По­сол Рос­сии в Си­рии Александр Кин­щак — о ра­бо­те ди­пмис­сии в бо­е­вых усло­ви­ях

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

По­сол Рос­сии в Си­рии АЛЕКСАНДР КИН­ЩАК рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Ан­дрею Он­ти­ко­ву о том, как про­дви­га­ет­ся про­цесс по­ли­ти­че­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния, о неже­ла­нии внеш­ней оп­по­зи­ции про­дол­жать диа­лог, о рос­сий­ском ви­де­нии си­ту­а­ции, о со­труд­ни­че­стве Моск­вы и Да­мас­ка и о ра­бо­те ди­пмис­сии в усло­ви­ях про­дол­жа­ю­щих­ся бо­е­вых дей­ствий. — Про­шло боль­ше двух ме­ся­цев с тех пор, как в Же­не­ве за­вер­шил­ся оче­ред­ной ра­унд пе­ре­го­во­ров меж­ду си­рий­ски­ми вла­стя­ми и раз­лич­ны­ми оп­по­зи­ци­он­ны­ми объ­еди­не­ни­я­ми. В ка­ком со­сто­я­нии на­хо­дит­ся уре­гу­ли­ро­ва­ние сей­час? — Я бы ска­зал, в за­мо­ро­жен­ном. На­вер­ное, это вы­ра­же­ние луч­ше все­го под­хо­дит для ква­ли­фи­ка­ции то­го, что мы се­год­ня име­ем. По­след­ний ра­унд за­вер­шил­ся в кон­це ап­ре­ля. Ко­гда со­сто­ит­ся сле­ду­ю­щий, ни­кто не зна­ет, сро­ки не опре­де­ле­ны, пе­ре­го­во­ров нет. А коль скоро нет пе­ре­го­во­ров, не мо­жет быть и до­го­во­рен­но­стей. — В чем вы ви­ди­те при­чи­ны бой­ко­та диа­ло­га так на­зы­ва­е­мой эр-ри­яд­ской груп­пой оп­по­зи­ции? — Они по­ка не го­то­вы к се­рьез­но­му и кон­струк­тив­но­му раз­го­во­ру со сво­и­ми оп­по­нен­та­ми из си­рий­ско­го пра­ви­тель­ства. Все гу­ма­ни­тар­ные про­бле­мы, ре­ше­ния ко­то­рых до­би­ва­лись эти оп­по­зи­ци­о­не­ры, уре­гу­ли­ро­ва­ны. Слож­но­стей с гу­ма­ни­тар­ным до­сту­пом в от­дель­ные за­бло­ки­ро­ван­ные рай­о­ны боль­ше нет. Вла­сти раз­ре­ша­ют за­во­зить по­мощь в лю­бые на­се­лен­ные пунк­ты.

Ре­жим пре­кра­ще­ния бо­е­вых дей­ствий в це­лом со­блю­да­ет­ся. По­это­му ка­ких-ли­бо при­чин за­тя­ги­вать воз­об­нов­ле­ние меж­си­рий­ско­го диа­ло­га нет. Но пред­ста­ви­те­ли «эр-ри­яд­ской груп­пы», или, как они себя са­ми на­зы­ва­ют, Выс­ший пе­ре­го­вор­ный ко­ми­тет, ви­ди­мо, не го­то­вы к се­рьез­но­му раз­го­во­ру. Они вы­дви­га­ют уль­ти­ма­тив­ные тре­бо­ва­ния об ухо­де с по­ли­ти­че­ской аре­ны пре­зи­ден­та Ба­ша­ра Аса­да. По­нят­но, что на такой ос­но­ве до­го­во­рить­ся невоз­мож­но. Ес­ли ни­че­го по су­ти и со­дер­жа­нию сво­ей пе­ре­го­вор­ной по­зи­ции «эр­ри­яд­ская груп­па» из­ме­нить не хо­чет, то и необ­хо­ди­мо­сти в воз­об­нов­ле­нии меж­си­рий­ско­го диа­ло­га нет. В этом слу­чае его оче­ред­ной ра­унд бу­дет об­ре­чен на про­вал.

