Пре­одо­леть нена­висть

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Ав­тор — за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля Си­но­даль­но­го от­де­ла по вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям Церкви с об­ще­ством и СМИ Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та Вах­танг Кип­шид­зе

Про­ве­де­ние Все­укра­ин­ско­го крестного хода, ко­то­рый пред­ста­ви­те­ли неко­то­рых ра­ди­каль­ных объ­еди­не­ний пы­та­лись вы­ста­вить как ак­цию « ре­ли­ги­оз­ной организации, управ­ля­е­мой из- за ру­бе­жа » , вновь обост­ри­ло дис­кус­сию о един­стве укра­ин­ско­го пра­во­сла­вия. Дис­кус­сию, в ко­то­рой яс­но от­ра­жа­ет­ся ны­неш­нее со­сто­я­ние укра­ин­ско­го об­ще­ства, раз­ди­ра­е­мо­го про­ти­во­ре­чи­я­ми от­нюдь не ду­хов­но­го свой­ства.

В июне 2016 го­да, незадолго до про­ве­де­ния Со­бо­ра ря­да По­мест­ных пра­во­слав­ных церк­вей на Кри­те, Вер­хов­ная ра­да на­пра­ви­ла об­ра­ще­ние к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху Вар­фо­ло­мею о предо­став­ле­нии ав­то­ке­фа­лии ( неза­ви­си­мо­сти) Пра­во­слав­ной церкви на Укра­ине. Этот шаг вы­звал бур­ные об­суж­де­ния как в укра­ин­ском об­ще­стве, так и за его пре­де­ла­ми.

Уста­ми сво­их офи­ци­аль­ных пред­ста­ви­те­лей Со­бор на Кри­те за­явил, что от­ка­зы­ва­ет­ся от об­суж­де­ния про­бле­мы рас­ко­ла укра­ин­ско­го пра­во­сла­вия. Од­на­ко при этом несколь­ко ар­хи­ере­ев сви­де­тель­ство­ва­ли о том, что эта проблема жи­во об­суж­да­лась в ку­лу­а­рах Со­бо­ра. Впро­чем, и то­же по сви­де­тель­ству ар­хи­ере­ев, ито­гом об­суж­де­ний ста­ла без­ого­во­роч­ная под­держ­ка Церкви Укра­и­ны, воз­глав­ля­е­мой мит­ро­по­ли­том Онуф­ри­ем.

Поз­же ряд укра­ин­ских пар­ла­мен­та­ри­ев вы­сту­пил с аль­тер­на­тив­ным об­ра­ще­ни­ем, при­звав Кон­стан­ти­но­поль под­дер­жать ка­но­ни­че­ское пра­во­сла­вие и ми­ро­твор­че­скую роль Церкви, роль, под­ры­ва­е­мую «по­ли­ти­че­ски­ми аван­тю­ри­ста­ми» от пар­ла­мен­та.

Эта си­ту­а­ция име­ет мно­же­ство ас­пек­тов и раз­ви­ва­ет­ся очень ди­на­мич­но.

Учи­ты­вая, что в на­ше вре­мя на Укра­ине ев­ро­пей­ские ре­цеп­ты ре­ше­ния слож­ных во­про­сов рас­смат­ри­ва­ют­ся как наи­бо­лее же­ла­тель­ные, од­ним из возможных пу­тей раз­ре­ше­ния кри­зи­са в укра­ин­ских меж­цер­ков­ных от­но­ше­ни­ях мог­ло бы стать рас­смот­ре­ние его с точ­ки зре­ния ев­ро­пей­ских по­ли­ти­ко-пра­во­вых ре­а­лий.

Несмот­ря на кри­ти­ку в ад­рес ЕСПЧ, ни од­на из стран — участ­ниц Со­ве­та Ев­ро­пы не от­ка­за­лась от при­зна­ния его юрис­дик­ции. Та­ким об­ра­зом для тех, кто де­кла­ри­ру­ет стрем­ле­ние к жиз­ни «по ев­ро­пей­ским пра­ви­лам», эта прак­ти­ка оста­ет­ся дей­ству­ю­щим ори­ен­ти­ром.

