«То, что де­ла­ет Facebook, непра­виль­но и непри­ем­ле­мо»

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

Со дня вступ­ле­ния в си­лу за­ко­на «О пер­со­наль­ных дан­ных» ис­пол­ни­лось 10 лет, а 1 ав­гу­ста бу­дет три го­да «ан­ти­пи­рат­ско­му за­ко­ну». Гла­ва Рос­ком­над­зо­ра АЛЕКСАНДР ЖАРОВ в ин­тер­вью кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Вла­ди­ми­ру Зы­ко­ву рас­ска­зал, кто и как ча­сто на­ру­ша­ет за­ко­ны, о раз­ра­бот­ке за­ко­но­про­ек­та по Big Data, со­зда­нии на­ци­о­наль­но­го опе­ра­то­ра и о цен­зу­ре в Facebook.

— За­ко­ну «О пер­со­наль­ных дан­ных» ис­пол­ни­лось 10 лет. До 2006 го­да во­про­сы за­щи­ты пер­со­наль­ных дан­ных прак­ти­че­ски не ре­гу­ли­ро­ва­лись. Хо­тя в то вре­мя ин­тер­не­ту, на­при­мер, бы­ло уже бо­лее 10 лет. Из­ме­ни­лась ли за про­шед­шее де­ся­ти­ле­тие са­ма куль­ту­ра об­ра­ще­ния с пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми?

— Во всем ми­ре во­прос о за­ко­но­да­тель­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии за­щи­ты пер­со­наль­ных дан­ных встал ост­ро как раз в се­ре­дине 2000-х. Сей­час в свя­зи со взрыв­ным раз­ви­ти­ем ин­тер­не­та и ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий во всем ми­ре про­ис­хо­дит ре­фор­ми­ро­ва­ние си­стем ре­гу­ли­ро­ва­ния за­щи­ты пер­со­наль­ных дан­ных. Ост­ро сто­ит во­прос о пра- ви­лах транс­гра­нич­ной пе­ре­да­чи лич­ной ин­фор­ма­ции.

За 10 лет на­ши граж­дане и мил­ли­о­ны ор­га­ни­за­ций, ко­то­рые об­ра­ба­ты­ва­ют пер­со­наль­ные дан­ные, ста­ли бо­лее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми. Ес­ли в 2009–2010 го­дах при про­вер­ках на пред­мет со­блю­де­ния пра­вил об­ра­ще­ния с пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми мы вы­яв­ля­ли на­ру­ше­ния в 50% слу­ча­ев, то на се­го­дняш­ний день ко­ли­че­ство та­ких на­ру­ше­ний не пре­вы­ша­ет 7%. Это го­во­рит о том, что биз­нес все бо­лее вни­ма­тель­но под­хо­дит к об­ра­бот­ке дан­ных. Но и на­ши граж­дане ак­тив­нее от­ста­и­ва­ют свои пра­ва.

— На сколь­ко лет впе­ред у вас рас­пла­ни­ро­ван гра­фик про­вер­ки всех IT-ком­па­ний, ко­то­рые долж­ны ло­ка­ли­зо­вать свои пер­со­наль­ные дан­ные?

— На се­го­дня мы по­лу­чи­ли уве­дом­ле­ния о ло­ка­ли­за­ции пер­со­наль­ных дан­ных на­ших граж­дан бо­лее чем от 45 тыс. ком­па­ний и ор­га­ни­за­ций. Чис­ло ком­па­ний, ко­то­рые об­ра­ба­ты­ва­ют пер­со­наль­ные дан­ные, ис­чис­ля­ют­ся мил­ли­о­на­ми, и их ко­ли­че­ство рас­тет. По су­ти, лю­бая ор­га­ни­за­ция, где ра­бо­та­ет хо­тя бы один со­труд­ник, яв­ля­ет­ся опе­ра­то­ром пер­со­наль­ных дан­ных это­го со­труд­ни­ка.

