«К 2018 го­ду заработает си­сте­ма оцен­ки про­фес­си­о­наль­ных ква­ли­фи­ка­ций»

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

Недав­но ви­це-пре­мьер Оль­га Го­ло­дец за­яви­ла, что 65% граж­дан не нуж­да­ют­ся в выс­шем об­ра­зо­ва­нии, а ко­ли­че­ство лю­дей, по­лу­ча­ю­щих ди­плом, бу­дет умень­шать­ся. При этом ста­ти­сти­че­ские дан­ные го­во­рят о том, что до­ля выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния рас­тет, и та­кая си­ту­а­ция ха­рак­тер­на не толь­ко для Рос­сии. Ка­ко­во ка­че­ство это­го об­ра­зо­ва­ния, нуж­но ли оста­нав­ли­вать про­цесс его ро­ста и за­крыть до­ро­гу в вузы тро­еч­ни­кам? На во­про­сы кор­ре­спон­ден­та «Из­ве­стий» На­та­лии Бе­ри­шви­ли ответил рек­тор НИУ ВШЭ ЯРОСЛАВ КУЗЬМИНОВ.

— В Рос­сии по­след­ние 15 лет очень не хва­та­ет ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих рук, но боль­шин­ство вы­пуск­ни­ков школ пы­та­ют­ся по­сту­пить в вуз. С чем это свя­за­но? — Выс­шее об­ра­зо­ва­ние во мно­гих стра­нах ста­но­вит­ся со­ци­аль­ной нор­мой, Рос­сия — не ис­клю­че­ние. Выс­шее об­ра­зо­ва­ние ста­ло по­треб­но­стью, со­ци­аль­ным им­пе­ра­ти­вом для боль­шин­ства наших граж­дан. И это боль­шин­ство по­сто­ян­но рас­тет.

За ро­стом чис­ла сту­ден­тов сто­ит по­нят­ное же­ла­ние лю­дей по­вы­сить свой со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ский статус: обу­че­ние поз­во­ля­ет пре­тен­до­вать на боль­шие воз­мож­но­сти тру­до­устрой­ства и бо­лее вы­со­кую оплату тру­да. Вы­пуск­ни­ки ву- зов в сред­нем по­лу­ча­ют зна­чи­тель­но бо­лее вы­со­кую зар­пла­ту по срав­не­нию с те­ми, кто окон­чил толь­ко шко­лу. Это так на­зы­ва­е­мая «пре­мия за об­ра­зо­ва­ние». Пре­мия за выс­шее об­ра­зо­ва­ние в Рос­сии пре­вы­ша­ет 60%, а вот за сред­нее про­фес­си­о­наль­ное со­став­ля­ет не боль­ше 10%.

— На­вер­ное, дело не толь­ко в день­гах? Ваш вуз недав­но про­во­дил опрос сре­ди ро­ди­те­лей школь­ни­ков. И при от­ве­те на во­прос: «Если бы вы­пуск­ни­ки кол­ле­джей мог­ли по­лу­чать та­кую же или да­же боль­шую зар­пла­ту, как и вы­пуск­ни­ки ву­зов, ку­да бы вы по­со­ве­то­ва­ли по­сту­пать сво­е­му ре­бен­ку — в вуз или в кол­ледж?» боль­шин­ство ре­спон­ден­тов вы­бра­ли вуз. — Бо­лее об­ра­зо­ван­ные ро­ди­те­ли вы­би­ра­ют вуз ча­ще: 77% сре­ди ро­ди­те­лей с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, 56% со сред­ним об­щим. Объ­яс­нить это про­сто — ро­ди­те­ли хо­тят обес­пе­чить сво­им де­тям куль­тур­ную сре­ду, ко­то­рая бы их «под­ни­ма­ла» — а та­кую сре­ду им обес­пе­чи­ва­ют имен­но уни­вер­си­те­ты. Пре­бы­ва­ние в уни­вер­си­те­те фор­ми­ру­ет у че­ло­ве­ка и куль­тур­ный ка­пи­тал (мож­но по­про­бо­вать опре­де­лить его как сум­му необя­за­тель­но­го для непо­сред­ствен­но­го за­ра­ба­ты­ва­ния де­нег, «необя­за­тель­но­го зна­ния»), и вы­со­кий со­ци­аль­ный ка­пи­тал (сум­му зна­комств, со­ци­аль­ных свя­зей с ин­те­рес­ны­ми и вли­я­тель­ны­ми людь­ми).

