Этот го­род — са­мый луч­ший го­род на Зем­ле?

Izvestia Moscow Edition - - Мнения -

Впред­две­рии ев­ро­пей­ско­го ту­ри­сти­че­ско­го сезона Ко­пен­га­ген объ­яв­лен луч­шим для жиз­ни го­ро­дом ми­ра. Ве­ду­щие западные СМИ по обе сто­ро­ны Ат­лан­ти­ки со­об­щи­ли об этом без вся­ких кри­ти­че­ских ком­мен­та­ри­ев, как о бес­спор­ном фак­те. Успех Биль­дер­берг­ской встре­чи и «Ев­ро­ви­де­ния», про­шед­ших недав­но в этом ев­ро­пей­ском го­ро­де, как мож­но пред­по­ло­жить, не про­шли неза­ме­чен­ны­ми для со­ста­ви­те­лей дан­но­го рей­тин­га.

Вли­я­тель­ный бри­тан­ский жур­нал «Мо­нокль», ко­то­рый при­нял ре­ше­ние ко­ро­но­вать Ко­пен­га­ген вто­рой год под­ряд, объ­яс­ня­ет свой рей­тинг го­ро­дов ми­ра, в ко­то­ром и по­бе­ди­ла сто­ли­ца Да­нии, це­лым кас­ка­дом фак­то­ров и при­чин.

Струк­ту­ра ар­гу­мен­тов жур­на­ла в луч­ших тра­ди­ци­ях бри­тан­ских уче­ных име­ет вид стро­гой на­уч­но­сти. Там же, где труд­но­ва­то с ло­ги­че­ски­ми ар­гу­мен­та­ми, в ход идет убе­ди­тель­ный ви­део­ряд. В рей­тин­ге мно­го па­ра­мет­ров: тут и уро­вень куль­ту­ры го­ро­да (ско­рее в смыс­ле «куль­тур­но­сти и веж­ли­во­сти», по­сколь­ку с ролью Ко­пен­га­ге­на в ми­ро­вой куль­ту­ре си­ту­а­ция оче­вид­на), и оцен­ка ар­хи­тек­ту­ры, и го­род­ской транс­порт с ин­фра­струк­ту­рой, и успе­хи об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния, и да­же уро­вень пре­сло­ву­той то­ле­рант­но­сти. В об­щем, ка­кой кри­те­рий ни возь­ми — все точ­но из­ме­ри­мо в бри­тан­ских яр­дах и фун­тах: по­чти так же, как и с дру­ги­ми из­вест­ны­ми рей­тин­га­ми, — от луч­ше­го уни­вер­си­те­та ми­ра и до луч­шей пес­ни на «Ев­ро­ви­де­нии».

Раз­де­ляя вос­хи­ще­ние жи­те­лей Ко­пен­га­ге­на этой неправ­до­по­доб­ной по­бе­дой их скром­но­го го­ро­да и бу­дучи сам мно­го лет жи­те­лем сто­ли­цы Да­нии, мо­гу лишь кон­ста­ти­ро­вать, что мо­мент вре­ме­ни для вы­тас­ки­ва­ния кар­ты из ру­ка­ва вы­бран пра­виль­ный: ту­ри­сти­че­ский се­зон на но­су, а кон­курс «Ев­ро­ви­де­ния», про­шед­ший недав­но в Ко­пен­га­гене, при­нес не толь­ко по­бе­ду жен­щине с чер- ной бо­ро­дой, но и убыт­ки сто­ли­це Да­нии в раз­ме­ре бо­лее два­дца­ти мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Те­перь в «луч­ший в ми­ре го­род для жиз­ни», жем­чу­жи­ну Скан­ди­на­вии, ин­ве­сти­ции долж­ны по­течь ре­кой.

Ве­ски­ми при­чи­на­ми для то­го, что­бы на­звать Ко­пен­га­ген луч­шим для жиз­ни го­ро­дом ми­ра, ста­ло боль­шое чис­ло зда­ний в этом го­ро­де, по­бе­див­ших на раз­ных меж­ду­на­род­ных ар­хи­тек­тур­ных кон­кур­сах, а так­же ре­сто­ран Но­ма, ко­то­рый мно­го раз был на­зван луч­шим ре­сто­ра­ном ми­ра.

Но в рей­тин­ге «Мо­нок­ля» сре­ди луч­ших 25 го­ро­дов неза­ви­си­мо от их раз­ме­ра и рас­по­ло­же­ния нет ни од­но­го го­ро­да за пре­де­ла­ми ан­гло­сак­сон­ско­го ми­ра, ЕС и Япо­нии (кро­ме ко­чу­ю­щих из рей­тин­га в рей­тинг за­пад­ных биз­нес-цен­тров Син­га­пу­ра и Гон­кон­га, по­став­лен­ных на 16-е и 13-е ме­ста со­от­вет­ствен­но). Все это дав­но зна­ко­мые кар­ты в ко­ло­де.

