8 1/ гра­ней недо­ска­зан­но­сти 2

Мос­ков­ский ки­но­фе­сти­валь по­ка­зы­ва­ет но­вин­ки круп­ней­ших меж­ду­на­род­ных фо­ру­мов

Izvestia Moscow Edition - - Культура - Сер­гей Ува­ров

Мос­ков­ский ки­но­фе­сти­валь в раз­га­ре. За­лы ки­но­те­ат­ра «Ок­тябрь», ос­нов­ной фе­сти­валь­ной пло­щад­ки, зри­те­ли бе­рут штур­мом, оправ­ды­вая ре­во­лю­ци­он­ное назва­ние зда­ния. Тра­ди­ци­он­но в цен­тре вни­ма­ния ки­но­ма­нов — вне­кон­курс­ная про­грам­ма «8 1/ филь­мов » , со­бран­ная 2 ку­ра­то­ром Пет­ром Ше­по­тин­ни­ком из но­ви­нок круп­ней­ших за­ру­беж­ных ки­но­фе­сти­ва­лей.

Вен­ча­ют спи­сок че­ты­ре филь­ма по­след­не­го Канн­ско­го фе­сти­ва­ля. Сре­ди их ав­то­ров нет ни Аль­мо­до­ва­ра, ни Джар­му­ша, ни по­бе­ди­те­лей — Ке­на Ло­уча и Кса­вье До­ла­на. За­то есть не ме­нее из­вест­ный Кри­сти­ан Мун­джиу, по­лу­чив­ший приз за ре­жис­су­ру («Ат­те­стат зре­ло­сти»), а так­же два филь­ма, вы­звав­шие осо­бое вни­ма­ние прес­сы: «Сье­ра­не­ва­да» Кри­сти Пую и «То­ни Эрд­манн» Ма­рен Аде. О кар­ти­нах Пую и Аде «Из­ве­стия» рас­ска­зы­ва­ли в канн­ских ре­пор­та­жах, по­это­му со­сре­до­то­чим­ся на «Ат­те­ста­те зре­ло­сти», ко­то­рый вый­дет в наш про­кат.

Мун­джиу, пред­ста­ви­тель ру­мын­ско­го ре­а­лиз­ма, сно­ва би­чу­ет по­ро­ки об­ще­ства, смяг­чая фи­наль­ный при­го­вор лег­кой иро­ни­ей и ис­крен­ним со­чув­стви­ем к пер­со­на­жам. Глав­ный ге­рой — немо­ло­дой док­тор, жи­ву­щий в про­вин­ци­аль­ном ру­мын­ском го­род­ке. Кол­ле­ги его ува­жа­ют, вез­де есть зна­ком­ства, с день­га­ми по­ря­док. Но все его на­деж­ды свя­за­ны с ум­ни­цей-до­че­рью. Она сда­ет вы­пуск­ные эк­за­ме­ны и со­би­ра­ет­ся по­сту­пать в бри­тан­ский кол­ледж. И вдруг на де­воч­ку на­па­да­ют и чуть бы­ло не на­си­лу­ют, по­сле че­го из-за нерв­но­го сры­ва она про­ва­ли­ва­ет один из эк­за­ме­нов. Обес­по­ко­ен­ный отец под­клю­ча­ет все свя­зи, что­бы по­вли­ять на эк­за­ме­на­ци­он­ную ко­мис­сию и до­бить­ся в ито­ге нуж­но­го ре­зуль­та­та.

Мун­джиу вир­ту­оз­но по­ка­зы­ва­ет, как тон­ка грань меж­ду «вза­им­ной по­мо­щью» и кор­руп­ци­ей, как ил­лю­зор­ны бы­ва­ют раз­ли­чия меж­ду обыч­ным праг­ма­тиз­мом и пре­ступ­ле­ни­ем про­тив мо­ра­ли. В за­ле по­сто­ян­но сме­ют­ся — на­столь­ко узна­ва­е­мы­ми вы­гля­дят «услу­ги», ко­то­рые в ма­лень­ком го­род­ке все ока­зы­ва­ют друг другу: мэр — гла­ве по­ли­ции, док­тор — мэ­ру, пред­се­да­тель эк­за­ме­на­ци­он­ной ко­мис­сии — док­то­ру и т.д. Впро­чем, фильм в ко­неч­ном ито­ге не о кор­руп­ции, а о лю­дях, жи­ву­щих в ат­мо­сфе­ре ли­це­ме­рия, недо­ве­рия, без­раз­ли­чия и нехват­ки люб­ви. Мун­джиу го­во­рит об этом без па­фо­са, его пер­со­на­жи ве­дут се­бя точ­но так же, как и мы, на­ши дру­зья и зна­ко­мые. В этом-то и сек­рет силь­но­го воз­дей­ствия кар­ти­ны.

На пер­вый взгляд про­ти­во­по­лож­но­стью ги­пер­ре­а­лиз­му Мун­джиу, но на са­мом де­ле — раз­ви­ти­ем той же те­мы вы­гля­дит фильм «Ве­ли­кие свер­ше­ния» Ва­хи­да Ха­ким­за­де (пре­мье­ра со­сто­я­лась на Рот­тер­дам­ском фе­сти­ва­ле). Раз­ли­чие — в фор­ме. У Мун­джиу диа­лог — глав­ный ин­стру­мент, у Ха­ким­за­де ана­ло­гич­ную роль вы­пол­ня­ет мол­ча­ние, у ко­то­ро­го мно­же­ство от­тен­ков — от непо­ни­ма­ния и без­раз­ли­чия до пол­ной гар­мо­нии и при­ми­ре­ния.