В Рос­сии 1990-х, «по­сле ком­му­низ­ма», воз­мож­ность для де­тей по­лу­чить выс­шее об­ра­зо­ва­ние ста­ла од­ной из двух дей­стви­тель­но ре­а­ли­зо­ван­ных «мечт» — прак­ти­че­ски для каж­дой же­ла­ю­щей се­мьи.

— А вто­рая меч­та? — Вто­рая — это своя ма­ши­на. Сей­час она прак­ти­че­ски у каж­до­го, кто хо­чет ее иметь. В СССР ма­ши­на бы­ла у 15% се­мей, и это был при­знак со­ци­аль­но­го ста­ту­са. Но и выс­шее об­ра­зо­ва­ние — его то­же име­ло 15% на­се­ле­ния — то­же бы­ло зна­ком при­над­леж­но­сти к ка­кой-то эли­те, га­ран­том «чи­стой ра­бо­ты», куль­тур­но­го окру­же­ния.

От­ни­мать се­го­дня до­ступ к выс­ше­му об­ра­зо­ва­нию — то же са­мое, что огра­ни­чить про­да­жу ав­то­мо­би­лей.

Ко­неч­но, мы с ва­ми не хо­тим, что­бы нас ле­чил врач, ко­то­рый в ин­сти­ту­те пло­хо учил­ся, для ко­то­ро­го вуз был про­сто сре­дой при­ят­но­го об­ще­ния. Мы не хо­тим, что­бы самолет, на ко­то­ром мы по­ле­тим, об­слу­жи­вал ин­же­нер-недо­уч­ка. Для это­го во мно­гих стра­нах есть про­фес­си­о­наль­ные эк­за­ме­ны. Ма­ло за­кон­чить вуз, ты дол­жен до­ка­зать со­ве­ту про­фес­си­о­на­лов, что смо­жешь ра­бо­тать по про­фес­сии. К та­ким эк­за­ме­нам скла­ды­ва­ет­ся своя си­сте­ма под­го­тов­ки, как пра­ви­ло, плат­ная.

На­деж­ный за­слон про­тив та­ко­го долж­на по­ста­вить си­сте­ма про­фес­си­о­наль­ных эк­за­ме­нов. Вла­ди­мир Пу­тин в ста­тьях и ука­зах 2012 го­да по­ста­вил та­кую за­да­чу, и уже к 2018 го­ду си­сте­ма оцен­ки про­фес­си­о­наль­ных ква­ли­фи­ка­ций бу­дет ра­бо­тать. По мень­шей ме­ре в сек­то­рах, свя­зан­ных с без­опас­но­стью лю­дей, и там, где ка­че­ство ра­бо­ты пря­мо за­де­ва­ет ко­рен­ные ин­те­ре­сы граж­дан. В об­ра­зо­ва­нии, на­при­мер.

— Если че­ло­век пло­хо учил­ся в шко­ле, мо­жет ли он пре­тен­до­вать на бюд­жет в ву­зе? По дан­ным еже­год­но­го ис­сле­до­ва­ния ВШЭ и Ми­но­бр­на­у­ки по ка­че­ству при­е­ма в вузы, в «крас­ной зоне» (где как раз мно­го тро­еч­ни­ков) чуть ли не по­ло­ви­на при­е­ма на ин­же­не­ров и тех­но­ло­гов, по­чти треть — пе­да­го­ги... — Государство го­то­вит­ся ме­нять свою по­ли­ти­ку в этом от­но­ше­нии. Но у че­ло­ве­ка, ко­то­рый опла­чи­ва­ет выс­шее об­ра­зо­ва­ние са­мо­сто­я­тель­но, есть воз­мож­ность взять об­ра­зо­ва­тель­ный кре­дит Сбер­бан­ка с го­су­дар­ствен­ной под­держ­кой. Это, не по­бо­юсь ска­зать, уни­каль­ные усло­вия на кре­дит­ном рын­ке, дру­гих та­ких кре­ди­тов нет. 7,75% го­до­вых — это все, что ты вы­пла­чи­ва­ешь за вре­мя обу­че­ния. А те­ло кре­ди­та на­до бу­дет от­да­вать уже по­сле окон­ча­ния ву­за, в те­че­ние 10 лет. Вы­пуск­ни­ки от­да­ют на та­кие вы­пла­ты не боль­ше 15–20% сво­е­го до­хо­да. Это со­вер­шен­но несо­по­ста­ви­мо с ипо­те­кой, на­при­мер. А ведь спо­соб­ность за­ра­ба­ты­вать да­же важ­нее, чем своя квар­ти­ра.

