И ЧТО ТЕ­ПЕРЬ, ТАЙГЕР?

И ЧТО ТЕ­ПЕРЬ,

Golf Digest (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ -

Шесть во­про­сов к иг­ро­ку, ко­то­рый ко­гда-то знал все от­ве­ты.

КО­гда-то Тайгер Ка­зал­ся НЕПОБЕДИМЫМ – до тех пор, пока не стал са­мым, по­жа­луй, на­гляд­ным за по­след­нее вре­мя при­ме­ром, что непо­бе­ди­мых не бы­ва­ет. Сей­час у Тай­ге­ра, как и у всех осталь­ных смерт­ных, оста­лась толь­ко на­деж­да. ‣ Осо­бен­но мно­го ее бы­ло у по­клон­ни­ков Тай­ге­ра в на­ча­ле 2017-го. 14-крат­ный по­бе­ди­тель мей­джо­ров, ко­то­ро­му толь­ко что ис­пол­нил­ся 41 год, вер­нул­ся в боль­шой гольф по­сле 15-ме­сяч­но­го от­сут­ствия, про­де­мон­стри­ро­вав свинг, ско­рость и уве­рен­ный ритм ко­то­ро­го за­став­ля­ли за­быть о трех опе­ра­ци­ях на по­зво­ноч­ни­ке, ко­то­рые он пе­ре­нес с мар­та 2014 го­да. Вудз и сам был по­лон на­дежд и ча­я­ний, его тур­нир­ный гра­фик на начало се­зо­на вы­гля­дел весь­ма ам­би­ци­оз­но – че­ты­ре со­стя­за­ния за пять недель. Но ко­гда он не про­шел в фи­наль­ную часть пер­во­го из них, на по­ле Torrey Pines, а за­тем снял­ся с тур­ни­ра в Ду­бае по­сле пер­во­го ра­ун­да, со­слав­шись на спаз­мы в ниж­ней ча­сти спи­ны, на­деж­да вновь усту­пи­ла ме­сто бо­ли и разо­ча­ро­ва­нию.

На Чем­пи­он­ском ужине пе­ред Masters, став­шим пя­тым под­ряд мей­джо­ром, ко­то­рый он про­пу­стил, Вудз по­жа­ло­вал­ся Дже­ку Ни­кла­су на из­ма­ты­ва­ю­щие бо­ли в спине. Ни­клас уго­во­рил Тай­ге­ра об­ра­тить­ся к фи­зио­те­ра­пев­ту, с ко­то­рым он сам ра­бо­та­ет уже мно­го лет, и Вудз да­же по­бы­вал на од­ном се­ан­се у док­то­ра Пи­та Эгос­ку, но че­ты­ре дня спу­стя лег на оче­ред­ную опе­ра­цию на ниж­нем от­де­ле по­зво­ноч­ни­ка. Сле­ду­ю­щий мей­джор об уча­стии в ко­то­ром он хо­тя бы за­ду­мы­ва­ет­ся – Masters 2018-го.

А по­том – как буд­то все­го пред­ше­ству­ю­ще­го бы­ло недо­ста­точ­но – в три ча­са утра в День Па­мя­ти по­ли­ция Фло­ри­ды об­на­ру­жи­ла ма­ши­ну Вуд­за на обо­чине ожив­лен­ной трас­сы непо­да­ле­ку от его до­ма в Джу­пи­те­ре. Мо­тор ра­бо­тал, «ава­рий­ка» ми­га­ла, а сам Вудз спал, уро­нив го­ло­ву на руль. Голь­фи­ста за­бра­ли в уча­сток и предъ­яви­ли об­ви­не­ние в управ­ле­нии транс­порт­ным сред­ством в со­сто­я­нии опья­не­ния.

По­явив­ши­е­ся на сле­ду­ю­щий день во всех СМИ фо­то­гра­фии рас­тре­пан­но­го и небри­то­го Вуд­за в про­филь и ан­фас, а так­же ви­део с неудач­ны­ми по­пыт­ка­ми прой­ти тест на трез­вость, сде­ла­ли его объ­ек­том для пуб­лич­ных на­сме­шек. Реакция об­ще­ствен­но­сти бы­ла при­мер­но та­кой же, как в 2009-м, ко­гда Вудз раз­бил ма­ши­ну ря­дом со сво­им до­мом в ка­нун Дня Бла­го­да­ре­ния, а поз­же был ули­чен в сек­су­аль­ной невоз­дер­жан­но­сти и мно­го­чис­лен­ных из­ме­нах.

