МАРИЯ МИРОНОВА И АНДРЕЙ МИРОНОВУДАЛОВ

Вы­со­кие от­но­ше­ния

Gala Biography - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ма­ша и Андрей впер­вые да­ли сов­мест­ное ин­тер­вью, и мне бы­ло очень непри­выч­но ви­деть их в та­ком ра­кур­се, по­сколь­ку Ма­шу я знаю с юно­сти, а Ан­дрея, со­от­вет­ствен­но, с мо­мен­та его рож­де­ния. Впро­чем, во вре­мя на­ше­го раз­го­во­ра я узнал про каж­до­го из них нема­ло лю­бо­пыт­ных по­дроб­но­стей. Ма­ша, ты сы­на на вах­тан­гов­ской сцене уже ви­де­ла?

Мария: Да. А пер­вое, что я ви­де­ла в его ис­пол­не­нии, – как он чи­тал сти­хо­тво­ре­ние Пуш­ки­на «Призна­ние» («Я вас люб­лю...»), с ко­то­рым по­сту­пал в те­ат­раль­ный ин­сти­тут.

Андрей: Я ре­пе­ти­ро­вал до­ма. М.: Он пе­ре­пи­сы­вал сна­ча­ла сти­хо­тво­ре­ние на ли­сто­чек, я да­же его со­хра­ни­ла. А за­чем на ли­сто­чек?

А.: Что­бы луч­ше за­пом­нить, Ва­дим. М.: С ним за­ни­ма­лась Ма­ри­на Го­луб, она го­то­ви­ла его к по­ступ­ле­нию. Но ведь сна­ча­ла Андрей по­шел учить­ся в Уни­вер­си­тет управ­ле­ния Пра­ви­тель­ства Моск­вы. Те­бе, Ма­ша, этот вы­бор сы­на был по ду­ше?

М.: Это не ко мне во­прос, они там с ба­буш­кой что-то ре­ши­ли.

А.: Ба­буш­ка бы­ла про­тив, что­бы я шел в те­ат­раль­ный. А мне все­гда это бы­ло ин­те­рес­но. По­на­ча­лу я хо­тел стать ре­жис­се­ром. Так вот, мне то­гда ка­за­лось, что в этом ин­сти­ту­те я смо­гу на­брать­ся необ­хо­ди­мо­го мне

про­дю­сер­ско­го опы­та, а по­том вер­нусь к сво­ей мечте.

М.: Ни­чем хо­ро­шим та­кая за­тея не за­вер­ши­лась.

А.: Я быст­ро за­кон­чил это пу­те­ше­ствие. По­нял, что не смо­гу се­бя там про­явить, не бы­ло ка­ко­го-то огонь­ка. По­на­ча­лу я ду­мал, что при­вык­ну. Но че­рез семь ме­ся­цев по­нял, что че­ты­ре го­да здесь не про­тя­ну. Ре­шил, что на­до по­сту­пать в те­ат­раль­ный. Как ма­ма к это­му от­нес­лась?

М.: Я с сы­ном все­гда де­мо­кра­тич­на. Ни на чем не на­ста­и­ваю, про­сто на­блю­даю. А.: На са­мом де­ле ма­ма от­нес­лась к мо­е­му ре­ше­нию с пло­хо скры­ва­е­мым удо­воль­стви­ем.

М.: Для ме­ня важ­но, что­бы Ан­дрею бы­ло ин­те­рес­но.

А.: Ви­дишь, Ва­дим, да­же сей­час не при­зна­ет­ся. А ба­буш­ка, Ека­те­ри­на Гра­до­ва, про­дол­жа­ла от­го­ва­ри­вать вну­ка от ак­тер­ско­го пу­ти? А.: Она при­шла на мой пер­вый по­каз в Щу­кин­ском, по­том по­зво­ни­ла и ска­за­ла: «Про­сти, я бы­ла непра­ва». Мне это бы­ло до­ро­го и очень при­ят­но. Мы ведь ред­ко при­зна­ем свои ошиб­ки. Андрей, на­вер­ное, рос в «Лен­ко­ме», где ты, Ма­ша, слу­жишь? М.: Во­об­ще нет. А.: По­че­му? От­ча­сти да. М.: Од­на­жды мы ез­ди­ли на га­стро­ли в Из­ра­иль со спек­так­лем «Вар­вар и ере­тик». И Ан­дрю­ша си­дел на ко­ле­нях у Люд­ми­лы Алек­сан­дров­ны Зо­ри­ной (вдо­ва Оле­га Ян­ков­ско­го. – Прим. ред.). Вот и весь его те­ат­раль­ный опыт. Сам по­про­сил­ся наг­ло: «Мож­но я вый­ду на сце­ну?» Сколь­ко ему бы­ло то­гда лет?

