СОДЕРЖАНИЕ

Гон­конг — это осо­бая тер­ри­то­рия с про­за­пад­ны­ми на­стро­е­ни­я­ми и прин­ци­па­ми жиз­ни. Быв­шая бри­тан­ская ко­ло­ния, ко­то­рая с 1997 го­да вновь ста­ла ча­стью Ки­тая

GEO - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Дмитрий Губин

ТЕМА НО­МЕ­РА

Во­сток — это За­пад. Гон­конг — ис­то­ри­че­ски точ­ка ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции в Азии и од­но­вре­мен­но один из са­мых ази­ат­ских го­ро­дов ми­ра. Как и че­ло­ве­че­ские по­лу­кров­ки, он осо­бен­но, ча­ру­ю­ще при­вле­ка­те­лен. Текст: Дмитрий Губин

озь­мем руч­ку: нуж­но за­пи­сать важ­ное для пер­вых ми­нут в Гон­кон­ге. По­че­му за­пи­сать? По­то­му что ле­теть де­сять ча­сов (ес­ли из Моск­вы) и на пять ча­со­вых по­я­сов впе­ред. Из-за раз­ни­цы во вре­ме­ни труд­но бу­дет со­об­ра­жать. Это пер­вое. Вто­рое: здесь влаж­но — тро­пи­ки. Тре­тье: здесь бы­ва­ет жилье без ку­хонь (по при­чине до­ро­го­виз­ны), за­то сам го­род кух­ней и яв­ля­ет­ся. Гон­конг, ко­то­рый то­по­гра­фи­че­ски эда­кая ско­во­род­ка-вок (где Хен­нес­си­ро­уд, мет­ро Вань­чай, Джон­стон-ро­уд — все впе­ре­меш­ку), при­тор­но пах­нет ши­пя­щим, шквор­ча­щим, ки­пя­щим мас­лом от ты­сяч улич­ных хар­че­вен. И еще гро­хо­чет пер­фо­ра­то­ра­ми и мо­лот­ка­ми, виз­жит цир­ку­ляр­ны­ми пи­ла­ми. Итак, за­пи­сы­ва­ем по пунк­там, что­бы пе­ре­чи­тать, ко­гда при­дет вре­мя: 1. Гро­хот от строй­ки ни­ку­да не ис­чез­нет. Он в Гон­кон­ге по­чти все­гда и по­чти всю­ду. Это тот го­род и то ме­сто, где строй­ка не за­кан­чи­ва­ет­ся, — то есть Гон­конг есть веч­ная строй­ка. 2. Мис­ка невкус­ной лап­ши в улич­ной хар­чевне обой­дет­ся руб­лей в 500 в пе­ре­сче­те с мест­ной ва­лю­ты. А за вкус­ной едой нуж­но в ре­сто­ран с це­на­ми вы­ше, чем на вкус­ную еду в Лон­доне. 3. Нет, тут не ма­те­ри­ко­вый Ки­тай: ули­ца не орет в мил­ли­он ртов, не ма­шет мил­ли­о­ном рук, не ест в два мил­ли­о­на па­ло­чек — хо­тя, ко­неч­но, все едят па­лоч­ка­ми. Это осо­бая зо­на Ки­тая, и ки­тай­цы, что­бы по­пасть сю­да, долж­ны по­лу­чать ви­зу — в от­ли­чие от рос­си­ян, ко­то­рым с 2009 го­да для по­езд­ки до двух недель ви­за не нуж­на. 4. Нет, тут не Ве­ли­ко­бри­та­ния (и не из-за от­сут­ствия ви­зы), пусть да­же по­чти все го­во­рят на ан­глий­ском с силь­ным ак­цен­том. Но тут жи­вут на­след­ни­ки Ко­ро­ны, пе­ре­няв­шие глав­ный прин­цип бри­тан­ско­го джентль­ме­на: идея, мис­сия, цель пре­вы­ше удобств. Гон­конг, ес­ли угод­но, бри­тан­ский Ма­уг­ли. Го­род и мест­ность, по­те­ряв­шие в тро­пи­ках бри­тан­ских ро­ди­те­лей, од­на­ко за­пом­нив­шие их уро­ки и на­учив­ши­е­ся не про­сто жить в джун­глях, но и дик­то­вать джун­глям свои за­ко­ны. За­пи­са­ли? Ес­ли по­ве­зет, то в оте­ле вам вы­да­дут мест­ный га­д­жет — кар­ман­ный ин­тер­нет-ком­му­ни­ка­тор, по ко­то­ро­му мож­но зво­нить ку­да угод­но со­вер­шен­но бес­плат­но и ко­то­рый раз­да­ет ин­тер­нет на ваш смарт­фон то­же бес­плат­но. И от­пра­вим­ся осмат­ри­вать Гон­конг.

