ЛУКЕРЬЯ ИЛЬЯШЕНКО

Gala Biography - - СОДЕРЖАНИЕ - Ма­те­ри­ал под­го­то­вил Ва­си­лий Скор­луп­кин

Ба­лет­ная шко­ла

За пле­ча­ми у ак­три­сы Лу­ке­рьи Ильяшенко го­ды за­ня­тий ба­ле­том, по­пыт­ки най­ти се­бя на сцене и в ки­но, ра­бо­та в се­ри­а­лах «Слад­кая жизнь» и «На­лет», по­сле ко­то­рых, шу­тит ак­три­са, она с удо­воль­стви­ем сыг­ра­ла бы Оста­па Бен­де­ра. И ведь мо­жет – у Лу­ке­рьи же­лез­ный ха­рак­тер и мо­ре са­мо­иро­нии.

«МОЙ ОТЕЦ Ни­ко­лай Ана­то­лье­вич Ильяшенко в юно­сти. Он окон­чил Су­ри­ков­ское учи­ли­ще, за­ни­мал­ся ан­ти­ква­ри­а­том – ико­на­ми, сам был ху­дож­ни­ком и во­об­ще эс­те­том по жиз­ни. Не зря го­во­рят, что каж­дая де­вуш­ка ищет от­цов­ские ка­че­ства в сво­их муж­чи­нах – так вот это точ­но мой слу­чай. Па­па был на­столь­ко доб­рый и чу­дес­ный че­ло­век, что во мно­гом опре­де­лил мои пред­став­ле­ния об иде­аль­ном муж­чине».

«МОИ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ на фо­то це­лу­ют­ся, ря­дом их дру­зья. Па­па и ма­ма оба ро­дом из Куй­бы­ше­ва, по­зна­ко­ми­лись на рын­ке. К ма­ме при­вя­зал­ся мо­ло­дой че­ло­век, она сна­ча­ла пы­та­лась его «от­шить», но по­том, вспо­ми­на­ет, уви­де­ла, ка­кие у него «кра­си­вые гу­бы, боль­шой рот и очень хо­ро­шие зу­бы». Ма­ма лю­би­ла вид­ных муж­чин. Фо­то сде­ла­но в 1988-м, че­рез год у них ро­ди­лась я».

«МОЯ ВТО­РАЯ БА­БУШ­КА – Ма­рия Ива­нов­на Вах­но, в де­ви­че­стве Ду­бо­виц­кая. Про­шла вой­ну ка­пи­та­ном ме­ди­цин­ской служ­бы, ра­бо­та­ла глав­вра­чом во­ен­ко­ма­та и, ка­жет­ся, во­пло­ща­ла в се­бе все ка­че­ства со­вет­ско­го че­ло­ве­ка – убеж­ден­ная ком­му­нист­ка, кри­сталь­но чест­ная и неве­ро­ят­но доб­рая. До­жи­ла до 97 лет».

«Я РОСЛА очень лю­би­мой и очень из­ба­ло­ван­ной де­воч­кой. Па­па был че­ло­ве­ком щед­рым, он и ма­ме да­рил шу­бы, брил­ли­ан­ты и счи­тал, что его жен­щи­на долж­на быть «на­во­ро­чен­ной». Он ис­пол­нял и лю­бой мой ка­приз. Все из­ме­ни­лось, ко­гда его не ста­ло. Жизнь ста­ла со­всем дру­гой». 1989 год.

«БА­БУШ­КА по па­пи­ной ли­нии Та­тья­на Пет­ров­на Да­рин­ская.

Мы не очень мно­го с ней об­ща­лись, но я зна­ла, что она ра­бо­та­ла за­ве­ду­ю­щей га­стро­но­мом и бы­ла весь­ма люб­ве­обиль­ной жен­щи­ной. У нее бы­ло три или че­ты­ре му­жа, и она все­гда го­во­ри­ла, что ни дня в сво­ей жиз­ни не про­ве­ла од­на».

«КО­ГДА МНЕ БЫ­ЛО ЧЕ­ТЫ­РЕ, ма­ма от­ве­ла ме­ня на «Щел­кун­чи­ка» и удив­ля­лась, что все де­ти ны­ли и ер­за­ли, а я лег­ко вы­си­де­ла два ак­та. Вско­ре я уже за­ни­ма­лась баль­ны­ми тан­ца­ми, ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­кой, и ма­ма ре­ши­ла от­дать ме­ня в ба­лет, что­бы я без де­ла не ша­та­лась. Ба­лет я бро­си­ла один раз и на­все­гда, ко­гда по­ня­ла, что у нас ба­ле­ри­нам мно­го не пла­тят, да­же ес­ли ты слу­жишь пер­вой со­лист­кой в Боль­шом те­ат­ре».

