Луч­ше са­ма

Участ­ни­ца рей­тин­га бо­га­тей­ших жен­щин Рос­сии пре­зи­дент Infowatch На­та­лья Кас­пер­ская ($270 млн) о сво­их са­мых ин­те­рес­ных про­ек­тах.

Forbes Woman - - ОБЛОЖКА - Текст / Оль­га Вол­ко­ва, Алек­сандр Ба­у­лин Фо­то / Иван Ку­рин­ной Ма­ки­яж и при­чес­ка / Ма­ри­на Ика­е­ва / Giorgio Armani

Пре­зи­дент груп­пы ком­па­ний Infowatch На­та­лья Кас­пер­ская рас­ска­за­ла Forbes Woman, чем работа над но­вым биз­не­сом от­ли­ча­лась от раз­ви­тия «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го», на ка­кие рын­ки она пла­ни­ру­ет дви­гать­ся и по­че­му не сто­ит брать день­ги у вен­чур­ных фон­дов.

«Сов­мест­ный биз­нес силь­но под­ко­сил на­шу се­мей­ную жизнь. Мы как се­мья про­тя­ну­ли в нем чуть боль­ше че­ты­рех лет, хо­тя до это­го про­жи­ли вме­сте око­ло де­ся­ти», — при­зна­ет­ся На­та­лья Кас­пер­ская, пре­зи­дент груп­пы ком­па­ний Infowatch, рас­ска­зы­вая о «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го», ко­то­рую они вме­сте с быв­шим му­жем Ев­ге­ни­ем Кас­пер­ским в свое вре­мя пре­вра­ти­ли в успеш­ный биз­нес. Ра­бо­тать с Кас­пер­ским она на­ча­ла в ком­па­нии «Ка­ми», ку­да при­шла в 1994 го­ду. «Же­ня пи­сал свой ан­ти­ви­рус, ко­то­рый не про­дви­гал­ся си­стем­но и не про­да­вал­ся, и это ста­ло мо­ей за­да­чей», — рас­ска­зы­ва­ет пред­при­ни­ма­тель­ни­ца. Их соб­ствен­ная «Ла­бо­ра­то­рия Кас­пер­ско­го» ро­ди­лась в 1997 го­ду. Кас­пер­ская ста­ла ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром ком­па­нии, по­стро­и­ла про­да­жи на парт­нер­ской се­ти, и уже че­рез де­сять лет обо­рот «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го», по ее сло­вам, пре­вы­шал $200 млн.

Од­на­ко в 2007 го­ду быв­шие су­пру­ги биз­нес по­де­ли­ли: Кас­пер­ской до­ста­лась 100%-ная «доч­ка»

«Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го» — Infowatch — и обя­за­тель­ство по­сте­пен­но про­дать свои ак­ции ан­ти­ви­рус­ной ком­па­нии. Пол­но­стью она вы­шла из сов­мест­но­го с Кас­пер­ским биз­не­са к 2011 го­ду и зна­чи­тель­ную часть средств вло­жи­ла в мо­ло­дой Infowatch, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на раз­ра­бот­ке про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для за­щи­ты ком­па­ний от уте­чек ин­фор­ма­ции.

Но­вый биз­нес

Сей­час от то­го Infowatch, ко­то­рый ро­дил­ся в 2003 го­ду, прак­ти­че­ски ни­че­го не оста­лось, го­во­рит пред­при­ни­ма­тель­ни­ца: она пол­но­стью по­ме­ня­ла ко­ман­ды раз­ра­бот­ки и мар­ке­тин­га, несколь­ко раз сме­ни­ла тех­ни­че­ско­го ди­рек­то­ра. Это да­ло свои ре­зуль­та­ты: объ­ем про­даж Infowatch вы­рос с 365 млн руб­лей в 2012 го­ду до 1,5 млрд руб­лей в 2016 го­ду, а при сдел­ке с РФПИ («Рос­сий­ский фонд пря­мых ин­ве­сти­ций») в мар­те 2017 го­да толь­ко рос­сий­ские ак­ти­вы груп­пы оце­ни­ва­лись в 5 млрд руб­лей. Се­год­ня сре­ди кли­ен­тов Infowatch — го­су­дар­ствен­ные ве­дом­ства, та­кие как ФНС и ФТС, круп­ные бан­ки, на­при­мер Сбер­банк и Аль­фа-банк, те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ные иг­ро­ки («Би­лайн», «Ме­га­фон»), сле­ду­ет из про­дук­то­во­го ка­та­ло­га ком­па­нии. Все­го у груп­пы бо­лее ты­ся­чи кли­ен­тов, оце­ни­ва­ет Кас­пер­ская.