Лек­ция, про­чи­тан­ная на пи­ке Вик­то­рия

Да­мы и гос­по­да! В го­ро­дах, рас­ту­щих столь быст­ро, что они не за­бо­тят­ся о про­шлом, бро­сая ще­пы ар­хи­тек­тур­ной ис­то­рии в ко­стер но­вых ам­би­ций — то есть в го­ро­дах ти­па Моск­вы или Гон­кон­га, — есть од­но спе­ци­фи­че­ское удоб­ство. Та­кие го­ро­да-ак­се­ле­ра­ты на­столь­ко не за­бо­тят­ся о ту­ри­стах, что тем не при­хо­дит­ся вы­би­рать, что осмат­ри­вать. В Москве: Крас­ная пло­щадь, Тре­тья­ков­ка, Во­ро­бье­вы го­ры, Но­во­де­ви­чий мо­на­стырь, буль­ва­ры... И все, Москва осмот­ре­на це­ли­ком. Не в Юж­ное же Бу­то­во го­нять с по­зна­ва­тель­ны­ми це­ля­ми. В Гон­кон­ге мест, необ­хо­ди­мых к осмот­ру, то­же немно­го, но все они к осмот­ру необ­хо­ди­мы. Глав­ное из них — это взле­та­ю­щий на 553 мет­ра над ост­ро­вом Гон­конг пик Вик­то­рия, ко­то­рый мест­ные на­зы­ва­ют про­сто Пик. Это не толь­ко кру­тая го­ра, но и огра­ни­чи­тель вы­сот­но­сти небо­скре­бов: мест­ный за­кон за­пре-

º¹¶º¹¯ n ­¼´¾¬¹½¶´µ ˜¬¿¯·´ °´¶¾¿ÊÅ´µ °²¿¹¯·Ë¸ ½®º´ ³¬¶º¹ç

ща­ет стро­ить их вы­ше Пи­ка. Ра­ди ви­да от­сю­да нера­зум­ный ту­рист оса­жда­ет под­ни­ма­ю­щий на пол­ки­ло­мет­ра древ­ний фу­ни­ку­лер — ждать в оче­ре­ди на­до ча­са пол­то­ра. Ра­зум­ный же ту­рист вы­би­ра­ет си­де­нье на вто­ром эта­же рей­со­во­го ав­то­бу­са и под­ни­ма­ет­ся на­верх по сер­пан­ти­ну, от­ме­чая по­пут­но глав­ное: чем вы­ше жи­вут в Гон­кон­ге, тем жить до­ро­же. По­нят­но, по­че­му. Ле­том жа­ра не то что­бы адо­ва, но влаж­ность под 100 про­цен­тов, и го­ры пред­по­чти­тель­нее бе­ре­га. По ме­ре подъ­ема все мень­ше ши­кар­ных офис­ных небо­скре­бов и все мень­ше об­шар­пан­ных небо­скре­бов жи­лых, за­то все боль­ше ти­хих кон­до­ми­ни­у­мов и вилл. На са­мом вер­ху це­на квад­рат­но­го мет­ра до­сти­га­ет го­ло­во­кру­жи­тель­ных 85 ты­сяч дол­ла­ров США. Вот под но­га­ми у нас вид на ле­си­стые и небо­скре­би­стые скло­ны, на Юж­но-ки­тай­ское мо­ре, на из­ви­ли­стые бе­ре­га бух­ты Вик­то­рии, на го­ры на по­лу­ост­ро­ве Ко­улун. Нам ве­зет: пер­вые бри­тан­ские гу­бер­на­то­ры Гон­кон­га та­кой вид на­блю­дать не мог­ли — хо­тя бы по­то­му, что скло­ны Пи­ка бы­ли без­лес­ны, авсе на­се­ле­ние ост­ро­ва Гон­конг на­счи­ты­ва­ло несколь­ко со­тен ки­тай­ских кре­стьян из со­сед­ней про­вин­ции Гу­ан­дун. Ис­то­рию Гон­кон­га, ка­ким его зна­ет весь мир, сле­ду­ет от­счи­ты­вать с 1840-х, ко­гда Гон­конг, как во­ен­ный тро­фей, был взят Бри­та­ни­ей у Ки­тая в хо­де вой­ны, по­лу­чив­шей назва­ние Опи­ум­ной. Это бы­ла вой­на за то, что­бы бри­тан­ские тор­гов­цы опи­умом мог­ли бес­пре­пят­ствен­но до­став­лять в Ки­тай из Бен­га­лии свой сверх­до­ход­ный то­вар, — в об­щем, вой­на не из тех, ко­то­ры­ми гор­дят­ся вну­ки. Ки­тай от­пор дать не мог, по­сколь­ку, про­ве­дя сто­ле­тия за ве­ли­кой ки­тай­ской сте­ной пре­зре­ния к про­че­му ми­ру, про­шля­пил про­мыш­лен­ную ре­во­лю­цию. В 1842го­ду по Нан­кин­ско­му до­го­во­ру Гон­конг (то есть ост­ров Гон­конг и по­лу­ост­ров Ко­улун) стал бри­тан­ской ко­ло­ни­ей. А пол­ве­ка спу­стя, в 1898-м, Бри­та­ния взя­ла в 99-лет­нюю арен­ду у сла­бе­ю­ще­го Ки­тая еще 368 квад­рат­ных миль ма­те­ри­ко­вой зем­ли — так на­зы­ва­е­мые Но­вые тер­ри­то­рии. Все это вре­мя бри­тан­цы де­ла­ли ров­но то, что они де­ла­ли во мно­же­стве про­чих ко­ло­ни­аль­ных вла­де­ний. Стро­и­ли бес­по­шлин­ный порт, от­кры­тый всем фла­гам ми­ра (рез­кий кон­траст с Ки­та­ем, ко­то­рый ино­стран­цев к се­бе не до­пус­кал прин­ци­пи­аль­но). Истреб­ля­ли на мо­рях пи­ра­тов, а на су­ше — раз­бой­ни­ков. Раз­во­ди­ли са­ды и вы­са­жи­ва­ли ле­са. Стро­и­ли церк­ви, боль­ни­цы, ип­по­дром; из­да­ва­ли га­зе­ты; от­кры­ва­ли бан­ки и шко­лы и по­не­мно­гу обри­та­ни­ва­ли мест­ных кан­тон­цев. Смысл обри­та­ни­ва­ния был не столь­ко в обу­че­нии ан­глий­ско­му язы­ку, сколь­ко во внед­ре­нии идеи, что мис­сия пре­вы­ше удобств (с этой точ­ки зре­ния Гон­конг и се­го­дня вполне се­бе Ан­глия). Ан­гли­ча­ни­ну ведь не очень важ­ны усла­ды те­ла — он до сих пор до­воль­ству­ет­ся раз­дель­ны­ми кра­на­ми хо­лод­ной и го­ря­чей во­ды, — но важ­на идея рас­про­стра­не­ния ци­ви­ли­за­ции. Так для жи­те­лей Гон­кон­га глав­ной мис­си­ей ста­ла сво­бо­да — пусть и столь спе­ци­фи­че­ская, как сво­бо­да биз­не­са. Здесь до сих пор не важ­но, чем тор­го­вать, — ла­сточ­ки-

