В бо­е­вом За­зер­ка­лье

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Ан­дрей Кли­мов

По­ли­ти­че­ские ре­ше­ния За­па­да, пре­вра­ща­ю­щие ки­бер­про­стран­ство еще в од­но по­ле боя меж­ду го­су­дар­ства­ми, фор­ми­ру­ют смер­то­нос­ный бу­кет опас­но­стей. Сре­ди них — сти­ра­ние гра­ниц меж­ду ре­аль­ны­ми и мни­мы­ми угро­за­ми. Ком­пью­тер­ные «стре­лял­ки» проч­но уко­ре­ни­лись в на­шей жиз­ни. Мил­ли­о­ны очень раз­ных лю­дей еже­днев­но уни­что­жа­ют на сво­их экра­нах тол­пы вир­ту­аль­ных про­тив­ни­ков. Ощу­ще­ние лич­ной фи­зи­че­ской без­опас­но­сти и до­маш­не­офис­но­го ком­фор­та га­ран­ти­ро­ва­но. В ито­ге вир­ту­аль­ное ду­ше­губ­ство пре­вра­ща­ет­ся в ру­ти­ну и, увы, при­ят­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние. Од­но это об­сто­я­тель­ство да­ет по­вод за­ду­мать­ся, ту­да ли идет че­ло­ве­че­ство? Но те­перь пред­ставь­те, что речь не об иг­ро­вых при­став­ках под­рост­ков и «офис­ных хо­мяч­ков», а о пуль­тах управ­ле­ния бо­е­вы­ми си­сте­ма­ми в ру­ках офи­це­ров НАТО, го­то­вых в лю­бую се­кун­ду от­ве­тить на вир­ту­аль­ную угро­зу от­нюдь не иг­ру­шеч­ным ору­жи­ем. На днях, в пред­две­рии оче­ред­но­го сам­ми­та Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го во­ен­но­го бло­ка, СМИ со­об­щи­ли, что на­тов­ские ми­ни­стры рас­смат­ри­ва­ют ки­бер­про­стран­ство в ка­че­стве фи­зи­че­ской сре­ды для ве­де­ния бо­е­вых дей­ствий, по­доб­но су­ше, мо­рю, воз­душ­но­му про­стран­ству или кос­мо­су. Этот факт озна­ча­ет, что в со­от­вет­ствии с уста­вом НАТО, это­го «обо­ро­ни­тель­но­го со­ю­за де­мо­кра­тий», вклю­ча­ю­ще­го и ны­неш­нюю ту­рец­кую де­мо­кра­тию, стра­те­гия на­сту­па­тель­ной «кол­лек­тив­ной обо­ро­ны» те­перь бу­дет при­ме­нять­ся и в ки­бер­про­стран­стве — при «внеш­ней ки­бе­р­ата­ке». Ес­ли ве­рить The New York Times, то еще год на­зад Пен­та­гон одоб­рил стра­те­гию ве­де­ния вой­ны в ки­бер­про­стран­стве, где преду­смот­ре­ны ва­ри­ан­ты уни­что­же­ния их от­нюдь не вир­ту­аль­ных про­тив­ни­ков. Са­мое вре­мя вспом­нить, что в ка­че­стве ис­точ­ни­ка по­доб­ных угроз аме­ри­кан­цы на­зы­ва­ют не толь­ко Иран или Се­вер­ную Ко­рею, но Ки­тай и Рос­сию. Ки­бер­вой­ны уже сде­ла­лись уде­лом не толь­ко за­оке­ан­ских ки­но­сце­на­ри­стов. Так, аме­ри­кан­ский пра­ви­тель­ствен­ный экс­перт Р. Кларк еще шесть лет на­зад вы­пу­стил кни­гу о ки­бер­войне, где опре­де­лял ее как дей­ствия од­но­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства с про­ник­но­ве­ни­ем в ком­пью­те­ры или се­ти дру­го­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства для достижения це­лей на­не­се­ния ущер­ба или раз­ру­ше­ния. По стран­но­му сов­па­де­нию, то­гда же в Пен­та­гоне по­яви­лось свое ки­бер­ко­ман­до­ва­ние. Впро­чем, од­но из ос­нов­ных по­лей ки­бер­войн — ин­тер­нет — то­же де­ти­ще аме­ри­кан­ских во­ен­ных. Ис­пу­гав­шись пер­во­го рус­ско­го спут­ни­ка в 1957 го­ду, в Ва­шинг­тоне ре­ши­ли, что на слу­чай вой­ны США нуж­на на­деж­ная си­сте­ма пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции, для че­го и при­ка­за­ли их во­ен­ные из­ла­дить ком­пью­тер­ную па­у­ти­ну — пред­те­чу ны­неш­ней WWW. Мно­гие ис­точ­ни­ки, вклю­чая быв­ше­го аме­ри­кан­ско­го аген­та Эд­вар­да Сно­уде­на, ука­зы­ва­ют на ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние За­па­дом со­вре­мен­ных ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий не толь­ко для шпи­о­на­жа, но и для воз­дей­ствия на во­ен­но­тех­ни­че­ские и про­из­вод­ствен­ные объ­ек­ты по­тен­ци­аль­ных про­тив­ни­ков. А так­же для де­ста­би­ли­за­ции об­ще­ствен­но­по­ли­ти­че­ской об­ста­нов­ки в су­ве­рен­ных го­су­дар­ствах, ру­ко­во­ди­те­ли