Зор­ро жи­вот­но­го ми­ра.

Ну раз­ве не кра­сот­ка? В зоо­пар­ке немец­ко­го Гёр­ли­ца ма­лая пан­да Ни­ма — лю­би­ми­ца пуб­ли­ки. Ес­ли бы еще уда­лось по­лу­чить от нее потом­ство! И ди­рек­тор зоо­пар­ка на­чи­на­ет по­ис­ки парт­не­ра для Ни­мы — как это сей­час при­ня­то, в ком­пью­тер­ной ба­зе дан­ных

GEO - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Ан­ке Шпар­ман Фо­то: Ак­сель Ге­бау­эр

Этот яр­кий зве­рек с озор­ной мас­кой счи­та­ет­ся од­ним из са­мых кра­си­вых пред­ста­ви­те­лей фа­у­ны. Ин­те­рес­но, что в ди­кой при­ро­де его по­чти невоз­мож­но за­ме­тить.

На во­ле ма­лые пан­ды жи­вут по­оди­ноч­ке, но в зоо­пар­ках их дер­жат па­ра­ми

Круг­лая мор­доч­ка, свет­лое рыль­це, а над ним — тем­ные гла­за-пу­гов­ки. Окра­сом зве­рек на­по­ми­на­ет зло­умыш­лен­ни­ка в мас­ке, что при­да­ет ему вид от­важ­но­го аван­тю­ри­ста. При ви­де крас­ной пан­ды улы­ба­ют­ся все по­се­ти­те­ли зоо­пар­ка в Гёр­ли­це. Лишь ди­рек­то­ру зоо­пар­ка Све­ну Хам­ме­ру не до улы­бок: ему лю­би­ми­ца пуб­ли­ки, ма­лая пан­да по клич­ке Ни­ма, в эти ян­вар­ские дни до­став­ля­ет толь­ко хло­по­ты. У ма­лых панд в са­мом раз­га­ре брач­ный се­зон, а у Ни­мы нет парт­не­ра. За несколь­ко преды­ду­щих ме­ся­цев один за дру­гим умер­ли сра­зу два сам­ца. Хам­мер ищет для Ни­мы му­жа. Сроч­но. Во-пер­вых, ма­лые пан­ды и их де­те­ны­ши — луч­шая при­ман­ка для по­се­ти­те­лей. Во-вто­рых, этот вид на­хо­дит­ся под угро­зой. И зоо­парк про­сто обя­зан ис­поль­зо­вать каж­дую воз­мож­ность по­лу­чить от Ни­мы потом­ство. На во­лье­ре, где жи­вет Ни­ма, ви­сит таб­лич­ка с кар­той. На ней пят­ном крас­ки по­ме­чен ко­ри­дор, ко­то­рый на­чи­на­ет­ся в Не­па­ле, про­хо­дит че­рез Ин­дию, Бу­тан и за­кан­чи­ва­ет­ся в юго-за­пад­ных рай­о­нах Ки­тая. Здесь, в хвой­ных и лист­вен­ных ле­сах Ги­ма­ла­ев, рас­ту­щих на вы­со­те от 1500 до 4000 мет­ров над уров­нем мо­ря, — ро­ди­на ма­лой пан­ды. За­тя­ну­тые об­ла­ка­ми скло­ны Кан­чен­джан­ги, гор­но­го мас­си­ва в ин­дий­ском шта­те Сик­ким, — са­мая «на­се­лен­ная» часть аре­а­ла, но да­же в этих ме­стах уви­деть ма­лую пан­ду — боль­шая уда­ча. Мор­доч­ка, при­вле­ка­ю­щая столь­ко вни­ма­ния в зоо­пар­ке, сре­ди ди­кой при­ро­ды не очень за­мет­на. Крас­ная пан­да по­чти всю жизнь про­во­дит на де­ре­вьях, и с зем­ли ее не раз­гля­деть: тем­но-ко­рич­не­вое брюш­ко сли­ва­ет­ся с тол­сты­ми су­чья­ми, по­кры­ты­ми мхом и ли­шай­ни­ком. А ко­гда сол­неч­ные лу­чи про­би­ва­ют­ся сквозь кро­ну, за­бав­ная «мас­ка» те­ря­ет­ся сре­ди пя­тен те­ни. Кро­ме то­го крас­ная пан­да ма­ло­по­движ­на. В днев­ное вре­мя она спит в дуп­ле или в раз­вил­ках вет­вей, свер­нув­шись клуб­ком, слов­но кош­ка. Лишь с на­ступ­ле­ни­ем су­ме­рек от­прав­ля­ет­ся ла­ко­мить­ся бам­бу­ком. Рас­по­ло­жив­шись на без­опас­ной вы­со­те, до­тя­ги­ва­ет­ся до бам­бу­ко­вых ве­ток, вы­рас­та­ю­щих до пя­ти-ше­сти мет­ров, и по­еда­ет мо­ло­дые ли­стья и по­бе­ги. Услы­шав сло­во «пан­да», обыч­но пред­став­ля­ешь се­бе