На сей раз на «Мер­се­де­се» Вуд­за бы­ли се­рьез­ные вмя­ти­ны, и два ко­ле­са со сто­ро­ны во­ди­те­ля спу­ще­ны. Он рас­ска­зал по­ли­цей­ским, что при­нял од­но­вре­мен­но несколь­ко про­пи­сан­ных вра­ча­ми ле­карств, вклю­чая бо­ле­уто­ля­ю­щее «Ви­ко­дин» и сно­твор­ное «Кса­накс». Поз­же Вудз сде­лал офи­ци­аль­ное за­яв­ле­ние, в ко­то­ром от­ме­тил, что его ор­га­низм вы­дал «неожи­дан­ную ре­ак­цию на ре­ко­мен­до­ван­ные ме­ди­ка­мен­ты». Тайгер, ко­то­рый вы­ра­зил пол­ную го­тов­ность со­труд­ни­чать с по­ли­ци­ей, уве­рял, что не упо­треб­лял ал­ко­голь – и это бы­ло на 100 про­цен­тов под­твер­жде­но ре­зуль­та­та­ми ла­бо­ра­тор­ных ана­ли­зов.

Мир голь­фа был по­лон со­чув­ствия и под­держ­ки. «Я по­ни­маю, что он пе­ре­жи­ва­ет слож­ный пе­ри­од, и же­лаю ему толь­ко са­мо­го хо­ро­ше­го, – го­во­рил Ни­клас. – Я на­де­юсь, что он спра­вит­ся и что он сно­ва бу­дет иг­рать в гольф. Ему нуж­на под­держ­ка как мож­но боль­ше­го ко­ли­че­ства лю­дей. И я бу­ду од­ним из них».

Вудз при­знал­ся, что со­жа­ле­ет о про­изо­шед­шем, в сво­ем офи­ци­аль­ном об­ра­ще­нии:

«Я осо­знаю всю се­рьез­ность мо­е­го про­ступ­ка и бе­ру на се­бя пол­ную от­вет­ствен­ность за свои дей­ствия. Я хо­тел бы от все­го серд­ца при­не­сти из­ви­не­ния сво­ей се­мье, дру­зьям и бо­лель­щи­кам. Я ожи­даю от се­бя мно­го­го. Я сде­лаю все, что в мо­их си­лах, что­бы по­доб­ное ни­ко­гда не по­вто­ри­лось».

19 июня, на сле­ду­ю­щий день по­сле окон­ча­ния U.S. Open, Вудз че­рез твит­тер объ­явил о сво­их пер­вых ша­гах в этом на­прав­ле­нии: «Я уже по­лу­чаю про­фес­си­о­наль­ную по­мощь для из­бав­ле­ния от ле­кар­ствен­ной за­ви­си­мо­сти, в ко­то­рую по­пал из­за силь­ных бо­лей в спине и рас­строй­ства сна. Я хо­чу по­бла­го­да­рить всех за неве­ро­ят­ную под­держ­ку и по­ни­ма­ние, осо­бен­но бо­лель­щи­ков и иг­ро­ков ту­ра».

«Я не мо­гу ска­зать, где имен­но он на­хо­дит­ся, но он по­лу­ча­ет ле­че­ние в усло­ви­ях ста­ци­о­на­ра, – рас­ска­зал агент Вуд­за Марк Стейн­берг в ин­тер­вью ESPN.COM. – Тайгер фи­зи­че­ски стра­дал от силь­ней­ших бо­лей. Это при­ве­ло к бес­сон­ни­це и пси­хо­ло­ги­че­ским про­бле­мам. И все это про­ис­хо­ди­ло на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни».

В об­щем, се­го­дня Вудз – за­гад­ка еще боль­шая, чем ко­гда-либо.

