Те­ат­раль­ные де­я­те­ли не по­ня­ли смыс­ла «Ос­нов куль­тур­ной по­ли­ти­ки»

Izvestia Moscow Edition - - Общество - Олег Кар­му­нин

Од­ним из клю­че­вых со­бы­тий об­ще­ствен­ных слу­ша­ний про­ек­та « Ос­нов го­су­дар­ствен­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки » ста­ло ме­ро­при­я­тие с уча­сти­ем ве­ду­щих те­ат­раль­ных де­я­те­лей, со­сто­яв­ше­е­ся в Цен­тре име­ни Мей­ер­холь­да.

Дис­кус­сия о до­ку­мен­те ве­дет­ся уже не­сколь­ко ме­ся­цев. Де­я­те­ли ис­кус­ства оже­сто­чен­но спо­рят о по­ня­ти­ях « муль­ти­куль­ту­ра­лизм » и « то­ле­рант­ность » , а так­же о том, яв­ля­ет­ся ли Рос­сия ча­стью Ев­ро­пы. Ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та на­ме­ре­на изу­чать мне­ние об­ще­ствен­но­сти вплоть до 30 сен­тяб­ря 2014 го­да, по­сле че­го до­ку­мент бу­дет до­ра­бо­тан и пред­став­лен Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну.

— То, что вы дер­жи­те в ру­ках, — это чер­но­вой ва­ри­ант, « ры­ба » бу­ду­ще­го до­ку­мен­та, — от­ме­тил худрук Цен­тра име­ни Мей­ер­холь­да Вик­тор Рыжаков, пред­став­ляя про­ект « Ос­нов го­су­дар­ствен­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки » . — По­сле дол­гих об­суж­де­ний она долж­на об­ра­сти « мя­сом » .

Со­вет­ник пре­зи­ден­та по куль­ту­ре Вла­ди­мир Тол­стой по­хва­лил га­стро­но­ми­че­ское срав­не­ние ре­жис­се­ра и под­черк­нул, что про­ект но­сит ис­клю­чи­тель­но ми­ро­твор­че­скую функ­цию. По сло­вам Тол­сто­го, из тек­ста бы­ли вы­ма­ра­ны все рез­кие фор­му­ли­ров­ки — так, что­бы ни у « кон­сер­ва­то­ров » , ни у « ли­бе­ра­лов » он не вы­звал бы рез­ко­го от­тор­же­ния.

— При вни­ма­тель­ном изу­че­нии я об­на­ру­жил в тек­сте сле­ды борь­бы и за­пах тру­пов, — на­род­ный ар­тист СССР Марк За­ха­ров по­хва­лил со­вет­ни­ка по куль­ту­ре за тща­тель­ный под­бор вы­ра­же­ний. — К до­ку­мен­ту не при­де­решь­ся.

Вла­ди­ми­ра Тол­сто­го труд­но пой­мать на сло­ве, по­это­му де­я­те­ли куль­ту­ры пред­по­чли за­да­вать­ся об­щи­ми во­про­са­ми о це­ле­со­об­раз­но­сти ка­кой бы то ни бы­ло го­су­дар­ствен­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки.

Воскли­ца­ние « Оставь­те нас в по­кое! » ста­ло глав­ным те­зи­сом трех­ча­со­во­го об­суж­де­ния. Его пы­та­лись за­ву­а­ли­ро­вать дол­ги­ми про­то­коль­ны­ми ре­ча­ми, но сквозь спо­кой­ный тон спи­ке­ров чув­ство­ва­лось вол­не­ние по по­во­ду гря­ду­ще­го мас­штаб­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния куль­ту­ры.

— Что бу­дет де­лать го­су­дар­ство? Са­мо­сто­я­тель­но стро­ить куль­тур­ную по­ли­ти­ку или по­сте­пен­но пе­ре­да­вать эти пол­но­мо­чия об­ще­ству? — спро­сил ген­ди­рек­тор Боль­шо­го те­ат­ра Вла­ди­мир Урин. — Ме­ня это вол­ну­ет боль­ше все­го.

— Я на­де­юсь, что этот до­ку­мент охра­нит нас от вез­де­су­ще­го за­пре­ти­тель­ства, — ска­зал ди­рек­тор Го­су­дар­ствен­но­го ли­те­ра­тур­но­го му­зея Дмит­рий Бак. — Толь­ко нуж­но за­ме­нить сло­во « сво­бо­да » на « ав­то­но­мия » . Ина­че нам бу­дут го­во­рить, что у на­шей сво­бо­ды есть гра­ни­цы.