Стаф­фан де Ми­сту­ра, на­вер­ное, не ви­дит смыс­ла его про­во­дить, по­ка сто­ро­ны не го­то­вы к се­рьез­но­му раз­го­во­ру, и по­то­му не то­ро­пит­ся обо­зна­чать сро­ки со­зы­ва но­вых кон­суль­та­ций. Я мо­гу пред­по­ло­жить, что речь идет не столь­ко о бес­ком­про­мисс­но­сти пер­со­на­жей из «эр-ри­яд­ской груп­пы», сколь­ко о по­зи­ции тех стран, ко­то­рые их спон­си­ру­ют и на­прав­ля­ют. Есть со­мне­ния, что они все­рьез на­стро­е­ны на по­иск ком­про­мисс­но­го ре­ше­ния в рам­ках по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са. Ес­ли это бы­ло бы не так, они как-то мо­ди­фи­ци­ро­ва­ли бы свою по­зи­цию. Зна­чит, у них есть в го­ло­ве план Б, ка­кой-то дру­гой ва­ри­ант. Ско­рее все­го по-преж­не­му со­хра­ня­ют­ся на­деж­ды на си­ло­вое ре­ше­ние и си­ло­вую сме­ну ре­жи­ма. — Как Рос­сия от­но­сит­ся к по­зи­ции си­рий­ских вла­стей по уре­гу­ли­ро­ва­нию? Со­гла­ша­ет­ся ли Москва с Да­мас­ком во всем? Или же есть ка­кие-то про­ти­во­ре­чия? — Пред­ста­ви­те­ли си­рий­ско­го ру­ко­вод­ства все­гда под­чер­ки­ва­ли го­тов­ность и за­ин­те­ре­со­ван­ность в тес­ном ко­ор­ди­ни­ро­ва­нии с Рос­си­ей сво­их дей­ствий в рам­ках про­цес­са по­ли­ти­че­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния. Диа­лог у нас идет по всем ак­ту­аль­ным во­про­сам, в том чис­ле весь­ма де­ли­кат­ным. Он очень ин­тен­сив­ный, на­сы­щен­ный и до­ве­ри­тель­ный. Мы со­ве­ту­ем­ся с си­рий­ски­ми парт­не­ра­ми по по­во­ду це­ле­со­об­раз­но­сти тех или иных ша­гов, про­дви­же­ния той или иной по­зи­ции в хо­де пе­ре­го­во­ров, на­при­мер, с чле­на­ми Меж­ду­на­род­ной груп­пы под­держ­ки Си­рии (МГПС). Про­цесс плот­ной внеш­не­по­ли­ти­че­ской ко­ор­ди­на­ции с си­рий­ски­ми парт­не­ра­ми про­дол­жа­ет­ся, се­рьез­ных сбо­ев нет. Хо­тя недо­по­ни­ма­ния по­рой слу­ча­ют­ся, но их не на­до дра­ма­ти­зи­ро­вать. Ес­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся на пуб­лич­ные за­яв­ле­ния офи­ци­аль­но­го Да­мас­ка при­ме­ни­тель­но к на­шей роли в по­ли­ти­че­ском уре­гу­ли­ро­ва­нии си­рий­ско­го кри­зи­са, то они все­гда под­черк­ну­то по­зи­тив­ные и ува­жи­тель­ные. — Как си­рий­ские вла­сти от­но­сят­ся к МГПС? Как вам ка­жет­ся, не опа­са­ют­ся ли в Да­мас­ке, что судь­бу стра­ны пы­та­ют­ся ре­шить за его спи­ной? На­хо­дят ли си­рий­цы этот ме­ха­низм эф­фек­тив­ным? — Ка­кие-то во­про­сы, тре­бу­ю­щие об­суж­де­ния и со­гла­со­ва­ния, пе­ри­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ют. Мы про­го­ва­ри­ва­ем их с си­рий­ца­ми по за­кры­тым ка­на­лам, по­сколь­ку, как я уже от­ме­чал, от­но­ше­ния у нас до­ве­ри­тель­ные и уро­вень вза­и­мо­по­ни­ма­ния очень вы­со­кий. Что ка­са­ет­ся пуб­лич­ной сфе­ры и вы­ска­зы­ва­ний на уровне вы­со­ких долж­ност­ных лиц, то я ни ра­зу не слы­шал из Да­мас­ка нега­тив­ных за­яв­ле­ний по по­во­ду их неуча­стия в МГПС или кри­ти­че­ских за­ме­ча­ний от­но­си­тель­но неэф­фек­тив­но­сти дан­но­го ме­ха­низ­ма. На­обо­рот, ко­гда си­рий­цев спра­ши­ва­ют об этом, они фо­ку­си­ру­ют­ся на по­ло­жи­тель­ных мо­мен­тах и, в част­но­сти, от­ме­ча­ют, что в этой струк­ту­ре есть их дру­зья и со­юз­ни­ки, пре­жде все­го Рос­сия, а так­же Иран, Ирак, Ли­ван, Ал­жир, Оман. Эта груп­па, по их оцен­ке, про­во­дит та­кую ли­нию, ко­то­рая до­ста­точ­но пол­но учи­ты­ва­ет ин­те­ре­сы си­рий­ско­го пра­ви­тель­ства. — Рос­сию по­сто­ян­но об­ви­ня­ют в том, что ее авиа­ция на­но­сит уда­ры по ча­стям уме­рен­ной оп­по­зи­ции. Как вы можете это про­ком­мен­ти­ро­вать? — Я не готов со­гла­сить­ся с та­ки­ми об­ви­не­ни­я­ми. С тех пор как всту­пил в си­лу ре­жим пре­кра­ще­ния бо­е­вых дей­ствий, ко­то­рый со­гла­со­вы­вал­ся при на­шем ак­тив­ном уча­стии, мы неукос­ни­тель­но вы­пол­ня­ем все вы­те­ка­ю­щие из него обя­за­тель­ства. На­ме­рен­ных уда­ров по ча­стям так на­зы­ва­е­мой уме­рен­ной оп­по­зи­ции не про­из­во­дит­ся.

