то, что я при­вык­ла са­мо­сто­я­тель­но обес­пе­чи­вать се­бя с юных лет.

Сна­ча­ла Пе­рель­ман за­ни­мал­ся по­став­ка­ми ка­лья­нов в клу­бы и ре­сто­ра­ны, а я ему по­мо­га­ла. По­том его на­зна­чи­ли управ­ля­ю­щим в «Бар­ба­ра бар», а я от­ве­ча­ла за все осталь­ное — от ме­недж­мен­та до встре­чи го­стей и да­же пи­са­ла кар­ти­ны для оформ­ле­ния за­ла. За­ве­де­ние бы­ст­ро ста­ло по­пу­ляр­ным и при­быль­ным, и нам за­хо­те­лось сде­лать соб­ствен­ный про­ект.

С пер­вым ин­ве­сто­ром нас по­зна­ко­мил друг. И в 2012 го­ду по­яви­лось пер­вое за­ве­де­ние груп­пы Perelman People — се­мей­ное ка­фе I Like Bar на Ша­бо­лов­ке. Про­ект сто­и­мо­стью $1 млн оку­пил­ся ме­нее чем за год, и к нам уже са­ми ста­ли при­хо­дить ин­ве­сто­ры с пред­ло­же­ни­я­ми об от­кры­тии но­вых ре­сто­ра­нов. Сей­час семь ре­сто­ра­нов груп­пы рас­счи­та­ны в об­щей слож­но­сти на 800–1300 мест в за­ви­си­мо­сти от се­зо­на.

Спу­стя два го­да мы от­кры­ли вто­рой наш ре­сто­ран — I Like Wine на По­кров­ке. Сто­я­ло жар­кое ле­то 2014-го, я бы­ла бе­ре­мен­на и са­ма ве­ша­ла вы­вес­ку на зда­ние. Идея I Like Wine бы­ла в том, что­бы на­учить лю­дей раз­би­рать­ся в вине. Мы спе­ци­аль­но под­би­ра­ли по­став­щи­ков ред­ких вин с ма­лень­ки­ми кво­та­ми на Рос­сию, при этом ис­ка­ли ви­но­де­лов с ин­те­рес­ны­ми ис­то­ри­я­ми — один из них, к при­ме­ру, быв­ший сер­фер, у дру­го­го ка­кие-то особые эти­кет­ки. Кон­цеп­ция I Like Wine так по­нра­ви­лась го­стям, что нам ста­ли пред­ла­гать от­крыть вто­рой ре­сто­ран — в Тель-ави­ве, на­при­мер. Но в то вре­мя мы прак­ти­че­ски не за­ра­ба­ты­ва­ли — ви­но по­сле кри­зи­са 2014 го­да сра­зу ста­ло очень до­ро­гим, рез­ко под­нять цен­ник мы не мог­ли се­бе поз­во­лить, про­да­вать пло­хое ви­но — есте­ствен­но, то­же. Ста­ло по­нят­но, что нужно что-то пред­при­ни­мать.

Мы ре­ши­ли сфор­ми­ро­вать ас­сор­ти­мент вин, ко­то­рые бу­дут им­пор­ти­ро­вать­ся спе­ци­аль­но для на­ших ре­сто­ра­нов. При­чем ас­сор­ти­мент раз­но­об­раз­ный: от всем по­нят­ных вин а-ля про­сек­ко, со­ви­ньон блан или мер­ло с юга Фран­ции до не са­мых оче­вид­ных, на­при­мер, ла­у­рей­ро из од­но­имен­но­го сор­та с се­ве­ра Пор­ту­га­лии или очень по­пу­ляр­но­го в ре­сто­ра­нах

ви­на гри де гри из неболь­шо­го апел­ласьо­на Ка­марг во Фран­ции. Для го­стей эти ви­на сто­ят по 2000–2500 руб­лей за бу­тыл­ку — це­на, при­ем­ле­мая для всех. Плюс к то­му есть про­сек­ко ро­зе и брют под на­шим соб­ствен­ным брен­дом Pearlman, его про­из­во­дит из­вест­ная се­мей­ная ви­но­дель­ня Corvezzo в ре­ги­оне Ве­не­то.

На­ши пер­вые три ре­сто­ра­на стро­и­ла бри­га­да стро­и­те­лей­им­ми­гран­тов. Бы­ло тя­же­ло, мно­гие ве­щи в оформ­ле­нии при­хо­ди­лось до­де­лы­вать са­мим. Ко­гда же мы за­пус­ка­ли чет­вер­тый ре­сто­ран, I Like Wine на ул. Ти­му­ра Фрун­зе, то ре­ши­ли, что по­ра об­за­ве­стись соб­ствен­ным ди­зайн-бю­ро. Из­держ­ки на ре­а­ли­за­цию на­ших идей сра­зу сни­зи­лись в несколь­ко раз, а в неко­то­рых слу­ча­ях — и на по­ря­док: ме­бель, ко­то­рая у сто­рон­них ди­зай­не­ров рань­ше об­хо­ди­лась в 2 млн руб­лей, мы са­ми де­ла­ем за 800 000 руб­лей. Те­перь мы са­ми про­из­во­дим все для сво­их ре­сто­ра­нов че­рез I Like Design — от де­ре­вян­ной по­су­ды до ме­тал­ли­че­ских бар­ных сто­ек и сто­леш­ниц из мик­ро­бе­то­на.