Си­ту­а­ция силь­но ослож­ня­ет­ся тем, что сей­час нам непо­нят­но, во что во­об­ще мы мо­жем ве­рить. Ту­ман­ные ком­мен­та­рии Вуд­за о его трав­мах и про­цес­се вос­ста­нов­ле­ния и по­сто­ян­но сдви­га­е­мые сро­ки его воз­вра­ще­ния на по­ле при­ве­ли к то­му, что к его сло­вам ста­ли от­но­сить­ся с из­вест­ной до­лей скеп­ти­циз­ма – в сти­ле «по­жи­ве­му­ви­дим». В де­каб­ре про­шло­го го­да, по­явив­шись по­сле 15 ме­ся­цев пе­ре­ры­ва и про­де­мон­стри­ро­вав вполне уве­рен­ный свинг, Вудз ска­зал жур­на­ли­стам: «Я сижу сей­час пе­ред ва­ми, ребята, и слов­но на­хо­жусь в но­вой ре­аль­но­сти, по­то­му что мои де­ла идут го­раз­до луч­ше, чем ко­гда-либо». Но уже ме­сяц спу­стя на по­ле Torrey Pines он вы­гля­дел уже не так хо­ро­шо, а в Ду­бае – еще ху­же. По­на­ча­лу Вудз уве­рял, что «во­об­ще не ис­пы­ты­ва­ет бо­ли», а Стейн­берг го­во­рил, что его спаз­мы не име­ют ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к нев­ро­ло­ги­че­ским про­бле­мам.

В ито­ге Вудз все-та­ки вер­нул­ся к со­стя­за­ни­ям, хо­тя и про­дол­жал показывать ре­зуль­та­ты, не со­от­вет­ству­ю­щие его со­сто­я­нию. Про­пу­стив вто­рой под­ряд Masters, 18 ап­ре­ля Вудз при­нял уча­стие в пре­зен­та­ции но­во­го гольф-по­ля и при­знал­ся, что у него бы­ва­ют «как хо­ро­шие дни, так и пло­хие». И как же все бы­ли удив­ле­ны, ко­гда узна­ли, что уже на сле­ду­ю­щий день он от­пра­вил­ся в Дал­лас на опе­ра­цию по раз­де­ле­нию по­звон­ков. «Опе­ра­ция про­шла успеш­но, и я ве­рю в то, что бла­го­да­ря ей я на­все­гда по­про­ща­юсь со спаз­ма­ми и бо­лью в спине, – ска­зал Вудз в оче­ред­ном за­яв­ле­нии. –Я с нетер­пе­ни­ем жду сво­е­го вы­здо­ров­ле­ния и воз­вра­ще­ния к нор­маль­ной жиз­ни. Я хо­чу иг­рать со сво­и­ми детьми, за­ни­мать­ся голь­фом на про­фес­си­о­наль­ном уровне и жить без бо­ли, с ко­то­рой я так дол­го бо­рол­ся». «Надеемся, что бла­го­да­ря этой опе­ра­ции пло­хие дни уй­дут», – до­ба­вил Стейн­берг.

Пять недель спу­стя Вудз на­пи­сал на сво­ем веб-сай­те, что он ре­шил­ся на опе­ра­цию из-за по­сто­ян­ных бо­лей. «Я боль­ше не мог жить с этой бо­лью. Мы ис­про­бо­ва­ли все до­ступ­ные нехи­рур­ги­че­ские ме­то­ды, но ни один из них не сра­бо­тал, – пи­сал он. – Да, у ме­ня бы­ва­ли и хо­ро­шие дни, и пло­хие, но боль при­сут­ство­ва­ла все вре­мя, и я не мог ни­че­го с ней по­де­лать. Да­же ле­жа я ис­пы­ты­вал боль. Из-за за­жа­то­го нер­ва я чув­ство­вал боль все­гда, чем бы ни за­ни­мал­ся, и бук­валь­но до­шел до руч­ки».