М.: Шесть или семь.

А.: Там про­сто нуж­ны бы­ли де­ти, а де­тей на за­гра­нич­ные га­стро­ли не взя­ли. Я си­дел на ко­ле­нях у Люд­ми­лы Алек­сан­дров­ны и чи­тал сти­хо­тво­ре­ние по-фран­цуз­ски. По­том еще два ра­за иг­рал в этом спек­так-

ле в Москве, мне за­пла­ти­ли по сто руб­лей за каж­дое вы­ступ­ле­ние. Та­кой при­ят­ный для ре­бен­ка за­ра­бо­ток!.. Ма­ша, ты ро­ди­ла Ан­дрея со­всем ра­но, в де­вят­на­дцать лет.

М.: Я по­сту­пи­ла на пер­вый курс в Щу­кин­ское учи­ли­ще и прак­ти­че­ски сра­зу ушла в де­крет. Про­пу­сти­ла го­да два уче­бы, а по­том пе­ре­ве­лась во ВГИК. У нас до­ма по­яви­лись ня­неч­ки. Есте­ствен­но, я не бы­ла то­гда зре­лым че­ло­ве­ком. У ме­ня бы­ла уче­ба, мно­го ка­ких-то це­лей. Но Ан­дрюш­ку я все­гда рас­ти­ла как дру­га.

А.: Ко­неч­но, что­бы слу­шать со мной в ма­шине Эн­ри­ке Иг­ле­си­а­са и му­чить ме­ня все дет­ство. ( Сме­ет­ся.)

М.: По­нят­но те­бе, Ва­дим, как мы об­ща­ем­ся? Вот так, с юмо­ром по жиз­ни, или бы­ли слож­но­сти с вос­пи­та­ни­ем? М.: Бы­ли слож­но­сти. Они про­яв­ля­лись в том, что я от­ка­за­лась от съе­мок, на­вер­ное, в де­ся­ти кар­ти­нах. Не мог­ла уехать ни­ку­да, кро­ме га­стро­лей. По­че­му?

М.: По­то­му что я мог­ла воз­вра­тить­ся до­мой, а око­ло две­рей сто­ит ми­ли­ция. Ока­зы­ва­ет­ся, мой сы­нок так по­ве­се­лил­ся в свой день рож­де­ния, что ски­нул па­кет с во­дой пря­мо на ло­бо­вое стек­ло ма­ши­ны на­чаль­ни­ка ОВД «Ар­бат». И шесть ми­ли­ци­о­не­ров сто­ят и смот­рят на на­ши ок­на. Я воз­вра­ща­юсь по­сле спек­так­ля «Фед­ра. Зо­ло­той ко­лос» и по­ни­маю, что эти лю­ди по мою ду­шу.

А.: Меж­ду про­чим, за «Фед­ру» Мария Ан­дре­ев­на по­лу­чи­ла пре­мию «Зо­ло­тая мас­ка». Да, это бы­ла от­лич­ная ак­тер­ская ра­бо­та.

М.: Спа­си­бо, Ва­дим... Так вот, ту ночь мой сын про­вел в «обе­зьян­ни­ке». Ты не воз­ра­жа­ла?

М.: А че­го воз­ра­жать? Пус­кай бу­дет та­кой опыт. А еще Ан­дрюш­ка пря­тал сво­их дру­зей. Как-то у ме­ня от­ме­ни­ли спек­такль, при­чем вне­зап­но. Я об этом узна­ла, уже ко­гда при­е­ха­ла в те­атр. А сын, ока­зы­ва­ет­ся, на это вре­мя за­пла­ни­ро­вал гран­ди­оз­ную ве­че­рин­ку. Я спо­кой­но еду до­мой, пар­кую ма­ши­ну и зво­ню ему ми­ну­ты за три до то­го, как под­нять­ся в квар­ти­ру. «А ты где?» – спра­ши­ва­ет сы­нок рас­те­рян­ным го­ло­сом. Я ему рас­ска­зы­ваю. «По­нят­но», – от­ве­ча­ет он. За­хо­жу в подъ­езд и ви­жу та­кую кар­ти­ну: по лест­ни­це спус­ка­ют­ся лю­ди, при­жав­шись к стен­ке, и, не гля­дя мне в гла­за, вы­хо­дят на ули­цу. Про­сто по­ток лю­дей, че­ло­век семь­де­сят!

Неп­ло­хо. И как ты от­ре­а­ги­ро­ва­ла? М.: Уже не пом­ню.