·Ë ²´¾±·±µ º¹¶º¹¯¬ ¯·¬®¹ºµ ¸´½½´±µ ½¾¬·¬ ½®º­º°¬ ­´³¹±½¬

ны­ми гнез­да­ми в ап­те­ках или де­ри­ва­ти­ва­ми на бир­же. Важ­ны ми­ни­мум го­су­дар­ствен­но­го вме­ша­тель­ства (на­ло­ги в Гон­кон­ге про­сты и низ­ки; гру­бо го­во­ря, есть толь­ко на­лог на при­быль и на­лог на зар­пла­ту, оба не вы­ше 17 про­цен­тов) и мак­си­мум лич­ной ини­ци­а­ти­вы. И ко­гда в ком­му­ни­сти­че­ском Ки­тае хун­вей­би­ны гро­ми­ли идей­но чуж­дую куль­ту­ру, в Гон­кон­ге все чуж­дое, ти­па тра­ди­ци­он­ной ки­тай­ской ме­ди­ци­ны, ве­ли­ко­леп­но со­хра­ня­лось (ес­ли, ко­неч­но, да­ва­ло при­быль). Вот по­че­му, ко­гда ми­ро­вая эко­но­ми­ка ста­ла рас­ти, Гон­конг пре­вра­тил­ся в «ази­ат­ско­го тиг­ра». При этом удоб­ства дей­стви­тель­но не важ­ны для кан- тон­цев, ко­то­рые прав­да­ми и неправ­да­ми сбе­га­ли из Ки­тая в Гон­конг. Вот по­че­му и се­го­дня во мно­гих квар­ти­рах до­воль­ству­ют­ся ни­ша­ми под пли­ту вме­сто кух­ни, вот по­че­му здесь с утра до ве­че­ра виз­жит, сту­чит, блям­ка­ет и зу­дит неви­ди­мый элек­тро­ин­стру­мент… Хм-м… Да­мы и гос­по­да… Да­вай­те-ка пе­ред спус­ком еще раз по­лю­бу­ем­ся ви­да­ми, а с са­мой ин­три­гу­ю­щей ча­стью ис­то­рии — как Ве­ли­ко­бри­та­ния вер­ну­ла Гон­конг Ки­таю — немно­го по­вре­ме­ним.

