«Слу­ча­ев трав­ма­тиз­ма со смер­тель­ным ис­хо­дом ста­ло мень­ше»

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

С на­ступ­ле­ни­ем кри­зи­са ин­ве­сти­ции биз­не­са в мо­дер­ни­за­цию силь­но со­кра­ща­ют­ся, а ком­па­нии в ред­ких слу­ча­ях до­во­дят до кон­ца про­ек­ты та­ки­ми, ка­ки­ми они бы­ли на бу­ма­ге, от­ме­тил гла­ва Ро­сте­х­над­зо­ра АЛЕК­СЕЙ АЛЕШИН. Он рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Ар­се­нию По­го­ся­ну, как пред­при­я­тия адап­ти­ру­ют­ся в но­вой эко­но­ми­че­ской ре­аль­но­сти со ста­ры­ми и вы­со­ки­ми стан­дар­та­ми без­опас­но­сти и ка­кую по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии биз­не­са бу­дет вы­стра­и­вать го­су­дар­ство.

— 2015 год, про­шед­ший под зна­ком им­пор­то­за­ме­ще­ния и стро­гой эко­но­мии, под­хо­дит к кон­цу, и ком­па­нии, без­услов­но, ста­ра­лись уре­зать лю­бые вто­ро­сте­пен­ные рас­хо­ды. Как это ска­за­лось на без­опас­но­сти? — Ито­ги еще пред­сто­ит под­ве­сти, но пред­ва­ри­тель­но мень­ше ста­ло слу­ча­ев трав­ма­тиз­ма со смер­тель­ным ис­хо­дом, то есть ситуация луч­ше, чем в про­шлом го­ду (в 2014 го­ду по­гиб­ло 267 че­ло­век, что на 18% мень­ше, чем в 2013-м; в це­лом в про­шлом го­ду про­изо­шло 220 ава­рий, что на 15% мень­ше, чем в 2013-м). Прав­да, я не мо­гу это объ­яс­нить тем, что на­ши пред­при­я­тия ста­ли вни­ма­тель­нее или мы ста­ли тре­бо­ва­тель­нее. Идет про­мыш­лен- ный спад, мас­шта­бы про­из­вод­ства сни­жа­ют­ся, со­от­вет­ствен­но умень­ша­ет­ся и чис­ло несчаст­ных слу­ча­ев и на­ру­ше­ний то­же. Кри­зис на­кла­ды­ва­ет от­пе­чат­ки: кто пла­ни­ро­вал за­ме­ну обо­ру­до­ва­ния или ре­мон­ты, их от­кла­ды­ва­ют на бо­лее позд­ний срок, а при­чи­на ава­рий­но­сти, кста­ти, имен­но в из­но­се ста­ро­го обо­ру­до­ва­ния. Ины­ми сло­ва­ми, даль­ней­шая ста­ти­сти­ка бу­дет за­ви­сеть от мак­ро­эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции.

— Экс­пер­ты ча­сто от­ме­ча­ют, что пробле­ма из­но­шен­но­го обо­ру­до­ва­ния сей­час очень ак­ту­аль­на для на­шей неф­те­га­зо­вой от­рас­ли. — В этом го­ду, кста­ти, в неф­тян­ке ситуация луч­ше: из­нос обо­ру­до­ва­ния тут сни­зил­ся до 38% (с 44,6% в 2010 го­ду), в том чис­ле за счет мо­дер­ни­за­ции про­из- водств с ис­поль­зо­ва­ни­ем оте­че­ствен­но­го обо­ру­до­ва­ния.

— Оте­че­ствен­ное обо­ру­до­ва­ние охот­но ста­вят? — К со­жа­ле­нию, по­ка неф­те­га­зо­вая от­расль по­чти на 80% за­ви­сит от ино­стран­ных тех­но­ло­гий. Это от­но­сит­ся как к по­став­кам тех­ни­ки, так и к по­став­кам ре­а­ген­тов и при­са­док, без ко­то­рых до­бы­ча, транс­пор­ти­ров­ка и пе­ре­ра­бот­ка неф­ти и неф­те­про­дук­тов невоз­мож­ны.

— Что мо­же­те ска­зать по ка­че­ству на­ше­го обо­ру­до­ва­ния по срав­не­нию с им­порт­ным, оно ча­ще ло­ма­ет­ся? — У нас воз­мож­ность уви­деть ка­че­ство обо­ру­до­ва­ния воз­ни­ка­ет толь­ко при ава­рии, их чис­ло сни­жа­ет­ся, так что су­ди­те са­ми.

