«По­яв­ле­ние этой до­ро­ги озна­ча­ло окон­ча­ние бло­ка­ды Ле­нин­гра­да»

Izvestia Moscow Edition - - Культура -

27 ян­ва­ря 1944 го­да бы­ла сня­та блокада Ле­нин­гра­да, и го­род на­чал по­сте­пен­но воз­вра­щать­ся к мир­ной жиз­ни. До сих пор в ге­ро­и­че­ской ис­то­рии обо­ро­ны се­вер­ной сто­ли­цы есть бе­лые пят­на. Ре­жис­сер и про­дю­сер ФЕ­ДОР ПО­ПОВ сни­ма­ет фильм «Ко­ри­дор бес­смер­тия» о ма­ло­из­вест­ном «Ко­ри­до­ре смер­ти» — вре­мен­ной же­лез­ной до­ро­ге, ко­то­рая в 1943 го­ду до­став­ля­ла в го­род про­дук­ты, а от­ту­да вы­во­зи­ла лю­дей. В ин­тер­вью кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Ана­ста­сии Ро­го­вой ре­жис­сер рас­ска­зал о том, по­че­му он ре­шил снять фильм о за­сек­ре­чен­ной же­лез­ной до­ро­ге и как со­би­рал ма­те­ри­ал для сце­на­рия. — Всем из­вест­на «До­ро­га жиз­ни», по ко­то­рой в бло­кад­ный Ле­нин­град до­став­ля­ли про­дук­ты, а от­ту­да вы­во­зи­ли лю­дей. А вот про «Ко­ри­дор смер­ти» неча­сто услы­шишь. По­че­му вы ре­ши­ли сни­мать фильм про эту ма­ло­из­вест­ную стра­ни­цу ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной? — Все на­ча­лось со слу­чай­но про­чи­тан­ной мной ста­тьи в га­зе­те. Осо­бен­но за­пом­ни­лась фо­то­гра­фия, на ко­то­рой мо­ло­дая де­вуш­ка вы­гля­ды­ва­ет из ка­би­ны па­ро­во­за. Я то­гда то­же ни­че­го не слы­шал про «Ко­ри­дор смер­ти», хо­тя хо­ро­шо знаю ис­то­рию Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Идею этой кар­ти­ны я дол­го от­кла­ды­вал, но на­ко­нец ре­шил на­пи­сать сце­на­рий. Об­ра­щал­ся к кол­ле­гам, но ни один ва­ри­ант ме­ня не устро­ил. То­гда я ре­шил при­влечь в ка­че­стве кон­суль­тан­та ав­то­ра той са­мой ста­тьи — Дмит­рия Ка­ра­ли­са. Мы на­ча­ли пе­ре­го­во­ры, и в ито­ге он стал мо­им со­ав­то­ром.

