РЕПОРТАЖ

Рож­де­ние бо­тин­ка

Geolenok - - СОДЕРЖАНИЕ - Алек­сандра Ка­лу­ги­на

На дво­ре ле­то, а на мос­ков­ской фаб­ри­ке Ralf Ringer пол­ным хо­дом идет под­го­тов­ка к зи­ме. Шьют са­по­ги и бо­тин­ки на ме­ху.

«От раз­ра­бот­ки мо­де­ли до по­ступ­ле­ния на при­ла­вок про­хо­дит око­ло двух лет, — рас­ска­зы­ва­ет тре­нинг-ме­не­джер Али­на Не­фё­до­ва. — И сна­ча­ла па­ра шьёт­ся пол­но­стью вруч­ную и в един­ствен­ном эк­зем­пля­ре». Фа­б­ри­ка хра­нит свои сек­ре­ты. В экс­пе­ри­мен­таль­ном це­хе, где се­год­ня при­ду­мы- ва­ют, в чём мы бу­дем хо­дить в 2019 го­ду, да­же ин­тер­не­та нет, что­бы ни­кто не под­смот­рел и не украл идеи.

Обувь на­чи­на­ет свой путь с вы­крой­ки. По­том по этим вы­крой­кам от­ли­ва­ют тя­жё­лень­кие фор­мы-ре­за­ки. Прин­цип очень прост. Бе­рёшь ре­зак, кла­дёшь его на лист ко­жи, свер­ху при­дав­ли­ва­ешь прес­сом, ре­зак про­дав­ли­ва­ет ку­сок необ­хо­ди­мой фор­мы. Од­но на­жа­тие прес­са – од­на де­таль. «Обув­ную ко­жу для нас про­кра­ши­ва­ют на­сквозь, – рас­кры­ва­ет сек­рет Али­на. – То­гда ца­ра­пи­ны при по­вре­жде­нии оста­нут­ся неза­мет­ны­ми, со­льют­ся с ос­нов­ным цве­том».

Хо­ти­те ко­жу «под «кро­ко­ди­ла» — то­гда по­ме­сти­те де­таль в ап­па­рат тис­не­ния. Дав­ле­ние плюс тем­пе­ра­ту­ра — и бо­ти­нок бу­дет «в руб­чик» или «под змею». Кста­ти, де­ко­ра­тив­ные узо­ры и ды­роч­ки для шнур­ков де­ла­ют на этом эта­пе – ла­зе­ром. За экра­ном вид­ны

огонь­ки, сколь­зя­щие по ко­же. Эти огонь­ки — «на­ко­неч­ни­ки» ла­зе­ра. Сам луч, ко­неч­но, не ви­ден.

Во­об­ще прак­ти­че­ски всё на фаб­ри­ке де­ла­ет­ся ру­ка­ми. На каж­дой де­та­ли бу­ду­щей обу­ви упло­ща­ют края, что­бы строч­ка луч­ше дер­жа­лась, «под­клад­ку» про­кле­и­ва­ют дуб­ле­ри­ном, что­бы обувь дер­жа­ла фор­му и мы не хо­ди­ли в рас­хля­бан­ных туф­лях. Да­лее за­го­тов­ки сши­ва­ют и встав­ля­ют в них шнур­ки, ес­ли тре­бу­ет­ся, — те­перь ещё не до кон­ца го­то­вая мо­дель не рас­пол­зёт­ся. Али­на за­ме­ча­ет: «В хо­ро­ших зим­них са­по­гах ни­ко­гда не бу­дет ме­ха на пят­ке. Все­гда толь­ко ко­жа. Ина­че мех сва­ля­ет­ся и обувь нач­нёт на­ти­рать но­гу».

Что­бы сфор­ми­ро­вать зад­ник и мы­сок, бу­ду­щий бо­ти­нок на­де­ва­ют на ко­лод­ку. «Од­на из са­мых от­вет­ствен­ных опе­ра­ций — фор­ми­ро­ва­ние пят­ки и нос­ка, — рас­ска­зы­ва­ет Али­на. — На за­го­тов­ку на­но­сят разо­гре­тый до 230 гра­ду­сов клей и по­ме­ща­ют в ва­ку­ум­ный пресс». По­сле это­го эта­па бо­ти­нок при­об­ре­та­ет уже по­чти го­то­вый вид. Впе­ре­ди — при­кле­и­ва­ние по­дош­вы или каб­лу­ка. Меж­ду про­чим, со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют на­пе­ча­тать са­пог це­ли­ком на 3D-прин­те­ре. Дру­гое де­ло, что но­сить та­кую обувь бу­дет нель­зя: пла­стик не гнёт­ся. Но для раз­ра­бот­ки пер­спек­тив­ных мо­де­лей или раз­ных каб­лу­ков

та­кой прин­тер с успе­хом ис­поль­зу­ют.

Бо­ти­нок про­гре­ва­ют и об­ра­ба­ты­ва­ют па­ром, на­но­сят клей. За­го­тов­ку со­еди­ня­ют с по­дош­вой и по­ме­ща­ют в ва­ку­ум­ную ка­ме­ру. А по­том от­прав­ля­ют… в хо­ло­диль­ную уста­нов­ку! Али­на объ­яс­ня­ет: «За счёт та­кой рез­кой сме­ны тем­пе­ра­тур по­дош­ва луч­ше при­кле­и­ва­ет­ся». Бо­ти­нок или са­пог уже го­тов, но так про­сто его к по­ку­па­те­лю не от­пу­стят — на­не­сут за­клю­чи­тель­ные «штри­хи»: ещё раз об­ра­бо­та­ют па­ром, от­по­ли­ру­ют, сма­жут кре­мом и про­пит­кой, сно­ва от­по­ли­ру­ют. Сни­мут ко­лод­ку и вде­нут но­вень­кие шнур­ки. От­дель­ное удо­воль­ствие при про­гул­ке по фаб- ри­ке — смот­реть, как шну­ру­ют обувь. Про­фес­си­о­на­лы де­ла­ют это так лов­ко!

