ОНА – ЛЮ­БИ­ЛА. ОН БЫЛ ВЛЮБ­ЛЕН.

В этом бы­ла тра­ги­че­ская раз­ни­ца их чувств

Gala Biography - - ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ -

тал как-то ак­ку­рат­но рас­стать­ся или вы­яс­нить от­но­ше­ния – и все же рас­стать­ся: нет, не по­то­му, что Га­ли­на ему уже не ка­за­лась при­вле­ка­тель­ной. На­про­тив, ему льсти­ло, что в свои го­ды он вы­зы­вал та­кую бу­рю чувств у мо­ло­дой и та­лант­ли­вой жен­щи­ны, ко­то­рую на каж­дом ее спек­так­ле бук- валь­но за­сы­па­ют бу­ке­та­ми цве­тов, сре­зан­ных, уби­тых цве­тов, ко­то­рые она жа­ле­ла и уме­ла «вы­ха­жи­вать» так, что­бы они жи­ли в ва­зе как мож­но доль­ше… Ула­но­ва бы­ла пре­лест­на, по­э­тич­на, же­лан­на. Но Ни­ко­лай Эр­не­сто­вич по­ни­мал, сколь­ко про­блем в его удоб­ной и устро­ен­ной жиз­ни вы­зо­вет бу­ря чувств, бу­шу­ю­щая в ду­ше этой жен- щи­ны. Он хо­тел по­коя. Он на­де­ял­ся на лег­кий лет­ний ро­ман, а, вер­нув­шись в Ле­нин­град, об­на­ру­жил безум­но влюб­лен­ную в него мо­ло­дую жен­щи­ну, ко­то­рая счи­та­ла, что они со­зда­ны друг для дру­га и что их судь­ба – об­ре­сти сов­мест­ное сча­стье. Ему это бы­ло не нуж­но, его это да­же пу­га­ло. Она – лю­би­ла. Он был влюб­лен. В этом бы­ла тра­ги­че­ская раз­ни­ца их чувств.

Она пи­са­ла ему: «Я вс­по­ми­наю Ва­ши пе­чаль­ные гла­за в по­ез­де и Ва­шу уста­лую улыб­ку, и мне при­ят­но, что Вам немно­го груст­но уез­жать от ме­ня. Ес­ли это не сон, а это, несо­мнен­но, не сон, то жизнь со­вер­шен­но за­ме­ча­тель­ная вещь, и жить

так хо­чет­ся, как ни­ко­гда еще не хо­те­лось. На­чи­наю счи­тать дни, ко­гда я Вас уви­жу, и мне ка­жет­ся, что я бро­шусь к Вам и сама пе­ре­це­лую каж­дую ча­сти­цу Ва­ше­го ли­ца, а в нем есть осо­бен­но лю­би­мые ме­ста, ко­то­рые бу­дут от­ме­че­ны с осо­бым вни­ма­ни­ем, ес­ли Вам бу­дет не очень про­тив­но и Вы да­ди­те мне его в мою пол­ную соб­ствен­ность. По­че­му Вас сей­час нет? Вы же долж­ны быть со мной! Страш­ная во­об­ще шту­ка жизнь...»

Рад­лов на­чал хо­дить на спек­так­ли Ула­но­вой. Он лю­бо­вал­ся ее пе­ре­во­пло­ще­ни­я­ми в ге­ро­инь, ко­то­рых она тан­це­ва­ла. Они встре­ча­лись – то в квар­ти­ре Га­ли­ны, то в но­ме­ре го­сти­ни­цы. При­шел неиз­беж­ный мо­мент, ко­гда их ро­ман за­ме­ти­ли, на­ча­ли об­суж­дать. И осуж­дать. Рад­лов ре- шил­ся по­го­во­рить с Га­лей се­рьез­но: о том, что у их люб­ви, ка­кой бы пре­крас­ной она ни бы­ла сей­час, нет бу­ду­ще­го. Он пы­тал­ся пре­кра­тить встре­чи. Го­во­рил, что им обо­им на поль­зу пой­дет раз­лу­ка. Что это поз­во­лит им про­ве­рить си­лу своих чувств. «Ты пи­шешь, что­бы я про­ве­ри­ла се­бя. Мне те­перь ни­че­го не нуж­но, для ме­ня все так яс­но, так по­нят­но и так хо­ро­шо, что толь­ко при од­ном вос­по­ми­на­нии тво­е­го име­ни я на­чи­наю улы­бать­ся, – от­ве­ча­ла Га­ли­на. – Род­ной мой, неуже­ли ты те­перь на­чи­на­ешь со­мне­вать­ся во мне? Я от те­бя не тре­бую ни­ка­ких жертв, и чем мень­ше их бу­дет, тем луч­ше для нас же…»

Ни­ко­лай Эр­не­сто­вич по­сто­ян­но на­по­ми­нал Га­лине, что раз­вод для него невоз­мо­жен, что ее му­жем он ни­ко­гда не бу­дет.