— Если государство пе­ре­ста­нет в бли­жай­шее вре­мя за счет бюд­же­та обу­чать в ву­зах тро­еч­ни­ков (а все идет к это­му), ре­шит ли это пробле­му под­го­тов­ки в ву­зах? — Ка­че­ство ву­зов за­ви­сит в том чис­ле от ре­сур­сов, ко­то­ры­ми они рас­по­ла­га­ют. Государство уве­ли­чи­ло фи­нан­си­ро­ва­ние выс­шей шко­лы с 2000 го­да в три ра­за в ре­аль­ном вы­ра­же­нии. Это дей­стви­тель­но се­рьез­но. Идет по­вы­ше­ние зар­пла­ты пре­по­да­ва­те­лей — к 2018 го­ду она долж­на со­став­лять в сред­нем не мень­ше двух сред­них зар­плат в эко­но­ми­ке. И все же это­го не хва­та­ет. Се­го­дня Рос­сия тра­тит на выс­шее об­ра­зо­ва­ние 0,7% ва­ло­во­го внут­рен­не­го про­дук­та — в пол­то­ра-два ра­за мень­ше, чем боль­шин­ство раз­ви­тых и раз­ви­ва­ю­щих­ся го­су­дарств. Бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние на од­но­го сту­ден­та-оч­ни­ка в сред­нем не пре­вос­хо­дит 150 тыс. руб­лей в год. Це­на плат­но­го об­ра­зо­ва­ния прак­ти­че­ски та­кая же.

На­пом­ню, что выс­шее об­ра­зо­ва­ние, как и на­у­ка, во мно­гом кон­ку­ри­ру­ет на гло­баль­ном рын­ке. По­яв­ля­ет­ся но­вая тех­но­ло­гия, но­вое ла­бо­ра­тор­ное обо­ру­до­ва­ние — его на­до им­пор­ти­ро­вать. По­яв­ля­ет­ся силь­ный уче­ный — его на­до удер­жи­вать в том чис­ле вы­со­кой зар­пла­той, что­бы не сма­ни­ли в за­пад­ный уни­вер­си­тет. Нель­зя по­лу­чить в Рос­сии за сто руб­лей то, что в Шта­тах сто­ит $100. Да, у нас это мо­жет быть по­лу­чит­ся де­шев­ле, но в два ра­за, а не в 60.

— И ка­кой вы­ход? — В та­ких усло­ви­ях необ­хо­ди­мо обес­пе­чить не толь­ко уве­ли­че­ние до­ли выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния в бюд­же­те страны — мы это по­сле­до­ва­тель­но пред­ла­га­ем, на­ста­и­ва­ем и убеж­да­ем ру­ко­вод­ство, — но и ра­ци­о­наль­ное рас­хо­до­ва­ние средств в си­сте­ме выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, недо­пу­ще­ние за­ве­до­мых по­терь, когда де­фи­цит­ные бюд­жет­ные день­ги идут на обу­че­ние лю­дей «мерт­вым» про­фес­си­ям. Про­фес­си­ям, на ко­то­рые за­ве­до­мо нет пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са, или на еже­год­ную под­го­тов­ку 300 ин­же­не­ров для от­рас­ли, ко­то­рая вос­тре­бу­ет все­го 30. Но по­те­ри — не толь­ко день­ги. 17– 25 лет, го­во­рят пси­хо­ло­ги, это са­мый кре­а­тив­ный, са­мый про­дук­тив­ный воз­раст в жиз­ни че­ло­ве­ка. Тра­та этих лет впу­стую — это на­сто­я­щая жиз­нен­ная тра­ге­дия, пус­кай сам че­ло­век ча­сто это не осо­зна­ет. Если сту­дент от­бы­ва­ет «для га­лоч­ки», а не учит­ся, это псев­до­об­ра­зо­ва­ние. А мас­штаб та­ко­го «от­бы­ва­ния для ди­пло­ма» в Рос­сии ве­лик — как ми­ни­мум чет­верть оч­ных сту­ден­тов.