Да­лее бы­ло на­пи­са­но: «Про­шло чуть боль­ше ме­ся­ца с тех пор, как мне сде­ла­ли опе­ра­цию по раз­де­ле­нию по­звон­ков, и мне да­же слож­но опи­сать, на­сколь­ко мне ста-

ло луч­ше. Об­лег­че­ние на­сту­пи­ло моментально. Я уже мно­го лет не чув­ство­вал се­бя так хо­ро­шо… Да, впе­ре­ди еще дол­гий путь к пол­но­му вос­ста­нов­ле­нию, но, как я уже ска­зал, ни­ка­ки­ми сло­ва­ми не пе­ре­дать, ка­кое это по­тря­са­ю­щее ощу­ще­ние – ко­гда жи­вешь, не ис­пы­ты­вая бо­ли». Несколь­ко дней спу­стя бес­кон­троль­ное ис­поль­зо­ва­ние Тай­ге­ром обез­бо­ли­ва­ю­щих пре­па­ра­тов ста­ло при­чи­ной се­рьез­но­го ин­ци­ден­та.

Воз­ни­ка­ет мно­же­ство во­про­сов. Вот шесть глав­ных.

1. ОПЕ­РА­ЦИЯ НА СПИНЕ – ПО­ВОД ДЛЯ ОПТИМИЗМА ИЛИ ШАГ НА­ЗАД?

д иа­гноз пе­ред­ний по­яс­нич­ный ме­ж­те­ло­вой спон­ди­ло­дез зву­чит крайне непри­ят­но, и мож­но пред­ста­вить се­бе, что ис­пы­ты­ва­ет че­ло­век, по­звон­ки ко­то­ро­го скру­че­ны и спа­я­ны меж­ду со­бой, но про­це­ду­ра раз­де­ле­ния дей­стви­тель­но в боль­шин­стве слу­ча­ев из­бав­ля­ет че­ло­ве­ка от са­мо­го вы­ма­ты­ва­ю­ще­го по­след­ствия за­бо­ле­ва­ния – из­ну­ри­тель­ной бо­ли, вы­зван­ной за­жа­тым нер­вом.

Три по­бе­ди­те­ля мей­джо­ров, ко­то­рые пе­ре­нес­ли по­доб­ную опе­ра­цию – Лэн­ни Уод­кинс, Ли Тре­ви­но и Ре­тиф Гу­сен, – на­зы­ва­ли хи­рур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство край­ней ме­рой, но всем им это по­мог­ло моментально из­ба­вить­ся от бо­лей и вер­нуть­ся к иг­ре с но­вым пы­лом.

Уод­кинс и Тре­ви­но пе­ре­нес­ли опе­ра­цию уже по­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры в PGA Tour (Уод­кинс в 58 лет, а Тре­ви­но – в 64), а Гу­сен, по­бе­ди­тель U.S. Open 2001 и 2004 го­дов, ре­шил­ся на за­ме­ну меж­по­зво­ноч­но­го дис­ка в 2012-м в воз­расте 43 лет.

«Насту­пил мо­мент, ко­гда я боль­ше не мог иг­рать в гольф без этой опе­ра­ции, – го­во­рит Гу­сен, одер­жав­ший свою по­след­нюю по­бе­ду в 2009-м. – Все про­шло успеш­но. Спи­на те­перь во­об­ще не бо­лит. Я не потерял ни грам­ма в по­движ­но­сти или ско­ро­сти и не ис­пы­ты­ваю ни­ка­ких про­блем, на­но­ся уда­ры по мя­чу. Ко­рот­кая иг­ра и пат­ты да­ле­ки от иде­аль­ных, но это ни­как не свя­за­но со спи­ной».

Вудз так­же го­во­рил о «моментально на­сту­пив­шем об­лег­че­нии». И ес­ли по­сле кур­са ре­а­би­ли­та­ции его свинг ста­нет та­ким же сво­бод­ным и быст­рым, как рань­ше, то ни­что не по­ме­ша­ет ему вновь стать чем­пи­о­ном, со­глас­ны Уод­кинс, Тре­ви­но и Гу­сен.

«Мое пред­ска­за­ние: он вер­нет­ся и опять бу­дет ку­пать­ся в лу­чах сла­вы, – го­во­рит Тре­ви­но, са­мый успеш­ный голь­фист из это­го трио. – Он еще со­всем не ста­рый – ему до это­го да­ле­ко. Ес­ли он вос­ста­но­вит­ся и нач­нет вновь на­но­сить уда­ры, не ис­пы­ты­вая бо­ли, то бу­дет так счаст­лив, что мо­жет стать еще бо­лее опас­ным, чем был рань­ше».