Чи­та­те­лям и зри­те­лям да­ют по­нять: сколь­ко бы в том же кон­ти­нен­таль­ном Ки­тае или, ска­жем, в го­ро­дах араб­ско­го ми­ра ни стро­и­ли «го­ро­дов для мил­ли­о­не­ров», под­вод­ных оте­лей и но­вей­ших небо­скре­бов, сколь­ко бы там ни ин­ве­сти­ро­ва­ли в го­род­ские про­ек­ты, ир­ри­га­цию, транс­порт и т.д. — луч­ших го­ро­дов ми­ра там нет и быть не мо­жет. То же са­мое ка­са­ет­ся и дру­гих стран вне пре­де­лов из­вест­но­го «зо­ло­то­го» спис­ка — от Ар­ген­ти­ны и Бра­зи­лии и до Во­сточ­ной Ев­ро­пы. Кра­ко­ву ни­ко­гда не срав­нить­ся с Бри­сбе­ном, а Пра­ге — с Порт­лен­дом что по то­ле­рант­но­сти, что по куль­ту­ре, что по ар­хи­тек­ту­ре.

И в этом рей­тин­ге, «са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся», не упо­ми­на­ет­ся ни один из го­ро­дов Рос­сии.

Рей­тинг луч­ших го­ро­дов ми­ра, ко­неч­но, не обя­зан учи­ты­вать кли­мат ре­ги­о­на, где на­хо­дит­ся тот или иной го­род, осо­бен­но ес­ли са­ми со­ста­ви­те­ли рей­тин­га жи­вут в кли­ма­те, ко­то­рый для жи­те­ля Рос­сии боль­ше все­го по­хож на оран­же­рей­ный. Ко­гда я впер­вые при­е­хал в Ко­пен­га­ген, ме­ня уди­ви­ла од­на вещь в мест­ных мно­го­этаж­ных до­мах, а имен­но — тол­щи­на их стен. Ок­на до­мов в Ко­пен­га­гене на­хо­дят­ся не в ни­шах, как в Рос­сии, а на од­ном уровне с внеш­ни­ми сте­на­ми: боль­шин­ство до­мов име­ют сте­ны тол­щи­ной толь­ко в один кир­пич. Пя­ти­этаж­ки ко­пен­га­ген­ско­го стан­дар­та я встре­чал в Рос­сии толь­ко в Со­чи. Это не­уди­ви­тель­но: ведь зи­мой тем­пе­ра­ту­ра в сто­ли­це Да­нии по­чти ни­ко­гда не опус­ка­ет­ся ни­же ми­нус пя­ти гра­ду­сов, а ле­том она не под­ни­ма­ет­ся вы­ше два­дца­ти теп­ла.

Де­ше­виз­на го­род­ско­го бы­тия поз­во­ля­ет ин­ве­сти­ро­вать в дру­гое: клум­бы цве­тут круг­лый год, на ули­це сер­ви­ру­ют ко­фе-гляс­се, и каб­луч­ки в де­каб­ре сту­чат по чи­стым ка­мен­ным мо­сто­вым...

Го­до­вой пе­ре­пад тем­пе­ра­тур в Ко­пен­га­гене при­мер­но 25 гра­ду­сов, а в Москве — в два ра­за боль­ше. Это опре­де­ля­ет раз­ный уро­вень тех­но­ло­гий го­род­ско­го стро­и­тель­ства, офи­сов и жи­лых до­мов, так­же и отоп­ле­ния, и глу­би­ны за­кры­тия го­род­ских ком­му­ни­ка­ций, и усло­вий для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния го­род­ско­го транс­пор­та, и от­кры­тых улич­ных ка­фе, и в це­лом го­род­ской жиз­ни. Жизнь го­ро­да мож­но срав­нить с ча­са­ми: швей­цар­ские ча­сы, ко­то­рые вы­дер­жи­ва­ют и мо­роз, и по­гру­же­ние в во­ду, и па­де­ние на ас­фальт, а их тай­вань­ская ко­пия, несмот­ря на внеш­нее сход­ство, сра­зу ло­ма­ет­ся от лю­бо­го из этих ис­пы­та­ний. И по­это­му це­на ори­ги­на­ла и под­дел­ки от­ли­ча­ет­ся в де­сят­ки раз.

