ЗО­ЛО­ТЫЕ СНЫ 60-Х

INTERNI - - COДЕРЖАНИЕ - Ко­ман­да: Julian Gilhespie, Asa Bruno архитектурное бю­ро: BBGM текст: Антонелла Боизи, Ва­ле­рия Исмиева фо­то: Ron Blunt / Ron Arad Architects

ПРО­ЕКТ RON ARAD ARCHITECTS ТЕКСТ АНТОНЕЛЛА БОИЗИ, ВА­ЛЕ­РИЯ ИСМИЕВА

ФО­ТО RON BLUNT/RON ARAD ARCHITECTS

Ре­кон­струк­ция ин­те­рье­ров зна­ме­ни­то­го оте­ля The Watergate в Ва­шинг­тоне вновь про­де­мон­стри­ро­ва­ла неис­то­щи­мую фан­та­зию Ро­на Ара­да и его спо­соб­ность всту­пать в ин­три­гу­ю­щий диа­лог с ис­то­ри­че­ски­ми кон­тек­ста­ми

Рон Арад уме­ло иг­ра­ет на па­ра­док­сах и не бо­ит­ся ба­лан­си­ро­вать на гра­ни сме­ло­го экс­пе­ри­мен­та, гла­му­ра и ки­ча. И все бла­го­да­ря со­че­та­нию взрыв­но­го твор­че­ско­го тем­пе­ра­мен­та и чув­ства ме­ры, столь от­лич­но­го от ре­спек­та­бель­ной осто­рож­но­сти «се­рьез­ных» ар­хи­тек­то­ров. Но­вая ра­бо­та ди­зай­не­ра бу­дит во­об­ра­же­ние и пред­став­ля­ет эмо­ци­о­наль­ный от­клик на ат­мо­сфе­ру «Уо­тер­гей­та» – зна­ме­ни­то­го оте­ля, с ко­то­рым свя­зан гром­кий по­ли­ти­че­ский скан­дал и по­сле­до­вав­шая за ним от­став­ка аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та Ри­чар­да Ник­со­на в 1974 го­ду.

Отель был по­стро­ен в со­ста­ве мно­го­функ­ци­о­наль­но­го ком­плек­са ар­хи­тек­то­ром Лу­и­джи Мо­рет­ти в 1960–1965 го­ды. Изна­чаль­ный план по­строй­ки от­ли­чал­ся функ­ци­о­наль­но­стью и вы­ра­зи­тель­но­стью, ко­то­рые Арад хо­тел со­хра­нить, вне­ся при этом ди­на­ми­ку и эмо­ци­о­наль­ность. За­каз на ре­ди­зайн про­стран­ства оте­ля пло­ща­дью 2000 м2 вклю­чал зо­ны лоб­би, лиф­то­вых хол­лов, ба­ра, ресторана и от­кры­тых тер­рас, рас­по­ло­жен­ных на двух ниж­них эта­жах. По сло­вам Ара­да, для него бы­ло важ­но уй­ти от сти­ли­за­ций под эпо­ху 60-х, не от­ры­вать­ся от ар­хи­тек­тур­но­го кон­тек­ста и не раз­ру­шать об­щую ат­мо­сфе­ру. Мо­дер­нист­ский про­ект ита­льян­ско­го ар­хи­тек­то­ра за­дал плав­ные ли­нии ос­нов­ных объ­е­мов и об­щую струк­ту­ру – ра­ци­о­наль­ную, урав­но­ве­шен­ную, мас­штаб­ную. С при­вне­се­ни­ем в нее ду­ха об­нов­ле­ния и непред­ска­зу­е­мо­сти ха­рак­тер про­стран­ства кар­ди­наль­но из­ме­нил­ся, об­рел ме­та­фо­рич­ность. Cте­ны, ко­лон­ны и стой­ки бы­ло ре­ше­но «пе­ре­одеть» и осво­бо­дить от ста­рых об­ли­цо­воч­ных ма­те­ри­а­лов – мра­мо­ра и шту­ка­тур­ки. Так ней­траль­ная цве­то­вая гам­ма сме­ни­лась взрыв­ны­ми цве­та­ми пла­ме­ни, го­ря­щим на солн­це ян­та­рем, бо­га­ты­ми от­тен­ка­ми теп­лых и бле­стя­щих по­верх­но­стей – па­ти­ни­ро­ван­ной бронзы, латуни, ме­ди и полированной ста­ли, а так­же круп­ны­ми био­морф­ны­ми ба­роч­ны­ми фор­ма­ми.