До­ро­гой жи­вых и мерт­вых

Спус­кать­ся с Пи­ка луч­ше все­го пеш­ком. Осо­бен­но ес­ли сле­ду­ю­щий пункт обя­за­тель­ной про­грам­мы — бух­та Абер­дин. С этой бух­ты на­чи­нал­ся ко­гда-то, еще до бри­тан­ско­го вла­ды­че­ства, Гон­конг. Кста­ти, не все в Ве­ли­ко­бри­та­нии в 1842 го­ду оце­ни­ли важ­ность при­об­ре­те­ния Гон­кон­га: мно­гим это ка­за­лось оскор­би­тель­но мел­кой уступ­кой со сто­ро­ны Ки­тая (все­го лишь ост­ров с бух­та­ми да прес­ной во­дой). Ста­рин­ная тор­гов­ля бла­го­во­ни­я­ми в бух­те Абер­дин ис­то­ри­че­ско­го зна­че­ния не име­ла — раз­ве что да­ла мест­но­сти имя: утвер­жда­ют, буд­то «Гон­конг» озна­ча­ет «бла­го­уха­ю­щая га­вань»… Так вот: спус­кать­ся к бух­те сле­ду­ет не по шос­се, а по до­ро­ге сре­ди за­по­вед­но­го ле­са. Пинь­ка­ют пти­цы, жур­чат ру­чьи, кра­со­та! Пе­ри­о­ди­че­ски от­кры­ва­ют­ся по­лян­ки: па­ра

º¹¶º¹¯ n º¾·´ã¹º± ¸±½¾º °·Ë ·Ê­´¾±·±µ ®±·º½´»±°¬ ´ »±Ä±¯º ¾¿¼´³¸¬

плюс бе­тон­ный квад­рат, по­сы­пан­ный галь­кой. Это пло­щад­ка для мас­са­жа ступ­ней. По­хо­ди­те по галь­ке. Ина­че но­ги к кон­цу спус­ка лег­ко по­те­рять. Во­об­ще Гон­конг — от­лич­ное ме­сто для лю­би­те­лей пе­ше­го ту­риз­ма. На ра­дость жи­ли­стым спор­тив­ным джентль­ме­нам че­ты­ре из ше­сти ост­ров­ных пар­ков свя­за­ны друг с дру­гом 30-ки­ло­мет­ро­вой «Гон­конг­ской пе­ше­ход­ной тро­пой». На Но­вых тер­ри­то­ри­ях — тьма вдох­нов­ля­ю­щих ве­ло­си­пед­ных марш­ру­тов. Но это ин­фор­ма­ция для тех, кто на­ме­рен в Гон­кон­ге жить, а мы про­дол­жим спуск вниз. Так вот: по­сле од­но­го из по­во­ро­тов от­кро­ет­ся стран­ный вид на го­род жи­вых сквозь го­род мерт­вых, при­чем го­ро­да бу­дут рав­но­ве­ли­ки. Ну, не знаю... Пред­ставь­те се­бе окра­и­ну Моск­вы, спаль­ный рай­он, 17-этаж­ные па­нель­ные об­шар­пан­ные до­ма. Луч­ше все­го пред­став­лять Хим­ки: там во­до­хра­ни­ли­ще. Хим­кин­ские па­нель­ные до­ма нуж­но мыс­лен­но на­рас­тить эта­жей до 30–40, во­ду про­греть гра­ду­сов до 27, мест­ность сде­лать го­ри­стой, на бе­ле­сом жар­ком небо­склоне рас­пять пол­дю­жи­ны недвиж­ных ор­лов, а по скло­ну хол­ма на сви­дан­ку с па­нель­ны­ми се­ры­ми бе­тонска­ме­ек ны­ми небо­скре­ба­ми от­пра­вить клад­би­ще с та­ки­ми же се­ры­ми ко­роб­ка­ми над­гро­бий. Гра­ни­цы меж­ду го­ро­дом и клад­би­щем нет. Вы­ка­ты­ва­ешь из подъ­ез­да ко­ляс­ку с мла­ден­цем — и про­дол­жа­ешь путь уже сре­ди мо­гил. Сим­во­ли­стам Се­реб­ря­но­го ве­ка по­нра­ви­лось бы. Но это не сим­во­лизм, это прин­цип жиз­ни, где мис­сия, по­вто­ряю, пре­вы­ше удобств. Ме­ста на ост­ро­ве ма­ло. Жилье и жизнь неве­ро­ят­но до­ро­ги. Сле­до­ва­тель­но, ты дол­жен ис­поль­зо­вать лю­бую воз­мож­ность, что­бы пре­успеть и раз­бо­га­теть. Ужа­сать­ся то­му, что жи­вешь по­чти на клад­би­ще, —