«МА­МА, ба­буш­ка, я и мой дво­ю­род­ный брат Ан­дрей. В дет­стве мы с ним дру­жи­ли, а сей­час ред­ко ви­дим­ся – он жи­вет в од­ном «неф­тя­ном» го­род­ке и ра­бо­та­ет в топ­лив­ной про­мыш­лен­но­сти. Так вы­шло, что у ме­ня все род­ствен­ни­ки ум­ные, окан­чи­ва­ли шко­лы с зо­ло­ты­ми ме­да­ля­ми и ин­сти­ту­ты с крас­ны­ми ди­пло­ма­ми, од­на я в этом смыс­ле «не по­лу­чи­лась». На­ча­ло 1990-х го­дов.

«МА­МА ВОСПИТЫВАЛА МЕ­НЯ аб­со­лют­ной де­воч­кой, са­ма мог­ла по­мочь на­кра­сить гу­бы, а я мог­ла за­ка­тить ис­те­ри­ку, ес­ли она за­бы­ва­ла под­ве­сти мне кон­ту­ром уго­лок. А еще я все­гда тре­бо­ва­ла пла­тье и нена­ви­де­ла шта­ны, по­то­му что ме­ня ча­сто пу­та­ли с маль­чи­ком». 1993 год.

«МНЕ ГО­ДА ТРИ. У ме­ня фин­гал под гла­зом, по­то­му что я ку­да-то въе­ха­ла го­ло­вой. На са­мом де­ле я не бы­ла очень уж ак­тив­ной и бо­е­вой, на­про­тив, по­сле смер­ти па­пы росла не очень об­щи­тель­ной и да­же не мог­ла ни с кем без слез го­во­рить о ро­ди­те­лях».

«КАЖ­ДОЕ ЛЕ­ТО мы, сту­ден­ты ба­лет­ной шко­лы, от­прав­ля­лись в Ев­па­то­рию, в ба­лет­ный «конц­ла­герь». Там мы утром бе­жа­ли до мо­ря кросс 7 км, ку­па­лись, за­ни­ма­лись рас­тяж­кой – это ко­гда ты так дол­го си­дишь на шпа­га­те, что на вы­хо­де из за­ла у те­бя но­ги об­рат­но не схо­дят­ся, – и все вре­мя за­ни­ма­лись кон­тра­бан­дой еды. Впро­чем, наш пе­да­гог, чем­пи­он­ка Рос­сии по ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке, ча­сто при­хо­ди­ла с про­вер­ка­ми – осмат­ри­ва­лись тум­боч­ки, вы­тря­хи­ва­лись мат­ра­сы, кон­фис­ко­вы­ва­лись пе­че­нье, хлеб и «до­ши­рак». Ду­маю, ес­ли я по­па­ду в ад, то бу­ду там за­ни­мать­ся гим­на­сти­кой 24 ча­са в день и семь дней в неде­лю. Но на фо­то у нас вполне се­бе ку­рорт­ный ра­дост­ный вид – а что де­лать? Мы же все доб­ро­воль­но ту­да по­шли, хо­те­ли стать ба­ле­ри­на­ми».

«В 14 ЛЕТ Я ОКА­ЗА­ЛАСЬ В НЬЮ-ЙОР­КЕ на га­стро­лях с те­ат­ром Мар­ка Ро­зов­ско­го «У Ни­кит­ских во­рот» – из ба­лет­ной сту­дии при­гла­си­ли трех ба­ле­рин, но в США по­еха­ла од­на я, по­то­му что две дру­гие де­воч­ки бы­ли по­стар­ше и их не вы­пу­сти­ли, бо­ясь, что они там оста­нут­ся. По­ка все хо­ди­ли на Бро­д­вей смот­реть мю­зик­лы, я, по­ме­шан­ная на ба­ле­те, ре­ши­ла най­ти класс и по­за­ни­мать­ся у стан­ка. А на об­рат­ном пу­ти в Нью-джер­си, где мы жи­ли, за­блу­ди­лась. На­си­лу вы­бра­лась».

«Я – В СА­МОМ ЦЕН­ТРЕ в крас­ной ша­поч­ке. Это га­стро­ли ба­лет­ной шко­лы в немец­ком Маг­де­бур­ге, мы вы­сту­па­ли на ка­ком-то ме­ро­при­я­тии, а но­мер нам по­ста­ви­ла Еле­на Вла­ди­ми­ро­ва По­та­по­ва, ко­то­рая од­но вре­мя ра­бо­та­ла худру­ком Хо­ра им. Пят­ниц­ко­го и пре­по­да­ва­ла рус­ский на­род­ный та­нец в ГИТИСЕ. Кра­си­вая жен­щи­на, вы­да­ю­щий пе­да­гог, но, как это ча­сто бы­ва­ет, – ти­ран».