— Воз­мож­но, ко­гда на нас бу­дут на­па­дать хун­вей­би­ны от ис­кус­ства, мы смо­жем обо­ро­нять­ся от них этим до­ку­мен­том, как чес­но­ком от вам­пи­ров, — вы­ра­зил на­деж­ду Ки­рилл Се­реб­рен­ни­ков.

Гла­ва « Го­голь- Цен­тра » так­же сфор­му­ли­ро­вал прин­цип ху­до­же­ствен­ной по­ли­ти­ки, ко­то­рая поз­во­ли­ла ему пре­вра­тить Те­атр име­ни Го­го­ля в од­но из са­мых мод­ных мест Моск­вы.

— Ре­во­лю­ция страш­на на ули­цах, а в ис­кус­стве иным спо­со­бом из­ме­не­ния не де­ла­ют­ся. Ху­дож­ник дол­жен бун­то­вать, — уве­рен скан­даль­ный ре­жис­сер. — И чем боль­ше бун­та в те­ат­ре, тем мень­ше недо­воль­ства на ули­це.

Куль­тур­ные де­я­те­ли в один го­лос за­яви­ли — на­сто­я­щий ху­дож­ник не дол­жен быть огра­ни­чен ни­ка­ки­ми чи­нов­ни­чьи­ми ре­гла­мен­та­ми. Пра­пра­вну­ку Ль­ва Тол­сто­го на­пом­ни­ли о том, что клас­сик рус­ской ли­те- ра­ту­ры яв­но не впи­сы­ва­ет­ся в чет­кое опре­де­ле­ние доб­ро­де­те­ли, дан­ное до­ку­мен­том.

— « Чест­ность, прав­ди­вость, за­ко­но­по­слу­ша­ние, лю­бовь к Ро­дине, се­мей­ные цен­но­сти, це­ло­муд­рие, по­чи­та­ние стар­ших » , — про­ци­ти­ро­ва­ла фраг­мент про­ек­та ди­рек­тор Те­ат­ра. doc Еле­на Гре­ми­на. — Да­ны очень хо­ро­шие опре­де­ле­ния, но ска­жи­те, кто из ге­ро­ев ли­те­ра­ту­ры им со­от­вет­ству­ет? Оне­гин? Пе­чо­рин? Быть мо­жет, бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы?

Еле­на Гре­ми­на по­про­си­ла Вла­ди­ми­ра Тол­сто­го до­ба­вить в до­ку­мент сле­ду­ю­щие доб­ро­де­те­ли: « лю­бовь к сво­бо­де » , « вер­ность сво­им иде­а­лам » , « во­ля к твор­че­ству » и « го­ря­чее серд­це Дан­ко » . Со­вет­ник пре­зи­ден­та что- то за­пи­сал в блок­но­те.

— Се­го­дня на­ша стра­на не яв­ля­ет­ся об­раз­цом в ка­че­стве жиз­ни, — до­ба­вил худрук «Лен­ко­ма» Марк За­ха­ров. — Го­во­рят, всё, что оста­ет­ся от ци­ви­ли­за­ции, — это ее куль­ту­ра. Что оста­нет­ся от на­ших но­вых де­мо­кра­ти­че­ских по­полз­но­ве­ний, для ме­ня за­гад­ка, но нуж­но быть тер­пи­мым ко все­му но­во­му — к иным взгля­дам и по­зи­ци­ям.

Вла­ди­мир Тол­стой чуть бы­ло не поды­то­жил дис­кус­сию сен­са­ци­ей. Что­бы успо­ко­ить твор­че­ских ра­бот­ни­ков, ко­то­рые вы­нуж­де­ны от­би­вать­ся от но­вых за­ко­нов, он ска­зал, что « Ос­но­вы го­су­дар­ствен­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки » в пер­спек­ти­ве мо­гут иметь ку­да боль­ший юри­ди­че­ский вес, чем ны­неш­ние за­пре­ты ненор­ма­тив­ной лек­си­ки.

— Ес­ли нам удаст­ся на ба­зе «Ос­нов го­су­дар­ствен­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки» вый­ти на круп­ный ко­декс за­ко­нов, то все част­ные за­ко­но­твор­че­ские ини­ци­а­ти­вы, при­ня­тые ра­нее, бу­дут скор­рек­ти­ро­ва­ны, — ска­зал Вла­ди­мир Тол­стой. — Я не знаю, удаст­ся нам это сде­лать или нет, но мы не долж­ны от­ка­зать се­бе в по­пыт­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.