Мо­гут быть недо­ра­зу­ме­ния, свя­зан­ные с тем, что от­дель­ные неза­кон­ные во­ору­жен­ные фор­ми­ро­ва­ния участ­ву­ют в бо­е­вых дей­стви­ях сов­мест­но с «Джеб­хат ан-Ну­срой». На нее ре­жим пре­кра­ще­ния бо­е­вых дей­ствий не рас­про­стра­ня­ет­ся. Это тер­ро­ри­сты, при­знан­ные в та­ком ка­че­стве меж­ду­на­род­ным со­об­ще­ством. Со­от­вет­ствен­но с ни­ми мож­но во­е­вать и нуж­но стре­мить­ся их уни­что­жать. Здесь огра­ни­че­ний нет, в том чис­ле на при­ме­не­ние авиа­ции. И ес­ли «Джеб­хат ан-Ну­с­ра» сов­мест­но с бо­е­ви­ка­ми дру­гих груп­пи­ро­вок ата­ку­ет по­зи­ции си­рий­ской ар­мии, как это бы­ло в течение по­след­них недель под Алеп­по, то, есте­ствен­но, мы на это ре­а­ги­ру­ем и ока­зы­ва­ем по­мощь пра­ви­тель­ствен­ным вой­скам.

Кро­ме то­го, мо­гут быть ка­ки­е­то ин­ци­ден­ты с уча­сти­ем на­шей авиа­ции с нега­тив­ны­ми по­след­стви­я­ми для так на­зы­ва­е­мой уме­рен­ной оп­по­зи­ции в рай­о­нах, где мы не зна­ем точ­но о ее при­сут­ствии. Во­ен­но-тех­ни­че­ская раз­вед­ка, на­при­мер, мо­жет со­об­щить, что в та­ком-то рай­оне об­на­ру­жен объ­ект по из­го­тов­ле­нию по­я­сов смерт­ни­ков, склад с ору­жи­ем и бо­е­при­па­са­ми или тре­ни­ро­воч­ный ла­герь бо­е­ви­ков. Авиа­ция по­лу­ча­ет за­да­ние его уни­что­жить.

Ко­гда это про­ис­хо­дит, на­ши партнеры на­чи­на­ют воз­му­щать­ся и го­во­рить, что мы раз­бом­би­ли объ­ект, ко­то­рый при­над­ле­жит «пра­виль­ным» оп­по­зи­ци­о­не­рам. Та­кое про­ис­хо­дит неча­сто и лишь по­то­му, что мы не до­га­ды- ва­ем­ся о на­хож­де­нии там со­юз­ных США фор­ми­ро­ва­ний.