А.: И я не пом­ню. Но сам факт про­изо­шед­ше­го за­пом­нил­ся го­раз­до силь­нее, чем раз­би­ра­тель­ство.

М.: А как Андрей де­воч­ку пря­тал в шкафу! При­хо­жу до­мой – у него дол­жен был быть урок ан­глий­ско­го. Смот­рю – жен­ские туфли сто­ят. Он их быст­ро убрал. По­том пол­то­ра-два ча­са сын за­ни­мал­ся ан­глий­ским. За­тем вы­хо­дит из ком­на­ты: «Ма­ма, ты ни­ку­да не со­би­ра­ешь­ся?» – «Нет».

Еще че­рез час он по­ни­ма­ет, что де­воч­ку нуж­но вы­во­дить. Все это вре­мя она просидела в шкафу! При­шлось нас по­зна­ко­мить. И ты, Ма­ша, опять не пом­нишь свою ре­ак­цию?

А.: А что на­до бы­ло ска­зать? «Что ты де­ла­ешь во­об­ще?!»

М.: Есть ма­мы, ко­то­рые мно­го че­го го­во­рят. Ты про­сто не при­вык, хам­ская ро­жа!

( Улы­ба­ет­ся.) Ну хо­ро­шо, Ан­дрю­ша, ты сам-то сде­лал ка­кие-то вы­во­ды по­сле но­чи в от­де­ле­нии ми­ли­ции?

А.: Ка­кие вы­во­ды? Это был де­вя­тый класс. Я вы­шел из от­де­ле­ния и по­шел сда­вать ЕГЭ. Сдал на пя­тер­ку.

М.: Он хо­ро­шо учил­ся, у него от­лич­ная па­мять. То, что другой бу­дет учить но­ча­ми, он вы­учит за час. Так что у него бы­ло мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни. Как Андрей ис­поль­зо­вал это вре­мя, мне уже по­нят­но. А.: Я увле­кал­ся спор­том: фут­бол, тен­нис, пла­ва­ние, лы­жи, ру­ко­паш­ный бой, бас­кет­бол...

М.: К спор­ту я его при­уча­ла с дет­ства. Са­ма всю жизнь за­ни­ма­юсь: че­ты­ре ра­за в неде­лю хо­жу в зал, да­же ес­ли нет сил. Два ча-

са с тре­не­ром. Обо­жаю спорт, для ме­ня это жизнь. Ко­гда Ан­дрюш­ка со­всем ма­лень­кий был, я ему го­во­ри­ла: «Сей­час бу­дем пресс ка­чать». Он ло­жил­ся, я ему на нож­ки са­ди­лась: «Да­вай-да­вай». Те­перь Андрей, ес­ли не идет в тре­на­жер­ный зал, са­жа­ет Ксе­нию се­бе на но­ги и ка­ча­ет пресс. Андрей недав­но по­зна­ко­мил ме­ня с Ксе­ни­ей. Ин­тел­ли­гент­ная кра­си­вая де­вуш­ка. А сколь­ко вре­ме­ни вы вме­сте?

А.: Пять лет. По­зна­ко­ми­лись мы в Уни­вер­си­те­те управ­ле­ния, толь­ко учи­лись на раз­ных фа­куль­те­тах. Ксения со­би­ра­лась стать юри­стом. Прав­да, по­том она, так же как и я, ушла из института. Сей­час учит­ся в МАРХИ на ар­хи­тек­то­ра.

М.: Ксю­ша та­лант­ли­вая де­воч­ка. Я так ра­да, что Ан­дрю­ша по­пал в хо­ро­шие ру­ки. Ес­ли вспом­нить, Ва­дик, ка­кие бы­ли ата­ки де­во­чек на мо­е­го сы­на! Уже во вто­ром клас­се он при­но­сил пол­ный рюк­зак ва­лен­ти­нок. Мне ка­за­лось, так бу­дет лет до со­ро­ка.

А.: Ма­ма мне го­во­ри­ла: «У те­бя бу­дет во­семь де­тей». Пред­став­ля­ешь, Ва­дим, мне, один­на­дца­ти­лет­не­му пар­ню, ко­то­рый еще ма­ло что по­ни­мал, ма­ма про­ро­чи­ла, что у ме­ня бу­дет во­семь де­тей...

М.: ...и что ты бу­дешь хо­дить с кон­вер­та­ми али­мен­тов и жизнь про­сто пра­хом пой­дет. ( Улы­ба­ет­ся.) На те­бя, Андрей, по­дей­ство­ва­ли ма­те­рин­ские сло­ва? А.: Я как-то не силь­но ве­рил в то бу­ду­щее, ко­то­рое ри­со­ва­ла мне ма­ма. М.: Но вы­во­ды-то сде­лал. А.: Я внут­ри знал, что ве­се­люсь по мо­ло­до­сти. Ока­за­лось, что ты од­но­люб.