мед­ли­тель­но­го чер­но-бе­ло­го мед­ве­дя — боль­шую пан­ду, сим­вол Все­мир­но­го фон­да ди­кой при­ро­ды. Од­на­ко пер­вой по­лу­чи­ла на­уч­ное опи­са­ние имен­но ма­лая, или крас­ная пан­да. В 1825 го­ду фран­цуз­ский зоо­лог Фре­де­рик Кю­вье опуб­ли­ко­вал о ней ста­тью, на­звав «воз­мож­но, са­мым кра­си­вым мле­ко­пи­та­ю­щим на све­те». И толь­ко спу­стя 44 го­да, в 1869-м, со­оте­че­ствен­ник Кю­вье, мис­си­о­нер Ар­ман Да­вид, со­об­щил о ди­ко­вин­ной чер­но-бе­лой пан­де — вер­нее, о шку­ре это­го жи­вот­но­го, ко­то­рую он об­на­ру­жил во вре­мя пу­те­ше­ствия по юго-за­пад­но­му Ки­таю. «Оча­ро­ва­тель­ные», «ми­лые», «оде­тые в шуб­ки шо­ко­лад­но­го, каш­та­но­во­го и кре­мо­во­го цве­та» — опи­са­ния крас­ных панд по­рой по­хо­жи на ре­цен­зии кри­ти­ков, пи­шу­щих о мо­де. Од­на­ко до недав­них пор бы­ло во­об­ще непо­нят­но, что за зверь эта ми­лаш­ка — кош­ка, ку­ни­ца или все-та­ки мед­ведь. Лишь в 2000 го­ду зоо­ло­ги на­шли для ма­лых панд пра­виль­ное ме­сто в дре­ве эво­лю­ции. Эти жи­вот­ные об­ра­зу­ют соб­ствен­ное се­мей­ство: Ailuridae, «пан­до­вые». При этом у боль­шой пан­ды не боль­ше род­ствен­ных свя­зей с ма­лой пан­дой, чем, на­при­мер, с тю­ле­нем. Хо­тя у обе­их панд есть ше­стой, лож­ный «боль­шой па­лец» и схо­жий ра­ци­он — бам­бук. Бо­га­тая во­лок­на­ми, но бед­ная пи­та­тель­ны­ми ве­ще­ства­ми еда. Имен­но она обу­слов­ли­ва­ет мед­ли­тель­ность всех панд. Да, им при­пи­сы­ва­ют крот­кий нрав. Но ино­гда Ни­ма пре­вра­ща­ет­ся в фу­рию. Во­льер для ма­лых панд в зоо­пар­ке Гёр­ли­ца — один из круп­ней­ших в ми­ре: его пло­щадь 1100 квад­рат­ных мет­ров. Он ого­ро­жен гу­сты­ми ро­до­денд­ро­вы­ми за­рос­ля­ми, в ко­то­рых жур­чит ру­че­ек. А по­се­ре­дине воз­вы­ша­ет­ся 120-лет­ний тис — «спаль­ное де­ре­во» жи­вот­ных. Ле­том 2016 го­да Ни­ма де­лит свой во­льер с сам­цом Кел­сан­гом. В ди­кой при­ро­де, как вы­яс­ни­ли ис­сле­до­ва­те­ли, ма­лые пан­ды жи­вут по­оди­ноч­ке. Но в зоо­пар­ках их дер­жат па­ра­ми или неболь­ши­ми се­мей­ны­ми груп­па­ми, что­бы жи­вот­ные спа­ри­ва­лись и за­бо­ти­лись о потом­стве. Обыч­но все идет глад­ко. Но не­за­дол­го до ро­дов сам­ка при­ни­ма­ет­ся го­нять сам­ца по все­му за­го­ну. И од­на­жды Кел­санг ре­ша­ет­ся на по­бег. Крас­ные пан­ды слы­вут от­лич­ны­ми аль­пи­ни­ста­ми. То и де­ло из ка­ко­го-ни­будь зоо­пар­ка в раз­ных кно­цах све­та сбе­га­ет оче­ред­ная пан­да. В Гёр­ли­це Кел­сан­гу поз­во­ля­ют гу­лять вне во­лье­ра. Он непре­мен­но воз­вра­ща­ет­ся ко вре­ме­ни раз­да­чи кор­ма, по­том опять ухо­дит... Но­од­на­ж­ды те­ло Кел­сан­га на­хо­дят в пру­ду для аистов. Со­глас­но вы­во­дам су­деб­ной экс­пер­ти­зы, он по­гиб от зу­бов ка­мен­ной ку­ни­цы. И с тех пор ди­рек­тор зоо­пар­ка Свен Хам­мер по­сто­ян­но ви­сит на те­ле­фоне, пы­та­ясь най­ти для Ни­мы но­во­го му­жа. Каж­дый год на пла­не­те вы­ми­ра­ют ты­ся­чи ви­дов жи­вот­ных и рас­те­ний. В Крас­ную кни­гу Меж­ду­на­род­но­го со­ю­за охра­ны при­ро­ды сей­час за­не­се­но бо­лее 23ты­сяч