Хо­ро­шо от­ра­бо­тан­ные на «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го» схе­мы про­даж ока­за­лись для но­вой ком­па­нии неэф­фек­тив­ны­ми. Во-пер­вых, при­шлось про­дви­гать не толь­ко про­дукт, но и те­му DLP (Data Leakage Prevention, за­щи­та от кор­по­ра­тив­ных уте­чек), про­филь­ную для ком­па­нии: те­ма бы­ла на рын­ке но­вой, лю­ди не по­ни­ма­ли, за­чем им тра­тить на это день­ги. Во-вто­рых, Кас­пер­ская бы­ла вы­нуж­де­на от­ка­зать­ся от парт­нер­ской се­ти, ко­то­рая так хо­ро­шо ра­бо­та­ла в «Ла­бо­ра­то­рии», — там к 2011 го­ду бы­ло 40 000 парт­не­ров. Infowatch в ос­нов­ном ра­бо­та­ет с круп­ны­ми си­стем­ны­ми ин­те­гра­то­ра­ми и вы­стро­и­ла соб­ствен­ную ре­ги­о­наль­ную си­сте­му про­даж. Ци­кл про­даж до­ста­точ­но дол­гий: необ­хо­ди­мо в каж­дом от­дель­ном слу­чае по­ни­мать, ка­кие имен­но утеч­ки ин­фор­ма­ции ком­па­ния бу­дет ло­вить, по­это­му есть pre-dlp этап, кон­сал­тин­го­вый, ко­гда спе­ци­а­ли­сты Infowatch раз­би­ра­ют­ся в по­треб­но­стях кон­крет­но­го за­каз­чи­ка. «Каж­дое пред­при­я­тие име­ет уни­каль­ную за­да­чу — да­же в рам­ках од­ной от­рас­ли. На­при­мер, для ко­го-то утеч­ка фи­нан­со­вой ин­фор­ма­ции не яв­ля­ет­ся очень важ­ной, за­то ва­жен уход пер­со­на­ла или ре­пу­та­ци­он­ные рис­ки. В за­ви­си­мо­сти от за­да­чи мож­но по-раз­но­му на­стра­и­вать си­сте­му», — объ­яс­ня­ет Кас­пер­ская.

В 2009 го­ду в Infowatch за­ду­ма­ли вы­ход на за­ру­беж­ные рын­ки и на­ча­ли с Гер­ма­нии. Ре­ше­ние Кас­пер­ская объ­яс­ня­ет тем, что у «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го» там силь­ные позиции и со вре­мен ра­бо­ты в ан­ти­ви­рус­ной ком­па­нии у нее оста­лись в стране личные свя­зи и кон­так­ты. Од­на­ко в Гер­ма­нии про­да­вать Dlp-си­сте­мы ока­за­лось невоз­мож­но: немец­кие проф­со­ю­зы ви­де­ли в та­ком ПО на­ру­ше­ние пра­ва на част­ную жизнь. Про­да­жи не шли и у кон­ку­рен­тов Infowatch, так что спу­стя два го­да ком­па­ния свер­ну­ла опе­ра­ции в стране.

Пять лет на­зад Infowatch пред­при­ня­ла по­пыт­ку но­мер два, но на этот раз по­шла на Ближ­ний Во­сток и в Юго-во­сточ­ную Азию. До­воль­но дол­го раз­ви­тие шло на соб­ствен­ные сред­ства ком­па­нии, но меж­ду­на­род­ная экс­пан­сия для Infowatch об­хо­дит­ся до­ро­го: необ­хо­ди­мо на­пря­мую об­щать­ся с кли­ен­та­ми, по­это­му нужно фи­зи­че­ски при­сут­ство­вать в стране. Пер­вый офис от­кры­ли в Ду­бае в мае 2017 го­да, в сен­тяб­ре пла­ни­ру­ет­ся за­пуск вто­ро­го — в Ку­а­ла-лум­пур. Са­ма Кас­пер­ская сей­час ле­та­ет в Ду­бай два-три ра­за в год. Сре­ди ближ­не­во­сточ­ных кли­ен­тов Infowatch — Цен­траль­ный банк Бах­рей­на, Пер­вый энер­ге­ти­че­ский банк Бах­рей­на и Кувейт­ский фи­нан­со­вый дом.

