Ад­во­кат­ские до­во­ды

Izvestia Moscow Edition - - Мнения -

Ка­са­тель­но стран­но­стей (с рус­ской точ­ки зре­ния) в ми­ро­воз­зре­нии и по­ве­де­нии как нема­лой ча­сти жи­те­лей Укра­и­ны, так и жи­ву­щих в Рос­сии сим­па­ти­зан­тов Укра­и­ны ска­за­но мно­го и, ве­ро­ят­но, бу­дет ска­за­но еще боль­ше. Что по­нят­но: про­ти­во­ре­чий и с ло­ги­кой, и с про­стым здра­вым смыс­лом, и за­ча­стую с ми­ни­маль­ны­ми при­ли­чи­я­ми там на­блю­да­ет­ся нема­ло. По­жа­луй, зна­чи­тель­но боль­ше, чем у то­же небез­греш­ных по этой ча­сти рос­си­ян.

Объ­яс­не­ния та­ко­му по­ве­де­нию обык­но­вен­но сво­дят­ся ли­бо к кол­лек­тив­но­му по­мра­че­нию рас­суд­ка — ес­ли речь идет про жи­те­лей Укра­и­ны, ли­бо к фе­но­ме­ну «пя­той ко­лон­ны» (за день­ги или за про­сто так) — ес­ли речь идет о соб­ствен­ных со­граж­да­нах. В прин­ци­пе, не от­ри­цая по­доб­ных объ­яс­не­ний — бы­ва­ет и умо­по­ме­ша­тель­ство, бы­ва­ет и воз­мезд­ное, а рав­но без­воз­мезд­ное об­слу­жи­ва­ние тех сил, ко­то­рым ин­те­ре­сы и нуж­ды Рос­сии как ми­ни­мум без­раз­лич­ны, что­бы не ска­зать силь­нее, — за­ме­тим, од­на­ко, что та­кой ключ к раз­гад­ке сму­ща­ет сво­ей уни­вер­саль­но­стью.

По­ме­ша­лись в рас­суд­ке или пе­ре­шли на сто­ро­ну непри­я­те­ля (на­ше­го парт­не­ра, как ныне при­ня­то го­во­рить) — на­вер­ное, и та­кое бы­ва­ет, но уж очень оно об­що. Хо­те­лось бы та­ко­го объ­яс­не­ния, ко­то­рое по­сред­ством ли ис­то­ри­че­ской ана­ло­гии, по­сред­ством ли рас­тол­ко­ва­ния ми­ро­воз­зрен- чес­кой ло­вуш­ки по­ка­зы­ва­ло бы, как лю­ди до­хо­дят до та­ко­го со­сто­я­ния. Для че­го нуж­на по­зи­ция ад­во­ка­та — в смыс­ле «Гос­по­да при­сяж­ные за­се­да­те­ли, вот так уж оно по­лу­чи­лось, су­ди­те со снис­хож­де­ни­ем или хо­тя бы с по­ни­ма­ни­ем».

Ес­ли го­во­рить о са­мой ны­неш­ней Украине, то при том, что она пред­став­ля­ет со­бой до­воль­но пе­чаль­ное зре­ли­ще, нель­зя ска­зать, что­бы ни­где ни­че­го по­доб­но­го сро­ду не бы­ло. Па­риж 1785 го­да был сто­ли­цей до­воль­но дур­но управ­ля­е­мо­го и раз­вра­щен­но­го ко­ро­лев­ства (впро­чем, дур­ное управ­ле­ние ни­как не бы­ло ис­клю­чи­тель­ной спо­соб­но­стью од­ной Фран­ции), но жить там вполне бы­ло мож­но — осо­бен­но при день­гах, нрав фран­цу­зов от­ли­чал­ся лег­ко­стью и при­ят­но­стью, а страш­ная ти­ра­ния су­ще­ство­ва­ла толь­ко на сло­вах.

Па­риж 1793 го­да, с точ­ки зре­ния жи­те­лей Ве­ны, Бер­ли­на и иных ев­ро­пей­ских сто­лиц, был го­ро­дом кош­ма­ров, где безу­мие до­стиг­ло выс­ше­го гра­ду­са, где пропаганда за­хле­бы­ва­лась от нена­ви­сти к «ари­сто­кра­там», а рав­но и к «по­до­зри­тель­ным по уме­рен­но­сти», где хо­зяй­ство стре­ми­тель­но ка­ти­лось в тар­та­ра­ры, где тюрь­мы бы­ли пе­ре­пол­не­ны и где о про­стей­ших граж­дан­ских сво­бо­дах мож­но бы­ло за­быть — их заменили «Сво­бо­да, Ра­вен­ство и Брат­ство».

Во­ен­ны­ми успе­ха­ми то­гдаш­няя мо­ло­дая рес­пуб­ли­ка ни­как не мог­ла по­хва­стать­ся, за­то она с успе­хом ком­пен­си­ро­ва­ла это бес­че­ло­веч­ны­ми рас­пра­ва­ми над жи­те­ля­ми мя­теж­ных про­вин­ций. В про­вин­ци­аль­ных му­зе­ях Фран­ции со­бы­тия 1793 го­да до сей по­ры тол­ку­ют­ся как ре­во­лю­ци­он­ные звер­ства, и бес­при­страст­но­му на­блю­да­те­лю что Дон­басс, ко­гда преж­де бы­ла Ван­дея, что Одес­са, ко­гда преж­де бы­ли Нант и Ли­он. За два ве­ка ре­во­лю­ци­о­не­ры из­ме­ни­лись не сильно.