ви­дов, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рых на­хо­дит­ся под угро­зой. Ма­лая пан­да то­же от­но­сит­ся к ви­дам, «под­вер­га­ю­щим­ся опас­но­сти». По­оцен­кам уче­ных в ди­кой при­ро­де жи­вет ме­нее де­ся­ти ты­сяч осо­бей. Ста­тус ма­лой пан­ды в Крас­ной кни­ге озна­ча­ет, что ес­ли чис­лен­ность ви­да в при­ро­де со­кра­ща­ет­ся, ее мож­но вос­пол­нить за счет раз­ве­де­ния жи­вот­ных в нево­ле. Но при этом зоо­пар­ки не име­ют пра­ва осве­жать ге­но­фонд жи­вот­ных, «под­вер­га­ю­щих­ся опас­но­сти», от­лав­ли­вая осо­бей, жи­ву­щих в ди­кой при­ро­де. Скре­щи­вать жи­ву­щих в нево­ле панд, свя­зан­ных пря­мым род­ством, то­же нель­зя, по­это­му зоо­пар­ки об­ме­ни­ва­ют­ся сво­и­ми жи­вот­ны­ми. Свен Хам­мер зво­нит в Рот­тер­дам, где ко­ор­ди­ни­ру­ют про­грам­му раз­ве­де­ния ма­лых панд в Ев­ро­пе. Что­бы све­сти двух жи­вот­ных из зоо­пар­ков, нуж­но со­блю­сти несколь­ко пра­вил. Важ­ней­шее из них — «Пра­ви­ло 100/90»: вте­че­ние 100 лет долж­ны со­хра­нять­ся по мень­шей ме­ре 90 про­цен­тов ге­не­ти­че­ско­го раз­но­об­ра­зия, вне­сен­но­го в по­пу­ля­цию зоо­пар­ка ее ос­но­во­по­лож­ни­ка­ми. Про­ще го­во­ря, речь идет о том, что­бы со­еди­нять в па­ры са­мых даль­них род­ствен­ни­ков. Воз­раст то­же име­ет зна­че­ние: мо­ло­дые пан­ды быст­рее при­вы­ка­ют к но­вой об­ста­нов­ке. Ком­пью­тер­ная про­грам­ма, све­рив все дан­ные, под­би­ра­ет иде­аль­но­го парт­не­ра для Ни­мы — это Че­ванг из зоо­пар­ка в Амер­с­фор­те (Ни­дер­лан­ды), ему сем­на­дцать ме­ся­цев. Ка­жет­ся, все идет на лад. У Ни­мы меж­ду тем ро­ди­лась здо­ро­вая доч­ка Упенд­ра еще от свя­зи с Кел­сан­гом. В ди­кой при­ро­де по­чти невоз­мож­но на­блю­дать за ро­стом и раз­ви­ти­ем де­те­ны­ша ма­лой пан­ды. Но в зоо­пар­ке Гёр­ли­ца в ро­диль­ном ло­го­ве уста­нов­ле­на ма­лень­кая ви­део­ка­ме­ра, бла­го­да­ря ко­то­рой зоо­ло­ги ви­дят, как свое­нрав­ная и свар­ли­вая Ни­ма пре­вра­ща­ет­ся в за­бот­ли­вую мать. За­не­сколь­ко дней до ро­дов она на­чи­на­ет усти­лать лист­вой убе­жи­ще в дуп­ле де­ре­ва. По­сле ро­дов про­дол­жа­ет при­но­сить ту­да ли­стья и ве­точ­ки — иг­руш­ки для сво­ей доч­ки. И бам­бук — по­про­бо­вать на вкус. Ко­гда че­рез две­на­дцать недель Упенд­ра впер­вые по­ки­да­ет дуп­ло, кое-что из окру­жа­ю­ще­го ми­ра ей уже зна­ко­мо. В но­яб­ре 2016 го­да Че­ванг при­бы­ва­ет в Гёрлиц. Ка­ва­лер ши­ка­рен: от­лич­ное здо­ро­вье, бле­стя­щая шерсть, шесть с по­ло­ви­ной ки­ло­грам­мов жи­во­го ве­са. С Ни­мой и Упенд­рой он сра­зу на­хо­дит вза­и­мо­по­ни­ма­ние, с ап­пе­ти­том ест и да­же на­би­ра­ет мас­су. Это хо­ро­ший при­знак, счи­та­ет Свен Хам­мер. Итем страш­нее по­тря­се­ние: утром 23 де­каб­ря слу­жи­те­ли на­хо­дят Че­ван­га в дуп­ле де­ре­ва мер-