рос­кошь, ко­то­рую не мо­жешь се­бе поз­во­лить, и глу­пость, на ко­то­рую не сто­ит об­ра­щать вни­ма­ния. По­кой­ник жи­во­му по­ме­шать не мо­жет. Вни­зу, на бе­ре­гу бух­ты Абер­дин, ту­ри­ста ждет мест­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность: обя­за­тель­ная гон­конг­ская ба­буш­ка, пред­ла­га­ю­щая про­ка­тить­ся по бух­те на ка­те­ре. Это ана­лог пе­тер­бург­ской вок­заль­ной ба­буш­ки, пред­ла­га­ю­щей ком­на­ту на ночь. На пред­ло­же­ние гон­конг­ской ба­буш­ки сле­ду­ет со­гла­шать­ся. В бух­те Абер­дин не про­сто рас­по­ла­га­ет­ся вет­хий ма­ло­мер­ный ры­ба­чий флот. Сот­ни по­су­дин, встав­ших на якорь по­сре­ди бух­ты, спа­я­ны в пест­рый вод­ный мир. При­швар­то­ван­ные друг к дру­гу су­да об­ра­зу­ют пло­ща­ди и квар­та­лы по­сре­ди вод­ных улиц, вод­ных скве­ров и вод­ных пе­ре­ул­ков. Эда­кий ла­би­ринт на во­де, пря­мо под бе­ре­го­вы­ми небо­скре­ба­ми. Лю­ди ра­бо­та­ют, едят, спят и за­чи­на­ют но­вых лю­дей, по­ка­чи­ва­ясь на вол­нах. Это бед­ный, по­чти ни­щий вод­ный го­род, ка­ких точ­но не встре­тишь в Ев­ро­пе. Там по­доб­ная жи­во­пис­ная бед­ность, ба­рах­та­ю­ща­я­ся в мо­ре жиз­ни на свой страх и риск, дав­но уни­что­же­на со­ци­аль­ны­ми про­грам­ма­ми. А в бух­те Абер­дин в се­ни небо­скре­бов по-преж­не­му жи­вет ка­пи­та­лизм де­вят­на­дца­то­го ве­ка. Это та­кой вод­ный Лон­дон вре­мен Оли­ве­ра Тви­ста. Не­из­беж­ное за­вер­ше­ние вод­ной про­гул­ки по вод­ным тру­що­бам — при­ча­ли­ва­ние к од­но­му из двух ги­гант­ских ко­раб­лей-ре­сто­ра­нов, спо­соб­ных од­но­вре­мен­но на­кор­мить, по­ла­гаю, по мил­ли­о­ну ки­тай­цев. Пять пе­ре­мен блюд за пять ты­сяч руб­лей убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ют го­лод­но­му ту­ри­сту, что лю­бой мор­ской про­дукт мож­но пре­вра­тить в нечто не име­ю­щее вку­са. Но это ти­пич­но для бри­тан­ской куль­ту­ры: еда — про­сто за­прав­ка. Под­дан­ные им­пе-

“°±½È ¶¬²°Çµ ½¾¼±¸´¾½Ë ¹¬µ¾´ Ĭ¹½ ½¾¬¾È ¿½»±Ä¹Ç¸ ´ ­º¯¬¾ç¸

рии едят, что­бы жить, а не жи­вут, что­бы есть. Ну а чре­во­угод­ни­ки мо­гут ра­ди ужи­на спла­вать в близ­ле­жа­щую быв­шую пор­ту­галь­скую ко­ло­нию Ма­као: все­го час па­ро­мом и без вся­кой ви­зы.