С мо­мен­та вступ­ле­ния в си­лу за­ко­на мы про­ве­ри­ли 959 ком­па­ний. До кон­ца 2016 го­да мы на­ме­ре­ны про­ве­рить еще бо­лее 700 ком­па­ний. Та­ким об­ра­зом, со­во­куп­ный итог к кон­цу 2016 го­да со­ста­вит око­ло 1600– 1700 ком­па­ний.

Биз­нес при ре­а­ли­за­ции за­ко­на о за­щи­те пер­со­наль­ных дан­ных дей­ству­ет ком­пе­тент­но. Мы про­ве­ри­ли по­чти 1 тыс. ком­па­ний и вы­яви­ли все­го че­ты­ре на­ру­ше­ния.

— На сен­тябрь у Рос­ком­над­зо­ра за­пла­ни­ро­ва­на про­вер­ка соц­се­ти «ВКон­так­те». Воз­ни­ка­ет ло­гич­ный во­прос — бу­дет ли про­ве­рен Facebook с уче­том то­го, что в СМИ пе­ри­о­ди­че­ски по­яв­ля­ет­ся ин­фор­ма­ция об от­ка­зе вла­дель­цев круп­ней­шей соц­се­ти в ми­ре ло­ка­ли­зо­вать пер­со­наль­ные дан­ные на тер­ри­то­рии Рос­сии? — Мы не по­лу­ча­ли от Facebook пря­мо­го от­ка­за пе­ре­но­сить в Рос­сию пер­со­наль­ные дан­ные рос­сий­ских граж­дан. Мы на­хо­дим­ся в по­сто­ян­ном кон­так­те со все­ми круп­ны­ми со­ци­аль­ны­ми се­тя­ми. С пред­ста­ви­те­ля­ми Facebook, Twitter, Google мы встре­ча­ем­ся ми­ни­мум два ра­за в год и об­суж­да­ем раз­лич­ные ас­пек­ты ис­пол­не­ния рос­сий­ско­го за­ко­но­да­тель­ства. Бе­з­услов­но, в хо­де на­ших встреч мы об­суж­да­ем и 242-ФЗ о ло­ка­ли­за­ции баз пер­со­наль­ных дан­ных. Пе­ре­чис­лен­ные ком­па­нии пред­при­ни­ма­ют прак­ти­че­ские ша­ги по ло­ка­ли­за­ции баз дан­ных на тер­ри­то­рии Рос­сии. Темп их дей­ствий нас в це­лом удо­вле­тво­ря­ет. Мы не на­ме­ре­ны дей­ство­вать рез­ко и необ­ду­ман­но. Пре­крас­но по­ни­ма­ем, что поль­зо­ва­те­ля­ми дан­ных соц­се­тей яв­ля­ют­ся мил­ли­о­ны на­ших граж­дан. Про­дол­жа­ю­щий­ся диа­лог с эти­ми ком­па­ни­я­ми поз­во­ля­ет нам пред­по­ло­жить, что ра­но или позд­но тре­бо­ва­ния рос­сий­ско­го за­ко­на бу­дут каж­дой из этих ком­па­ний вы­пол­не­ны в пол­ном объ­е­ме.

В 2016, 2017 го­ду или в по­сле­ду­ю­щие го­ды мы про­ве­рим не толь­ко «ВКон­так­те», но и дру­гие соц­се­ти, в том чис­ле ино­стран­ные.