Свое­нрав­ная и свар­ли­вая Ни­ма по­сле ро­дов пре­вра­ща­ет­ся в за­бот­ли­вую мать

твым. Свен Хам­мер сно­ва под­клю­ча­ет все свя­зи — на этот раз для то­го, что­бы немед­лен­но вы­яс­нить при­чи­ну смер­ти Че­ван­га. Для зоо­пар­ка неожи­дан­ная смерть жи­вот­но­го — тра­ге­дия. Тех, кто от­ве­чал за его жизнь и бла­го­по­лу­чие, тер­за­ют во­про­сы: неуже­ли мы до­пу­сти­ли ошиб­ку? Не­пра­виль­но со­дер­жа­ли? Не тем кор­ми­ли? И мож­но ли из этой тра­ге­дии из­влечь уро­ки? В тот же день, 23 де­каб­ря, мерт­во­го сам­ца от­прав­ля­ют в Дрез­ден, в ве­те­ри­нар­ную ла­бо­ра­то­рию. Во вре­мя вскры­тия вы­яс­ня­ет­ся, что у Че­ван­га бы­ло уве­ли­че­но серд­це. Ско­рее все­го, это и ста­ло при­чи­ной смер­ти. Обыч­но остан­ки жи­вот­ных по­сле вскры­тия ути­ли­зи­ру­ют. Но Хам­мер рас­по­ря­жа­ет­ся про­дол­жить ис­сле­до­ва­ние те­ла Че­ван­га — на этот раз в швед­ской ла­бо­ра­то­рии, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щей­ся на ди­ких жи­вот­ных. Та­мош­ние па­то­ло­го­ана­то­мы под­твер­жда­ют ди­а­гноз: врож­ден­ный по­рок серд­ца. Воз­мож­но, это на­след­ствен­ное за­бо­ле­ва­ние. Брат-близ­нец Че­ван­га, как вы­яс­ня­ет­ся, умер по той же при­чине. Пе­чаль­ное из­ве­стие, но в то же вре­мя ди­рек­тор зоо­пар­ка ис­пы­ты­ва­ет об­лег­че­ние: «Мы не ви­но­ва­ты». Май 2017 го­да. Ни­ме на­хо­дят но­во­го парт­не­ра — сам­ца из фран­цуз­ско­го зоо­пар­ка в Лаф­леш. В сен­тяб­ре он пе­ре­едет в Гер­ма­нию. Позд­но­ва­то, что­бы в этом го­ду за­чать потом­ство. Но ес­ли все пой­дет хо­ро­шо, кян­ва­рю 2018-го он осво­ит­ся и вме­сте с Ни­мой вне­сет вклад в со­хра­не­ние ви­да.

Крас­ная пан­да — от­лич­ный вер­хо­лаз. Бла­го­да­ря под­вер­ну­тым внутрь ла­пам она удер­жи­ва­ет рав­но­ве­сие на тон­ких вет­вях хвой­ных де­ре­вьев в зоо­пар­ке Гёр­ли­ца

Потом­ство под при­смот­ром: Ни­ма со сво­ей двух­не­дель­ной доч­кой

АК­СЕЛЬ ГЕ­БАУ­ЭР по­свя­тил ма­лой пан­де бо­лее 20 лет сво­ей жиз­ни — сна­ча­ла как уче­ный и ди­рек­тор зоо­пар­ка, а за­тем как за­щит­ник при­ро­ды, фо­то­граф и ки­но­ре­жис­сер-ани­ма­лист.

Кор­ре­спон­дент GEO АН­КЕ ШПАР­МАН, как и все по­се­ти­те­ли зоо­пар­ков, то­же не смог­ла сдер­жать улыб­ку, впер­вые уви­дев ма­лую пан­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.