Пик­ник воз­ле Бир­жи

В вос­кре­се­нье в цен­тре Гон­кон­га, у Бир­же­вой пло­ща­ди, устра­и­ва­ет пик­ник фи­лип­пин­ская при­слу­га — де­вуш­ки, у ко­то­рых лишь один вы­ход­ной в неде­лю. И я ри­сую се­бе нечто сред­нее меж­ду та­и­тян­ски­ми сце­на­ми Го­ге­на и «Зав­тра­ком на тра­ве» Мане, хо­тя и недо­уме­ваю, где воз­ле Бир­жи най­ти для пик­ни­ка ме­сто. И тут я стол­бе­нею. По­то­му что центр Гон­кон­га вы­гля­дит так, слов­но на него вы­са­дил­ся де­сант бом­жей. Все, аб­со­лют­но все про­стран­ство во­круг, пря­мо под вит­ри­на­ми бу­ти­ков «Ди­ор», «Ив Сен­ло­ран» и «Хар­ви Ни­колс», по­кры­то под­стил­ка­ми из кар­то­нок, па­лат­ка­ми из ко­ро­бок и сум­ка­ми из кле­ен­ки — в та­ких вла­ди­во­сток­ский «чел­нок» во­зит из Ки­тая де­ше­вое ба­рах­ло. При­гля­ды­ва­ясь, за­ме­чаю, что это не бом­жи, а ис­клю­чи­тель­но мо­ло­дые де­вуш­ки — и лишь сей­час до ме­ня до­хо­дит, что это и есть зна­ме­ни­тый фи­лип­пин­ский пик­ник. Дев­чон­ки-фи­лип­пин­ки си­дят на кар­тон­ках пря­мо на ас­фаль­те, до­ста­ют из су­мок бу­тер­бро­ды и бу­тыл­ки с ми­не­рал­кой (и не толь­ко), бол­та­ют с по­друж­ка­ми и счаст­ли­во улы­ба­ют­ся. Вдруг на­чи­на­ет иг­рать му­зы­ка, и несколь­ко дев­чо­нок вы­ска­ки­ва­ют из ящи­ков. Пры­гая на од­ной но­ге, они на­де­ва­ют туфли на каб­лу­ках, при­сте­ги­ва­ют к юб­кам кру­жоч­ки с но­ме­ра­ми и пы­та­ют­ся прой­ти по за­кры­той для ав­то­мо­би­лей ули­це по­ход­кой «от бед­ра». Жен­щи­на по­стар­ше фик­си­ру­ет в блок­но­те ре­зуль­тат. О бо­ги мои! Да тут у них пря­мо по­сре­ди ули­цы ка­стинг и кон­курс кра­со­ты! Я ма­шу ру­кой этим Зо­луш­кам, за­быв­шим на один день про все свои за­бо­ты, и они ма­шут в от­вет. Под ве­чер в пар­ке Гон­кон­га, где так при­ят­но лю­бо­вать­ся вы­лез­ши­ми на кам­ни в пру­ду че­ре­па­ха­ми, где зо­ло­тые кар­пы жад­но по­еда­ют па­да­ю­щие в во­ду цве­ты, я встре­чу неко­то­рых

º¾¹´ »º½¿°´¹ ® ­¿Á¾± Œ­±¼°´¹ ½»¬Ë¹Ç ® »±½¾¼Çµ ®º°¹çµ ¸´¼

из тех, ко­му ма­хал я и кто ма­хал мне, — уже чуть по­ша­ты­ва­ю­щих­ся, под­дер­жи­ва­ю­щих сво­их то­ва­рок, но, по­вто­ряю, неве­ро­ят­но счаст­ли­вых. И небо­скре­бы по­верх де­ре­вьев пар­ка бу­дут окру­жать нас. И при­би­тые к небо­скло­ну ор­лы — за на­ми сле­дить. У ме­ня и сей­час, ко­гда я про­из­но­шу мыс­лен­но «Гон­конг», имен­но эта кар­ти­на пе­ред гла­за­ми.