— В про­шлом го­ду ак­тив­но шли про­вер­ки сай­тов школ. Про­ве­ря­е­те ли вы сай­ты му­ни­ци- паль­ных об­ра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний на пред­мет со­блю­де­ния за­ко­на о пер­со­наль­ных дан­ных? — Мы дей­стви­тель­но си­стем­но ра­бо­та­ем с об­ра­зо­ва­тель­ны­ми учре­жде­ни­я­ми, ведь они об­ра­ба­ты­ва­ют пер­со­наль­ные дан­ные, по­жа­луй, са­мой чув­стви­тель­ной ка­те­го­рии граж­дан — де­тей. Шко­лы ока­зы­ва­ют услу­ги по ве­де­нию элек­трон­ных днев­ни­ков и за­пра­ши­ва­ют у де­тей, ро­ди­те­лей и учи­те­лей зна­чи­тель­ные объ­е­мы пер­со­наль­ной ин­фор­ма­ции. По­ми­мо ФИО это мо­гут быть да­та рож­де­ния, ад­ре­са и те­ле­фо­ны, элек­трон­ная поч­та, со­став се­мьи, дан­ные о про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти ро­ди­те­лей, све­де­ния о со­сто­я­нии здо­ро­вья, на­ли­чии су­ди­мо­сти и мно­гое дру­гое. К со­жа­ле­нию, ча­сто об­ра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния пре­вы­ша­ют до­пу­сти­мые по за­ко­ну объ­е­мы сбо­ра пер­со­наль­ной ин­фор­ма­ции. Нам со­об­ща­ют об этом граж­дане. Ко­ли­че­ство об­ра­ще­ний по по­во­ду некор­рект­ной об­ра­бот­ки пер­со­наль­ных дан­ных шко­ла­ми уве­ли­чи­ва­ет­ся. В 2016 го­ду к нам по­сту­пи­ло 97 жа­лоб от граж­дан, ко­то­рые пред­по­ла­га­ли, что их дан­ные со­би­ра­лись об­ра­зо­ва­тель­ны­ми учре­жде­ни­я­ми в из­бы­точ­ном объ­е­ме. И в ре­зуль­та­те ре­а­ги­ро­ва­ния на эти об­ра­ще­ния на­ши тер­ри­то­ри­аль­ные ор­га­ны вы­яви­ли на­ру­ше­ния в 63 слу­ча­ях. При про­ве­де­нии пла­но­вых про­ве­рок му­ни­ци­паль­ных учре­жде­ний об­ра­зо­ва­ния до­ля на­ру­ше­ний ни­же: из 169 про­ве­рок на­ру­ше­ния вы­яв­ле­ны в 79 слу­ча­ях.

Ти­пич­ные на­ру­ше­ния, ко­то­ры­ми гре­шат боль­шин­ство ор­га­ни­за­ций в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния, — это от­сут­ствие поль­зо­ва­тель­ских со­гла­ше­ний и по­ли­тик кон­фи­ден­ци­аль­но­сти. Я при­зы­ваю всех ди­рек­то­ров рос­сий­ских школ пуб­ли­ко­вать на сво­их сай­тах де­кла­ра­цию о кон­фи­ден­ци­аль­но­сти и за­клю­чать поль­зо­ва­тель­ские со­гла­ше­ния в элек­трон­ном ви­де.

— «Ан­ти­пи­рат­ско­му» за­ко­ну ис­пол­ня­ет­ся три го­да. Счи­та­е­те ли вы сво­ей по­бе­дой то, что «ВКон­так­те» под­пи­сал до­го­во­ры с му­зы­каль­ны­ми пра­во­об­ла­да­те­ля­ми по ле­га­ли­за­ции му­зы­ки? — Это преж­де все­го по­бе­да здра­во­го смыс­ла. Рос­ком­над­зор внес в этот ре­зуль­тат опре­де­лен­ную леп­ту — на про­тя­же­нии всех трех лет дей­ствия за­ко­на мы предо­став­ля­ли пло­щад­ку для об­ще­ния соц­се­ти и пра­во­об­ла­да­те­лей. Но ос­нов­ная за­слу­га при­над­ле­жит ген­ди­рек­то­ру «ВКон­так­те» Бо­ри­су Доб­ро­де­е­ву, ко­то­рый про­вел огром­ную ра­бо­ту, пре­вра­тив аб­со­лют­но «пи­рат­скую» соц­сеть в про­зрач­ную и ле­галь­ную пло­щад­ку. «ВКон­так­те» — при­мер по­ло­жи­тель­но­го ре­ше­ния ин­тер­нет-биз­не­сом про­бле­мы ле­га­ли­за­ции циф­ро­во­го кон­тен­та.