В этой свя­зи мы неод­но­крат­но про­си­ли на­ших аме­ри­кан­ских парт­не­ров предо­ста­вить точ­ные ко­ор­ди­на­ты ме­сто­рас­по­ло­же­ния тех фор­ми­ро­ва­ний во­ору­жен­ной оп­по­зи­ции, ко­то­рым они по­мо­га­ют. К со­жа­ле­нию, до сих пор этих дан­ных нет. — Рос­сия ра­нее пред­ло­жи­ла Сов­бе­зу ООН вне­сти «Джейш аль-Ис­лам» и «Ахрар аш-Шам» в меж­ду­на­род­ный спи­сок тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ций, од­на­ко эта ини­ци­а­ти­ва бы­ла за­бло­ки­ро­ва­на США, а так­же Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Фран­ци­ей и Укра­и­ной. Вы на­хо­ди­тесь в Да­мас­ке и луч­ше ви­ди­те си­ту­а­цию из­нут­ри. Как бы вы объ­яс­ни­ли та­кую по­зи­цию? — У ме­ня нет ни­ка­ких со­мне­ний, что эти две банд­груп­пи­ров­ки долж­ны быть вне­се­ны в меж­ду­на­род­ный спи­сок тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ций. За ни­ми тя­нет­ся длин­ный шлейф кро­ва­вых пре­ступ­ле­ний. «Джейш аль­Ис­лам» на про­тя­же­нии несколь­ких лет об­стре­ли­ва­ла из ми­но­ме­тов и са­мо­дель­ны­ми ра­ке­та­ми центр Да­мас­ка, в том чис­ле, как всем из­вест­но, неод­но­крат­но эти ми­ны за­ле­та­ли на тер­ри­то­рию рос­сий­ско­го по­соль­ства. Чу­дом уда­лось из­бе­жать жертв сре­ди на­ших со­труд­ни­ков.

Ес­ли сей­час по­смот­реть на тер­ри­то­рию рос­сий­ской ди­пмис­сии в Да­мас­ке, то это сплош­ные укры­тия и за­щит­ные со­ору­же­ния. Мы вы­нуж­де­ны жить в та­ких усло­ви­ях, что­бы обес­пе­чить без­опас­ность на­ших со­труд­ни­ков. Меж­ду тем из-за об­стре­лов, осу­ществ­лен­ных тер­ро­ри­ста­ми из «Джейш аль-Ис­лам», очень мно­го лю­дей по­гиб­ло в го­ро­де. У ме­ня нет со­мне­ний в том, что это про­яв­ле­ния тер­ро­ри­сти­че­ской ак­тив­но­сти, ес­ли, ко­неч­но, на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми.

В свою оче­редь, «Ахрар ашШам» — это джи­ха­ди­сты, са­мые ра­ди­каль­ные сто­рон­ни­ки со­зда­ния в Си­рии ис­лам­ско­го го­су­дар­ства. Они неод­но­крат­но на за­хва­чен­ных тер­ри­то­ри­ях про­во­ди­ли чист­ки по эт­но­кон­фес­си­о­наль­но­му при­зна­ку. Эти бан­ди­ты очень плот­но сро­слись с со­рат­ни­ка­ми­джи­ха­ди­ста­ми из «Джеб­хат анНу­с­ры». В рай­оне Ид­ли­ба и Алеп­по у них есть об­щее зон­тич­ное об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое на­зы­ва­ет­ся «Джейш аль-Фатх». Они вме­сте во­ю­ют и вме­сте со­вер­ша­ют пре­ступ­ле­ния, в част­но­сти об­стре­ли­ва­ют и уби­ва­ют мир­ных жи­те­лей окру­жен­но­го ими ши­ит­ско­го ан­кла­ва Фуа и Ке­ф­рая.

По­че­му неко­то­рые стра­ны убеж­де­ны, что это­го недо­ста­точ­но для ква­ли­фи­ка­ции «Ахрар ашШам» в ка­че­стве тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ции, с точ­ки зре­ния здра­во­го смыс­ла объ­яс­нить труд­но. Я не ве­рю, что эти лю­ди мо­гут стать на­ши­ми парт­не­ра­ми по по­ли­ти­че­ско­му про­цес­су, что они от­ка­жут­ся от ме­то­дов тер­ро­ри­сти­че­ской борь­бы. Они уже на­столь­ко за­пят­на­ны уча­сти­ем в кро­ва­вых пре­ступ­ле­ни­ях, что их на­до при­вле­кать к от­вет­ствен­но­сти, а не пы­тать­ся по­зи­ци­о­ни­ро­вать в ка­че­стве по­встан­цев из во­ору­жен­но­го кры­ла уме­рен­ной си­рий­ской оп­по­зи­ции. И пер­вый шаг на этом пу­ти — вклю­че­ние «Джейш аль-Ис­лам» и «Ахрар аш-Шам» в спи­сок тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ций Со­ве­та Без­опас­но­сти ООН.