2. ЕС­ЛИ ОН НЕ ИС­ПЫ­ТЫ­ВАЛ БОЛЬ, ТО ЗА­ЧЕМ ПРИ­НИ­МАЛ БО­ЛЕ­УТО­ЛЯ­Ю­ЩЕЕ?

Вудз утвер­жда­ет, что при­нял од­но­вре­мен­но ле­кар­ства, ко­то­рые не со­че­та­ют­ся друг с дру­гом – в его слу­чае это бы­ли «Ви­ко­дин» и «Кса­накс» (поз­же ток­си­ко­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за вы­яви­ла в его кро­ви на­ли­чие двух обез­бо­ли­ва­ю­щих и двух сно­твор­ных пре­па­ра­тов). Все это на­по­ми­на­ет День Бла­го­да­ре­ния в 2009-м, ко­гда его то­гда еще су­пру­га Элин ска­за­ла по­ли­ции, что у Вуд­за бы­ли ре­цеп­ты на «Ви­ко­дин» и «Эм­би­ен» (еще од­но силь­но­дей­ству­ю­щее сно­твор­ное).

То­гда он то­же го­во­рил, что не ис­пы­ты­ва­ет бо­ли.

Стейн­берг за­явил ESPN.COM, что нет ни­ка­ко­го про­ти­во­ре­чия меж­ду утвер­жде­ни­я­ми Вуд­за про отсутствие бо­ли и тем, что ему необ­хо­ди­мо ле­че­ние для из­бав­ле­ния от про­блем, вы­зван­ных по­сто­ян­ной бо­лью.

«Я не ду­маю, что здесь мож­но про­сто сло­жить два и два, – го­во­рил он. – Си­ту­а­ция очень слож­ная, очень за­пу­тан­ная. Ес­ли вы ис­пы­ты­ва­е­те та­кую боль на про­тя­же­нии та­ко­го ко­ли­че­ства лет… Тайгер пы­та­ет­ся по­нять, что ему те­перь де­лать, пы­та­ет­ся най­ти свой путь и жить пол­ной жиз­нью. Сей­час мы име­ем то, что име­ем. Но я рад, что он су­мел взять на се­бя от­вет­ствен­ность».

Нам не из­вест­но, есть ли у Тай­ге­ра еще ка­кие-то трав­мы или за­бо­ле­ва­ния, ко­то­рые за­став­ля­ли его при­бе­гать к бо­ле­уто­ля­ю­щим. Иг­ро­ки, ко­то­рые пе­ре­нес­ли опе­ра­ции на по­зво­ноч­ни­ке, рас­ска­зы­ва­ют, что хо­тя нев­ро­ло­ги­че­ская боль ухо­ди­ла сра­зу же, при­мер­но неде­лю по­сле опе­ра­ции они чув­ство­ва­ли сла­бость и недо­мо­га­ние, что вполне есте­ствен­но по­сле хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства. Но близ­кие Вуд­за го­во­рят, что неза­дол­го до сво­е­го аре­ста – че­рез ме­сяц по­сле опе­ра­ции – Тайгер при­зна­вал­ся, что все еще ис­пы­ты­ва­ет боль от раз­ре­зов в сред­ней ча­сти спи­ны.

Из­вест­но, что Вудз на­чал при­ни­мать «Ви­ко­дин» еще в 2008-м, ко­гда пе­ре­нес раз­рыв пе­ред­ней кре­сто­об­раз­ной связ­ки, из-за ко­то­ро­го так стра­дал во вре­мя U.S. Open на по­ле Torrey Pines. Ес­ли ве­рить тре­ни­ро­вав­ше­му его то­гда Хен­ку Хей­ни, Вудз при­ни­мал это ле­кар­ство уже во вре­мя Masters то­го го­да, где он фи­ни­ши­ро­вал вто­рым, не­смот­ря на сла­бую иг­ру пат­те­ром. Вудз то­гда при­шел к вы­во­ду, что «Ви­ко­дин» вли­я­ет на его тон­кие ощу­ще­ния, и ре­шил не при­бе­гать к нему во вре­мя U.S. Open, за­ме­нив на «Мо­т­рин» или «Эдвил».