Жизнь на раз­ных уров­нях. Окон­ча­ние лек­ции

Ве­ро­ят­но, на­ри­со­ван­ная кар­ти­на Гон­кон­га не сфо­ку­си­ро­ва­на с точ­ки зре­ния ур­ба­ни­сти­ки. Не­до­ста­ет го­род­ских де­та­лей, за­ме­ня­е­мых об­щим: ост­ров, го­ры, небо­скре­бы, во­да. И это то­же про­бле­ма всех го­ро­дов-но­востро­ек. По­про­буй­те, к при­ме­ру, опи­сать Ду­бай: по­не­во­ле при­дет­ся хва­тать­ся за те же небо­скре­бы. По­это­му фо­то­гра­фы в Гон­кон­ге и на­бра­сы­ва­ют­ся на двух­этаж­ные яр­кие трам­ваи, уз­кие и плос­кие, как кам­ба­лы, на ко­то­рых пе­ре­дви­гать­ся по Гон­кон­гу од­но удо­воль­ствие. Или на ста­рые доб­рые ан­глий­ской ра­бо­ты па­ро­мы «Стар Фер­ри», за три ко­пей­ки кур­си­ру­ю­щие меж­ду ост­ро­вом Гон­конг и по­лу­ост­ро­вом Ко­улун. Па­ро­мы, как и трам­ваи, двух­этаж­ные, эта­же­роч­ные, с на­дра­ен­ны­ми мед­ны­ми по­руч­ня­ми и про­чи­ми штуч­ка­ми из сун­ду­ка ин­ду­стри­аль­ной эпо­хи. Но, по­жа­луй, са­мая фан­та­сти­че­ская часть гон­конг­ской жиз­ни, пло­хо пе­ре­да­ва­е­мая фо­то­гра­фи­ей, — это жизнь на different levels — раз­ных уров­нях, раз­ных эта­жах, раз­ных тер­ра­сах. Труд­но объ­яс­нить это на рус­ском, по­то­му что в рав­нин­ных стра­нах нет ни тер­ми­на, ни са­мо­го объ­ек­та. Озна­ча­ет та­кой тип жиз­ни при­мер­но сле­ду­ю­щее: что­бы по­пасть в Гон­кон­ге из точ­ки А в точ­ку Б, необ­хо­ди­мо по­нять, ле­жат ли точ­ки А и Б в од­ной го­ри­зон­та­ли. То есть на обыч­ной плос­кой кар­те вполне мож­но про­ло­жить, ска­жем, путь от Бир­жи на во­сток, а в 3D-ре­аль­но­сти ока­жет­ся, что до­ро­га на этом вы­сот­ном уровне при­во­дит толь­ко на юг. И нуж­но ис­кать до­ро­гу на дру­гом уровне. На­ви­га­тор бес­по­ле­зен: он име­ет де­ло с те­ми же 2D-кар­та­ми. По­это­му са­мый глав­ный гон­конг­ский ат­трак­ци­он и трюк — это пу­те­ше­ствие по са­мо­му боль­шо­му в ми­ре эс­ка­ла­то­ру: че­рез квар­тал Со­хо вверх, к Midlevels, Сред­ним уров­ням. Рас­по­ло­жен­ный вро­вень с тре­тьи­ми эта­жа­ми до­мов, эс­ка­ла­тор со­еди­ня­ет по вер­ти­ка­ли го­ри­зон­таль­ные ули­цы­тер­ра­сы. И то­гда луч­ше нет, чем, сой­дя на лю­бой из них, за­блу­дить­ся во всех этих Гр­э­хем-стрит, Гейдж­ст­рит, Лин­херст-стрит — сре­ди ап­тек с су­ше­ны­ми ле­ту­чи­ми мы­ша­ми, сре­ди ши­пя­щих невкус­ных лап­шич­ных, сре­ди ла­вок с на­и­вуль­гар­ней­шим ду­тым зо­ло­том, сре­ди улич­ных рын­ков с соч­ней­ши­ми ман­го, сре­ди биз­не­сме­нов в без­упреч­но скуч­ных ко­стю­мах, сре­ди пью­щих шам­пан­ское пря­мо по­сре­ди ули­цы яп­пи... А по­том об­на­ру­жить се­бя, оша­лев­ше­го, у трех­уров­не­вой пе­ше­ход­ной спа­гет­ти-раз­вяз­ки — ра­зом у со­бо­ра Не­по­роч­но­го за­ча­тия Пре­свя­той Де­вы Ма­рии, у бо­та­ни­че­ско­го и зоо­ло­ги­че­ско­го са­дов. И то­гда, про­каш­ляв­шись, мож­но ска­зать са­мо­му се­бе,