— Вы утвер­жда­е­те, что выс­шее об­ра­зо­ва­ние ста­но­вит­ся все бо­лее мас­со­вым и это ми­ро­вой тренд. А как этот про­цесс про­ис­хо­дит в Рос­сии? — Для на­ча­ла важно от­ме­тить, о чем мы го­во­рим, когда об­суж­да­ем выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о рос­сий­ском выс­шем об­ра­зо­ва­нии как о си­сте­ме под­го­тов­ки кад­ров для ра­бо­че­го ме­ста, тре­бу­ю­ще­го спе­ци­аль­ной ква­ли­фи­ка­ции, уже не ра­бо­та­ет. Сей­час это бо­лее мас­штаб­ная со­ци­аль­ная си­сте­ма, вы­пол­ня­ю­щая бо­лее раз­но­об­раз­ный на­бор функ­ций по от­но­ше­нию к эко­но­ми­ке и об­ще­ству.

В Рос­сии есть две осо­бен­но­сти, опре­де­ля­ю­щие как по­вы­шен­ный спрос на про­грам­мы выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, так и струк­ту­ру это­го спро­са. Пер­вая — у нас слиш­ком ко­рот­кий пе­ри­од обя­за­тель­но­го школь­но­го обу­че­ния. В боль­шин­стве раз­ви­тых стран он со­став­ля­ет 12–13 лет, а у нас толь­ко 11. Вы­пуск­ник мас­со­вой рос­сий­ской шко­лы не вла­де­ет на раз­го­вор­ном уровне ино­стран­ны­ми язы­ка­ми, не зна­ет фи­ло­со­фии, не име­ет эле­мен­тар­ных зна­ний эко­но­ми­ки и пра­ва (чи­тай — не спо­со­бен при­ни­мать ра­ци­о­наль­ные ре­ше­ния, рас­счи­ты­вая свои рас­хо­ды, бе­ря бы­то­вые кре­ди­ты, не спо­со­бен по­ни­мать и от­ста­и­вать свои пра­ва как ра­бот­ни­ка и, ска­жем, как вла­дель­ца квар­ти­ры).

Вто­рая осо­бен­ность сло­жи­лась дав­но, еще при со­вет­ской вла­сти. Где-то на­чи­ная с 1970-х го­дов шко­лы на­ча­ли из­бав­лять­ся от неуспе­ва­ю­щих и неудоб­ных уча­щих­ся, «сплав­ляя» их в ПТУ. Стар­шее по­ко­ле­ние пом­нит, как это зву­ча­ло: «Не бу­дешь учить­ся — в ПТУ пой­дешь». По- том ПТУ пре­об­ра­зо­ва­ли в тех­ни­ку­мы и кол­ле­джи, но тра­ди­ция оста­лась: в них по­па­да­ли не те, кто имел склон­ность к «ра­бо­те ру­ка­ми», а те, кто не хо­тел или не мог учить­ся. Со­гла­си­тесь, со­всем дру­гой от­бор, чем нуж­но, и он дал огром­ные нега­тив­ные по­след­ствия для на­шей эко­но­ми­ки: низ­кую куль­ту­ру про­из­вод­ства, низ­кую ис­пол­ни­тель­скую дис­ци­пли­ну, некон­ку­рен­то­спо­соб­ность по ка­че­ству и низ­кую про­из­во­ди­тель­ность тру­да. Еще один ре­зуль­тат — все­мер­ное из­бе­га­ние се­мья­ми та­кой об­ра­зо­ва­тель­ной тра­ек­то­рии для сво­их де­тей про­сто из-за бо­яз­ни «пло­хо­го окру­же­ния».