Во всех ре­сто­ра­нах Пе­рель­ма­ну при­над­ле­жит до­ля 30%. Есть по­сто­ян­ный парт­нер, у ко­то­ро­го то­же по 30%, — ка­зах­ский биз­нес­мен из сфе­ры недви­жи­мо­сти, вла­дель­цы остав­ших­ся до­лей ме­ня­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от ре­сто­ра­на. Кре­ди­ты на раз­ви­тие биз­не­са мы не бе­рем — страш­но. Фи­нан­си­ру­ем все толь­ко за счет при­бы­ли и средств ин­ве­сто­ров. А к при­ме­ру, I Like

Kids (про­из­вод­ство детской ме­бе­ли) раз­ви­ва­ет­ся толь­ко за счет мо­их соб­ствен­ных ин­ве­сти­ций и вло­же­ний мо­е­го вто­ро­го му­жа.

Еще на эта­пе за­пус­ка пер­во­го ре­сто­ра­на у Пе­рель­ма­на по­яви­лась дру­гая де­вуш­ка. Со­труд­ни­ки это зна­ли и ка­кое-то вре­мя обе­ре­га­ли ме­ня от этих но­во­стей — у нас в ком­па­нии во­об­ще очень се­мей­ная ат­мо­сфе­ра. Но ко­гда всё вы­яс­ни­лось, ис­те­ри­ки у ме­ня не бы­ло. Мы раз­ве­лись, и я ре­ши­ла ра­бо­тать и об­щать­ся, как преж­де. Мне хо­ро­шо зна­ко­мо вы­ра­же­ние — «бе­з­услов­ная лю­бовь».

Всем су­пру­гам, свя­зан­ным сов­мест­ным биз­не­сом, я со­ве­тую с са­мо­го на­ча­ла най­ти по­сред­ни­ка. Не юри­ста или ад­во­ка­та, а со­труд­ни­ка, с ко­то­рым бу­дет де­лить­ся от­вет­ствен­ность за биз­нес-ре­ше­ния. Муж не дол­жен на­пря­мую ре­шать се­рьез­ные де­ло­вые во­про­сы с же­ной.

В Perelman People ге­не­раль­ный ди­рек­тор — жен­щи­на, име­ю­щая опыт в ре­сто­ран­ном биз­не­се с на­ча­ла 1990-х. Все важ­ные ве­щи, та­кие как фир­мен­ный стиль но­во­го ре­сто­ра­на, кон­цеп­ция, мар­ке­тин­го­вый план, план раз­ви­тия, да­же за­куп­ки тек­сти­ля или вы­вес­ка для но­во­го за­ве­де­ния, я об­суж­даю преж­де все­го с Со­ней Бо­ри­сов­ной. Фи­наль­ное ре­ше­ние все рав­но при­ни­ма­ет Пе­рель­ман, но мне лег­че со­гла­со­вы­вать свою идею с ним, ес­ли я не од­на, а за мной сто­ит ко­а­ли­ция. Мой вто­рой муж, кста­ти, — ру­ко­во­ди­тель I Like Design Илья Лев­шиц­кий, и с ним по ра­бо­чим во­про­сам я вза­и­мо­дей­ствую так же. Пись­мен­ные ком­му­ни­ка­ции по биз­не­су то­же по­мо­га­ют вы­стра­и­вать ров­ный тон.

Очень важ­но уметь при­зна­вать свои ошибки. Это поз­во­ля­ет нам всем со­хра­нять не толь­ко де­ло­вые, но и дру­же­ские от­но­ше­ния. И не пре­да­вать друг дру­га ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах, мои му­жья — пер­вый и вто­рой — зна­ют, что со мной мож­но пойти в раз­вед­ку.

В ко­неч­ном сче­те мы ра­бо­та­ем вме­сте с Пе­рель­ма­ном не по­то­му, что я бы­ла его же­ной, а по­то­му, что я хо­ро­ший со­труд­ник, и мы оба это зна­ем. Да, у ме­ня нет до­ли в биз­не­се, я работаю за зар­пла­ту, за­то он — звез­да. Но эту звез­ду из него кто-то сде­лал.

Я за­ни­маю вы­со­кую по­зи­цию в ре­сто­ран­ной груп­пе, на треть при­над­ле­жа­щей мо­е­му пер­во­му му­жу, за­то I Like Kids раз­ви­ва­ет­ся на день­ги мои и мо­е­го вто­ро­го су­пру­га

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.