АНЖЕЛИКА ВАРУМ

« На­чаль­ник»

Gala Biography - - СОДЕРЖАНИЕ -

Сим­во­лич­но, что у нее два име­ни: на сцене она Анжелика Варум, а за ее пре­де­ла­ми – Ма­ша. Неж­ная, воз­душ­ная – это Анжелика. А вот у Ма­ши силь­ная во­ля, жест­кий ха­рак­тер. Нас­коль­ко гар­мо­нич­но в од­ной жен­щине ужи­ва­ют­ся два, ка­за­лось бы, со­всем раз­ных че­ло­ве­ка?

Уют­ная квар­ти­ра, кош­ка, Анжелика, за­вер­ну­тая в плед... «Я до­мо­сед, и до­ма чув­ствую се­бя ком­форт­нее все­го, – го­во­рит она. – В пуб­лич­ных ме­стах я, как и мно­гие мои кол­ле­ги, ис­пы­ты­ваю дис­ком­форт и чув­ствую се­бя до­воль­но ско­ван­но». – То есть в пуб­лич­ных ме­стах ты нена­сто­я­щая?

– Нет, по­че­му же? Быть нена­сто­я­щей и ис­пы­ты­вать дис­ком­форт – это раз­ные ве­щи. – Как те­бе во­об­ще мо­жет быть дис­ком­форт­но? А пле­чо му­жа?

– Ну, ва­ри­ант «мы с Та­ма­рой хо­дим па­рой» не про нас. Нам до­ста­точ­но де­лить сце­ну на дво­их, дом на дво­их, быт на дво­их. А хо­дить вез­де вме­сте – это во­об­ще не моя ис­то­рия. Я че­ло­век са­мо­до­ста­точ­ный, да и Ле­ня то­же.

– Дру­зья-то об­щие есть у вас? – Дру­зья об­щие есть. – Но у каж­до­го своя тер­ри­то­рия. Так из­на­чаль­но по­ве­лось?

– Да. Нам о мно­гих ве­щах при­шлось до­го­ва­ри­вать­ся на бе­ре­гу, ведь на­чи­на­ли мы как па­ра, ко­гда нам бы­ло уже по­чти по трид­цать. Ко­неч­но, это до­го­вор неглас­ный, на уровне ин­ту­и­ции.

Во­об­ще, ду­маю, нам по­вез­ло, что мы лю­ди од­ной про­фес­сии, по­то­му что нам все по­нят­но без слов. Объ­яс­нить че­ло­ве­ку другой про­фес­сии, что та­кое по­треб­ность в аб­со­лют­ной ти­шине, ко­гда хо­чет­ся про­сто по­мол­чать и не быть каж­дую ми­ну­ту во­вле­чен­ным в быт и по­все­днев­ную су­е­ту, не все­гда воз­мож­но.

– А ты cиль­но во­вле­че­на в быт?

– Для ме­ня кух­ня – это про­сто культ. Я люб­лю го­то­вить и все свое сво­бод­ное вре­мя про­во­жу на кухне.

Прав­да, в от­но­ше­нии стир­ки по­доб­но­го эн­ту­зи­аз­ма не ис­пы­ты­ваю. У ме­ня с са­мо­го на­ча­ла сло­жи­лись непро­стые от­но­ше­ния со сти­раль­ной ма­ши­ной. Но тут на по­мощь при­хо­дит муж.

«Мой па­па все­гда го­во­рил: «Ес­ли хо­чешь сде­лать что-то хо­ро­шо, СДЕЛАЙ САМ »

– Ты го­то­вишь... – ...для Ле­ни. Для се­бя. Для на­ших де­тей, ко­гда они при­ез­жа­ют в го­сти, для дру­зей. Я и ем боль­ше Ле­ни. Я мя­со­ед, в от­ли­чие от него. Лень­ку с тру­дом мож­но за­ста­вить съесть да­же ку­ри­ную кот­ле­ту, он мя­су пред­по­чи­та­ет ры­бу и овощ­ные блю­да. А я стей­ки обо­жаю. – Ни за что бы не по­ду­мал! Ты та­кая строй­ная – как ста­ту­эт­ка.