Так, од­ним из прин­ци­пов, сфор­ми­ро­ван­ных Ев­ро­пей­ским су­дом, яв­ля­ет­ся прин­цип «ней­тра­ли­те­та го­су­дар­ства» по от­но­ше­нию к яв­ле­ни­ям в ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни страны.

На­пом­ним, что мит­ро­по­лит Онуф­рий, ли­дер ка­но­ни­че­ско­го (то есть при­знан­но­го осталь­ным пра­во­слав­ным ми­ром) пра­во­сла­вия на Укра­ине, ви­дит путь к един­ству в пре­одо­ле­нии рас­ко­ла че­рез об­ра­ще­ние к цер­ков­но­му пра­ву, по­ка­я­ние рас­коль­ни­ков, а ли­дер са­мо­свят­ско­го Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та ис­поль­зу­ет раз­де­ле­ния, вы­зван­ные граж­дан­ским на­стро­е­ни­ем в об­ще­стве, что­бы за­ста­вить од­них укра­ин­цев от­би­рать при­хо­ды у дру­гих, яко­бы фор­ми­руя та­ким об­ра­зом еди­ную Цер­ковь.

Ка­кую остро­ту ни при­ни­ма­ли бы меж­пра­во­слав­ные раз­де­ле­ния, ка­ким бы по­ли­ти­че­ски це­ле­со­об­раз­ным ни ка­за­лось неко­то­рой ча­сти укра­ин­ской эли­ты объ­еди­не­ние Церкви «свер­ху» — вме­ша­тель­ство го­су­дар­ства бу­дет од­но­знач­но рас­це­не­но Ев­ро­пей­ским су­дом как на­ру­ша­ю­щее прин­цип ре­ли­ги­оз­но­го ней­тра­ли­те­та го­су­дар­ства. По­доб­ная си­ту­а­ция скла­ды­ва­лась в свое вре­мя в от­но­ше­ни­ях меж­ду му­суль­ман­ски­ми об­щи­на­ми Бол­га­рии. И то­гда государство, ко­то­рое ре­ши­ло по сво- ему сце­на­рию на­ве­сти по­ря­док в от­но­ше­ни­ях меж­ду му­суль­ма­на­ми, ока­за­лось в Ев­ро­пей­ском су­де по пра­вам че­ло­ве­ка про­иг­рав­шей сто­ро­ной.

Кста­ти го­во­ря, все пре­пят­ствия, ко­то­рые со­зда­ва­лись про­тив­ни­ка­ми крестного хода за мир, так же мо­гут стать пред­ме­том су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Ведь в ко­неч­ном сче­те имен­но государство от­ве­ча­ет пе­ред ин­сти­ту­та­ми Со­ве­та Ев­ро­пы за обес­пе­че­ние сво­бо­ды мир­ных ше­ствий. Безна­ка­зан­ное воз­буж­де­ние нена­ви­сти в от­но­ше­нии участ­ни­ков ше­ствия, раз­ре­шен­но­го вла­стя­ми, — сла­бо впи­сы­ва­ет­ся в ев­ро­пей­скую де­мо­кра­ти­че­скую ре­аль­ность.

Во­об­ще, с точ­ки зре­ния ев­ро­пей­ско­го пра­ва и по­ли­ти­че­ской реальности, на­силь­ствен­ное объ­еди­не­ние церк­вей «свер­ху» — пол­ный нон­сенс.

Как из­вест­но, ев­ро­пей­ские пра­во­за­щит­ные ин­сти­ту­ты в опре­де­лен­ном смыс­ле иде­а­ли­зи­ру­ют ре­ли­ги­оз­ный плю­ра­лизм. Ком­форт­но долж­на се­бя чув­ство­вать не та или иная, пусть да­же на­хо­дя­ща­я­ся в фа­во­ре у вла­сти, ре­ли­ги­оз­ная ор­га­ни­за­ция, а граж­да­нин — ин­ди­ви­ду­аль­ная лич­ность.

