Ваш мозг взло­ман

В этом ме­ся­це на­уч­ный жур­на­лист Се­мен Ква­ша рас­суж­да­ет о том, по­че­му наш мозг иде­аль­но при­спо­соб­лен для опас­ных при­вы­чек

GEO - - СУТЬ ПРОБЛЕМЫ -

ВСША уже несколь­ко лет ужас­ная про­бле­ма: огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей при­ни­ма­ет опи­а­ты, на­зна­чен­ные вра­чом. То есть их ко­гда-то на­зна­чи­ли, а по­том па­ци­ен­ты по­лу­чи­ли пол­но­цен­ную нар­ко­ти­че­скую за­ви­си­мость. Пом­ни­те док­то­ра Ха­у­са и его ви­ко­дин? Та­ких сот­ни ты­сяч. Рос­сия мно­го сто­ле­тий стра­да­ет от ал­ко­го­лиз­ма. Вы­со­кая муж­ская смерт­ность, пре­ступ­ность, чу­до­вищ­ный ущерб для эко­но­ми­ки. Мил­ли­о­ны рос­си­ян «мо­гут бро­сить в лю­бой мо­мент», но все рав­но тра­тят по­след­ние день­ги на плохую вод­ку и сур­ро­га­ты с пред­ска­зу­е­мы­ми по­след­стви­я­ми. Мил­ли­о­ны лю­дей по все­му ми­ру — в ос­нов­ном жен­щи­ны — стра­да­ют от рас­стройств пи­ще­во­го по­ве­де­ния. Ано­рек­сия, бу­ли­мия, пе­ре­еда­ние — от­но­ше­ние к еде как спо­со­бу ре­ше­ния про­блем — этот ме­ха­низм очень по­хож на нар­ко­ти­че­скую за­ви­си­мость, при­чем он не ме­нее опа­сен. По оцен­кам спе­ци­а­ли­стов, у жен­щин с рас­строй­ством пи­ще­во­го по­ве­де­ния ожи­да­е­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни без ле­че­ния со­став­ля­ет не боль­ше 50 лет. И ле­чить это труд­нее: ес­ли с ал­ко­го­лем или нар­ко­ти­ка­ми мож­но «за­вя­зать», то от еды от­ка­зать­ся нель­зя. Уче­ные объ­яс­ня­ют: де­ло не в том, что ал­ко­го­ли­ки, нар­ко­ма­ны и об­жо­ры — без­нрав­ствен­ные лю­ди, ко­то­рые дей­стви­тель­но мо­гут оста­но­вить­ся в лю­бой мо­мент, но не де­ла­ют это­го из­за сво­ей рас­пу­щен­но­сти. Про­сто у нас в моз­ге есть си­сте­ма воз­на­граж­де­ния. Ней­ро­ме­ди­а­тор до­фа­мин вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся, ко­гда мы де­ла­ем что-ни­будь при­ят­ное: ра­бо­та­ем на лю­би­мой ра­бо­те, вкус­но едим, об­ни­ма­ем лю­би­мо­го че­ло­ве­ка. Эво­лю­ци­он­но это нуж­но для то­го, что­бы жи­вот­ное за­пом­ни­ло важ­ный опыт: вот секс, он при­но­сит удо­воль­ствие. Вот по­лез­ная еда, она нуж­на для вы­жи­ва­ния. Но го­раз­до боль­ше до­фа­ми­на вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся, ко­гда че­ло­век при­ни­ма­ет нар­ко­ти­ки. Или, на­при­мер, ест слад­кое. Ху­же то­го. На до­фа­ми­но­вые ре­цеп­то­ры пря­мо вли­я­ет стресс. Чем боль­ше у че­ло­ве­ка про­блем, тем слож­нее ему по­лу­чить удо­воль­ствие от срав­ни­тель­но скуч­ных ве­щей, вро­де на­пи­са­ния ко­лон­ки в жур­нал. И тем боль­ше хо­чет­ся эк­лер, рю­моч­ку или таб­лет­ку. По­то­му что в от­вет на эти шту­ки вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся го­раз­до боль­ше до­фа­ми­на. Они как бы взла­мы­ва­ют си­сте­му воз­на­граж­де­ния. Еще бо­лее пло­хая но­вость: те, у ко­го мень­ше до­фа­ми­но­вых ре­цеп­то­ров, пред­рас­по­ло­же­ны к за­ви­си­мо­стям. И на­ко­нец: са­ми за­ви­си­мо­сти вли­я­ют на ко­ли­че­ство ре­цеп­то­ров. Есть ис­сле­до­ва­ния, до­ка­зы­ва­ю­щие, что дли­тель­ное упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков умень­ша­ет ко­ли­че­ство ре­цеп­то­ров, и этот эф­фект со­хра­ня­ет­ся на­дол­го по­сле то­го, как че­ло­век за­вя­зал с нар­ко­ти­ка­ми. Что обид­нее все­го — при­мер­но та­кой же эф­фект вы­зы­ва­ют са­хар и жир. Слад­кая плюш­ка или гам­бур­гер то­же сни­жа­ют уро­вень до­фа­ми­на, умень­шая, как и нар­ко­ти­ки, ак­тив­ность в пре­фрон­таль­ной ко­ре моз­га. Что по­рож­да­ет труд­но­сти с са­мо­кон­тро­лем. Вот по­че­му, кста­ти, при ле­че­нии за­ви­си­мо­стей и рас­стройств пи­ще­во­го по­ве­де­ния при­ме­ня­ет­ся пси­хо­те­ра­пия: лю­дей учат, как сде­лать цен­тром сво­их ин­те­ре­сов и глав­ным воз­на­граж­де­ни­ем се­мью, ра­бо­ту, без­обид­ные хоб­би. Тут важ­но не за­быть о хо­ро­шей но­во­сти: че­ло­ве­че­ский мозг мо­жет по­бе­дить ор­га­ни­че­скую хи­мию и убе­дить се­бя прак­ти­че­ски в чем угод­но. Жаль, силь­но ме­ша­ет то, что к за­ви­си­мо­стям мы пред­рас­по­ло­же­ны био­ло­ги­че­ски, ауро­вень стрес­са в со­вре­мен­ной жиз­ни сни­зить прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.