М.: Я это­му очень да­же ра­да. Сва­дьба ско­ро? Или для вас этот мо­мент не име­ет зна­че­ния?

«Еще че­рез час он по­ни­ма­ет, что де­воч­ку нуж­но вы­во­дить. Все это вре­мя она ПРОСИДЕЛА В ШКАФУ! »

А.: Для ко­го-то из нас это име­ет зна­че­ние, так что в бли­жай­шем бу­ду­щем, я ду­маю, все свер­шит­ся.

М.: Я вот меч­таю как мож­но ско­рее пе­ре­дать сы­ну свое ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное чув­ство от­вет­ствен­но­сти, ко­то­рое у ме­ня с дет­ства. То ли я так се­бя ощу­ща­ла, то ли так скла­ды­ва­лись об­сто­я­тель­ства. И Ан­дрю­ша бу­дет рад при­нять у ме­ня эту эс­та­фе­ту, да, сы­нок?

А.: Да, ко­неч­но. ( Улы­ба­ет­ся.) От­вет­ствен­ность на сцене ты на­вер­ня­ка по­чув­ство­вал. Уже в сту­ден­че­ские го­ды сыг­рал глав­ную роль в спек­так­ле Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра «Кот в са­по­гах». А.: Роль Ко­та в са­по­гах мне все­гда бы­ло ра­дост­но иг­рать, ведь по на­ту­ре я ко­шат­ник и люб­лю об­щать­ся с кош­ка­ми, на­блю­дать за ни­ми. Ма­ма то­же обо­жа­ет ко­шек.

М.: Мне с ни­ми очень ком­форт­но. У ме­ня их две. Бы­ла од­на, Мусь­ка, а ко­гда Андрей пе­ре­ехал в свою квар­ти­ру, еще кот по­явил­ся. Ко­гда сын уехал от те­бя, бы­ло ощу­ще­ние пу­сто­ты? Все-та­ки вы очень близ­ки внут­ренне, я это от­лич­но знаю.

М.: В то вре­мя, ко­гда Андрей и Ксения со­бра­лись жить от­дель­но от ме­ня, от од­ной этой мыс­ли у ме­ня за­ра­нее на­ча­лась па­ни­че­ская ата­ка. Я не зна­ла, как все пе­ре­жи­ву, и мак­си­маль­но хо­те­ла от­тя­нуть этот мо­мент. Но я быст­ро для се­бя ре­ши­ла: «Все жи­вы, здо­ро­вы, и это класс­но». Я оп­ти­мист по ха­рак­те­ру. К ре­бя­там в го­сти ча­сто хо­дишь?

М.: Во­об­ще не хо­жу. Я по­след­ние несколь­ко ме­ся­цев сни­ма­лась без вы­ход­ных. В пер­вый мой вы­ход­ной при­е­ха­ла, как мы с то­бой и до­го­во­ри­лись за­ра­нее, на на­шу съем­ку. А с Ан­дре­ем все это вре­мя мы боль­ше об­ща­лись по Whatsapp.

Андрей се­год­ня то­же за­ня­той че­ло­век.

А.: Я за это вре­мя успел вы­пу­стить два спек­так­ля в Вах­тан­гов­ском те­ат­ре. Сы­гра­ли пре­мье­ру «Мни­мо­го боль­но­го» с Сер­ге­ем Ма­ко­вец­ким в глав­ной ро­ли. У ме­ня там роль неболь­шая, но ре­пе­ти­ро­вать бы­ло очень ин­те­рес­но. Ко­гда я в ра­бо­те, я те­ряю пло­хие ка­че­ства и во мне про­сы­па­ют­ся хо­ро­шие. Я по­ни­маю, что ра­бо­та де­ла­ет ме­ня луч­ше. На­вер­ное, по­это­му я вы­брал эту про­фес­сию. Я меч­тал ра­бо­тать имен­но в Вах­тан­гов­ском те­ат­ре. Кста­ти, дед Андрей то­же хо­тел там ра­бо­тать, но его не при­ня­ли.