– Я про­сто че­ло­век очень бес­по­кой­ный. Ду­маю, в ос­нов­ном это по­мо­га­ет со­хра­нять фи­гу­ру. Пе­ред боль­шим кон­цер­том я мо­гу сбро­сить пол­то­ра-два ки­ло­грам­ма за ночь из-за вол­не­ния. По­том, прав­да, быст­ро на­би­раю. – По­лу­ча­ет­ся, для под­дер­жа­ния фор­мы нуж­но, что­бы по­ча­ще бы­ло бес­по­кой­ство, та­кая веч­ная нер­во­треп­ка. – Не нуж­но. Муж, на­при­мер, лю­бит, ко­гда я немно­го округ­ля­юсь. Ему нра­вит­ся. Плюс два ки­ло­грам­ма – и я ста­нов­люсь та­кой сим­па­тич­ной мат­ро­ной. Щеч­ки по­яв­ля­ют­ся. – Мы встре­ча­ем­ся с то­бой в один­на­дцать ча­сов ве­че­ра. Те­бя это вре­мя сра­зу устро­и­ло, ко­гда я пред­ло­жил? – Да. Мы же на­чи­на­ем ра­бо­тать ве­че­ром, в семь ча­сов – са­мое ран­нее. Ес­ли это ка­кие-то за­кры­тые ме­ро­при­я­тия или клуб­ные вы­ступ­ле­ния, то это мо­жет быть и де­сять ве­че­ра, и два ча­са но­чи. А по­сле кон­цер­та за­снуть очень слож­но. – Но се­год­ня-то не бы­ло кон­цер­та.

– Как же! Был кон­церт. Ты ду­ма­ешь, я те­бя встре­чаю до­ма спе­ци­аль­но в кон­церт­ном мей­ка­пе? ( Улы­ба­ет­ся.) – Вы вме­сте с Ле­ней вы­сту­па­ли?

– Нет, я од­на. – А муж в та­кое позд­нее вре­мя где? – Не­да­ле­ко. В со­сед­ней ком­на­те. – Зна­ешь, что ме­ня уди­ви­ло и со­вер­шен­но вос­хи­ти­ло? То, что ты не пом­нишь но­мер сво­ей квар­ти­ры. Я у подъ­ез­да за­дал об этом во­прос, а ты не смог­ла от­ве­тить. – Я жерт­ва про­грес­са: у ме­ня есть элек­трон­ная ви­зит­ка с ад­ре­сом, ко­то­рую я рас­сы­лаю всем мо­им го­стям, та же ис­то­рия и с но­ме­ром те­ле­фо­на. Са­мой мне эта ин­фор­ма­ция ни к че­му: что-что, а уж до­ро­гу к до­му я все­гда най­ду. – Сей­час у те­бя за­ме­ча­тель­ная по­ра. Вы­шел сов­мест­ный диск с Иго­рем Кру­тым. Очень кра­си­вые ме­ло­дии, у вас по­лу­чил­ся от­лич­ный ду­эт, и у Иго­ря про­ник­но­вен­ный во­кал. – Да, бар­хат­ный та­кой. – Я слы­шал, что это бы­ла твоя ини­ци­а­ти­ва и Игорь Кру­той по­на­ча­лу не ве­рил, что из это­го мо­жет что-то по­лу­чить­ся. Или это та­кое ко­кет­ство? – Нет, не ко­кет­ство аб­со­лют­но. Игорь го­то­вил­ся к сво­им юби­лей­ным кон­цер­там. На то вре­мя в мо­ем ре­пер­ту­а­ре бы­ла все­го од­на его пес­ня. Игорь по­зво­нил и ска­зал: «Мань, да­вай еще од­ну-две пес­ни сде­ла­ем для мо­е­го шоу, а то ты все­го с од­ной пес­ней – как-то несо­лид­но». И при­слал мне несколь­ко ком­по­зи­ций на вы­бор. Я по­слу­ша­ла и по­ня­ла, что ни­че­го ме­ня не цеп­ля­ет. При­шлось на­брать­ся сме­ло­сти, пе­ре­зво­нить Иго­рю и чест­но ска­зать: «Не мое». Он спро­сил: «А что твое?»