«Ко­ри­до­ром смер­ти» на­зы­ва­ли вре­мен­ную же­лез­ную до­ро­гу меж­ду стан­ци­я­ми Шлис­сель­бург и По­ля­ны, по ко­то­рой с 1943 го­да в Ле­нин­град при­во­зи­ли про­до­воль­ствие и во­ен­ное сна­ря­же­ние, а из го­ро­да вы­во­зи­ли лю­дей и ору­жие. Ведь бло­кад­ный Ле­нин­град не про­сто жил, но и про­из­во­дил во­ору­же­ние для фрон­та. Во­об­ще мне ка­за­лось очень неспра­вед­ли­вым, что эта те­ма за­мал­чи­ва­лась — во мно­гом из-за то­го, что ма­ги­страль бы­ла за­сек­ре­чен­ной, — ведь, по су­ти, по­яв­ле­ние этой до­ро­ги зна­чи­ло окон­ча­ние бло­ка­ды. Толь­ко один то­вар­ный со­став мог пе­ре­вез­ти столь­ко же гру­зов, сколь­ко ты­ся­ча ма­шин. По­это­му как та­ко­вая блокада дли­лась 500 дней, а не 872 — до то­го мо­мен­та, ко­гда про­ло­жи­ли эту ма­ги­страль вдоль юж­но­го бе­ре­га Ла­до­ги. — Вы встре­ча­лись с ре­аль­ны­ми участ­ни­ка­ми со­бы­тий, с те­ми, кто ра­бо­тал на «Ко­ри­до­ре смер­ти»? — Ко­неч­но. У на­шей глав­ной ге­ро­и­ни, Ма­ши Яб­лоч­ки­ной, есть про­то­тип — Ма­рия Ива­нов­на Яб­лон­це­ва, ко­то­рая до сих пор жи­вет в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Она пе­ре­жи­ла две пер­вых страш­ных зи­мы в оса­жден­ном го­ро­де, а по­том ее вме­сте с дру­ги­ми дев­чон­ка­ми от­пра­ви­ли на стро­и­тель­ство вре­мен­ной же­лез­ной до­ро­ги. Ей то­гда бы­ло 19 лет. Се­го­дня труд­но пред­ста­вить, что на пле­чи этих дев­чо­нок лег­ли ос­нов­ные тя­го­ты стро­и­тель­ства и ра­бо­ты на со­ста­вах. Ко­неч­но, во­ди­ли па­ро­во­зы ма­ши­ни­сты, ко­то­рых при­во­зи­ли с фрон­та, но об­слу­жи­ва­ли со­ста­вы мо­ло­дые дев­чон­ки. Кста­ти, до­ро­га бы­ла по­стро­е­на за 17 дней — по­верх бо­лот, по труд­но­про­хо­ди­мым ме­стам, под при­це­лом фа­шист­ской ар­тил­ле­рии. Эту до­ро­гу по­то­му и на­зы­ва­ли «Ко­ри­до­ром смер­ти», что ее об­стре­ли­ва­ли нем­цы — неко­то­рые их по­зи­ции на­хо­ди­лись в 3 км от ма­ги­стра­ли. И зи­мой, в мо­ро­зы, каж­дую ми­ну­ту рискуя жиз­нью, лю­ди де­ла­ли свое де­ло. Де­вуш­ки ра­бо­та­ли да­же жи­вы­ми све­то­фо­ра­ми: сто­я­ли с фо­на­ря­ми, сиг­на­ля со­ста­вам. Ведь со­об­ще­ния меж­ду по­ез­да­ми не бы­ло, ни­как нель­зя бы­ло пре­ду­пре­дить о вы­нуж­ден­ной оста­нов­ке. — Что вас боль­ше все­го впе­чат­ли­ло в рас­ска­зах Ма­рии Ива­нов­ны Яб­лон­це­вой? — От­но­ше­ния меж­ду людь­ми. Юные де­вуш­ки и мно­го муж­чин, и все эти муж­чи­ны от­но­си­лись к дев­чон­кам очень бе­реж­но, да­же тре­пет­но. Это бы­ли уди­ви­тель­но чи­стые и чест­ные от­но­ше­ния. Кста­ти, та же Ма­рия Ива­нов­на на­шла там свою судь­бу: по­сле вой­ны она вы­шла за­муж за же­лез­но­до­рож­ни­ка, с ко­то­рым по­зна­ко­ми­лась на па­ро­во­зе. — А еще с кем кон­суль­ти­ро­ва­лись? — Мы встре­ча­лись с пи­са­те­лем Да­ни­и­лом Гра­ни­ным, он чи­тал наш сце­на­рий. Ска­зал, что как раз та­ких дев­чо­нок и пом­нит. Да­ни­ил Алек­сан­дро­вич мне рас- ска­зал и о глав­ном от­ли­чии меж­ду се­го­дняш­ним го­ро­дом и бло­кад­ным: ти­ши­на. То­гда го­род ка­зал­ся вы­мер­шим, по­чти ни­ка­ко­го дви­же­ния не бы­ло, ни­ка­ких обыч­ных улич­ных зву­ков. — Труд­но бы­ло по­до­брать ак­те­ров? Мы уже ви­де­ли мно­го со­вре­мен­ных филь­мов про вой­ну, и ча­сто у мо­ло­дых ак­те­ров нет то­го внут­рен­не­го на­пол­не­ния, ка­кое бы­ло у их ро­вес­ни­ков в со­вет­ских кар­ти­нах о войне. Со­всем дру­гое по­ко­ле­ние все-та­ки. — Ка­стинг про­хо­дил непро­сто. Тем бо­лее что там дей­стви­тель­но тре­бо­ва­лись очень мо­ло­дые ак­три­сы на глав­ные ро­ли. Но по­ка ме­ня все устра­и­ва­ет. Ко­гда к нам на про­слу­ши­ва­ние при­шла Све­та Смир­но­ва, ко­то­рая иг­ра­ет по­дру­гу глав­ной ге­ро­и­ни, мы дол­го раз­го­ва­ри­ва­ли. У нее ба­буш­каб­ло­кад­ни­ца, эта исто­рия близ­ка ей лич­но. На­до слы­шать, как она чи­та­ет сти­хи Оль­ги Берг­гольц... Ма­шу Яб­лоч­ки­ну иг­ра­ет Ана­ста­сия Ци­би­зо­ва и то­же очень ор­га­нич­но вы­гля­дит в ро­ли. Да­рья Ека­ма­со­ва, как и Са­ша Яцен­ко, — уже из­вест­ные ак­те­ры, не нуж­да­ю­щи­е­ся в ре­кла­ме. Так­же в про­ек­те участ­ву­ет мой дав­ний друг Ана­то­лий Го­ря­чев, ко­то­рый сни­ма­ет­ся у ме­ня во всех про­ек­тах.

