«Лю­бая жен­щи­на хо­чет ока­зать­ся в объ­я­ти­ях Тар­за­на—Скар­с­гар­да»

Izvestia Moscow Edition - - Культура -

Же­ну Тар­за­на Джейн сыг­ра­ла ав­стра­лий­ская ак­три­са МАР­ГО РОБ­БИ. Кор­ре­спон­дент « Из­ве­стий» Га­ля Гал­ки­на встре­ти­лась с ней в оте­ле Four Seasons в Бе­вер­ли-Хил­лз.

— Ис­то­рия Тар­за­на по­лу­чи­ла во­пло­ще­ние во мно­же­стве филь­мов. По­че­му же мы то и де­ло воз­вра­ща­ем­ся к ней? — Это клас­си­че­ская ис­то­рия об уни­вер­саль­ных про­бле­мах. Они все­гда ре­зо­ни­ру­ют с на­шей дей­стви­тель­но­стью — не важ­но, о ка­ком вре­ме­ни идет речь. Эпи­че­ская ис­то­рия люб­ви то­же не оста­ви­ла ме­ня рав­но­душ­ной. Ко­гда я про­чи­та­ла сце­на­рий, то ска­за­ла се­бе: «Это бу­дет боль­шим трил­ле­ром — чем-то вро­де «Ин­ди­а­ны Джон­са» и «Пи­ра­тов Ка­риб­ско­го мо­ря».

Я бы­ла уве­ре­на, что в уме­лых ру­ках Дэ­ви­да Йет­са все по­лу­чит­ся. Вы ведь ви­де­ли по­след­ние че­ты­ре филь­ма про Гар­ри Пот­те­ра? Йетс уме­ет со­зда­вать вол­шеб­ный мир и эмо­ци­о­наль­но за­ря­жать зри­те­лей.

— С ка­ко­го мо­мен­та ис­то­рии ге­ро­ев на­чи­на­ет­ся ва­ша кар­ти­на? — В на­ча­ле филь­ма Тар­зан, в по­все­днев­ной жиз­ни лорд Грей­сто­ук, вме­сте с же­ной — Джейн Пор­тер — жи­вет в Лон­доне. Он со­вер­шен­но адап­ти­ро­вал­ся к свет­ско­му вре­мя­пре­про­вож­де­нию, а вот ей по­доб­ная жизнь в тя­гость, и это со­зда­ет на­пря­жен­ность в их от­но­ше­ни­ях. Но речь не идет о том, что­бы при­ру­чить Тар­за­на. Как раз на­обо­рот — мы ви­дим, как он осво­бож­да­ет­ся от услов­но­стей вик­то­ри­ан­ско­го Лон­до­на XIX ве­ка, от­прав­ля­ет­ся в джунгли и ста­но­вит­ся тем, кем был преж­де. Фи­зи­че­ски он очень си­лен, но эмо­ци­о­наль­но — уяз­вим. Джейн нуж­на ему не мень­ше, чем он ей.

— Уже по трей­ле­ру вид­но, что Джейн — сме­лее, силь­нее и пред­при­им­чи­вее сво­их пред­ше­ствен­ниц. — Да, это так. Она ро­ди­лась в Кон­го и на­учи­лась бо­роть­ся за свое су­ще­ство­ва­ние. Пе­ред ли­цом опас­но­сти она не те­ря­ет са­мо­об­ла­да­ния — то­го, к че­му при­вык­ла с дет­ства.

— Вы вы­рос­ли в Ав­стра­лии и, на­вер­ное, зна­е­те о ди­кой при­ро­де не по­на­слыш­ке? — Я рос­ла на при­ро­де. Ко­гда жи­вешь на жи­вот­но­вод­че­ской фер­ме, при­хо­дит­ся охо­тить­ся на гры­зу­нов, ко­то­рые на­но­сят урон хо­зяй­ству. У нас на фер­ме в ос­нов­ном бы­ли ка­ба­ны. Но охо­та на ди­ких жи­вот­ных, ядо­ви­тые га­ды — все это мне не чуж­до.

Не мо­гу срав­ни­вать свою жизнь с тем, что при­хо­дит­ся пе­ре­жи­вать Джейн. Ав­стра­лия — не Кон­го. Но мне ком­форт­нее на при­ро­де, чем в че­ты­рех сте­нах. В этом мы с Джейн по­хо­жи.