— В по­след­ние го­ды при­ем в тех­ни­ку­мы и кол­ле­джи рас­тет. Что-то по­ме­ня­лось? — По на­шим оцен­кам, ко­рен­но­го из­ме­не­ния в от­но­ше­нии се­мей к ка­рье­ре «без выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния» не про­изо­шло. При­чи­на в дру­гом: путь «че­рез тех­ни­кум» сей­час поз­во­ля­ет по­сту­пить в вуз, ми­нуя ЕГЭ. Если бы ры­нок тру­да предъ­яв­лял со­от­вет­ству­ю­щий спрос на спе­ци­а­ли­стов с ди­пло­мом сред­не­го про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния, та­кая тра­ек­то­рия не бы­ла бы до­ми­ни­ру­ю­щей, но по­ка ры­нок та­ко­го за­про­са не фор­ми­ру­ет.

Се­го­дня при­ем в вузы на первый курс в Рос­сии пре­вы­ша­ет вы­пуск из 11-х клас­сов школ на 367 тыс. че­ло­век. С 1995 по 2014 год до­ля сту­ден­тов го­су­дар­ствен­ных ву­зов стар­ше 24 лет вы­рос­ла с 17% до 28%. Та­ким об­ра­зом, зна­чи­тель­ная часть ву­зов ра­бо­та­ет на по­вы­ше­ние воз­мож­но­стей и рас­ши­ре­ние жиз­нен­ных шан­сов ра­бо­та­ю­щих лю­дей, став фак­ти­че­ски ча­стью си­сте­мы непре­рыв­но­го об­ра­зо­ва­ния.

— Рас­ши­ре­ние до­ступ­но­сти об­ра­зо­ва­ния неиз­беж­но при­ве­дет к па­де­нию его ка­че­ства? — В вузы на­чи­на­ют при­хо­дить сту­ден­ты с та­ким уров­нем под­го­тов­ки, ко­то­рый 25 лет на­зад был бы недо­ста­то­чен для ПТУ. Тра­ге­дии в этом нет — есть необ­хо­ди­мость вы­стро­ить та­кую струк­ту­ру пред­ло­же­ния про­грамм выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рая от­ве­ча­ла бы но­во­му спро­су.

От­лич­ни­ки ведь ни­ку­да не про­па­ли. И для них долж­но быть два сег­мен­та: для са­мых кре­а­тив­ных — ис­сле­до­ва­тель­ские уни­вер­си­те­ты, для тех, кто уве­рен­но справ­ля­ет­ся со школь­ной про­грам­мой, — ме­ста в ву­зах, ко­то­рые го­то­вят вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных про­фес­си­о­на­лов. Для вы­пуск­ни­ков школ и кол­ле­джей с уве­рен­ны­ми зна­ни­я­ми, для тех, кто вы­брал про­фес­си­о­наль­ную тра­ек­то­рию, — про­грам­мы про­фес­си­о­наль­но­го и прак­ти­ко­ори­ен­ти­ро­ван­но­го выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Для тех, кто не очень хо­ро­шо успе­вал в шко­ле, — об­щее выс­шее об­ра­зо­ва­ние, про­грам­мы «вто­ро­го шан­са», да­ю­щие им воз­мож­ность най­ти свое ме­сто в жиз­ни.

Глав­ное — си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния долж­на оста­вать­ся от­кры­той для по­втор­но­го вхо­да, для по­лу­че­ния нуж­ных зна­ний, нуж­ной ква­ли­фи­ка­ции в лю­бой мо­мент жиз­ни. Нель­зя ко­го-то объ­яв­лять непри­год­ным для даль­ней­ше­го обу­че­ния. Ведь об­ра­зо­ва­ние — важ­ней­шее со­ци­аль­ное бла­го сегодняшнего че­ло­ве­ка, его би­лет в будущее.

Пол­ную вер­сию ин­тер­вью чи­тай­те на сай­те «Из­ве­стий»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.