Од­на­ко вплоть до 9 тер­ми­до­ра ос­нов­ная мас­са фран­цу­зов не про­сто тер­пе­ла ре­во­лю­ци­он­ный ре­жим, но и де­я­тель­но со­участ­во­ва­ла. Ес­ли не в ре­во­лю­ци­он­ных звер­ствах, то по край­ней ме­ре в ре­во­лю­ци­он­ном безу­мии. Да и как не по­участ­во­вать, ес­ли от­сут­ствие эн­ту­зи­аз­ма пе­ре­во­ди­ло граж­да­ни­на в раз­ряд «по­до­зри­тель­ных», а от это­го раз­ря­да со­всем неда­ле­ко и до «на­ци­о­наль­ной брит­вы», как та­мош­ние сви­до­мые на­зы­ва­ли ги­льо­ти­ну.

И все это бы­ло в про­све­щен­ней­шей стране Ев­ро­пы, «от­ку­да мо­ды к нам, и ав­то­ры, и му­зы». Что же го­во­рить об Украине, ко­то­рая про­све­щен­ней­шей все-та­ки ни­ко­гда не бы­ла. Ре­во­лю­ция она ре­во­лю­ция и есть, оста­ет­ся лишь рас­счи­ты­вать на по­сле­ду­ю­щее опа­мя­то­ва­ние, да на то, что всад­ни­ка, па­пою вен­чан­но­го, граж­да­ни­на Бо­на­пар­тю­ка, не­за­леж­ная все-та­ки не про­из­ве­дет. По­ка же Рос­сии оста­ет­ся се­бя ве­сти, как ве­ли се­бя то­гдаш­ние ко­ро­но­ван­ные ти­ра­ны, — а как еще?

Что же ка­са­ет­ся до рос­сий­ских по­клон­ни­ков ки­ев­ских сан­кю­ло­тов — пой­мем и их. С ни­ми про­изо­шла пре­стран­ная вещь. Они ис­крен­но влю­би­лись в Укра­и­ну (про­бле­мы гран­то­по­лу­ча­те­лей мы тут не рас­смат­ри­ва­ем, это неин­те­рес­но), как влю­бил­ся в Ост­ров Крым от­вет­ствен­ный ра­бот­ник ЦК КПСС М.М. Ку­зен­ков в ро­мане Ак­се­но­ва: «Мар­лен Ми­хай­ло­вич вздрог­нул, за­пла­кал и пре­дал­ся сво­е­му со­кро­вен­но­му и неж­но­му — люб­ви к Кры­му. «Я люб­лю этот Ост­ров, па­мять о Ста­рой Рос­сии и меч­ту о Новой, эту бо­га­тую и бес­пут­ную де­мо­кра­тию, пор­ты ска­ли­сто­го Юга, от­кры­тые на весь мир, энер­гию исторически об­ре­чен­но­го рус­ско­го ка­пи­та­лиз­ма, дев­чо­нок и бо­ге­му Ял­ты, ар­хи­тек­тур­ное буй­ство Сим­фи, туч­ные ста­да во­сточ­ных паст­бищ и гран­ди­оз­ные пше­нич­ные по­ля За­па­да, чу­до ин­ду­стри­аль­ной Ара­бат­ской зо­ны, сам кон­тур это­го Ост­ро­ва, по­хо­жий на мор­ско­го ко­та».

Крым для Мар­ле­на Ми­хай­ло­ви­ча был меч­той (да­же в ка­ком­то смыс­ле осу­ще­ствив­шей­ся) о дру­гой Рос­сии, а для про­грес­сив­ных об­ще­ствен­ни­ков та­кой же меч­той ста­ла се­го­дняш­няя Укра­и­на без Кры­ма. Укра­и­на сде­ла­лась для них Дру­гой Рос­си­ей, свет­лой и иде­аль­ной, на­ци­о­наль­ным оча­гом рус­ско­го на­ро­да, где он, устав­ший от свин­цо­вых мер­зо­стей Рос­сии ре­аль­ной, на­ко­нец-то смо­жет пре­кло­нить свою го­ло­ву и об­ре­сти дол­го­ждан­ное сча­стье. «Тос­ка по ро­дине на ро­дине — нет ни­че­го страш­ней, чем ты» — и вот на­стал ко­нец этой тос­ке, ибо яви­лась новая, ис­тин­ная ро­ди­на. Укра­и­на, она же под­лин­ная Русь.

Мож­но дол­го ука­зы­вать на ряд несо­об­раз­но­стей в этой го­ря­чеч­ной мечте, толь­ко убе­дить по­ве­рив­ших в нее бу­дет непро­сто. Са­мо­об­ман та­кой си­лы ес­ли и раз­ве­и­ва­ет­ся, то лишь му­чи­тель­ной внут­рен­ней ра­бо­той и му­чи­тель­ным внут­рен­ним кри­зи­сом. По­это­му луч­ше предо­ста­вить взыс­ку­ю­щих новой Рос­сии са­мим се­бе.

Ко­гда-ни­будь они и са­ми пой­мут всю сте­пень пре­ле­сти, в ко­то­рой на­хо­ди­лись, а до тех пор ни­ка­кая ки­се­лев­ская (Д.К.) пропаганда их не про­трез­вит. Ибо сей­час они все­це­ло во вла­сти ки­се­лев­ской (Е.А.) про­па­ган­ды.

Им очень хо­чет­ся Дру­гой Рос­сии, и что все до­во­ды ра­зу­ма по срав­не­нию с этой меч­той.

Мак­сим Со­ко­лов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.