На то вре­мя я уже по­слу­ша­ла пла­стин­ку Ла­ры Фа­би­ан, от ко­то­рой бы­ла в пол­ном вос­тор­ге. Я ска­за­ла, что го­то­ва спеть пес­ню Ла­ры Фа­би­ан. На это Игорь от­ве­тил, что там во­об­ще та­кие во­каль­ные ве­щи, мол, ты не по­тя­нешь. Я оскор­би­лась. Ведь все де­ло не в си­ле го­ло­са, а в тем­пе­ра­мен­те пев­ца и его фи­ло­со­фии. Я, на­при­мер, все­гда пред­по­чи­та­ла Но­ру Джонс и Ли­зу

Ст­энс­филд бо­лее тем­пе­ра­мент­ным Тине Тер­нер и Пинк. Они мне как-то бли­же и по­нят­нее. Я от­ве­ти­ла Иго­рю, что «ком­пен­си­рую» все рус­ски­ми тек­ста­ми, се­ла и на­пи­са­ла сти­хи на две его ан­гло­языч­ные пес­ни. А ко­гда за­пи­са­ла их в сту­дии, Игорь по­слу­шал и пред­ло­жил сде­лать рус­скую вер­сию це­ло­го дис­ка. Так по­яви­лась на­ша сов­мест­ная пла­стин­ка «Жен­щи­на шла». – Ты все­гда бе­решь ини­ци­а­ти­ву в свои ру­ки?

– У ме­ня да­же до­ма клич­ка – На­чаль­ник. –А с ви­ду ти­хая-ти­хая. Ко­шеч­ку, ко­то­рая уют­но рас­по­ло­жи­лась у те­бя на ко­ле­нях, так кра­си­во гла­дишь.

–( Улы­ба­ет­ся.) Я мяг­кий на­чаль­ник, но со стерж­нем. – Это от при­ро­ды или вос­пи­та­ние?

– Я ду­маю, в первую оче­редь это про­дик­то­ва­но про­фес­си­ей. Мой па­па все­гда го­во­рил: «Ес­ли хо­чешь сде­лать что-то хо­ро­шо, сделай сам». Во­об­ще, ес­ли чест­но, па­па очень не хо­тел, что­бы му­зы­ка ста­ла мо­ей про­фес­си­ей. – Неожи­дан­но, а по­че­му?

– Слож­ный путь и ма­ло шан­сов на успех. – Из­на­чаль­но ты же хо­те­ла стать дра­ма­ти­че­ской ак­три­сой.

– Хо­те­ла. Я по­сту­па­ла в те­ат­раль­ный ин­сти­тут, не по­сту­пи­ла – и сла­ва бо­гу.

Про­фес­сия ак­три­сы слиш­ком за­ви­си­мая, а я очень сво­бо­до­лю­би­вый че­ло­век. – Му­зы­кант – про­фес­сия неза­ви­си­мая?

– Ес­ли те­бе по­вез­ло и ты про­рвал­ся, даль­ше ты уже сам дик­ту­ешь пра­ви­ла иг­ры. – То есть ко­гда ты не по­сту­пи­ла в те­ат­раль­ный, то ре­ши­ла: «Эв­ри­ка! Бу­ду пе­ви­цей!» – Мне нечем бы­ло за­ни­мать­ся це­лый год. Па­па при­влек ме­ня к ра­бо­те в сту­дии: он пи­сал пес­ни, а я за­пи­сы­ва­ла к ним бэк­во­кал, на­пе­ва­ла «дем­ки» для на­чи­на­ю­щих пе­виц. Зна­ешь, это та­кое вол­шеб­ство, ко­гда на­де­ва­ешь на­уш­ни­ки и впер­вые чув­ству­ешь свой го­лос. Я по­ня­ла, что мне это очень нра­вит­ся и очень хо­чет­ся этим за­ни­мать­ся. ( Из ком­на­ты вы­хо­дит Лео­нид Агу­тин.) – Вот и Лео­нид по­явил­ся. При­вет!

Лео­нид: При­вет! Я за ча­ем. Ну, не бу­ду вам ме­шать. ( Воз­вра­ща­ет­ся об­рат­но.) – У те­бя, Ма­ша, ка­жет­ся, нет му­зы­каль­но­го об­ра­зо­ва­ния? – Ну, как ска­зать, у ме­ня папино музыкальное об­ра­зо­ва­ние. Но клас­си­че­ско­го нет. Па­па ни­ко­му ме­ня не до­ве­рял. Он счи­тал, что за­ня­тия му­зы­кой долж­ны под­креп­лять­ся эн­ту­зи­аз­мом. А в клас­си­че­ской му­зы­каль­ной шко­ле очень ча­сто пе­да­го­ги этот са­мый эн­ту­зи­азм уби­ва­ют на кор­ню. Па­па во­об­ще не тер­пел лю­бой фор­мы за­ви­си­мо­сти и мне это чув­ство пе­ре­дал. – А за­ви­си­мость от му­жа?