Фон­ды и гран­ты

Для меж­ду­на­род­ной экс­пан­сии в мар­те 2017 го­да Infowatch при­влек­ла фи­нан­си­ро­ва­ние от РФПИ: ис­точ­ни­ки «Ве­до­мо­стей» оце­ни­ва­ли при­об­ре­тен­ную фон­дом до­лю в 3,75%, а объ­ем при­вле­чен­ных средств — в сум­му до 187,5 млн руб­лей. В 2015 го­ду хо­ди­ли слу­хи о том, что Infowatch вела пе­ре­го­во­ры с вен­чур­ным фон­дом Baring Vostok, но ни од­на из сто­рон их то­гда не под­твер­ди­ла.

Впро­чем, На­та­лья Кас­пер­ская уве­ре­на, что ком­па­ни­ям сто­ит об­хо­дить­ся сво­и­ми сред­ства­ми, ес­ли есть та­кая воз­мож­ность, или при­вле­кать го­су­дар­ствен­ные гран­ты. «Ко­гда вен­чур­ный ин­ве­стор за­хо­дит в ком­па­нию, у него ко­рот­кий го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния — че­рез 3–5 лет он уже хо­чет вый­ти, что мо­жет не со­от­вет­ство­вать ин­те­ре­сам биз­не­са, осо­бен­но ес­ли го­ри­зон­ты пла­ни­ро­ва­ния у него длин­ные, как у Infowatch, — объ­яс­ня­ет она. — Ес­ли есть воз­мож­ность по­лу­чить гран­то­вые день­ги, за ко­то­рые не на­до «по­па­дать в раб­ство» к вен­чу­ри­сту, это очень здо­ро­во». На пер­вых эта­пах раз­ви­тия вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ный биз­нес стал­ки­ва­ет­ся с нехват­кой лик­вид­но­сти, и это мо­жет про­дол­жать­ся 5–7 лет, го­во­рит Кас­пер­ская. Она сто­рон­ник то­го, что­бы та­кие се­рьез­ные тех­но­ло­гии за-

«Лю­ди вос­при­ни­ма­ют эти рей­тин­ги так: раз де­нег за­ра­бо­та­ла, зна­чит у нее есть вер­то­лет, да­ча в Мо­на­ко и Ferrari»

пус­кать с бо­лее круп­ной площадки: так «Ла­бо­ра­то­рия Кас­пер­ско­го» в свое вре­мя ро­ди­лась внут­ри «Ка­ми», а Infowatch — внут­ри «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го».

РФПИ, по сло­вам Кас­пер­ской, на­хо­дит­ся где-то меж­ду го­су­дар­ствен­ны­ми гран­та­ми и вен­чур­ным ка­пи­та­лом: они бе­рут неболь­шую до­лю ак­ций и тре­бу­ют вы­со­кий IRR (внут­рен­нюю нор­му до­ход­но­сти), ко­то­рый огра­ни­чен свер­ху, но при этом не вме­ши­ва­ют­ся в де­я­тель­ность ком­па­нии.

За­щи­та от уте­чек

Dlp-си­сте­ма — это на­бор про­грамм-пе­ре­хват­чи­ков для предот­вра­ще­ния уте­чек кон­фи­ден­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции за счет ана­ли­за ком­му­ни­ка­ций: элек­трон­ной по­чты, об­лач­ных хра­ни­лищ, ко­пи­ро­ва­ния фай­лов на внеш­ние но­си­те­ли.

Ко­гда Infowatch толь­ко со­зда­вал­ся как до­чер­няя струк­ту­ра «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го», DLP бы­ла спро­ек­ти­ро­ва­на как за­щи­та пе­ри­мет­ра ор­га­ни­за­ции, то есть кон­тро­ли­ро­ва­лись ра­бо­чие ком­пью­те­ры, че­рез ко­то­рые мог­ла уй­ти ин­фор­ма­ция. Сей­час кор­по­ра­тив­ный пе­ри­метр раз­мыл­ся — дан­ные мож­но ото­слать, на­при­мер, че­рез ра­бо­чий смарт­фон и вне офи­са, объ­яс­ня­ет Кас­пер­ская. По­это­му DLP ста­но­вит­ся си­сте­мой, ко­то­рая от­сле­жи­ва­ет кон­фи­ден­ци­аль­ную ин­фор­ма­цию на всех устрой­ствах.

Dlp-си­сте­ма Infowatch со­сто­ит из двух ча­стей: агент­ской и сер­вер­ной. Пер­вая со­би­ра­ет дан­ные о ком­му­ни­ка­ци­ях на кор­по­ра­тив­ных устрой­ствах. А на сер­ве­ре по­лу­чен­ная ин­фор­ма­ция ана­ли­зи­ру­ют­ся — и в слу­чае, ес­ли за­фик­си­ро­ва­на утеч­ка, опо­ве­ща­ет­ся от­дел без­опас­но­сти.