— С это­го го­да мно­гие гос­ком­па­нии обя­за­ны про­во­дить тех­ни­че­ский и це­но­вой аудит стро­я­щих­ся объ­ек­тов. Это как-то по­вли­я­ло на ито­ги про­ве­рок? — Слож­но ска­зать, так как са­ми мы на стро­я­щих­ся объ­ек­тах аудит не про­во­дим, в хо­де сво­их про­ве­рок мы смот­рим за сле­до­ва­ни­ем из­на­чаль­ной про­ект­ной до­ку­мен­та­ции, что­бы все со­от­вет­ство­ва­ло на­шим тех­ни­че­ским ре­гла­мен­там.

— А что ка­са­ет­ся ауди­та ка­че­ства обо­ру­до­ва­ния от за­во­дов, участ­ву­ю­щих в про­грам­ме им­пор­то­за­ме­ще­ния в ТЭКе, — вы идею под­дер­жи­ва­е­те? — На про­шлом ме­сте ра­бо­ты (с 2007 по 2014 год Алек­сей Алешин был пер­вым за­ме­сти­те­лем ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии «Ро­сте­х­но­ло­гии». — «Из­ве­стия» ) во­про­сы, раз­ре­шить что-то про­из­во­дить ли­бо нет, ре­ша­лись че­рез ли­цен­зи­ро­ва­ние. Но там го­со­бо­рон­за­каз, а тут на пер­вом плане ком­мер­че­ская со­став­ля­ю­щая, и по­это­му за­каз­чи­ку са­мо­му сле­ду­ет кон­тро­ли­ро­вать под­ряд­чи­ка. Я не счи­таю, что это функ­ция го­су­дар­ства, да­же ес­ли речь идет о гос­ком­па­ни­ях.

— Воз­вра­ща­ясь к без­опас­но­сти на про­из­вод­стве. За­мет­но, что за 2014 год трав­мо­опас­ность на пред­при­я­ти­ях в сфе­ре ТЭКа оста­лась на до­воль­но вы­со­ком уровне, а на НПЗ, к при­ме­ру, она и во­все вы­рос­ла (чис­ло ава­рий за год уве­ли­чи­лось с 14 до 19). Ро­сте­х­над­зор обе­щал разо­брать­ся с при­чи­на­ми. — Не­смот­ря на об­щую тен­ден­цию к сни­же­нию смер­тель­но­го трав­ма­тиз­ма на объ­ек­тах неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти, в 2014 го­ду был за­фик­си­ро­ван всплеск это­го по­ка­за­те­ля и про­изо­шло де­вять смер­тель­ных слу­ча­ев. Неф­те­га­зо­вый ком­плекс в це­лом — это 75% на­ших про­из­вод­ствен­ных объ­ек­тов 1-го клас­са опас­но­сти, и, есте­ствен­но, ава­рий у них про­ис­хо­дит боль­ше за счет мас­шта­ба, а не из-за рас­хля­бан­но­сти. Это вто­рая от­расль в на­шей про­мыш­лен­но­сти, без­опас­но­сти в ко­то­рой уде­ля­ет­ся мак­си­маль­но мно­го вни­ма­ния, — по­сле атом­ной.

Мы при­шли к вы­во­ду, что в ос­нов­ном ава­рии свя­за­ны с кор­ро­зи­ей обо­ру­до­ва­ния. В этом го­ду, к сло­ву, ситуация зна­чи­тель­но луч­ше. Как итог этой ра­бо­ты на те­ку­щую да­ту мы ви­дим сни­же­ние ко­ли­че­ства несчаст­ных слу­ча­ев бо­лее чем в два ра­за (че­ты­ре смер­тель­ных слу­чая).

Вот ес­ли брать «Лу­койл», в про­шлом го­ду на него при­хо­ди­лось де­вять ава­рий, в этом — в три ра­за мень­ше. При этом мы от­ме­ча­ем и из­ме­не­ние фак­то­ров опас­но­сти, при­во­дя­щих к ним: три смер­тель­ных слу­чая про­изо­шли из-за оши­бок пер­со­на­ла — на­ру­ше­ния про­из­вод­ствен­ных ин­струк­ций по без­опас­но­му ве­де­нию ра­бот, по охране тру­да и тех­ни­ке без­опас­но­сти.

— Кста­ти, тот же «Лу­койл», как и дру­гие неф­те­ком­па­нии, дол­жен был до 1 ап­ре­ля от­чи­тать­ся по си­сте­мам про­из­вод­ствен­но­го кон­тро­ля. Рей­тин­ги без­опас­но­сти по ком­па­ни­ям у вас не со­став­ля­ли? — Нет, офи­ци­аль­ных рей­тин­гов мы не со­став­ля­ем. В це­лом мо­гу ска­зать, что у круп­ных ком­па­ний ин­ци­ден­тов боль­ше за счет мас­шта­ба, но ес­ли пе­ре­счи­тать ча­сто­ту ава­рий, к при­ме­ру, на объ­ем до­бы­чи, то в ли­де­ры в по­след­ние три го­да вы­хо­дят ма­лые и сред­ние пред­при­я­тия.