ко­то­рых не го­то­вы сле­по под­чи­нять­ся чу­жой во­ле. Но во­ен­ное ис­поль­зо­ва­ние вир­ту­аль­но­го про­стран­ства чре­ва­то от­нюдь не все­гда про­счи­ты­ва­е­мы­ми угро­за­ми. Кто, в част­но­сти, даст га­ран­тию, что оче­ред­ной мас­штаб­ный ком­пью­тер­ный сбой на во­ен­ном объ­ек­те или атом­ной стан­ции стра­ны НАТО по­рож­ден не тех­ни­че­ски­ми при­чи­на­ми или мест­ным го­ло­во­тяп­ством, а коз­ня­ми неко­е­го вра­га. Кто и как опре­де­лит, что враг этот — не тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция, не псих-оди­ноч­ка и не про­во­ка­тор, а од­но из го­су­дарств, ко­то­рые Ва­шинг­тон дав­но при­чис­ля­ет к глав­ным угро­зам для аме­ри­кан­ско­го ми­ро­по­ряд­ка? А то­гда, не вы­зо­вут ли «от­вет­ные ша­ги» США и их со­юз­ни­ков, пред­при­ня­тые в от­но­ше­нии го­су­дар­ства, не при­част­но­го к ин­ци­ден­ту, встреч­ную контр­ата­ку, а та — все­об­щую «го­ря­чую» вой­ну без пра­вил? Кста­ти, о пра­ви­лах. На­ши за­ру­беж­ные кол­ле­ги уже не раз пы­та­лись на­вя­зать дис­кус­сию, что­бы вы­ра­бо­тать по­до­бие ко­дек­са ве­де­ния ки­бер­не­ти­че­ских войн. Ина­че го­во­ря, их ле­га­ли­зо­вать. Вес­ной 2015 го­да в Ха­ное, че­рез со­рок лет по­сле про­ва­ла во­ен­ной аван­тю­ры США во Вьет­на­ме, мы, чле­ны По­сто­ян­но­го ко­ми­те­та по во­про­сам ми­ра и меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти, рас­смат­ри­ва­ли проект ре­зо­лю­ции Меж­пар­ла­мент­ско­го со­ю­за — «Ки­бер­вой­на: се­рьез­ная угро­за ми­ру и гло­баль­ной без­опас­но­сти». К сло­ву, МПС объ­еди­ня­ет пар­ла­мен­та­ри­ев по­чти всех го­су­дарств Зем­ли, кро­ме США и несколь­ких ма­ло­за­мет­ных стран. Ни при об­суж­де­нии про­ек­та той ре­зо­лю­ции, ни в тек­сте уже при­ня­то­го до­ку­мен­та ни­че­го не го­во­рит­ся о НАТО, за­то со­дер­жит­ся яв­ный при­зыв к го­су­дар­ствам ООН ре­шать все во­про­сы в дан­ной сфе­ре по­ли­ти­ко-пра­во­вым пу­тем на пло­щад­ке Объ­еди­нен­ных На­ций. В том чис­ле во­про­сы о борь­бе с от­дель­ны­ми ки­бер­пре­ступ­ни­ка­ми и ки­бер­тер­ро­ри­ста­ми, ко­то­рые долж­ны быть вне за­ко­на, где бы они ни на­хо­ди­лись и ка­ки­ми бы иде­я­ми ни ру­ко­вод­ство­ва­лись. Увы, с рас­па­дом СССР и Вар­шав­ско­го до­го­во­ра НАТО де­фа­кто при­сва­и­ва­ет се­бе все боль­ше «прав» ре­шать во­про­сы меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти еди­но­лич­но — с уче­том ука­за­ний из Ва­шинг­то­на. Мы же, в Рос­сии, на­о­бо­рот, ра­бо­та­ем над по­вы­ше­ни­ем ро­ли и эф­фек­тив­но­сти ООН, со­зда­ни­ем со­вре­мен­ной си­сте­мы меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти, при ко­то­рой спо­кой­ствие од­них до­сти­га­ет­ся ни­как не за счет ослаб­ле­ния без­опас­но­сти дру­гих. При­ме­ни­тель­но к Ев­ро­пе Москва офи­ци­аль­но на­пра­ви­ла парт­не­рам та­кие пред­ло­же­ния еще в 2009 го­ду — за­дол­го до ны­неш­не­го обостре­ния от­но­ше­ний. Внят­но­го от­ве­та до сих пор нет. Тем не ме­нее 9 мая 2016 го­да, в 71-ю го­дов­щи­ну окон­ча­ния Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, рос­сий­ский пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин вновь под­черк­нул, что «Рос­сия от­кры­та для объ­еди­не­ния уси­лий с дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми, го­то­ва ра­бо­тать над со­зда­ни­ем со­вре­мен­ной вне­бло­ко­вой си­сте­мы меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти». Со­гла­си­тесь, та­кой под­ход го­раз­до на­деж­ней, чем пре­вра­ще­ние на­тов­ских «ком­пью­тер­ных стре­ля­лок» в де­то­на­то­ры «го­ря­чих» ми­ро­вых войн.

Ав­тор — за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та Со­ве­та Фе­де­ра­ции по меж­ду­на­род­ным де­лам

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.