Оста­ет­ся пробле­ма: как быть с лич­ны­ми те­ле­фо­на­ми со­труд­ни­ков, че­рез ко­то­рые та­к­же, оче­вид­но, се­год­ня воз­мож­ны утеч­ки. Неко­то­рые фир­мы вы­да­ют со­труд­ни­кам кор­по­ра­тив­ные устрой­ства, а личные за­пре­ща­ют. Дру­гие ста­вят агент­ские при­ло­же­ния на их мо­биль­ные устрой­ства, но то­гда, ес­ли нет спе­ци­аль­ных средств для раз­де­ле­ния лич­ных и кор­по­ра­тив­ных дан­ных, DLP «ви­дит» и всю лич­ную пе­ре­пис­ку поль­зо­ва­те­ля. Что­бы ре­шить эту за­да­чу, Infowatch ра­бо­та­ет сов­мест­но с ком­па­ни­я­ми «Ин­фо­текс» и Mobilitylab. «Ин­фо­текс» со­зда­ет за­шиф­ро­ван­ную об­ласть для ра­бо­че­го ис­поль­зо­ва­ния, Mobilitylab — софт для ра­бо­ты в за­щи­щен­ной сре­де, а Infowatch от­сле­жи­ва­ет, к ка­ким до­ку­мен­там об­ра­ща­лись на этом устрой­стве. Лич­ная пе­ре­пис­ка оста­ет­ся вне по­ля зре­ния си­сте­мы.

Ин­те­рес­ный биз­нес

«Ко­гда в 2011 го­ду я рас­ста­лась с «Ла­бо­ра­то­ри­ей Кас­пер­ско­го», ка­за­лось, что у ме­ня бе­с­ко­неч­ное ко­ли­че­ство де­нег, и я по­ку­па­ла раз­ные ак­ти­вы, из ин­те­ре­са, мож­но ска­зать, про­сто ра­ди удо­воль­ствия. Ка­кие-то из этих ком­па­ний так и не взле­те­ли, ка­кие-то во­шли в груп­пу Infowatch, но в це­лом, ес­ли ком­па­ния не рас­тет, ее на­до за­кры­вать. А это слож­но. Так как ком­па­нии — они как де­ти, всех жал­ко», — рас­ска­зы­ва­ет гла­ва Infowatch. В 2012 го­ду Кас­пер­ская при­об­ре­ла 16,8% ак­ций немец­ко­го про­из­во­ди­те­ля ан­ти­ви­ру­сов G Data Software AG. С со­ос­но­ва­те­лем ком­па­нии Ка­ем Фиг­ге она бы­ла на тот мо­мент зна­ко­ма уже 16 лет. Кас­пер- ская толь­ко что про­да­ла свой па­кет ак­ций «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го» и со­гла­си­лась стать ак­ци­о­не­ром G Data. Сей­час она вхо­дит в со­вет ди­рек­то­ров ком­па­нии. С 2012 го­да биз­нес вы­рос на 50%, что непло­хо, го­во­рит она, но он мог бы рас­ти быст­рее.

Она та­к­же ку­пи­ла кон­троль­ный па­кет в дру­гой немец­кой ком­па­нии — cynapspro (сей­час — Egosecure),

«Чем боль­ше у ме­ня биз­не­сов по­яв­ля­ет­ся, тем боль­ше я по­ни­маю, как ма­ло я по­ни­маю»

про­из­во­ди­те­ля ПО для за­щи­ты кор­по­ра­тив­ной ин­фор­ма­ции на ко­неч­ных устрой­ствах. «Они ге­не­ри­ру­ют хо­ро­шую при­быль, это бы­ло удач­ное при­об­ре­те­ние», — объ­яс­ня­ет пред­при­ни­ма­тель­ни­ца.

То­гда же ком­па­ния На­та­льи Кас­пер­ской ин­ве­сти­ро­ва­ла в Appercut Security Руст­э­ма Хай­рет­ди­но­ва, за­ме­сти­те­ля ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Infowatch. Фир­ма раз­ра­ба­ты­ва­ла ре­ше­ния для ана­ли­за ис­ход­но­го ко­да биз­нес-при­ло­же­ний на пред­мет уяз­ви­мо­стей. Сей­час про­дукт про­да­ет­ся под брен­дом Infowatch — как Infowatch Appercut.