— На­вер­ное, слож­но най­ти ком­па­нии, ко­то­рые про­ве­ря­ло ва­ше ве­дом­ство и не на­хо­ди­ло ни еди­но­го на­ру­ше­ния? Для круп­ных пред­при­я­тий 150–200 се­рьез­ных и не очень на­ру­ше­ний, как мож­но за­ме­тить из ва­ших от­че­тов, — обыч­ное де­ло. — Мне, ес­ли чест­но, все­гда бы­ло как-то стран­но слы­шать, что есть «се­рьез­ные» на­ру­ше­ния, а есть «несе­рьез­ные» или, к при­ме­ру, что Ро­сте­х­над­зор при­ди­ра­ет­ся к че­му-то. Вот вам ана­ло­гия — Уго­лов­ный ко­декс. К при­ме­ру, к вам за­лез­ли в кар­ман, вы­та­щи­ли за­тре­пан­ный ко­ше­лек, а в нем — 100 руб­лей. Во­ра пой­ма­ли, а он го­во­рит: что вы ко мне при­ди­ра­е­тесь, все­го 100 руб­лей, ме­лочь же. Так вот, а по­че­му «ме­лоч­ные» за­ко­ны мо­гут не со­блю­дать­ся? Ес­ли на­ру­ше­ние про­пи­са­но в за­коне, ме­ло­чей быть не долж­но.

— Не­дав­но Ро­сте­х­над­зор окон­чил мас­штаб­ные про­вер­ки всех под­зем­ных га­зо­вых хра­ни­лищ «Газ­про­ма». Все пред­пи­са­ния вы­пол­ни­ла гос­ком­па­ния? — На­ше на­ци­о­наль­ное до­сто­я­ние не мо­жет не вы­пол­нять на­ших пред­пи­са­ний. По ито­гам про­ве­рок га­зо­транс­порт­ных об­ществ «Газ­про­ма» вы­яв­ле­но бо­лее 1 тыс. на­ру­ше­ний, об­щая сум­ма штра­фов со­ста­ви­ла бо­лее 2 млн руб­лей. И на все на­ру­ше­ния вы­да­ны пред­пи­са­ния по их устра­не­нию. В ос­нов­ном это на­ру­ше­ния, свя­зан­ные с ве­де­ни­ем про­из­вод­ствен­ной до­ку­мен­та­ции, а так­же но­ся­щие экс­плу­а­та­ци­он­ный ха­рак­тер.

— Од­на из боль­ных тем для на­шей пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти — это кон­троль за ми­ни-НПЗ, ко­то­рые неред­ко в оби­хо­де из-за низ­ко­го ка­че­ства топ­ли­ва на­зы­ва­ют «са­мо­ва­ра­ми». Мож­но ли как-то уси­лить кон­троль за ни­ми? — За­пре­тить стро­ить пред­при­я­тия — не в на­ших си­лах, ес­ли про­ект на на­чаль­ном эта­пе со­от­вет­ству­ет всем необ­хо­ди­мым тех­ни­че­ским усло­ви­ям. При этом над во­про­сом, где они бу­дут брать нефть, мы мо­жем толь­ко гадать. Кро­ме то­го, со­глас­но по­ста­нов­ле­нию пра­ви­тель­ства, глу­би­на пе­ре­ра­бот­ки на та­ких пред­при­я­ти­ях долж­на быть око­ло 70%, но по­ка ни один НПЗ мощ­но­стью мень­ше 4 млн т неспо­соб­но до­стичь та­ких по­ка­за­те­лей. На всех ми­ни-НПЗ про­хо­дит пер­вич­ная пе­ре­ра­бот­ка уг­ле­во­до­род­но­го сы­рья, од­на­ко ни один из ми­ни-НПЗ не рас­по­ла­га­ет тех­но­ло­ги­я­ми и обо­ру­до­ва­ни­ем, поз­во­ля­ю­щи­ми про­из­во­дить свет­лые неф­те­про­дук­ты — ав­то­мо­биль­ные бен­зи­ны и ди­зель­ное топ­ли­во. По дан­ным Ро­сте­х­над­зо­ра, на тер­ри­то­рии на­шей стра­ны рас­по­ло­жен 221 ми­ни-НПЗ об­щей про­ект­ной мощ­но­стью 19 млн т. Из них толь­ко 37 ми­ни-НПЗ (это око­ло 17%) про­хо­дят по тре­бо­ва­ни­ям про­мыш­лен­ной без­опас­но­сти, осталь­ные вы­зы­ва­ют очень мно­го во­про­сов.