Го­во­ря об аре­сте Вуд­за, боль­шин­ство лю­дей ста­ра­тель­но об­хо­ди­ли те­му его воз­мож­ной нар­ко­ти­че­ской за­ви­си­мо­сти. Но Пол Азин­гер был бо­лее пря­мо­ли­не­ен. «Он пе­ре­нес мно­же­ство опе­ра­ций на по­зво­ноч­ни­ке, у него бы­ла опе­ра­ция на ко­лене, был раз­рыв ахил­ло­ва су­хо­жи­лия. Он ча­сто ис­пы­ты­вал силь­ную боль, – го­во­рил Азин­гер. – Вполне воз­мож­но, что Тайгер про­сто «под­сел» на это ле­кар­ство, оно ведь и прав­да вы­зы­ва­ет очень силь­ное при­вы­ка­ние, ко­гда при­ни­ма­ешь его по­сто­ян­но. Очень на­де­юсь, что это не так».

3. СКУЧАЕТ ЛИ ОН ПО ГОЛЬ­ФУ?

В2013-м Вудз вы­иг­рал пять тур­ни­ров, но с тех пор он вы­хо­дил на по­ле лишь вре­мя от вре­ме­ни, и с ав­гу­ста 2015-го сыг­рал все­го лишь в трех со­стя­за­ни­ях.

Та­кие дол­гие пе­ре­ры­вы в вы­ступ­ле­ни­ях ма­ло ко­му идут на поль­зу, да­же ес­ли ты – ве­ли­чай­ший спортс­мен. Боб­би Джонс ушел из боль­шо­го голь­фа в 1930м го­ду, по­сле то­го, как в 28 лет вы­иг­рал весь «Боль­шой шлем» то­го вре­ме­ни, но че­рез че­ты­ре го­да вер­нул­ся, что­бы при­нять уча­стие в пер­вом тур­ни­ре Masters в ро­ли хо­зя­и­на. От него ожи­да­ли мно­го­го, но уже на вто­рой лун­ке пер­во­го ра­ун­да сам Джонс за­ме­тил, как дер­га­ют­ся его ру­ки во вре­мя пат­тов, и «по­чув­ство­вал, что что-то

‘МНЕ НРА­ВИ­ЛОСЬ, Что МОЕ ИМЯ УПОМИНАЛИ ВМЕ­СТЕ С ЕГО, ко­гда он ДОСТИГАЛ Но­вой ВЕРШИНЫ.’ —джек НИ­КЛАС

непо­пра­ви­мо из­ме­ни­лось», – пи­сал Чарльз Принс. На пя­той лун­ке – те­перь это 14-я – жуж­жа­ние ки­но­ка­ме­ры за­ста­ви­ло Джон­са оста­но­вить свой замах при уда­ре с ти, вы­звав непри­выч­ное раздражение. «В тот са­мый мо­мент он окон­ча­тель­но по­нял, что что-то важ­ное ушло из его иг­ры на­все­гда, – пи­сал Принс. – Де­ло бы­ло не в том, что Джонс потерял са­мо­об­ла­да­ние. Про­сто что-то не да­ва­ло ему за­ста­вить свое вол­не­ние ра­бо­тать на него, а не про­тив».

Есть и бо­лее «све­жие» при­ме­ры. Ли Тре­ви­но ни се­кун­ды не со­мне­ва­ет­ся, что, вер­нув­шись на по­ле по­сле уда­ра мол­нии в 1975-м го­ду, он так не смог вый­ти на преж­ний вы­со­кий уро­вень. Азин­гер потерял свое пре­вос­ход­ство по­сле то­го, как из-за ра­ка и хи­мио­те­ра­пии по­чти два го­да не иг­рал в ту­ре. Хо­се Ма­рия Ола­са­баль про­пу­стил весь 1996 год из-за тя­же­лей­ших при­сту­пов рев­ма­то­ид­но­го арт­ри­та. И не­смот­ря на то, что ему уда­лось вы­иг­рать Masters 1999 го­да, бо­лезнь и по­те­ря се­зо­на яв­но пре­рва­ли его вос­хож­де­ние к вер­шине. И да­же Бен Хо­ган, ко­то­рый по­сле ав­то­ка­та­стро­фы, в ко­то­рой ед­ва не по­гиб в на­ча­ле 1949 го­да, вы­иг­рал шесть из сле­ду­ю­щих де­вя­ти мей­джо­ров, был уве­рен, что так и не су­мел вновь стать та­ким же от­лич­ным иг­ро­ком, ка­ким был в 1948-м.