¬¸¬Ë »¼´Ã¿°·´®¬Ë º½º­±¹¹º½¾è º¹¶º¹¯¬ n ²´³¹È ¹¬ ¼¬³¹ÇÁ ¿¼º®¹ËÁ

что ис­то­ри­че­ская лек­ция, на­ча­тая на пи­ке Вик­то­рия, тре­бу­ет за­вер­ше­ния. Итак, да­мы и гос­по­да, в кон­це два­дца­то­го ве­ка ис­те­ка­ла 99-лет­няя аренда Но­вых тер­ри­то­рий, и их (вме­сте со «ста­рым» Гон­кон­гом) ка­пи­та­ли­сти­че­ская Ве­ли­ко­бри­та­ния долж­на бы­ла вер­нуть ком­му­ни­сти­че­ско­му Ки­таю. Бо­га­тые гон­кон­г­цы па­ко­ва­ли че­мо­да­ны, по­то­му что, несмот­ря на ре­фор­мы Дэн Сяо­пи­на, не по­ни­ма­ли, как мо­жет су­ще­ство­вать част­ная ини­ци­а­ти­ва в той стране, где до сих пор ви­сят порт­ре­ты Мао Цз­э­ду­на. Рас­стрел в 1989 го­ду сту­ден­тов на пе­кин­ской пло­ща­ди Тянь­а­ньм­э­нь оп­ти­миз­ма гон­кон­г­цам не при­ба­вил: мил­ли­он че­ло­век вы­шли на ули­цу про­те­сто­вать про­тив по­ли­ти­ки ки­тай­ских ком­му­ни­стов. Тем не ме­нее Лон­дон и Пе­кин до­го­во­ри­лись, что Гон­конг бу­дет спе­ци­аль­ным ад­ми­ни­стра­тив­ным рай­о­ном Ки­тая. Все сво­бо­ды га­ран­ти­ру­ют­ся в преж­гра­ни­цу. нем объ­е­ме. До 2047 го­да за Гон­кон­гом со­хра­ня­ет­ся пол­ная ав­то­но­мия, мест­ной ва­лю­той оста­ет­ся гон­конг­ский дол­лар. Так был ого­во­рен ве­ли­кий экс­пе­ри­мент, на­зы­ва­е­мый «Од­на стра­на — две си­сте­мы». Тут бы лек­то­ру да гло­ток во­ды, что­бы за­вер­шить лек­цию чте­ни­ем вы­рван­ной стра­ни­цы из бог зна­ет ка­ко­го, но на удив­ле­ние тол­ко­во­го пу­те­во­ди­те­ля, же­ла­тель­но с ин­то­на­ци­ей Эд­вар­да Рад­зин­ско­го: «В пол­ночь 30 июня 1997 го­да по­след­няя часть Бри­тан­ской им­пе­рии бы­ла вновь пе­ре­да­на Ки­таю. Это со­бы­тие бы­ло окру­же­но смя­те­ни­ем, но непо­сред­ствен­но во вре­мя це­ре­мо­нии раз­ра­зи­лась са­мая страш­ная гро­за на па­мя­ти жи­те­лей, так что на­ро­ду на ули­цах бы­ло немно­го. Крис Пэт­тен, по­след­ний гу­бер­на­тор Гон­кон­га, и на­след­ник бри­тан­ско­го пре­сто­ла принц Чарльз спо­кой­но и пе­чаль­но от­плы­ли на ко­ро­лев­ской ях­те «Бри­та­ния», аки­тай­ская ар­мия ти­хо пе­ре­шла Все проснув­ши­е­ся на сле­ду­ю­щее утро в немно­го нерв­ном со­сто­я­нии от раз­ду­мий о том, как мо­жет из­ме­нить­ся их жизнь, бы­ли по­ра­же­ны тем, что, ка­за­лось, не из­ме­ни­лось ни­че­го… Для Гон­кон­га дей­стви­тель­но ни­че­го не из­ме­ни­лось. Но для Ве­ли­ко­бри­та­нии ока­зал­ся спа­си­тель­ным невоз­мож­ный еще в се­ре­дине два­дца­то­го ве­ка ва­ри­ант — от­каз от ко­ло­ний. А Ки­тай в се­ре­дине два­дцать пер­во­го ве­ка, воз­мож­но, бу­дет спа­сен тем, что не да­вит на свои осо­бые тер­ри­то­рии Гон­конг и Ма­као, не про­пи­хи­ва­ет их в кру­по­руш­ку цен­тра­ли­за­ции и еди­но­об­ра­зия, а да­ет им жить, как они жи­вут. И в этом, по­лу­ча­ет­ся, ни­ка­кая не сла­бость, а си­ла. Ведь толь­ко при­ми­тив­ная си­ла непре­мен­но гру­ба. А раз­дра­жа­ю­щие со­вре­мен­ни­ков аль­тер­на­ти­вы неред­ко ока­зы­ва­ют­ся, про­сти­те за вы­со­ко­пар­ность, все­го лишь бу­то­на­ми бу­ду­ще­го. Как знать...

º ¯º°¬ ³¬ º¹¶º¹¯º¸ ­¿°±¾ ½ºá¼¬¹±¹¬ »º·¹¬ë ¬®¾º¹º¸´ë

По­сто­я­ли­ца но­во­го оте­ля «Кер­ри», по­стро­ен­но­го на по­лу­ост­ро­ве Ко­улун, в «но­ме­ре с рос­кош­ным ви­дом на центр го­ро­да». Это не ме­та­фо­ра, а од­на из ка­те­го­рий здеш­них апар­та­мен­тов

По вос­кре­се­ньям у фи­лип­пин­ских де­ву­шек, ра­бо­та­ю­щих в Гон­кон­ге в ка­че­стве при­слу­ги, вы­ход­ной день. Они устра­и­ва­ют пик­ник пря­мо на обо­чи­нах цен­траль­ных улиц го­ро­да

Ле­том луч­ший вид от­ды­ха в жар­ком и зной­ном Гон­кон­ге — сол­неч­ные ван­ны и ку­па­ние в бас­сейне

В ры­бац­кой де­ревне Тай-о, по­стро­ен­ной в мо­ре на сва­ях (на фо­то сле­ва), све­же­вы­лов­лен­ную ры­бу и про­чую мор­скую жив­ность мест­ные тор­гов­цы го­то­вят пря­мо на бал­ко­нах и ве­ран­дах (на фо­то ввер­ху)

Па­ви­льон Аб­со­лют­но­го со­вер­шен­ства в На­нь­льяне — од­ном из са­мых кра­си­вых го­род­ских пар­ков Гон­кон­га

Т.Ф. Лён — ка­пи­тан од­но­го из па­ро­мов ком­па­нии «Стар Фер­ри», ко­то­рые кур­си­ру­ют меж­ду ост­ро­вом Гон­конг и по­лу­ост­ро­вом Ко­улун с 1922 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.