Есть и не ме­нее яр­кий от­ри­ца­тель­ный при­мер. Имею в ви­ду RuTracker, ко­то­рый вы­брал путь от­ка­за от ле­га­ли­за­ции и пра­во­об­ла­да­те­ли до­би­лись его по­сто­ян­ной бло­ки­ров­ки. В ито­ге ре­сурс ли­шил­ся зна­чи­тель­ной ча­сти ауди­то­рии. Да, сра­зу по­сле бло­ки­ров­ки они про­во­ди­ли кам­па­нию, цель ко­то­рой бы­ла по­ка­зать, что RuTracker все рав­но жив. За первую неде­лю по­сле бло­ки­ров­ки сай­та ауди­то­рия да­же воз­рос­ла на 7%. Но по ито­гам пер­во­го ме­ся­ца по­сле бло­ки­ров­ки их ауди­то­рия про­се­ла на 48%. На се­го­дня по­те­ри ауди­то­рии у них со­став­ля­ют 71%. Оче­вид­но, что для «пи­рат­ско­го» ре­сур­са это кри­тич­ные по­те­ри, так как они за­ра­ба­ты­ва­ют день­ги за счет ре­кла­мы. — «Ан­ти­пи­рат­ское» за­ко­но­да­тель­ство на­хо­дит­ся в про­цес­се раз­ви­тия. От­рас­ле­вые ас­со­ци­а­ции и Мин­ком­свя­зи го­во­ри­ли, что со­би­ра­ют­ся ре­шить во­прос с ре­кла­мо­да­те­ля­ми, фи­нан­си­ру­ю­щи­ми «пи­рат­ские» сай­ты. Пра­во­об­ла­да­те­ли лоб­би­ру­ют по­прав­ки в за­ко­но­да­тель­ство, поз­во­ля­ю­щие бло­ки­ро­вать «зер­ка­ла» и ис­клю­чать из по­ис­ко­вой вы­да­чи за­бло­ки­ро­ван­ные ре­сур­сы. Как вы участ­ву­е­те в этом про­цес­се? — Пред­ло­же­ние об уже­сто­че­нии ре­жи­ма раз­ме­ще­ния ре­кла­мы на сай­тах «пи­ра­тов» мы под­дер­жи­ва­ем, но не при­ни­ма­ем уча­стия в его раз­ра­бот­ке.

— За­дам па­ру во­про­сов от поль­зо­ва­те­лей ин­тер­не­та, ко­то­рые при­сла­ли в со­об­ще­ства «Из­ве­стий» в соц­се­тях. Как вы от­но­си­тесь к он­лайн-иг­рам, в част­но­сти Pokemon Go? Игра­ли? — К ин­тер­нет-иг­рам я от­но­шусь спо­кой­но. Лич­но у ме­ня вре­ме­ни на ин­тер­нет-иг­ры нет. Но у ме­ня есть де­ти, и они иг­ра­ют. В Pokemon Go они по­ка не игра­ли, по­сколь­ку в Рос­сии офи­ци­аль­но­го ре­ли­за этой иг­ры не бы­ло.

Ес­ли го­во­рить о Pokemon Go, то это не един­ствен­ная иг­ра, ко­то­рая ис­поль­зу­ет гео­по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ние, под­клю­ча­ет­ся к ка­ме­ре смарт­фо­на и со­зда­ет эф­фект до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти. Та­ких игр сот­ни, но Pokemon Go, что на­зы­ва­ет­ся, «вы­стре­лил». Не ду­маю, что раз­ра­бот­чи­ки этой иг­ры пре­сле­до­ва­ли ка­ки­е­то шпи­он­ские це­ли по по­во­ду об­нов­ле­ния карт мест­но­сти, сбо­ра баз дан­ных и так да­лее. Ду­маю, ос­нов­ная их за­да­ча — за­ра­бо­тать день­ги.