– Ну, это не за­ви­си­мость, это сво­бод­ный вы­бор. – В чем раз­ни­ца?

– Ты сам при­ни­ма­ешь ре­ше­ния, ты сам ищешь ком­про­мис­сы, и ты точ­но зна­ешь, во имя че­го это де­ла­ешь. А за­ви­си­мость – это что-то по­ми­мо те­бя, тво­ей во­ли. – Яс­но. Те­бе ни­ко­гда не ста­ви­ли в укор от­сут­ствие об­ра­зо­ва­ния?

– Мне бы­ло де­вят­на­дцать лет, ко­гда вы­шла моя пер­вая пла­стин­ка, и по­чти сра­зу на­ча­лась га­строль­ная де­я­тель­ность. Так что мне неко­гда бы­ло об этом за­ду­мы­вать­ся. –А у те­бя са­мой по­треб­но­сти учить­ся в ин­сти­ту­те не бы­ло?

– По­треб­ность бы­ла, вре­ме­ни не бы­ло. Ес­ли чест­но, мне ка­жет­ся, что в се­ми­де­ся­ти про­цен­тах из ста выс­шее об­ра­зо­ва­ние – это вы­бор родителей, ко­то­рый они де­ла­ют за сво­их де­тей, что­бы по­те­шить ро­ди­тель­ское са­мо­лю­бие. У ме­ня бы­ла по­треб­ность в хо­ро­шей ли­те­ра­ту­ре и в хо­ро­шей му­зы­ке. И то и дру­гое я мог­ла се­бе поз­во­лить в ча­сы до­су­га. Ес­ли ты спро­сишь у ме­ня, хо­те­ла бы я вме­сто мо­е­го лич­но­го опы­та, при­об­ре­тен­но­го на кон­церт­ных пло­щад­ках, про­си­деть пять лет в ин­сти­ту­те и на­чать ка­рье­ру на пять-семь лет поз­же, од­но­знач­но от­ве­чу «нет». – Сей­час мно­го чи­та­ешь? – Стыд­но при­знать­ся, но всю мою лю­бовь к чте­нию вы­тес­ни­ли се­ри­а­лы. Вот недав­но се­ла и по­смот­ре­ла за­ме­ча­тель­ный се­ри­ал «Мо­ло­дой па­па» с Джу­дом Лоу. Всю ночь про­ры­да­ла. Смот­ре­ла сут­ки на­про­лет, по­то­му что оста­но­вить­ся и вы­клю­чить бы­ло про­сто невоз­мож­но. Я по­ни­маю, что та­кая сте­пень во­вле­чен­но­сти – это не очень здо­ро­во. Эмо­ции – как по­ло­жи­тель­ные, так и от­ри­ца­тель­ные – де­ло энер­ге­ти­че­ски за­трат­ное. Я, на­при­мер, «Го­лос» на­чи­наю смот­реть толь­ко с по­лу­фи­на­лов. Пе­ре­жи­ваю за ре­бят очень силь­но. Пер­вый се­зон «Го­ло­са» смот­ре­ла пол­но­стью. Пом­ню свои сте­на­ния по по­во­ду Ар­те­ма Ка­ча­ря­на, он был мо­им лю­бим­чи­ком. Оба­я­тель­ный па­рень с хо­ро­ши­ми во­каль­ны­ми дан­ны­ми. Но ему так и не уда­лось вый­ти в по­лу­фи­нал. Во­об­ще я с дет­ства бы­ла очень впе­чат­ли­тель­ной. Как-то ба­буш­ка впер­вые

« У МЕ­НЯ ПАПИНО МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ. Па­па ни­ко­му ме­ня не до­ве­рял»

В ДОМЕ РОДИТЕЛЕЙ АНЖЕЛИКИ, Га­ли­ны Ша­по­ва­ло­вой (ввер­ху) и Юрия Ва­ру­ма (спра­ва), все­гда ца­ри­ла му­зы­ка: от клас­си­че­ской до джаз-ро­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.