Недав­но с од­ним из на­ших ак­те­ров про­изо­шел ин­те­рес­ный слу­чай. Мы сни­ма­ли в же­лез­но­до­рож­ном де­по на Ок­тябрь­ской же­лез­ной до­ро­ге, и Та­гир Рахимов, ко­то­рый иг­ра­ет на­чаль­ни­ка 48-й па­ро­воз­ной ко­лон­ны осо­бо­го ре­зер­ва НКПС Ни­ко­лая Кошелева, то­же име­ю­ще­го ре­аль­ный про­то­тип, про­гу­ли­вал­ся меж­ду со­ста­ва­ми. И тут он ви­дит, что же­лез­но­до­рож­ни­ки ко­сят­ся на него и пе­ре­шеп­ты­ва­ют­ся. По­до­шли к нему, по­здо­ро­ва­лись и от­ве­ли в му­зей, ко­то­рый там же в де­по на­хо­дит­ся. И по­ка­за­ли ему фо­то­гра­фию про­то­ти­па его ге­роя — по­чти сто­про­цент­ное сход­ство. Во­об­ще мы для се­бя мно­го от­кры­тий сде­ла­ли. На­при­мер, ко­гда Дмит­рий Ка­ра­лис ез­дил в это же де­по еще до на­ча­ла съе­мок, у него ста­ли там спра­ши­вать про его от­ца. Ока­за­лось, что Ни­ко­лай Ка­ра­лис слу­жил на же­лез­ной до­ро­ге во вре­мя бло­ка­ды и был на­сто­я­щим ге­ро­ем. Дмит­рий Ни­ко­ла­е­вич об этом не знал: отец все­гда ему о войне ску­по рас­ска­зы­вал, без де­та­лей, не ки­чил­ся за­слу­га­ми. — Это бу­дет не толь­ко ис­то­ри­че­ский фильм, но и мас­штаб­ное зри­тель­ское ки­но? — Без­услов­но. В «Ко­ри­до­ре бес­смер­тия» бу­дет мно­го на­тур­ных съе­мок и зре­лищ­ных сцен. Мы сни­ма­ем на­сто­я­щие па­ро­во­зы, ко­то­рые нам предо­ста­ви- ла Ок­тябрь­ская же­лез­ная до­ро­га. На озе­ре Иль­мень по­стро­е­на де­ко­ра­ция же­лез­но­до­рож­но­го мо­ста, ими­ти­ру­ю­ще­го свай­но­ле­до­вую пе­ре­пра­ву че­рез Не­ву. И на на­сто­я­щем мо­сту сни­ма­ли, в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Ис­поль­зу­ем са­мые со­вре­мен­ные ки­не­ма­то­гра­фи­че­ские сред­ства, что­бы со­здать эпи­че­ское по­лот­но. Со­вре­мен­ный зри­тель при­вык, что его удив­ля­ют раз­ма­хом, его труд­но при­влечь толь­ко сю­же­том. Но у нас бу­дет на что по­смот­реть: од­ни па­ро­во­зы че­го сто­ят. Па­ро­воз в ки­но очень эф­фект­но смот­рит­ся, это что-то неве­ро­ят­ное: та­кая мощь, пар, гуд­ки. За­во­ра­жи­ва­ет луч­ше вся­ких спе­ц­эф­фек­тов. — Та­кое мас­штаб­ное ки­но тре­бу­ет боль­ших за­трат. Кто вас под­дер­жи­ва­ет? — Огром­ную неоце­ни­мую тех­ни­че­скую и кон­суль­та­тив­ную под­держ­ку съем­кам ока­зы­ва­ют Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны и Рос­сий­ский со­юз ве­те­ра­нов. Тех­ни­ку, ко­то­рую мы ис­поль­зу­ем, — ре­тро­па­ро­во­зы, ва­го­ны — мы арен­ду­ем у Ок­тябрь­ской же­лез­ной до­ро­ги.