Се­год­ня о по­куп­ке но­вых ком­па­ний Кас­пер­ская со­ве­ту­ет­ся с ны­неш­ним му­жем Иго­рем Аш­ма­но­вым, ос­но­ва­те­лем ком­па­нии «Аш­ма­нов и парт­не­ры». Сов­мест­ный

биз­нес у них уже есть: на­при­мер, ком­па­нии «Кри­брум» и «На­но­се­ман­ти­ка». В сов­мест­ных про­ек­тах дей­ству­ет чет­кое раз­де­ле­ние ро­лей: На­та­лья Кас­пер­ская за­ни­ма­ет­ся мар­ке­тин­гом и про­дви­же­ни­ем, а Аш­ма­нов — тех­но­ло­ги­че­ской сто­ро­ной биз­не­са. «Ко­гда на­до по­мочь с про­да­жа­ми, най­ти глав­но­го мар­ке­то­ло­га или ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра, Игорь об­ра­ща­ет­ся ко мне за по­мо­щью. Ес­ли у ме­ня воз­ни­ка­ет тех­но­ло­ги­че­ская пробле­ма, да­же в мо­ем соб­ствен­ном биз­не­се, я к нему об­ра­ща­юсь за со­ве­том», — рас­ска­зы­ва­ет она о му­же. Офи­сы Infowatch и «Аш­ма­нов и парт­не­ры» рас­по­ло­же­ны на од­ном эта­же офис­но­го цен­тра на за­па­де Моск­вы, но ка­би­не­ты супругов раз­не­се­ны в раз­ные сто­ро­ны зда­ния.

Кас­пер­ская при­зна­ет­ся, что не вполне по­ни­ма­ет во­про­сы о ре­цеп­тах успе­ха: «Ко­гда про­сят, на­при­мер, сфор­му­ли­ро­вать три пра­ви­ла биз­не­са. По­че­му три? По­че­му не шесть, не семь, не два? Ес­ли бы бы­ли об­щие прин­ци­пы, ко­то­рые сра­ба­ты­ва­ют в каж­дом биз­не­се, все бы­ли бы пред­при­ни­ма­те­ля­ми и мир во­об­ще был бы дру­гим». «Чем боль­ше у ме­ня биз­не­сов по­яв­ля­ет­ся, тем боль­ше я по­ни­маю, как ма­ло я по­ни­маю», — до­бав­ля­ет она. Тем не ме­нее неко­то­рые прин­ци­пы она все-та­ки вы­де­ля­ет. На­при­мер, Кас­пер­ская не на­ни­ма­ет лю­дей по зна­ком­ству и ста­ра­ет­ся на­хо­дить кан­ди­да­тов «ум­нее се­бя». А еще не сто­ит раз­ме­ни­вать стра­те­ги­че­ские ре­ше­ния на так­ти­че­ские ра­ди сию­ми­нут­ной вы­го­ды, го­во­рит она.

В рей­тинг бо­га­тей­ших жен­щин Рос­сии Forbes На­та­лья Кас­пер­ская во­шла в 2013 го­ду с со­сто­я­ни­ем $220 млн, но это не бы­ло ее де­бю­том в спис­ках со­сто­я­тель­ных рос­си­ян. «У ме­ня с рей­тин­га­ми свя­за­на лич­ная и очень непри­ят­ная ис­то­рия: по­сле пуб­ли­ка­ции пер­во­го спис­ка, в ко­то­рый я по­па­ла в 2011 го­ду, у ме­ня по­хи­ти­ли сы­на, — го­во­рит она. — Лю­ди вос­при­ни­ма­ют эти рей­тин­ги так: раз де­нег за­ра­бо­та­ла, зна­чит у нее есть вер­то­лет, да­ча в Мо­на­ко и Ferrari. При этом мое со­сто­я­ние оце­ни­ва­ет­ся кос­вен­но — по до­лям в ком­па­ни­ях, ко­то­рые не яв­ля­ют­ся пуб­лич­ны­ми. Ка­кие-то из этих про­ек­тов бо­лее успеш­ны, ка­кие-то — ме­нее, и к ре­аль­ным день­гам эти до­ли от­но­сят­ся опо­сре­до­ван­но».

Пя­тая часть со­об­ще­ний, ко­то­рые по­сту­па­ют Кас­пер­ской сей­час в Facebook, сво­дят­ся к прось­бам о день­гах — на ка­кие-ни­будь непро­филь­ные для нее стар­та­пы или да­же про­сто на жизнь. Она же вос­при­ни­ма­ет день­ги как ре­сурс, с по­мо­щью ко­то­ро­го мож­но что-то по­стро­ить, пусть да­же не все ком­па­нии, в ко­то­рые она ин­ве­сти­ру­ет, силь­но «вы­стре­ли­ва­ют».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.