В тот мо­мент, ко­гда Рос­сия бу­дет от­кры­та для иг­ры Pokemon Go, мы, бе­з­услов­но, про­ана­ли­зи­ру­ем поль­зо­ва­тель­ское, сде­ла­ем вы­во­ды, об­ра­ба­ты­ва­ют­ся ли пер­со­наль­ные дан­ные и в ка­ком объ­е­ме. Ес­ли об­ра­ба­ты­ва­ют­ся, то мы свя­жем­ся с ком­па­ни­ей — вла­дель­цем иг­ры — и всту­пим с ней в диа­лог по по­во­ду ис­пол­не­ния за­ко­но­да­тель­ства Рос­сии.

— Дру­гой во­прос от поль­зо­ва­те­ля, ко­то­рый воз­му­щен цен­зу­рой, про­во­ди­мой Facebook. В част­но­сти, они ба­нят за сло­ва ти­па «хо­хол». Как та­кие ме­ры оце­ни­ва­ет Рос­ком­над­зор, ко­то­рый поль­зо­ва­те­ли ча- сто на­зы­ва­ют «глав­ным цен­зо­ром Ру­не­та? — К цен­зу­ре я от­но­шусь пло­хо. Рос­сий­ским ос­нов­ным за­ко­ном цен­зу­ра за­пре­ще­на. Поль­зо­ва­те­ли, ко­то­рые на­зы­ва­ют Рос­ком­над­зор «глав­ным цен­зо­ром Ру­не­та», ду­маю, не очень хо­ро­шо по­ни­ма­ют, что это та­кое. Цен­зу­ра пред­по­ла­га­ет ана­лиз ма­те­ри­а­ла до его опуб­ли­ко­ва­ния и за­прет на пуб­ли­ка­цию. Мы за­ни­ма­ем­ся то­чеч­ной бло­ки­ров­кой ин­фор­ма­ции, рас­про­стра­не­ние ко­то­рой име­ет нега­тив­ные со­ци­аль­ные по­след­ствия и по­это­му за­пре­ще­но за­ко­ном. На­пом­ню, это дет­ская пор­но­гра­фия, ин­фор­ма­ция о нар­ко­ти­ках, азарт­ных иг­рах, спо­со­бах са­мо­убий­ства и экс­тре­мист­ские ма­те­ри­а­лы.

То, что де­ла­ет Facebook в от­но­ше­нии на­зван­ных вы­ше слов, на мой взгляд, непра­виль­но и непри­ем­ле­мо. Ви­ди­мо, это свя­за­но с те­ми ал­го­рит­ма­ми ре­дак­ти­ро­ва­ния, ко­то­рые ра­бо­та­ют в рус­ско­языч­ном сег­мен­те. Я пред­по­ла­гаю, что в дан­ном слу­чае ра­бо­та­ют не лю­ди, а ро­бот. На­при­мер, Мак­сим Ко­но­нен­ко опуб­ли­ко­вал сти­хо­тво­ре­ние Пуш­ки­на, в ко­то­ром та­кое сло­во («хо­хол». — « Из­ве­стия» ) при­сут­ство­ва­ло, по­сле че­го он был за­бло­ки­ро­ван. Мы на встре­чах с Facebook эту те­му под­ни­ма­ли. Они обе­ща­ли разо­брать­ся.

— Как вы от­но­си­тесь к соц­се­тям? — К соц­се­тям я от­но­шусь с боль­шим вни­ма­ни­ем. Сам я не яв­ля­юсь участ­ни­ком соц­се­тей ис­хо­дя толь­ко из од­но­го со­об­ра­же­ния. По­сколь­ку мы яв­ля­ем­ся пра­во­при­ме­ни­те­ля­ми по от­но­ше­нию к этим пло­щад­кам, я счи­таю, что я не имею пра­ва там при­сут­ство­вать. Ве­дом­ство там при­сут­ству­ет. И я, как гла­ва Рос­ком­над­зо­ра, мо­гу вы­ска­зы­вать толь­ко офи­ци­аль­ную по­зи­цию и рас­про­стра­нять ее в офи­ци­аль­ных со­об­ще­ствах ве­дом­ства в со­ци­аль­ных се­тях.