Мож­но толь­ко пред­по­ло­жить, что слу­чит­ся с Ко­пен­га­ге­ном, его зда­ни­я­ми и его жи­те­ля­ми, ес­ли тем­пе­ра­ту­ра зи­мой од­на­жды опу­стит­ся ни­же ми­нус 20 гра­ду­сов. А слу­чит­ся при­мер­но то же, что слу­чит­ся с Моск­вой и моск­ви­ча­ми, ес­ли мо­роз ги­по­те­ти­че­ски уда­рит за ми­нус 50 или еще ни­же. Го­род про­сто пе­ре­ста­нет функ­ци­о­ни­ро­вать, лю­ди по­гиб­нут. Но ми­нус 20 для моск­ви­чей при хо­ро­шей по­го­де — по­вод для про­гул­ки в лес и по­сле­ду­ю­ще­го чае­пи­тия. Да и жара в со­рок гра­ду­сов, ко­то­рая неред­ко на­блю­да­ет­ся в рус­ских го­ро­дах ле­том, вряд ли поз­во­лит дат­ча­нам успеш­но функ­ци­о­ни­ро­вать в их до­мах и офи­сах.

По­это­му по­чти лю­бая мос­ков­ская хру­щев­ка в тех­ни­че­ском смыс­ле — это имен­но швей­цар­ские ча­сы по срав­не­нию с лю­бым особ­ня­ком Ко­пен­га­ге­на. И го­род­ская жизнь, ко­то­рая воз­рож­да­ет­ся в Москве каж­дой вес­ной, но на са­мом де­ле не уми­ра- ет на ули­цах го­ро­да да­же в трид­ца­ти­гра­дус­ные мо­ро­зы, — ни­че­го по­доб­но­го нет, ве­ро­ят­но, ни­где в ми­ре. А ведь в Рос­сии по­ми­мо Моск­вы есть еще та­кие го­ро­да, как Якутск, Са­ле­хард, Ой­мя­кон — с мно­го­этаж­ны­ми до­ма­ми, боль­ни­ца­ми и шко­ла­ми.

Ас­фальт на ули­цах Но­во­си­бир­ска, ко­то­рый не пла­вит­ся в со­ро­ка­гра­дус­ную жа­ру и не трес­ка­ет­ся, пре­вра­ща­ясь в гру­ду оскол­ков, в со­ро­ка­гра­дус­ный мо­роз, и ас­фальт на ули­цах оран­же­рей­но­го Ко­пен­га­ге­на — это два раз­ных ма­те­ри­а­ла. Они от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га так же, как от­ли­ча­ет­ся об­шив­ка кос­ми­че­ско­го ко­раб­ля от алю­ми­ни­е­вой лод­ки для де­ре­вен­ской ры­бал­ки. Во­до­про­вод, функ­ци­о­ни­ру­ю­щий в го­ро­дах рус­ской зи­мой, и во­до­про­вод, «по­стро­ен­ный еще ра­ба­ми Ри­ма», — это два раз­ных уров­ня ци­ви­ли­за­ции. Бри­га­да ма­сте­ров, вы­ез­жа­ю­щая в но­во­год­нюю ночь на ре­монт про­рвав­шей­ся в 100 км от го­ро­да теп­ло­трас­сы где­ни­будь в Брат­ске, вы­да­ет крас­ный ди­плом и уров­ню об­ра­зо­ва­ния, и уров­ню здра­во­охра­не­ния, и уров­ню бы­то­вой че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры в этом го­ро­де.

Мож­но ли сде­лать луч­ше и бла­го­по­луч­нее жизнь для лю­дей в го­ро­дах Рос­сии? Мож­но и нуж­но! Но нуж­но пом­нить и дру­гое. Зо­ло­тая медаль все­мир­ных по­бе­ди­те­лей, ко­то­рую сле­ду­ет вы­дать го­ро­дам Рос­сии, за­слу­же­на са­мим фак­том фи­зи­че­ско­го су­ще­ство­ва­ния этих го­ро­дов.

Од­на­ко не­уже­ли уро­вень и воз­мож­но­сти об­ра­зо­ва­ния в Москве усту­па­ют воз­мож­но­стям и уров­ню в но­во­зе­ланд­ском Ок­лен­де? И не­уже­ли те­ат­ры и музеи, да и ре­сто­ра­ны Санкт-Пе­тер­бур­га нель­зя по­ста­вить ря­дом с те­ат­ра­ми и му­зе­я­ми Порт­лен­да, ро­ди­ны из­вест­ной мар­ки це­мен­та? Или так ре­ши­ли те, ко­му это про­сто вы­год­но?

Ду­ма­ет­ся, Рос­сии нуж­но ак­тив­нее вклю­чать­ся в со­став­ле­ние все­воз­мож­ных меж­ду­на­род­ных рей­тин­гов со сво­и­ми соб­ствен­ны­ми кри­те­ри­я­ми — в це­лях вос­со­зда­ния объ­ек­тив­но­сти и бо­лее то­го — уста­нов­ле­ния ис­ти­ны.

И нам на­до со­зда­вать соб­ствен­ные ми­ро­вые рей­тин­ги, со­глас­но ува­жа­е­мым имен­но у нас кри­те­ри­ям, — это де­ло долж­но стать в Рос­сии новой хо­ро­шей тра­ди­ци­ей.

Юрий Тю­рин

фи­ло­соф

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.