«Нео­но­вый де­мон» де­мон­стри­ру­ет мо­дель­ный биз­нес без при­крас

Об­ли­чая кро­во­жад­ность мод­ной ин­ду­стрии, «Нео­но­вый де­мон» Ни­ко­ла­са Вин­дин­га Реф­на сам иг­ра­ет на этой тер­ри­то­рии

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница - Сер­гей Ува­ров

В рос­сий­ский про­кат вы­хо­дит од­на из са­мых про­во­ка­ци­он­ных и шо­ки­ру­ю­щих ра­бот с недав­не­го Канн­ско­го фе­сти­ва­ля — « Нео­но­вый де­мон » Ни­ко­ла­са Вин­дин­га Реф­на.

Фа­бу­ла филь­ма про­ста, если не ска­зать при­ми­тив­на. 16- лет­няя си­ро­та Джесс при­ез­жа­ет в Лос- Ан­дже­лес, что­бы стать мо­де­лью. Ее све­жесть и при­род­ная кра­со­та при­вле­ка­ют мо­дель­ное агент­ство, бы­ва­лые фо­то­гра­фы и мо­де­лье­ры пус­ка­ют слюн­ки, ви­дя эту пре­крас­но сло­жен­ную ис­пу­ган­ную лань. Дру­гие де­вуш­ки, есте­ствен­но, за­ви­ду­ют, и со­всем не бе­лой за­ви­стью.

Несмот­ря на пред­ска­зу­е­мость сю­же­та и шаб­лон­ность пер­со­на­жей, кар­ти­ну смот­ришь с от­кры­тым ртом: на­столь­ко эф­фект­ные и изыс­кан­ные, а под­час и шо­ки­ру­ю­щие об­ра­зы при­ду­мы­ва­ет дат­ский ре­жис­сер. В на­чаль­ном эпи­зо­де филь­ма — вся его суть. На ди­зай­нер­ском ди­ване ле­жит Джесс, за­ли­тая кро­вью. Зву­чит ин­фер­наль­ная транс-музыка. На­про­тив де­вуш­ки — де­мо­ни­че­ско­го ви­да фо­то­граф, де­ла­ю­щий один кадр за дру­гим. Ма­ньяк и его жерт­ва? Как вы­яс­ня­ет­ся, нет: в сле­ду­ю­щей сцене ге­ро­и­ня смы­ва­ет с се­бя крас­ку — сним­ки долж­ны стать ос­но­вой ее мо­дель­но­го порт­фо­лио.

Ко­неч­но, мы сра­зу по­ни­ма­ем, что ис­кус­ствен­ная кровь по­том от­зо­вет­ся на­сто­я­щей, но фильм не про пре­ступ­ле­ния лю­дей, а про кро­во­жад­ность мод­ной ин­ду­стрии, ее вам­пи­ризм по от­но­ше­нию к неокреп­шим лич­но­стям. Па­рень- фо­то­граф, влюб­лен­ный в Джесс и за­ли­ва­ю­щий ее « кро­вью » ра­ди пер­вой фо­то­сес­сии — та­кая же до­бы­ча фэшн- мо­ло­ха, как и Джесс. Да и ее убийц на са­мом де­ле жал­ко не мень­ше — тще­слав­ные де­воч­ки, ре­ши­тель­но кла­ду­щие под нож пла­сти­че­ских хи­рур­гов свои но­сы, уши и гу­бы, несмот­ря на эти жерт­во­при­но­ше­ния, в 21 год бу­дут от­прав­ле­ны в от­став­ку.

Не ска­зать, что мысль нова и ори­ги­наль­на. Но Вин­дин­гу Реф­ну важ­нее не « что » , а « как » . Для каж­до­го кру­га глян­це­во­го ада он при­ду­мы­ва­ет но­вые вы­ра­зи­тель­ные об­ра­зы, сим­во­ли­че­ски обыг­ры­вая по­сте­пен­ное гре­хо­па­де­ние Джесс и по­сле­до­вав­шее за тем воз­мез­дие.

Об­ря­дом ини­ци­а­ции ге­ро­и­ни ста­но­вит­ся фо­то­съем­ка у мод­но­го фо­то­гра­фа. По­ста­вив мо­дель на бес­ко­неч­ный бе­лый фон ( кро­шеч­ная де­воч­ка в цен­тре бе­ло­го экра­на вы­зы­ва­ет толь­ко жа­лость), гу­ру глян­ца за­став­ля­ет ее раз­деть­ся и вти­ра­ет зо­ло­тую крас­ку в юное те­ло.

Па­ра­док­саль­но, что, об­ли­чая глян­це­вый ад, « Нео­но­вый де­мон » сам иг­ра­ет на той же тер­ри­то­рии: ка­ме­ра сла­до­страст­но лю­бу­ет­ся огром­ны­ми гла­за­ми и ле­бе­ди­ной ше­ей 17- лет­ней Эль Фан­нинг ( роль Джесс — бе­не­фис юной звез­ды, из­вест­ной по филь­мам « Ма­ле­фи­сен­та » и « Су­пер 8 » ) , а стро­бо­ско­пи­че­ские вспыш­ки, вы­чур­ные ин­те­рье­ры и ди­зай­нер­ские на­ря­ды пре­вра­ща­ют фильм в огром­ный по­ди­ум, где раз­во­ра­чи­ва­ет­ся оче­ред­ное шоу.

И да­же от­тал­ки­ва­ю­щие тош­но­твор­ные об­ра­зы фи­на­ла ( ви­ди­мо, лю­бовь к про­во­ка­ци­ям у дат­ских ре­жис­се­ров в кро­ви) вос­при­ни­ма­ют­ся в об­щем кон­тек­сте как часть про­ду­ман­но­го пер­фек­ци­о­нист­ско­го сти­ля, эда­кая пер­чин­ка для пи­кант­ной фэшн- съем­ки.

В мо­дель­ном биз­не­се вы­жить слож­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.