Вудз зна­ет, что у него уже не бу­дет преж­них ско­ро­сти и мо­щи. Но на то он и ве­ли­кий иг­рок, что­бы най­ти спо­соб эффективно ком­пен­си­ро­вать по­доб­ные неиз­беж­ные непри­ят­но­сти. Важ­но, на­сколь­ко мно­го Вудз по­те­ря­ет – воз­мож­но, без­воз­врат­но – с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии и мен­таль­но­сти. Как го­во­рил Ни­клас, «вы ни­ко­гда не узна­е­те, что про­ис­хо­дит в го­ло­ве у дру­го­го че­ло­ве­ка в то вре­мя, ко­гда – и пока – он стра­да­ет от трав­мы».

4. НЕ ПО­МЕ­ША­ЕТ ЛИ ВОЗРАСТ ЕМУ ВЕР­НУТЬ­СЯ?

С1900 го­да толь­ко один голь­фист вы­иг­рал бо­лее од­но­го мей­джо­ра в воз­расте стар­ше 42 лет: Джу­ли­ус Бо­рос стал чем­пи­о­ном U.S. Open 1963 го­да в 43 и PGA Championship 1968-го в 48. Хо­ган в 1953-м в 40 лет вы­иг­рал три мей­джо­ра, но по­том – ни од­но­го. Ни­клас вы­иг­рал два в 40 и свой 18-й и по­след­ний – в 46. Гар­ри Вар­до­ну бы­ло 41 и 44, ко­гда он одер­жал две свои по­след­ние по­бе­ды в Open Championship. В 1998-м 41-лет­ний Марк О’ми­ра вы­иг­рал два един­ствен­ных сво­их тур­ни­ра «Боль­шо­го Шле­ма».

За Вуд­за го­во­рит тот факт, что во всех ви­дах спор­та ат­ле­там са­мо­го вы­со­ко­го уров­ня уда­ет­ся удер­жать­ся на вер­шине доль­ше. Про­тив него – про­ли­тые им пот и сле­зы – не толь­ко и не столь­ко в смыс­ле травм, сколь­ко в смыс­ле ко­ли­че­ства сил и энер­гии, ко­то­рые он от­да­вал борь­бе с очень юных лет, что, по мне­нию мно­гих, со­ста­ри­ло его как голь­фи­ста го­раз­до рань­ше вре­ме­ни.

5. НА­СКОЛЬ­КО СИЛЬ­НО НО­ВОЕ ПУБЛИЧНОЕ УНИЖЕНИЕ ЗАДЕЛО ТАЙ­ГЕ­РА?

Вуд­зу, ко­то­рый на про­тя­же­нии по­след­них вось­ми лет сто­и­че­ски вы­дер­жи­вал по­след­ствия сво­е­го – воз­мож­но, са­мо­го быст­ро­го и гром­ко­го в ис­то­рии – пуб­лич­но­го па­де­ния с вершины сла­вы, при­ш­лось столк­нуть­ся к еще од­ним по­хо­жим уда­ром. Его де­ти уже до­ста­точ­но под­рос­ли для то­го, что­бы по­ни­мать, что го­во­рят об их от­це. Бес­спор­но, это на­не­сет ему боль­шой урон и как ре­клам­но­му ли­цу, чьи за­ра­бот­ки за пре­де­ла­ми по­ля, ко­гда-то пре­вы­шав­шие 100 мил­ли­о­нов в год, и так уже упа­ли до при­мер­но 35 мил­ли­о­нов. Су­ме­ет ли он не по­те­рять остат­ки уве­рен­но­сти и ощу­ще­ния собственной «из­бран­но-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.