Упо­ко­е­ние в ме­сте злач­ном

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Мак­сим Со­ко­лов жур­на­лист

Пер­спек­ти­вы об­раз­цо­во­го и пра­виль­но­го осуж­де­ния М.Б. Хо­дор­ков­ско­го по де­лу об убий­стве, имев­шем ме­сто 18 лет на­зад, пред­став­ля­ют­ся до­воль­но со­мни­тель­ны­ми. Де­ло да­же не в до­ся­га­е­мо­сти фи­гу­ран­та и не в сро­ке дав­но­сти (по­ло­жим, эти про­бле­мы как-то бу­дут ре­ше­ны), а в са­мой су­ти де­ла.

В тра­ге­дии гр. А.К. Тол­сто­го «Царь Фе­дор Ио­ан­но­вич» Б.Ф. Го­ду­нов го­во­рит сво­е­му по­мощ­ни­ку А.П. Клеш­ни­ну един­ствен­ную фразу: «Ска­жи ей, что­бы она (нянь­ка Димитрия Ио­ан­но­ви­ча. — М.С.) ца­ре­ви­ча блю­ла». По­мощ­ник про се­бя за­ме­ча­ет: «Что­бы блю­ла! Гм! Не­што я не знаю,// Че­го б хо­те­лось ми­ло­сти тво­ей?» и идет ин­струк­ти­ро­вать нянь­ку — «Слу­шай, ба­ба:// Ни­кто не вла­стен в жи­во­те и смер­ти —//А у него па­ду­чая бо­лезнь!» Ба­ба ока­зы­ва­ет­ся по­нят­ли­вой: «Да, да, да, да! Так, так, бо­ярин, так!// Все в Бо­жьей во­ле! Без мо­ей ви­ны// Случиться мо­жет вся­кое, ко­неч­но!»

Оно в Уг­ли­че и слу­ча­ет­ся, но за­да­дим­ся во­про­сом: до­ста­точ­но ли это­го для осуж­де­ния Го­ду­но­ва по 105-й ста­тье? Пра­ви­тель не ска­зал ни­че­го кри­ми­наль­но­го, его по­мощ­ник — то­же, нянь­ка — то­же, при том что все всё по­ни­ма­ют.

Го­во­рят, что ко­нец XX ве­ка от­ли­чал­ся от кон­ца XVI толь­ко тем, что ге­рои 90-х го­дов го­во­ри­ли не стихами, а про­зой — на­при­мер, «Ба­д­ри, раз­бе­рись». А так то же са­мое, толь­ко вид сбо­ку.

От­бы­ва­ю­щий по­жиз­нен­ное гла­ва служ­бы без­опас­но­сти ЮКОСа А.С. Пи­чу­гин до­се­ле был тверд: «Царь, сло­во его все еди­но, он сла­вит сво­е­го гос­по­ди­на», но пред­ста­вим да­же, что Пи­чу­гин стал да­вать по­ка­за­ния. Что он мо­жет со­об­щить, кро­ме то­го, что его на­чаль­ник ука­зы­вал ему: «Ска­жи ей, что­бы она ца­ре­ви­ча блю­ла»? Ни­че­го. Это­го яв­но ма­ло для об­ви­ни­тель­но­го при­го­во­ра.

Здесь яв­ный раз­рыв меж­ду взгля­дом жи­тей­ским и юри­ди­че­ским. С жи­тей­ской точ­ки зре- ния очень ве­ли­ка ве­ро­ят­ность то­го, что на ру­ках М.Б. Хо­дор­ков­ско­го кровь, и вся­кий ра­зум­ный че­ло­век, строя свои от­но­ше­ния с М.Б. Хо­дор­ков­ским, бу­дет иметь это в ви­ду. Но с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния, до­ка­зать ви­ну М.Б. Хо­дор­ков­ско­го крайне слож­но. Посколь­ку фор­му­ли­ров­ки «оста­вить в силь­ном по­до­зре­нии» в со­вре­мен­ном праве нет, ис­ход де­ла ма­ло­по­ня­тен.

Од­на­ко уже сей­час вы­яс­ни­лась ин­те­рес­ная по­дроб­ность, не име­ю­щая, прав­да, пря­мо­го от­но­ше­ния к дав­не­му неф­те­юган­ско­му убий­ству. Пер­вая ре­ак­ция пред­ста­ви­те­лей М.Б. Хо­дор­ков- ско­го — «Нам не стра­шен се­рый волк». «Ми­ха­и­лу Бо­ри­со­ви­чу все рав­но. Он сво­бод­ный че­ло­век, и не бу­дет се­бя огра­ни­чи­вать ни в чем. Ни­ка­ким об­ра­зом решения этих мар­ты­шек не по­вли­я­ют на об­раз жиз­ни и пе­ре­дви­же­ния Ми­ха­и­ла Бо­ри­со­ви­ча.

Ни­ка­ким об­ра­зом дей­ствия этих нелю­дей его сво­бо­де не угро­жа­ют», — со­об­щи­ла его пресс-сек­ре­тарь.

Од­на­ко в это са­мое вре­мя офи­ци­аль­ные швей­цар­ские ин­стан­ции, ве­да­ю­щие жи­те­лем кан­то­на Санкт-Гал­лен М.Б. Хо­дор­ков­ским, объ­яви­ли, что вы­да­ча его в Рос­сию в прин­ци­пе не ис­клю­че- на — по­да­вай­те до­ку­мен­ты, рас­смот­рим, а сам ни в чем се­бя не огра­ни­чи­ва­ю­щий Ми­ха­ил Бо­ри­со­вич в ин­тер­вью Би-Би-Си со­об­щил: «Я рас­смат­ри­ваю раз­ные воз­мож­но­сти. Од­на из них — просить по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Но го­во­рить об этом по­ка не го­тов».

