Ре­жим­ные Сне­гу­роч­ки

В од­ной из ко­ло­ний Вла­ди­мир­ской об­ла­сти про­шел кон­курс на луч­шую по­мощ­ни­цу Де­да Мо­ро­за

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница - Алек­сандра Крас­но­го­род­ская

В од­ной из ко­ло­ний Вла­ди­мир­ской об­ла­сти про­шел кон­курс на луч­шую по­мощ­ни­цу Де­да Мо­ро­за

На тю­рем­ную ко­люч­ку не ве­ша­ют ми­шу­ру. Но­вый год на зоне от­ме­ча­ют по­чти как в шко­ле или дет­ском са­ду — утрен­ни­ки со ска­зоч­ны­ми ге­ро­я­ми и яр­ки­ми ко­стю­ма­ми. В по­сел­ке Ли­ки­но Вла­ди­мир­ской об­ла­сти в ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии № 10 для жен­щин, ра­нее уже от­бы­вав­ших на­ка­за­ние, про­шел кон­курс «Мисс Сне­гу­роч­ка».

ИК-10 по стан­дар­там ис­пра­ви­тель­ной си­сте­мы неболь­шое за­ве­де­ние, по­чти до­маш­нее. Око­ло 300 осуж­ден­ных, воз­раст от 20 и до пре­клон­но­го. Три от­ря­да, учи­ли­ще, шко­ла. Как и в боль­шин­стве по­доб­ных ко­ло­ний, за­клю­чен­ные шьют одеж­ду. Труд, ко­неч­но, обла­го­ра­жи­ва­ет, но и твор­че­ские за­ня­тия вне­се­ны в рас­по­ря­док. Мисс Сне­гу­роч­ка — по­вод по­ка­зать се­бя, да и про­сто пе­ре­одеть­ся из зе­ле­ной ро­бы в нор­маль­ные пла­тья.

Каж­дый от­ряд вы­дви­нул на кон­курс свою участ­ни­цу. На ти­тул Мисс Сне­гу­роч­ка пре­тен­до­ва­ли Ирина Ка­ра­ва­е­ва, Га­ли­на Ко­ло­мы­це­ва, Юлия Са­ве­лье­ва. Де­вуш­ки в об­ра­зах, с яр­ким ма­ки­я­жем, кра­си­во «по­сне­гу­ро­чьи» при­че­са­ны. Дис­со­нанс вы­зы­ва­ют ре­шет­ки на ок­нах и зе­ле­ные те­ло­грей­ки бо­лель­щиц.

Тут и на­чаль­ник ко­ло­нии и по сов­ме­сти­тель­ству член жю­ри — Дмитрий Об­ру­бов, мо­ло­дой под­пол­ков­ник, скром­ный и, ка­жет­ся, да­же сму­ща­ю­щий­ся та­ко­го кон­кур­са.

Пер­вый этап — ви­зит­ная кар­точ­ка. Кто, что, где, ко­гда и по­че­му. За­кан­чи­ва­ют де­вуш­ки сло­ва­ми, что, мол, те­перь мне тут дом род­ной.

«Са­ма из Ли­пец­ка, зо­вут Га­ли­на, есть муж, до­чур­ка и сы­нок, в день сме­ха ро­ди­лась невин­ною, те­перь мо­таю с де­дом срок. А я от ску­ки не стра­даю, в ли­цо опас­но­сти сме­юсь, от жиз­ни все я получаю и да­же чер­та не бо­юсь. Со мною весь бо­монд Ли­кин­ки, сей­час они моя се­мья, тут ел­ка, Дед Мо­роз, сне­жин­ки, смот­ри­те! Я — счаст­ли­вая!» — де­кла­ми­ру­ет Га­ли­на Ко­ло­мы­це­ва.

От та­ких сти­хов му­раш­ки по ко­же, а са­ма Га­ли­на ед­ва сдер­жи­ва­ла слезы.

Га­ли­на из Ли­пец­ка. Кра­си­вая, пыш­ная блон­дин­ка, Сне­гу­роч­ка, да и толь­ко. О се­бе рас­ска­зы­ва­ет неохот­но. До­ма ждут род­ные, двое де­тей — млад­ше­му сы­ну 11 лет, ро­ди­те­ли, муж.