— А мо­жет, к та­ким за­во­дам на­до от­но­сить­ся мяг­че? Всё же это сред­ний и ма­лый биз­нес, и у него не все­гда хва­та­ет средств на мо­дер­ни­за­цию. — Это, ко­неч­но, хо­ро­шо, ко­гда та­кой биз­нес при­но­сит поль­зу, но важ­но, что­бы не толь­ко се­бе лю­би­мо­му, но и го­су­дар­ству. Со­мне­ва­юсь, что есть необ­хо­ди­мость в от­дель­ном за­ко­но­да­тель­стве по ма­лым НПЗ, у нас уже есть по­ру­че­ние от ви­це-пре­мье­ра Ар­ка­дия Двор­ко­ви­ча по ве­де­нию спе­ци­аль­но­го ре­ест­ра. По­хо­жий ре­естр ве­дет Минэнер­го — по под­клю­чен­ным к тру­бо­про­во­дам НПЗ, и на се­го­дня сто­ит во­прос о сов­ме­ще­нии дан­ных и со­зда­нии об­ще­го спис­ка ма­лых НПЗ. Пра­ви­тель­ство сей­час ре­ша­ет во­прос об этой необ­хо­ди­мо­сти на пло­щад­ках Фе­де­раль­ной ан­ти­мо­но­поль­ной служ­бы, Минэнер­го и Ро­сте­х­над­зо­ра.

Это, кста­ти, ин­те­рес­ный факт: ес­ли по­смот­реть карты, то мож­но уви­деть, что ми­ниНПЗ в ос­нов­ном рас­по­ло­же­ны ря­дом с ма­ги­страль­ны­ми неф­те­про­во­да­ми — хо­тя они да­ле­ко не все­гда фор­маль­но к ним под­клю­че­ны, они всё рав­но про­дол­жа­ют ра­бо­ту. Кро­ме то­го, по на­шим дан­ным, в Рос­сии на НПЗ офи­ци­аль­но чис­лят­ся в сред­нем семь че­ло­век, столь­ко для нор­маль­но­го вы­пус­ка топ­ли­ва не хва­та­ет в прин­ци­пе. Еще один ню­анс — ко­гда за пре­де­лы Рос­сии топ­ли­ва с од­но­го ми­ни-НПЗ по­став­ля­ет­ся боль­ше (бен­зин по­став­ля­ет­ся в ос­нов­ном же­лез­но­до­рож­ным транс­пор­том), чем он мо­жет пе­ре­ра­ба­ты­вать по до­ку­мен­та­ции. Об этом фак­те мы уже опо­ве­сти­ли Фе­де­раль­ную та­мо­жен­ную служ­бу.

— Уже год, как ра­бо­та­ет си­сте­ма про­ве­рок объ­ек­тов со­глас­но их при­над­леж­но­сти к опре­де­лен­но­му клас­су опас­но­сти. Мож­но оце­нить, при­нес­ло ли это но­во­вве­де­ние поль­зу? — Ко­неч­но, мы про­ве­ли неболь­шой ана­лиз и за­ме­ти­ли, что в об­щем-то не ошиб­лись — по ко­ли­че­ству ава­рий-ин­ци­ден­тов са­мым опас­ным остал­ся пер­вый класс. То­чеч­ная на­строй­ка, на­вер­ное, бу­дет про­ис­хо­дить, но, ду­маю, про­цен­тов на 98 мы уга­да­ли с рас­пре­де­ле­ни­ем. Но для точ­ных дан­ных на­до смот­реть, как ра­бо­та­ет эта си­сте­ма, еще лет пять. С пе­ре­во­дом на но­вую клас­си­фи­ка­цию у нас уже в 2014 го­ду со­кра­ти­лось ко­ли­че­ство пла­но­вых про­ве­рок по срав­не­нию с 2013-м на 57%, по пла­но­вым и вне­пла­но­вым вме­сте — на 27%. Сей­час мы по­сле­до­ва­тель­но ре­а­ли­зу­ем курс на внед­ре­ние но­вых ме­то­дов кон­тро­ля, вклю­чая риск-ори­ен­ти­ро­ван­ный надзор, — при нем бо­лее опас­ные объ­ек­ты мы про­ве­ря­ем в первую оче­редь. Поз­же мы на­ме­ре­ны пе­рей­ти к со­зда­нию си­сте­мы ди­стан­ци­он­но­го мо­ни­то­рин­га тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов на опас­ных про­из­вод­ствен­ных объ­ек­тах. Хо­тя мы и по­ни­ма­ем — тех­ни­ка ста­но­вит­ся при­чи­ной ЧП все­го в 30% слу­ча­ев, в 70% — че­ло­ве­че­ский фак­тор.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.