Толь­ко лю­бов­ни­ком. Вот та­кая жизнь втро­ем – она воз­мож­на, и да­же до­ста­точ­но дли­тель­ное вре­мя. Но, по его мне­нию, Га­лине сле­до­ва­ло бы вый­ти за­муж по-на­сто­я­ще­му, ведь ро­ди­те­ли не веч­ны, и кто-то дол­жен стать для нее опо­рой в жиз­ни. Од­на­ж­ды Рад­лов не при­шел на встре­чу, а вме­сто это­го при­слал пись­мо, в ко­то­ром за­явил, что хо­чет из­ба­вить­ся от чув­ства к Га­лине, как от му­чи­тель­но­го и бес­смыс­лен­но­го для них обо­их. Ула­но­ва про­пла­ка­ла над его пись­мом че­ты­ре дня, пы­та­лась со­брать­ся с му­же­ством и не от­ве­чать, и все же от­ве­ти­ла, по­то­му что чув­ство­ва­ла, что не мо­жет жить без это­го че­ло­ве­ка, и го­то­ва бы­ла умо­лять его о кро­хах люб­ви: «Я каж­дую се­кун­ду пе­ре­чи­ты­ваю Ва­ше пись­мо, не уби­вай­те ме­ня тем, что Вы хо­ти­те уни­что­жить в се­бе свое чув­ство, дай­те мне си­лы жить и ра­бо­тать, мне нуж­но быть на лю­дях, мне нуж­но ра­бо­тать, а у ме­ня нет сил. Я уже че­ты­ре дня не вы­хо­жу из до­ма. Все вре­мя я жда­ла, ко­гда же, на­ко­нец, бу­дут эти му­че­ния за те ра­дост­ные дни, ко­то­рые я про­ве­ла в те­че­ние это­го ме­ся­ца. Вот те­перь они на­сту­пи­ли, та­кие же­сто­кие, та­кие му­чи­тель­ные. Мо­жет быть, по­том со вре­ме­нем я смо­гу по­бо­роть се­бя, но не сей­час, сей­час невоз­мож­но, нуж­но жить, нуж­но ра­бо­тать. Толь­ко Ва­ша лю­бовь мо­жет мне дать си­лы, мо­жет под­нять ме­ня на но­ги. Я Вас умо­ляю, по­до­жди­те, мо­жет быть, са­мо все прой­дет, нуж­но все­му вре­мя. Пи­ши­те мне и дай­те мне си­лы, так ужас­но жить од­ной со сво­и­ми му­чи­тель­ны­ми мыс­ля­ми».

Насту­пил но­вый 1939 год, кри­зис от­но­ше­ний ми­но­вал, Рад­лов оста­вил по­пыт­ки на­силь­но уни­что­жить свое вле­че­ние к Га­лине и по­га­сить ее лю­бовь. Они сно­ва на­ча­ли встре­чать­ся. Га­ли­на успо­ко­и­лась, лю­бовь да­ва­ла ей вдох­но­ве­ние. Но Рад­лов за­явил, что ему нуж­ны пе­ре­дыш­ки меж­ду встре­ча­ми. Он не скры­вал, что уста­ет от Га­ли­ны, а она сми­рен­но про­си­ла у него за это про­ще­ния: «Ты мне очень мно­го дал, спа­си­бо те­бе, род­ной мой... Мне что-то не по­нра­ви­лась твоя фра­за, где ты пи­шешь: «Будь счаст­ли­ва по ме­ре воз­мож­но­сти и без ме­ня». Это на­все­гда или толь­ко на вре­мя? Мне ста­ло страш­но, мо­жет быть, ты мне что-ни­будь го­то­вишь? Ведь оче­вид­но, я очень бо­юсь по­те­рять те­бя и в каж­дой фра­зе на­хо­жу са­мое боль­ное для се­бя. Это­го же не мо­жет быть, ты же лю­бишь ме­ня и зна­ешь, как я те­бя люб­лю, ведь прав­да? Да, еще есть сло­веч­ко «пе­ре­дыш­ка», это то­же сквер­но, зна­чит, боль­ше де­ся­ти дней ты со мной не мо­жешь быть, те­бе нуж­на пе­ре­дыш­ка. Про­сти, что я те­бя

прак­ти­че­ски всех су­ще­ство­вав­ших в СССР пре­мий и на­град, Га­ли­на Ула­но­ва ка­за­лась окру­жа­ю­щим жен­щи­ной, для ко­то­рой вне сце­ны жиз­ни не бы­ло.

ЛАУРЕАТ

был счаст­лив толь­ко то­гда, ко­гда ему бы­ло ин­те­рес­но, и бе­жал от лю­бо­го за­стоя – будь то в ра­бо­те или в от­но­ше­ни­ях. 1930-е го­ды.

НИ­КО­ЛАЙ РАД­ЛОВ

На­деж­дой Шве­де. со сво­ей вто­рой же­ной

НИ­КО­ЛАЙ РАД­ЛОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.