«Ра­ди ко­го жить есть, это толь­ко ра­ди де­тей, они ме­ня ждут. А ста­тья, как го­во­рит­ся, тя­же­лая — 105-я, убийство. По­па­ла я сю­да по нехо­ро­шей ста­тье, убийство, но ко­то­рое я не со­вер­ша­ла. Я бо­рюсь, я пи­шу, на­де­юсь, что ме­ня услы­шат. На­де­юсь, что в гря­ду­щем го­ду у ме­ня все по­лу­чит­ся и я бу­ду до­ма с дет­ка­ми. Бы­ло со­вер­ше­но убийство мо­ей по­дру­ги. Вспо­ми­нать не хо­чет­ся, тем бо­лее что все это про­изо­шло на Но­вый год. В этих ме­стах я на­хо­жусь, не уны­ваю и не от­ча­и­ва­юсь, на все смот­рю с по­зи­ти­вом и ве­рю в луч­шее», — го­во­рит она.

Га­ли­на Ко­ло­мы­це­ва по­лу­чи­ла за убийство по­дру­ги 13 лет, три из ко­то­рых уже от­си­де­ла.

Убийство и нар­ко­ти­ки — са­мые рас­про­стра­нен­ные ста­тьи в ко­ло­нии. По сло­вам на­чаль­ни­ка ИК-10 Дмит­рия Об­ру­бо­ва, бо­лее 40% всех за­клю­чен­ных в его ко­ло­нии осуж­де­ны имен­но по этим ста­тьям.

Как, на­при­мер, од­на из се­го­дняш­них Сне­гу­ро­чек кон­кур­са — Ирина Ка­ра­ва­е­ва. 32 го­да, ве­се­лая, с го­ря­щи­ми гла­за­ми, бле­стя­ще ис­пол­ни­ла на кон­кур­се па­ро­дию на фраг­мент филь­ма «В джа­зе толь­ко де­вуш­ки», пе­ла на ан­глий­ском, са­ма, вжи­вую, по­па­ла в такт. Смот­ришь и не ве­ришь, что у Иры за пле­ча­ми уже не од­на су­ди­мость, а этот срок за­клю­че­ния — вто­рой. Ре­ци­ди­вист­ка. И каж­дый раз нар­ко­ти­ки.

«Я учи­лась в Санкт-Пе­тер­бург­ском ин­сти­ту­те вод­ных ком­му­ни­ка­ций, не до­учи­лась. Пря­мо вот из ин­сти­ту­та по­па­ла в тюрь­му», — рас­ска­зы­ва­ет Ирина.

Пер­вый раз нар­ко­ти­ки по­про­бо­ва­ла в 21 год, по­том по­па­ла в за­ви­си­мость, 228-я ста­тья и срок. Но это не на­учи­ло. Сей­час «мо­та­ет» пять лет. Оста­лось немно­го, меч­та­ет, что по­сле осво­бож­де­ния прой­дет курс ре­а­би­ли­та­ции и ро­дит ре­бен­ка.

Ирина ве­рит, что имен­но ма­лень­кий че­ло­век спа­сет ее от по­втор­ной ошиб­ки, хо­тя она убеж­де­на, что уже хлеб­ну­ла спол­на и по­ня­ла, в чем смысл. О ро­ди­те­лях рас­ска­зы­ва­ет ску­по, но се­мья бла­го­по­луч­ная, и, как го­во­рит Ира, ее ба­ло­ва­ли с дет­ства.

Вла­ди­мир­ские Сне­гу­роч­ки — да­мы с опы­том. По­сле мно­го­чис­лен­ных бе­сед со сле­до­ва­те­ля­ми и про­ку­ро­ра­ми во­про­сы ин­тер­вью то­же вос­при­ни­ма­ют как до­прос. От­ве­ча­ют ко­рот­ко и вы­бо­роч­но.

Юля Са­ве­лье­ва, 27 лет, Яро­слав­ская об­ласть. Вто­рой срок. То­же 228-я ста­тья. О пре­ступ­ле­нии го­во­рит уклон­чи­во, де­скать, «конь на че­ты­рех но­гах спо­ты­ка­ет­ся, а как же нам на двух не спо­ткнуть­ся?» — вот такая фи­ло­со­фия.