Убе­жи­ще в Ве­ли­ко­бри­та­нии на­ря­ду с до­сто­ин­ства­ми име­ет и тот недо­ста­ток, что, как пра­ви­ло, ли­цо, по­лу­чив­шее убе­жи­ще, опа­са­ет­ся по­се­щать ев­ро­пей­ский кон­ти­нент, а рав­но иные зем­ли, посколь­ку с Тем­зы точ­но вы­да­чи нет, то­гда как с Се­ны, Тиб­ра, Рей­на и Шпрее — вся­кое мо­жет случиться. Бе­ре­же­но­го Бог бе­ре­жет, и мож­но вспом­нить хоть де­каб­ри­ста Н.И. Тур­ге­не­ва, хоть порт­фель­но­го ин­ве­сто­ра Б.А. Бе­ре­зов­ско­го, ока­зав­ших­ся при­ко­ван­ны­ми к ска­лам Аль­био­на.

Бо­рис Аб­ра­мо­вич да­же опа­сал­ся по­се­тить свой замок на Ла­зур­ном Бе­ре­гу. Та­кой об­раз жиз­ни под­ра­зу­ме­ва­ет из­вест­ные огра­ни­че­ния — при­том су­ще­ствен­ные.

Тем са­мым сво­бод­ный мир де­лит­ся на зо­ны, сво­бо­да в ко­то­рых весь­ма раз­лич­на. М.Б. Хо­дор­ков­ский, об­ла­дая без­уко­риз­нен­ным швей­цар­ским ви­дом на жи­тель­ство, яв­ля­ю­щим­ся недо­сти­жи­мым пред­ме­том меч­та­ний мно­гих эми­гран­тов, воз­мож­но, бу­дет просить при­бе­жи­ща у бри­тан­ской ко­ро­ны, т.е. по­кро­ви­тель­ство Швей­цар­ской Кон­фе­де­ра­ции для него яв­ля­ет­ся недо­ста­точ­ным. При­чем не по­то­му, что в Швей­ца­рии се­крет­ные мо­лод­цы с Лу­бян­ки ору­ду­ют, как у се­бя до­ма, от­нюдь нет, а про­сто по­то­му, что в связи с уго­лов­щи­ной мо­гут вы­дать на ро­ди­ну, буд­то ка­ко­го-ни­будь про­сто­го брат­ка.

Риск, во вся­ком слу­чае, име­ет­ся, и по­это­му М.Б. Хо­дор­ков­ский со­брал­ся по сто­пам Б.А. Бе­ре­зов­ско­го просить по­кро­ви­тель­ства ее ве­ли­че­ства, ибо Ели­за­ве­та II уго­лов­ни­ков не вы­да­ет.

Та­кое но­вое раз­де­ле­ние ми­ра су­ще­ствен­но от­ли­ча­ет­ся от по­ряд­ков, на­блю­дав­ших­ся, на­при­мер, во вре­мя хо­лод­ной вой­ны — и да­же рань­ше, в меж­во­ен­ный пе­ри­од. То­гда бе­же­нец, ока­зав­ший­ся вне пре­де­лов сфе­ры вли­я­ния СССР, чув­ство­вал се­бя в рав­ной сте­пе­ни без­опас­но­сти (или небез­опас­но­сти) хоть во Фран­ции, хоть в Гер­ма­нии, хоть в Ита­лии, хоть в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Вы­да­чи не бы­ло ни­от­ку­да.

Не бы­ло, прав­да, и це­ло­го об­шир­но­го клас­са бег­лых каз­но­кра­дов.

С по­яв­ле­ни­ем та­ко­во­го клас­са кон­ти­нен­таль­ные и бри­тан­ские пра­во­вые обы­чаи разо­шлись. На ев­ро­пей­ском кон­ти­нен­те уго­лов­щи­на счи­та­ет­ся де­лом ма­ло­по­хваль­ным, от­че­го бег­лые уго­лов­ни­ки от­ча­сти риску­ют. Ес­ли да­же и не вы­да­чей на ро­ди­ну, то раз­лич­ны­ми непри­ят­но­стя­ми.

Тра­ди­ции бри­тан­ской сво­бо­ды пред­пи­сы­ва­ют счи­тать уго­лов­ни­ков по­ли­ти­че­ски­ми и об­хо­дить­ся с ни­ми (ес­ли у них есть день­ги, ко­неч­но) со вся­че­ским ува­же­ни­ем.

М.Б. Хо­дор­ков­ский за гра­ни­цей спер­ва по­вел се­бя экс­тра­ва­гант­но, вы­брав сво­бо­ду от­че­го­то в Швей­ца­рии, а не в Лон­доне, но го­не­ния мар­ты­шек и нелю­дей про­яс­ни­ли его ум, и он го­тов при­со­еди­нить­ся к боль­шин­ству, упо­ко­ив­шись в ме­сте злач­ном, в ко­то­ром теп­ло и уют­но и где не на­стиг­нут ни по­до­зре­ния, ни на­ве­ты.

Об­ще­ние с ро­ди­ной че­рез те­ле­мост — при­выч­ный фор­мат для че­ло­ве­ка, обе­щав­ше­го не за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.