— Поль­зо­ва­те­ли так­же спра­ши­ва­ли про «боль­шие дан­ные» (Big Data). У вас уже есть пред­став­ле­ние, как ре­гу­ли­ро­вать обо­рот «боль­ших дан­ных» и нуж­но ли во­об­ще это де­лать? — «Боль­шие дан­ные» от­кры­ва­ют но­вые воз­мож­но­сти для че­ло­ве­ка, об­ще­ства, биз­не­са, го­су­дар­ства. Но и со­дер­жат зна­чи­тель­ные рис­ки. По­это­му необ­хо­ди­мо опре­де­лить об­щие под­хо­ды к ре­гу­ли­ро­ва­нию их ис­поль­зо­ва­ния. Мы на­хо­дим­ся сей­час в диа­ло­ге с биз­нес-со­об­ще­ством по это­му во­про­су. В на­ча­ле сен­тяб­ря по ини­ци­а­ти­ве ря­да ком­па­ний мы на­де­ем­ся на пло­щад­ке Рос­ком­над­зо­ра про­ве­сти боль­шое со­ве­ща­ние с за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми биз­нес-струк­ту­ра­ми. Это опе­ра­то­ры свя­зи, круп­ные ин­тер­нет-ком­па­нии (та­кие, как Mail.Ru Group, «Ян­декс» и дру­гие), бан­ков­ские струк­ту­ры, го­сор­га­ны. На­ко­нец, об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции.

Сей­час мы на­хо­дим­ся в мно­го­сто­рон­нем диа­ло­ге, что­бы ре­шить, что де­лать с «боль­ши­ми дан­ны­ми». Мое мне­ние — нуж­но пи­сать за­кон, ко­то­рый опре­де­лит зо­ны от­вет­ствен­но­сти го­су­дар­ства, биз­не­са и об­ще­ства при ак­ку­му­ли­ро­ва­нии «боль­ших дан­ных».

Поль­зо­ва­те­ли, ко­то­рые на­зы­ва­ют Рос­ком­над­зор «глав­ным цен­зо­ром Ру­не­та», ду­маю, не очень хо­ро­шо по­ни­ма­ют, что это та­кое. Мы за­ни­ма­ем­ся то­чеч­ной бло­ки­ров­кой ин­фор­ма­ции, рас­про­стра­не­ние ко­то­рой име­ет нега­тив­ные со­ци­аль­ные по­след­ствия

— Гла­ва груп­пы «Ин­тер­нет+Суве­ре­ни­тет» при ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Илья Мас­сух скло­ня­ет­ся к то­му, что необ­хо­ди­мо со­здать еди­ный пор­тал, на ко­то­ром ком­па­нии бу­дут ука­зы­вать, ка­кую ин­фор­ма­цию о поль­зо­ва­те­ле они ис­поль­зу­ют. И поль­зо­ва­тель, зай­дя на этот пор­тал, смо­жет от­ка­зать ком­па­ни­ям в ис­поль­зо­ва­нии лю­бой ин­фор­ма­ции о нем. Как от­но­си­тесь к та­кой ини­ци­а­ти­ве? — В мо­ем по­ни­ма­нии име­ет пра­во на жизнь кон­цеп­ция на­ци­о­наль­но­го опе­ра­то­ра «боль­ших дан­ных». Это те­ма дис­кус­си­он­ная. Ос­нов­ной во­прос: кто его со­здаст — го­су­дар­ство или биз­нес? Или го­су­дар­ство и биз­нес вме­сте? Но в лю­бом слу­чае гра­ни­цы про­стран­ства воз­мож­но­го и доз­во­лен­но­го при об­ра­бот­ке «боль­ших дан­ных» долж­ны быть опре­де­ле­ны — для ме­ня это оче­вид­но.

Пол­ную вер­сию ин­тер­вью чи­тай­те на сай­те «Из­ве­стий»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.