До­ма ждут ма­ма, те­тя и се­ми­лет­ний сын Егор. Не ви­де­ла его Юля уже пять лет. Ве­рит в до­сроч­ное осво­бож­де­ние, ве­рит, что это в по­след­ний раз. «За швей­ную ма­шин­ку боль­ше в жиз­ни не возь­мусь! На во­ле — нет, ну, мо­жет, ко­неч­но, так, ра­ди ин­те­ре­са что-то и смо­гу по­шить, но на­вряд ли». Юля — бри­га­дир. В ее под­чи­не­нии бо­лее 50 че­ло­век.

Воз­вра­ща­ем­ся в зал. Здесь нет за­клю­чен­ных под но­ме­ром, здесь Сне­гу­роч­ки и груп­пы под­держ­ки.

На ку­ли­нар­ный кон­курс де­вуш­ки при­го­то­ви­ли но­во­год­ние блю­да. Ин­ди­ви­ду­аль­ные спир­тов­ки и при­му­сы в ко­ло­нии за­пре­ще­ны, по­это­му вся фан­та­зия толь­ко на са­ла­ты и за­кус­ки. Тут и сне­го­ви­ки из яич­но­го бел­ка с гла­за­ми-ик­рин­ка­ми и шляп­кой из мас­ли­ны, и елоч­ки из ма­лень­ких сэнд­ви­чей с вет­чи­ной, и да­же торт. Все про­сто: го­то­вые кор­жи, сгу­щен­ка, ну и как го­во­ри­ли са­ми де­вуш­ки: «На­ша лю­бовь!»

Ко­неч­но же ка­кой кон­курс без де­фи­ле?! В дан­ном слу­чае ого­лять­ся не при­шлось — участ­ни­цы де­мон­стри­ро­ва­ли на­ряд Сне­гу­роч­ки. Все ши­ли са­ми, фа­со­ны — из жур­на­лов и соб­ствен­ные идеи. Та­ко­му об­ла­че­нию Сне­гу­роч­ки мо­жет по­за­ви­до­вать са­мая из­ба­ло­ван­ная внуч­ка Де­да Мо­ро­за. Ткань на на­ря­ды по­ку­па­ет­ся спе­ци­аль­но для кон­кур­сов и по­сле ме­ро­при­я­тия оста­нет­ся как те­ат­раль­ный рек­ви­зит в мест­ном ДК.

По­сле по­след­не­го кон­кур­са жю­ри уда­ля­ет­ся на со­ве­ща­ние. Де­вуш­ки вол­ну­ют­ся. Хо­тя вро­де бы взрос­лые, но по­бе­дить хо­чет­ся каж­дой. Го­во­рят, что ре­пе­ти­ро­ва­ли и го­то­ви­лись в сво­бод­ное от ра­бо­ты вре­мя, при­чем все но­ме­ра дер­жа­лись в стро­жай­шем сек­ре­те, каж­дый от­ряд — од­на ко­ман­да. И тут за ма­лей­шую утеч­ку мог­ли же­сто­ко на­ка­зать.

По сум­ме баллов по­бе­ди­ла Сне­гу­роч­ка а-ля Мэ­ри­лин Мо­н­ро — Ирина Ка­ра­ва­е­ва из Санк­тПе­тер­бур­га. Осталь­ные кон­кур­сант­ки по­лу­чи­ли ти­ту­лы Мисс Сне­жин­ка и Мисс Зи­муш­ка.

Зри­те­ли гром­ко хло­па­ли и вы­кри­ки­ва­ли сло­ва вос­хи­ще­ния в рам­ках норм ли­те­ра­тур­но­го русского язы­ка.

Сне­гу­роч­ка, Зи­муш­ка и Сне­жин­ка пе­ре­оде­лись, со­бра­ли де­ко­ра­ции, на­де­ли плат­ки и от­пра­ви­лись в швей­ный цех про­кла­ды­вать ров­ные строч­ки на тем­но­зе­ле­ных ра­бо­чих ком­би­не­зо­нах, что­бы успеть вы­пол­нить днев­ной план.

Дли­тель­ная под­го­тов­ка бы­ла по до­сто­ин­ству оце­не­на и «кон­тин­ген­том», и на­чаль­ством

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.