«В МЮ­ЗИК­ЛЕ «Кра­са­ви­ца и чу­до­ви­ще», ко­то­рый по­ста­ви­ла ком­па­ния Stage Entertainment, я пе­ла и тан­це­ва­ла в ан­сам­бле – мо­лоч­ни­цу, та­кую тет­ку с ко­ро­мыс­лом. Гор­дить­ся здесь, ко­неч­но, нечем, по­сколь­ку я адек­ват­но оце­ни­ваю свои спо­соб­но­сти и знаю, что пою ни­же сред­не­го». 2012 год.

«МОИ КОЛ­ЛЕ­ГИ по се­ри­а­лу «Слад­кая жизнь» Ма­рия Шу­ма­ко­ва, Ана­ста­сия Месь­ко­ва, Ан­тон Де­ни­сен­ко, Ни­ки­та Пан­фи­лов и я на съемках но­во­год­не­го вы­пус­ка Comedy Club на ТНТ. Я очень бла­го­дар­на «Слад­кой жиз­ни», ес­ли бы не этот се­ри­ал, то ко­му бы мы бы­ли нуж­ны? С кол­ле­га­ми по се­ри­а­лу мы ви­дим­ся, об­ща­ем­ся и до сих пор лю­бим друг дру­га».

«Я (на фо­то край­няя сле­ва) бы­ла мо­ло­дая, мне нуж­ны бы­ли день­ги, и я по­шла ра­бо­тать в Те­атр па­ро­дии Вла­ди­ми­ра Ви­но­ку­ра. Изоб­ра­жа­ла там Лай­му Вай­ку­ле и Ка­тю Лель, вы­хо­ди­ла в па­ри­ке, ря­же­ная и под фа­не­ру, пы­та­ясь пе­ре­дать пла­сти­ку пе­виц.

Это был ужас­ный опыт, по­то­му что па­ро­ди­ей долж­ны за­ни­мать­ся не ар­ти­сты ба­ле­та».

«В СЕРИ­АЛЕ «На­лет» я иг­ра­ла Ок­са­ну Го­ли­ко­ву, и эта роль важ­на для ме­ня. Это со­всем дру­гой ти­паж, нежели ко­вар­ные обо­льсти­тель­ни­цы и де­ви­цы лег­ко­го по­ве­де­ния, ко­то­рых мне пред­ла­га­ли по­сле «Слад­кой жиз­ни». К то­му же по­ра­бо­тать с Вла­ди­ми­ром Маш­ко­вым – это кру­то. Вла­ди­мир Ль­во­вич – уни­каль­ный ак­тер, со­всем дру­го­го уров­ня, и на съемках ты вдруг по­ни­ма­ешь, ка­ки­ми си­ла­ми этот уро­вень до­сти­га­ет­ся. На­при­мер, у него на пло­щад­ке был от­дель­ный фур­гон с тре­на­жер­ным за­лом, и, по­ка мы обе­да­ли, от­ды­ха­ли и го­ня­ли чаи, он за­ни­мал­ся, ка­чал пресс – у него во­семь ку­би­ков на жи­во­те. Мы как уви­де­ли, так и офи­ге­ли».

«С КОЛЛЕГОЙ ПО «СЛАД­КОЙ ЖИЗ­НИ» Мар­той Но­со­вой мы ве­ли два се­зо­на пе­ре­да­чи «Оли­гарх-тв» на ка­на­ле «Пят­ни­ца!». Там рас­ска­зы­ва­лось про жизнь очень бо­га­тых лю­дей. На­ше де­ло бы­ло «сол­дат­ское» – чи­та­ли под­вод­ки к сю­же­там, за­од­но вы­яс­ня­ли, что в жиз­ни бо­га­тых лю­дей нема­ло шо­ки­ру­ю­ще­го и уди­ви­тель­но­го». 2016 год.

«СЪЕМ­КИ в филь­ме «Тан­цы на­смерть» бы­ли непло­хим опы­том, там бы­ли хо­рео­гра­фия и апо­ка­лип­ти­че­ский ан­ту­раж. Ме­ня не зо­вут иг­рать «го­лу­бых» ге­ро­инь, но я и не рас­стра­и­ва­юсь, я бы с ра­до­стью сыг­ра­ла и кон­че­ную нар­ко­ман­ку, и лес­би­ян­ку, и да­же Оста­па Бен­де­ра».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.