Что же ка­са­ет­ся фи­нан­со­вой под­держ­ки, то про­ект был ча­стич­но про­фи­нан­си­ро­ван Ми­ни­стер­ством куль­ту­ры (35 млн руб­лей) и пра­ви­тель­ством Санкт-Пе­тер­бур­га (2,5 млн руб­лей). Су­ще­ствен­ную до­лю в фор­ми­ро­ва­нии бюд­же­та со­став­ля­ют за­ем­ные воз­врат­ные сред­ства част­ных лиц и ор­га­ни­за­ций. По­сколь­ку это­го ока­за­лось недо­ста­точ­но, мы об­ра­ща­лись к кра­уд­фандин­гу — не так дав­но на плат­фор­ме Boomstarter успеш­но за­вер­шил­ся наш про­ект по сбо­ру средств на­род­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, ко­то­рые ча­стич­но по­кры­ли за­тра­ты на со­ору­же­ние де­ко­ра­ции же­лез­но­до­рож­но­го мо­ста-пе­ре­пра­вы че­рез Не­ву на озе­ре Иль­мень неда­ле­ко от го­ро­да Шимск Нов­го­род­ской об­ла­сти.

Пер­во­на­чаль­ный бюд­жет кар­ти­ны со­став­лял 360 млн руб­лей, но на­пря­жен­ная ра­бо­та груп­пы, бла­го­да­ря ко­то­рой нам уда­ет­ся на­хо­дить про­из­вод­ствен­ные ре­ше­ния, и под­держ­ка вы­ше­пе­ре­чис­лен­ных струк­тур поз­во­ля­ют его сни­жать. Но тем не ме­нее во­прос фи­нан­си­ро­ва­ния для нас сто­ит очень ост­ро, мы про­дол­жа­ем его ис­кать, так как без это­го не смо­жем за­кон­чить кар­ти­ну.

В этом го­ду мы бу­дем по­втор­но участ­во­вать в пит­чин­ге Фон­да ки­но: к то­му вре­ме­ни у нас уже бу­дет мно­го от­сня­то­го ма­те­ри­а­ла, нам бу­дет что по­ка­зать. В про­шлом го­ду суб­си­дию нам не да­ли. Очень на­де­ем­ся, что на этот раз фонд смо­жет оце­нить наш про­ект по до­сто­ин­ству.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.