С точ­ки зре­ния пре­це­дент­но­го пра­ва Ев­ро­пей­ско­го су­да, объ­еди­не­ние церк­вей в од­ну — за­да­ча со­вер­шен­но не при­о­ри­тет­ная. На­про­тив, чем боль­ше и вли­я­тель­нее ор­га­ни­за­ция — тем по­тен­ци­аль­но бо­лее опас­ной счи­та­ет­ся она для «ма­лень­ко­го че­ло­ве­ка». Если до­во­дить си­ту­а­цию до аб­сур­да, то, с точ­ки зре­ния ин­те­ре­сов лич­но­сти, оп­ти­маль­ны­ми ста­ли бы ма­лень­кие групп­ки еди­но­мыш­лен­ни­ков по ве­ре, ре­ли­ги­оз­ные пред­по­чте­ния ко­то­рых не вы­хо­дят за рам­ки кух­ни, на ко­то­рой они со­би­ра­ют­ся. Круп­ные, еди­но­лич­но ру­ко­во­ди­мые об­щи­ны, ра­зу­ме­ет­ся, «опасны» для ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. И если с точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной тра­ди­ции ин­ди­ви­ду­аль­ность че­ло­ве­ка вы­ра­жа­ет­ся в его об­ще­нии со Хри­стом, то свет­ское пра­во ви­дит в круп­ных ре­ли­ги­оз­ных об­щи­нах лишь иерар­хи­че­ский, по­тен­ци­аль­но ре­прес­сив­ный ап­па­рат.

Если оце­ни­вать Со­бор на Кри­те с точ­ки зре­ния «чи­стой де­мо­кра­тии», то по­лу­чит­ся, что прак­ти­че­ски ни один из участ­во­вав­ших ар­хи­ере­ев не был из­бран в ре­зуль­та­те все­об­ще­го от­кры­то­го и аль­тер­на­тив­но­го го­ло­со­ва­ния, а по­это­му, кро­ме се­бя са­мо­го, ни­ко­го пред­став­лять не мо­жет.

Неко­то­рые при­зы­ва­ли рас­смат­ри­вать об­ра­ще­ние Ра­ды как вы­ра­же­ние на­род­ной во­ли, но по­доб­ное вы­ра­же­ние за­кон­но, если об­ра­ще­но по на­зна­че­нию. На­при­мер, если бы Ра­да об­ра­ти­лась к Свя­то­му пре­сто­лу, ква­зи­го­су­дар­ствен­но­му об­ра­зо- ва­нию, с при­зы­вом за­клю­чить кон­кор­дат, то есть меж­го­су­дар­ствен­ный до­го­вор с Укра­и­ной, то это еще мог­ло бы вы­дер­жать ка­кую-то кри­ти­ку. Но Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­ар­хат в от­ли­чие от Ва­ти­ка­на не при­зна­ет­ся субъ­ек­том меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. По­это­му по сво­ей юри­ди­че­ской си­ле при­зыв Ра­ды ра­вен при­зы­ву к лю­бой ино­стран­ной (для Укра­и­ны) непра­ви­тель­ствен­ной организации, ко­то­рая долж­на вдруг стать ар­бит­ром в от­но­ше­ни­ях меж­ду мест­ны­ми ре­ли­ги­оз­ны­ми об­щи­на­ми, да еще и во­пре­ки их соб­ствен­ной во­ле. Во­об­ще, по­иск внеш­не­го ар­бит­ра по та­ко­му де­ли­кат­но­му во­про­су, как от­но­ше­ния меж­ду ре­ли­ги­оз­ны­ми об­щи­на­ми, вряд ли мо­жет сви­де­тель­ство­вать о чем-то хо­ро­шем.

Ка­ким бы по­ли­ти­че­ским пу­тем ни сле­до­ва­ло укра­ин­ско­го государство, оче­вид­но, что ни аб­стракт­ная Ев­ро­па, ни Кон­стан­ти­но­поль не смо­гут сде­лать за укра­ин­ских ве­ру­ю­щих то, что они при­зва­ны сде­лать са­ми. А имен­но: пре­одо­леть бра­то­убий­ствен­ную нена­висть и прой­ти ка­но­ни­че­ским пу­тем к ис­це­ле­нию сад­ня­щей ра­ны рас­ко­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.