И каж­дая па­ра про­хо­дит контроль на каж­дом эта­пе. А их за ра­бо­чую сме­ну про­из­во­дит­ся три ты­ся­чи. За год од­на фа­б­ри­ка Ralf Ringer вы­пус­ка­ет 1,8 мил­ли­о­на пар — это­го хва­тит, что­бы обуть це­лый боль­шой го­род Но­во­си­бирск.

Остал­ся толь­ко во­прос про яб­ло­ки. Об­щее меж­ду фрук­та­ми и бо­тин­ка­ми — то, что к обув­но­му ла­ку до­бав­ля­ют паль­мо­вый воск. Им же об­ра­ба­ты­ва­ют яб­ло­ки в су­пер­мар­ке­тах — что­бы бле­сте­ли!

На во­про­сы на­ше­го юн­ко­ра Алек­сан­дры ка­лу­ги­ной от­ве­ча­ет тре­нинг-ме­не­джер ком­па­нии Ralf Ringer Али­на не­фё­до­ва. Экс­пе­ри­мен­таль­ный цех — здесь раз­ра­ба­ты­ва­ют и шьют в един­ствен­ном чис­ле мо­де­ли, ко­то­рые мы бу­дем но­сить в 2019 го­ду.

Ме­ста, где долж­ны быть де­ко­ра­тив­ные строч­ки и от­вер­стия для шнур­ков и мол­нии, от­ме­ча­ют на рас­кро­ен­ных де­та­лях вруч­ную (ввер­ху). Де­ко­ра­тив­ные вы­руб­ки и от­вер­стия для шнур­ков де­ла­ют с по­мо­щью ла­зе­ра (вни­зу спра­ва).

С по­мо­щью та­ко­го ре­за­ка (верх­нее фото) вы­кра­и­ва­ют де­та­ли бу­ду­ще­го ме­хо­во­го са­по­га. На­кла­ды­ва­ют ре­зак на ко­жу, по­том при­жи­ма­ют прес­сом (ниж­нее фото).

Раз­но­цвет­ные ко­жи и мно­го по­дошв — за­го­тов­ки для обу­ви бу­ду­щих мо­де­лей.

На каж­дой стель­ке на­не­сен зо­ло­той крас­кой ло­го­тип ком­па­нии. Для это­го де­таль штам­пу­ют на спе­ци­аль­ном стан­ке. Так же на внут­рен­нюю по­верх­ность каж­до­го са­по­га или бо­тин­ка на­но­сят раз­мер, но­мер пар­тии и мо­де­ли.

Фор­ми­ро­ва­ние мы­са и пят­ки — за­тя­ги­ва­ние — очень слож­ная опе­ра­ция. От ка­че­ства её вы­пол­не­ния за­ви­сит то, на­сколь­ко удоб­но бу­дет но­сить эту па­ру.

В бо­тин­ке де­вять де­та­лей: мы­сок, со­юз­ка, за­дин­ка, бер­цы, зад­ний на­руж­ный ре­мень, язы­чок, по­дош­ва, каб­лук и блоч­ки.

Швей­ный цех (вни­зу) — длин­ный ряд ма­шин вдоль кон­вей­ер­ной лен­ты. Здесь у каж­дой швеи своя за­да­ча. Кто-то сши­ва­ет де­та­ли бу­ду­ще­го зад­ни­ка, кто-то при­та­чи­ва­ет го­ле­ни­ща. Кста­ти, ты зна­ешь, что обувь на пра­вую и ле­вую но­ги ста­ли де­лать толь­ко в Древ­ней Гре­ции? До это­го пра­вый и ле­вый «бо­тин­ки» бы­ли оди­на­ко­вые.

Что­бы швы на обу­ви не бы­ли слиш­ком тол­сты­ми и не на­ти­ра­ли но­гу, края каж­дой де­та­ли бу­ду­щей обу­ви «упло­ща­ют» — сре­за­ют по­тонь­ше.

при­кле­и­ва­ние по­дош­вы. На за­го­тов­ку вруч­ную, очень ак­ку­рат­но на­кла­ды­ва­ют по­дош­ву и по­ме­ща­ют бо­ти­нок в ва­ку­ум­ную ка­ме­ру. Что­бы по­дош­ва креп­ко дер­жа­лась, на де­та­лях остав­ля­ют за­пас на за­тяж­ную кром­ку — от двух до ше­сти сан­ти­мет­ров (вни­зу).

На го­то­вый бо­ти­нок на­во­дят лоск: про­кра­ши­ва­ют из пуль­ве­ри­за­то­ра строч­ки, на­но­сят крем, уха­жи­ва­ю­щую про­пит­ку, а за­тем по­ли­ру­ют.

По­след­няя де­таль — но­вые шнур­ки. Из­вест­ны по­чти два трил­ли­о­на (еди­ни­ца с 12 ну­ля­ми) ва­ри­ан­тов шну­ро­вок для обу­ви с 12 па­ра­ми от­вер­стий.

Каж­дый день на фаб­ри­ке про­из­во­дят до трёх ты­сяч пар обу­ви. В ма­га­зи­ны они от­прав­ля­ют­ся ак­ку­рат­но уло­жен­ны­ми в яр­кие фир­мен­ные ко­роб­ки.

Так что же та­кое эглет? Этим кра­си­вым фран­цуз­ским сло­вом на­зы­ва­ют на­ко­неч­ник на шнур­ке. Есть и на­зва­ние по­про­ще: пи­стон­чик.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.