— Роль жен­щи­ны в на­шем ми­ре из­ме­ни­лась. Она ста­ла силь­нее. Ваш фильм вно­сит свою леп­ту в раз­ру­ше­ние сте­рео­ти­па сла­бой и за­ви­си­мой по­ло­ви­ны че­ло­ве­че­ства. — Вы пра­вы. Джейн, без со­мне­ния, в со­сто­я­нии за се­бя по­сто­ять и мно­го раз са­ма вы­би­ра­лась из опас­ных си­ту­а­ций. Но мо­ей це­лью было по­ка­зать, что ее же­ла­ние быть с Джо­ном не вы­зва­но необ­хо­ди­мо­стью вы­жи­ва­ния. Это на­сто­я­щая су­пру­же­ская лю­бовь, и они го­то­вы сде­лать все, что­бы быть вме­сте.

— Ка­ко­во было ра­бо­тать с Алек­сан­дром Скар­с­гар­дом? — Об­ще­ние с ним на про­тя­же­нии ше­сти ме­ся­цев было уди­ви­тель­но лег­ким и ра­дост­ным. Он при­рож­ден­ный ак­тер, но не пы­та­ет­ся де­лать что-то из ря­да вон вы­хо­дя­щее, что­бы при­влечь к се­бе вни­ма­ние, ду­ма­ет о том, как луч­ше рас­крыть сво­е­го пер­со­на­жа и всю ис­то­рию.

— А мог­ла бы Мар­го Роб­би увлечь­ся пар­нем ти­па Тар­за­на? — Вы ви­де­ли Алек­са без ру­баш­ки (сме­ет­ся)? Нет, нет, он пре­дан сво­ей жене, но я имею в ви­ду, что лю­бой жен­щине за­хо­те­лось бы ока­зать­ся в его объ­я­ти­ях. Мог­ла бы я вый­ти за­муж за та­ко­го че­ло­ве­ка? Да. Тар­зан — ве­ли­ко­леп­ный па­рень, бла­го­на­ме­рен­ный и ис­крен­ний.

— Долж­но быть, пе­ре­ход от стро­гой лон­дон­ской мо­ды к то­му, что ва­ши пер­со­на­жи но­сят в джун­глях, был го­ло­во­кру­жи­тель­ным? — Да, ме­ня об­ла­чи­ли в сво­бод­ный ко­ло­ни­аль­ный ко­стюм в сти­ле са­фа­ри, и он вет­шал по ме­ре то­го, как мы по­па­да­ли под мус­сон­ные лив­ни и ко­пы­та мча­щих­ся жи­вот­ных. Что ка­са­ет­ся Алек­са, то он пол­филь­ма бе­га­ет с го­лым тор­сом. Так что ему нуж­но было си­деть на стро­гой ди­е­те и вы­дер­жи­вать из­ма­ты­ва­ю­щие тре­ни­ров­ки. Ну а мне не при­шлось сле­дить за фи­гу­рой — я ела все, что хо­те­ла, и по­лу­ча­ла от это­го огром­ное удо­воль­ствие.

— Слу­ча­лось ли что-ни­будь экс­тра­ор­ди­нар­ное на съе­моч­ной пло­щад­ке? — Экс­тра­ор­ди­нар­ной бы­ла са­ма пло­щад­ка. Рань­ше я ни­ко­гда та­кой не ви­де­ла. Во вре­мя под­го­тов­ки к съем­кам мне по­ка­за­ли мо­де­ли то­го, что пред­по­ла­га­лось по­стро­ить, и я по­ду­ма­ла: «По­нят­но, этот план бу­дет сни­мать­ся от­сю­да, там бу­дет сто­ять кран, здесь бу­дет про­ек­ция Кон­го, а этот ко­рабль сде­ла­ют с по­мо­щью ком­пью­тер­ной гра­фи­ки». Но мне ска­за­ли, что ко­рабль бу­дет на­сто­я­щим, око­ло 27 м в дли­ну. Кро­ме то­го, на съе­моч­ной пло­щад­ке про­ло­жат ре­ку, по­са­дят джунгли и вы­стро­ят ко­ло­ни­аль­ные де­рев­ню и го­род. Я по­ду­ма­ла: «Это безу­мие». Но безу­мие во­пло­ти­лось в жизнь на мо­их гла­зах. А во­до­пад! Тон­ны во­ды тек­ли без­оста­но­воч­но. Со­вер­шен­но сюр­ре­а­ли­стич­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.