М.: Я ра­да, что Ан­дрю­ша на­шел се­бя в ак­тер­ском де­ле. Я во­об­ще счи­таю, что все за­ви­сит от родителей. Ес­ли ре­бе­нок ви­дит, как ма­ма увле­че­на про­фес­си­ей, он на под­со­зна­тель­ном уровне считывает эту ин­фор- ма­цию. И для него в даль­ней­шем та­кое от­но­ше­ние к де­лу есте­ствен­но и ор­га­нич­но. Я все­гда бы­ла спор­тив­ной, и для Ан­дрю­ши за­ня­тия спор­том – это нор­ма. Или вот у ме­ня был пе­ри­од, ко­гда я ди­ко увлек­лась жи­во­пи­сью. Андрей то­гда ма­лень­кий был. Я во­ди­ла его, со­всем еще кло­па, по луч­шим му­зе­ям ми­ра. Он ни­че­го не по­ни­мал, уста­вал, у него бо­ле­ли но­ги. Мне еще го­во­ри­ли: «Что вы из­де­ва­е­тесь над ре­бен­ком?» Я не мо­гу ска­зать, что я как-то спе­ци­аль­но при­об­ща­ла его к жи­во­пи­си, но се­год­ня Андрей обо­жа­ет изоб­ра­зи­тель­ное ис­кус­ство, он хо­ро­шо раз­би­ра­ет­ся в нем и те­перь вме­сте с Ксе­ни­ей ез­дит по му­зе­ям ми­ра.

А.: Ме­ня впе­чат­ли­ла вы­став­ка в Ма­д­ри­де, по­свя­щен­ная 500-ле­тию со дня смер­ти Бос­ха.

М.: Босх, кста­ти, мой лю­би­мый ху­дож­ник.

А.: Ва­дим, хо­чешь я на­зо­ву те­бе свой топ­пять ху­дож­ни­ков?

« Ес­ли ма­ма увле­че­на про­фес­си­ей, ре­бе­нок под­со­зна­тель­но СЧИТЫВАЕТ ЭТУ ИНФОРМАЦИЮ »

Хо­чу.

А.: Брей­гель, Рем­брандт, Гойя, Ре­ну­ар и Босх. И хо­тя по сум­ме впе­чат­ле­ний мне боль­ше все­го нра­вит­ся Брей­гель, са­мая лю­би­мая моя кар­ти­на – «Воз­вра­ще­ние блуд­но­го сы­на» Рем­бранд­та. Что ж, хо­ро­ший вкус у те­бя, Андрей... Вот я смот­рю на вас дво­их – вы вы­гля­ди­те слов­но брат и сест­ра. Ни­че­го не ме­ня­ет­ся. А.: В этом есть ка­кая-то чу­дес­ная стран­ность. И мне это при­ят­но еще и по­то­му, что я знаю: ма­ме очень нра­вит­ся, что нас так вос­при­ни­ма­ют.

Ма­ша, а ты по­ни­ма­ешь, что ско­ро у те­бя мо­гут по­явить­ся вну­ки?

М.: С вну­ка­ми я, ко­неч­но, си­деть не бу­ду, я уже всех пре­ду­пре­ди­ла.

А.: Пер­вый раз об этом слы­шу. Я со­гла­сен, что ты очень за­ня­та, но же­ла­тель­но,что­бы ты на­шла ча­сок-другой и для вну­ков. ( Улы­ба­ет­ся.)

М.: По­до­жди, до­ро­гой, мо­жет, те­бе еще при­дет­ся по­нян­чить­ся с бра­ти­ком или сест­рой. Это пре­крас­ный фи­нал для на­ше­го раз­го­во­ра. М.: Да, глав­ная ин­три­га! ●

МАРИЯ на про­гул­ке с ма­лень­ким Ан­дре­ем.

АН­ДРЕЮ ЧЕ­ТЫ­РЕ ГО­ДА. «Чем боль­ше ре­бе­нок по­лу­чит ма­те­рин­ской стро­го­сти в дет­стве, тем по­том с ним бу­дет про­ще», – убеж­де­на Мария Миронова.

«ПО­СЛЕ ИНСТИТУТА я на­чал ре­пе­ти­ро­вать в «Лен­ко­ме», где ра­бо­та­ет ма­ма. Но бы­ло мно­го фак­то­ров, ко­то­рые сло­жи­лись в поль­зу Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра», – вспо­ми­на­ет Андрей.

« ЕС­ЛИ В ЖИЗ­НИ ЧЕ­ЛО­ВЕК ХО­РО­ШИЙ, то это вид­но и на сцене, это вы­ра­жа­ет­ся в гла­зах, – убеж­ден Андрей. – Не хо­чу транс­ли­ро­вать от­ри­ца­тель­ные ве­щи. Хо­чу, что­бы лю­ди за­ря­жа­лись по­зи­ти­вом». В этом от­но­ше­нии сын и ма­ма Ми­ро­но­вы точ­но по­хо­жи!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.