Звуч­ность де­та­лей от­те­ня­ет чер­ный цвет по­ла: в лоб­би он вы­ло­жен на­ту­раль­ным гра­ни­том, в зоне ресторана – мо­ре­ным черным де­ре­вом. Ди­зайн во­вле­ка­ет по­се­ти­те­лей в уди­ви­тель­ную ат­мо­сфе­ру, со­здан­ную Ара­дом. Плав­ные очер­та­ния стен в про­стран­стве ба­ра до­пол­не­ны круг­лой кар­кас­ной сталь­ной кон­струк­ци­ей, ку­да по­ме­ще­ны 2450 бу­ты­лок вис­ки. Они на­пол­ня­ют ин­те­рьер зо­ло­ти­стым мер­ца­ни­ем бла­го­да­ря спе­ци­аль­ной под­свет­ке. Это све­тя­ще­е­ся «ян­тар­ное» коль­цо на­хо­дит­ся в окру­же­нии яр­ко-крас­ных кре­сел, сгруп­пи­ро­ван­ных на ков­рах та­ко­го же цве­та.

Округ­лые фор­мы ис­поль­зо­ва­ны и в оформ­ле­нии ресторана на пер­вом эта­же – в ви­де спи­ра­ле­вид­ных люстр и ме­тал­ли­че­ских ко­лонн, «за­кру­чи­ва­ю­щих­ся» слов­но струи во­ды. Эти объ­ек­ты, как буд­то при­ле­тев­шие из бу­ду­ще­го, про­ни­зы­ва­ют про­стран­ство обо­их яру­сов пред­ста­ви­тель­ской зо­ны. Они всту­па­ют в осо­бый диа­лог с пей­за­жем, от­кры­ва­ю­щим­ся за сплош­ным остек­ле­ни­ем, – бе­ре­га­ми и рус­лом ре­ки По­то­мак.

Пред­ме­ты об­ста­нов­ки и от­дел­ки по боль­шей ча­сти ре­а­ли­зо­ва­ны ве­ду­щи­ми ита­льян­ски­ми про­из­во­ди­те­ля­ми по про­ек­там, раз­ра­бо­тан­ным бю­ро Ро­на Ара­да. Де­лая став­ку на ма­те­ри­а­лы, ни­ко­гда не те­ря­ю­щие сво­ей при­вле­ка­тель­но­сти, – де­ре­во, сталь, ла­тунь, брон­зу, ар­хи­тек­тор сле­до­вал соб­ствен­но­му прин­ци­пу ра­бо­ты – вре­ме­ни, ко­то­рое при­да­ет пред­мет­ной сре­де ни с чем не срав­ни­мый от­те­нок под­лин­но­сти. Та­кое ис­пы­та­ние вы­дер­жи­ва­ют лишь без­упреч­ные по ка­че­ству со­став­ля­ю­щие. Взгляд и при­кос­но­ве­ние к та­ким ве­щам вы­зы­ва­ют эмо­ци­о­наль­ный от­клик и поз­во­ля­ют про­ник­нуть в раз­ные эпо­хи про­шло­го или по­пасть в бу­ду­щее, что­бы на­пол­нить­ся но­вы­ми энер­ге­ти­че­ски­ми им­пуль­са­ми.

Барный ост­ров в ви­де кон­струк­ции из нержавеющей ста­ли слу­жит об­рам­ле­ни­ем из­ги­бов из­на­чаль­ной пла­ни­ров­ки Лу­и­джи Мо­рет­ти; ди­зайн кре­сел-«цве­тов» Li)le Heavy & Size Ten в крас­ной обив­ке раз­ра­бо­тан Ро­ном Ара­дом для Moroso. Круг­лые на­поль­ные ковры по тра­ди­ци­он­ной ин­дий­ской тех­но­ло­гии – ра­бо­та Nanimarquina, кофейные сто­лы Zeus Noto

Внизу сле­ва: в ве­сти­бю­ле стой­ка ре­сепшн и ко­лон­ны от­де­ла­ны изо­гну­ты­ми ла­тун­ны­ми тру­ба­ми, от­по­ли­ро­ван­ны­ми до зер­каль­но­го блес­ка; их сде­ла­ла фаб­ри­ка Realize по ди­зай­ну ар­хи­тек­тур­но­го бю­ро Ро­на Ара­да

Лен­точ­ные ок­на ресторана Kingbird на пер­вом эта­же пред­ла­га­ют по­се­ти­те­лям со­зер­ца­тель­ный диа­лог с пей­за­жем. Сте­ны об­ши­ты де­ре­вян­ны­ми па­не­ля­ми Baumstark; сту­лья – Moroso, сто­лы с ду­бо­вы­ми столешницами и ос­но­ва­ни­я­ми с ме­тал­ли­зи­ро­ван­ным по­рош­ко­вым покрытием – Zeus Noto

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.