Дей­ствие раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в Япо­нии. Мы ви­дим ли­тов­ско­го бор­ца, при­е­хав­ше­го на со­рев­но­ва­ния, за­га­доч­но­го ни­ще­го — иран­ско­го ар­хи­тек­то­ра и по­жи­лую япон­скую па­ру, жи­ву­щую в ди­зай­нер­ском до­ме из стек­ла. Муж пред­по­чи­та­ет про­во­дить вре­мя за про­смот­ром спор­тив­ных те­ле­про­грамм, же­на хо­чет пу­те­ше­ство­вать.

Встре­тив­шись с ар­хи­тек­то­ром, же­на бе­рет его с со­бой в по­езд­ку, а муж идет на бой ли­тов­ско­го спортс­ме­на, а по­сле зво­нит жене, без­молв­но пу­те­ше­ству­ю­щей с иран­цем. Вы­ждав мно­же­ство гуд­ков, она, на­ко­нец, сни­ма­ет труб­ку, и су­пру­ги про­сто мол­чат.

Ва­хид Ха­ким­за­де окон­чил Лон­дон­скую ки­но­шко­лу. Но ему уда­лось снять аб­со­лют­но япон­скую по ду­ху кар­ти­ну, обой­дясь при этом без на­ро­чи­той эк­зо­ти­ки. По­лу­чи­лось неве­ро­ят­но кра­си­вое раз­мыш­ле­ние-ри­ту­ал на те­му оди­но­че­ства и раз­об­щен­но­сти лю­дей.

По­жа­луй, са­мым спор­ным филь­мом про­грам­мы ста­ла ра­бо­та 78-лет­не­го поль­ско­го мэт­ра Ежи Ско­ли­мов­ско­го «11 ми­нут», впер­вые по­ка­зан­ная в кон­кур­се про­шло­го Ве­не­ци­ан­ско­го фе­сти­ва­ля. От­кры­вая по­каз, Петр Ше­по­тин­ник ска­зал, что фильм Ско­ли­мов­ско­го де­мон­стри­ру­ет, как ре­жис­сер, на­чи­нав­ший пол­ве­ка на­зад, мо­жет со­зда­вать ак­ту­аль­ное ки­но и к то­му же ис­поль­зо­вать со­вре­мен­ные тех­ни­че­ские сред­ства ти­па смарт­фо­нов и веб­ка­мер но­ут­бу­ков.

Кар­ти­на дей­стви­тель­но от­кры­ва­ет­ся съем­ка­ми на мо­биль­ный те­ле­фон. Ре­жис­сер по­ка­зы­ва­ет нам до­маш­нее ви­део ак­три­сы и ее рев­ни­во­го му­жа, толь­ко что по­драв­ше­го­ся с оче­ред­ным уха­же­ром же­ны. Но ос­нов­ная часть «11 ми­нут» сня­та и рас­ска­за­на вполне тра­ди­ци­он­но, ес­ли не счи­тать за экс­пе­ри­мент нели­ней­ное по­вест­во­ва­ние. На экране — со­бы­тия, ко­то­рые про­изо­шли за 11 ми­нут с со­вер­шен­но по­сто­рон­ни­ми друг другу людь­ми, судь­бы ко­то­рых в кон­це пе­ре­се­кут­ся.

По то­му же прин­ци­пу стро­и­лись «Ма­г­но­лия» По­ла То­ма­са Ан­дер­со­на, «Ва­ви­лон» Але­ханд­ро Гон­са­ле­са Иньяр­ри­ту и еще мно­же­ство ме­нее ти­ту­ло­ван­ных лент. Съем­ка­ми на мо­биль­ник, кста­ти, се­год­ня то­же ни­ко­го не уди­вишь. Ес­ли чем и мо­жет за­ин­те­ре­со­вать лен­та Ско­ли­мов­ско­го, так это недо­го­во­рен­но­стью, ко­то­рая трак­ту­ет­ся как клю­че­вой при­ем. Все ге­рои ви­дят в небе нечто стран­ное, но мы так и не узна­ем, что это, а об ис­то­ри­ях боль­шин­ства пер­со­на­жей оста­ет­ся толь­ко до­га­ды­вать­ся.

В этом приеме есть свое оба­я­ние, но са­ми по се­бе сю­жет­ные ли­нии ба­наль­ны, а пер­со­на­жи од­но­пла­но­вы: им ни­как не по­лу­ча­ет­ся со­чув­ство­вать. Ес­ли Мун­джиу смот­рит на сво­их ге­ро­ев с лег­ким скеп­си­сом, Ха­ким­за­де — с буд­дист­ским спо­кой­стви­ем, то Ско­ли­мов­ско­му не тер­пит­ся всё взо­рвать и на этом по­ста­вить точ­ку.

В «Ат­те­ста­те зре­ло­сти» по­ка­за­но, как тон­ка грань меж­ду «вза­им­ной по­мо­щью» и кор­руп­ци­ей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.