К со­жа­ле­нию, эта рос­сий­ская ини­ци­а­ти­ва бы­ла за­бло­ки­ро­ва­на тре­мя за­пад­ны­ми стра­на­ми из чис­ла по­сто­ян­ных чле­нов Со­ве­та Без­опас­но­сти и при­мкнув­шей к ним Укра­и­ной. Чем они ру­ко­вод­ство­ва­лись? Воз­мож­но, речь опять идет о пре­сло­ву­тых двой­ных стан­дар­тах и по­пыт­ке раз­де­лить тер­ро­ри­стов на хо­ро­ших и пло­хих, уме­рен­ных и неуме­рен­ных, кон­тро­ли­ру­е­мых и некон­тро­ли­ру­е­мых. Мо­гу пред­по­ло­жить, что эти банд­груп­пи­ров­ки нуж­ны упо­мя­ну­тым стра­нам для ре­а­ли­за­ции пла­на си­ло­во­го свер­же­ния ре­жи­ма Ба­ша­ра Аса­да. — Ка­ко­во от­но­ше­ние Рос­сии к про­дви­же­нию Си­рий­ских де­мо­кра­ти­че­ских сил (СДС), ко­стяк ко­то­рых со­став­ля­ют кур­ды, в рай­оне Ман­би­джа и Рак­ки, осо­бен­но в све­те за­яв­ле­ний о на­ме­ре­нии вклю­чить эти тер­ри­то­рии в со­став курд­ско­го фе­де­раль­но­го ре­ги­о­на? — Ес­ли те или иные си­лы на зем­ле, вклю­чая, есте­ствен­но, и кур­дов, одер­жи­ва­ют во­ен­ные по­бе­ды и на­но­сят по­ра­же­ние бо­е­ви­кам ИГИЛ (за­пре­щен­ная в Рос­сии тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция. — «Из­ве­стия» ), это хо­ро­шо. Мы все­гда вы­сту­па­ли и вы­сту­па­ем за то, что­бы те си­лы, ко­то­рые име­ют воз­мож­ность и го­то­вы участ­во­вать в сов­мест­ной борь­бе про­тив ИГИЛ, де­ла­ли это наи­бо­лее эф­фек­тив­но. Вме­сте с тем по­ка нет ос­но­ва­ний го­во­рить о зна­чи­тель­ных успе­хах, по­сколь­ку под Ман­би­джем про­дви­же­ние СДС за­тор­мо­зи­лось. Они окру­жи­ли этот го­род, пы­та­ют­ся за­чи­стить его от бо­е­ви­ков ИГИЛ, но по­ка без за­мет­ных ре­зуль­та­тов.

За­тор­мо­зи­лось и на­ступ­ле­ние си­рий­ской ар­мии, ко­то­рая за­вяз­ла под Та­ба­кой. А ес­ли верить от­дель­ным оп­по­зи­ци­он­ным ин­тер­нет-ре­сур­сам, она да­же вы­нуж­де­на бы­ла несколь­ко отой­ти на­зад. На обо­их на­прав­ле­ни­ях иги­лов­цы пред­при­ни­ма­ют от­ча­ян­ные контр­ата­ки, стя­ну­ли ту­да до­пол­ни­тель­ные си­лы, по­это­му го­во­рить о ско­ром осво­бож­де­нии са­мо­про­воз­гла­шен­ной столицы ха­ли­фа­та не при­хо­дит­ся. — На­ступ­ле­ние кур­дов на Рак­ку с се­ве­ра и пра­ви­тель­ствен­ной ар­мии с за­па­да во мно­гом сов­па­ло по вре­ме­ни. И сей­час это рас­смат­ри­ва­ют как сво­е­го ро­да со­рев­но­ва­ние. — Мне боль­ше им­по­ни­ру­ет оцен­ка, ко­то­рая бы­ла вы­ска­за­на в од­ной из си­рий­ских га­зет. Там пи­са­ли о со­гла­со­ван­ных дей­стви­ях пра­ви­тель­ствен­ных сил с кур­да­ми. То есть на од­ном участ­ке фрон­та си­рий­ская ар­мия, а на дру­гом СДС пе­ре­шли в на­ступ­ле­ние, что за­ста­ви­ло бо­е­ви­ков ИГИЛ рас­тя­ги­вать на два на­прав­ле­ния свои ре­сур­сы и, та­ким об­ра­зом, со­зда­ло пред­по­сыл­ки для ак­тив­но­го про­дви­же­ния на на­чаль­ной фа­зе этой опе­ра­ции.

Что ка­са­ет­ся со­рев­но­ва­ния, то для такой по­ста­нов­ки вопроса, на мой взгляд, ос­но­ва­ний нет. Не хо­чу по­ка­зать­ся слиш­ком пес­си­ми­стич­ным, но ни­что по­ка не го­во­рит о ско­ром окон­ча­нии бит­вы за Рак­ку. Речь не идет о том, кто пер­вый ее осво­бо­дит. Важ­но, что­бы ее в прин­ци­пе осво­бо­ди­ли.

А ес­ли го­во­рить о кур­дах, то им слож­но про­дви­гать­ся на тер­ри­то­ри­ях, за­се­лен­ных араб­ски­ми пле­ме­на­ми. Там их не все­гда ра­ды ви­деть. Мест­ные жи­те­ли мо­гут вос­при­ни­мать это как по­пыт­ку за­хва­та рай­о­нов, где они про­жи­ва­ют. Это про­во­ци­ру­ет до­пол­ни­тель­ное со­про­тив­ле­ние. Да­же при том что кур­ды об­ла­да­ют су­ще­ствен­ным бо­е­вым по­тен­ци­а­лом и по­лу­ча­ют все­сто­рон­нюю по­мощь и от нас, и от ве­до­мой аме­ри­кан­ца­ми ко­а­ли­ции, им труд­но ре­шать бо­е­вые за­да­чи на чу­жой тер­ри­то­рии. — Как вы от­ме­ти­ли ра­нее, рос­сий­ское по­соль­ство за вре­мя кон­флик­та в Си­рии не раз ста­но­ви­лось объ­ек­том тер­ро­ри­сти­че­ских атак. На­сколь­ко хо­ро­шо обес­пе­че­на без­опас­ность ди­пло­ма­тов? — Се­год­ня до­ста­точ­но хо­ро­шо. На­до учи­ты­вать, что из­ме­ни­лась и си­ту­а­ция в си­рий­ской сто­ли­це. По Да­мас­ку боль­ше не стре­ля­ют, во вся­ком слу­чае, по то­му рай­о­ну, где на­хо­дит­ся рос­сий­ское по­соль­ство.

При этом ве­ро­ят­ность про­ве­де­ния ши­ро­ко­мас­штаб­ных тер­ро­ри­сти­че­ских ак­тов в Да­мас­ке со­хра­ня­ет­ся. Несколь­ко недель на­зад в сто­лич­ном рай­оне АсСей­и­да Зей­наб бы­ли осу­ществ­ле­ны тер­ак­ты, в ре­зуль­та­те ко­то­рых по­гиб­ли и бы­ли ра­не­ны несколь­ко де­сят­ков человек. Есте­ствен­но, рос­сий­ские пред­ста­ви­те­ли в Си­рии так­же мо­гут стать объ­ек­та­ми на­па­де­ния, по­это­му мы со­хра­ня­ем осо­бый ре­жим ра­бо­ты и обес­пе­че­ния лич­ной без­опас­но­сти при вы­ез­дах в го­род и по­езд­ках по стране.

Ес­ли рас­смат­ри­вать ва­ри­ант ата­ки непо­сред­ствен­но на по­соль­ство, то в ны­неш­них усло­ви­ях это, на мой взгляд, прак­ти­че­ски невоз­мож­но. У нас очень хо­ро­шая эше­ло­ни­ро­ван­ная си­сте­ма без­опас­но­сти. Все необ­хо­ди­мые ме­ры на­ми бы­ли пред­при­ня­ты еще то­гда, ко­гда уро­вень тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы был мак­си­маль­но вы­со­ким.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.