Ис­пы­та­ние Ки­е­вом

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Та­ма­ра Гу­зен­ко­ва

При но­во­сти об от­став­ке рос­сий­ско­го посла на Укра­ине Ми­ха­и­ла Зу­ра­бо­ва по­че­му-то сра­зу вспом­ни­лась фра­за из ста­ро­го со­вет­ско­го учеб­ни­ка по ис­то­рии, от­но­ся­ща­я­ся к на­ча­лу Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Смысл ее со­сто­ял в том, что вой­на бы­ла ожи­да­е­ма, но на­ча­лась вне­зап­но. Так и с Зу­ра­бо­вым — его от­став­ка про­гно­зи­ро­ва­лась дав­но. Вот уже несколь­ко лет хо­ди­ли слу­хи, что она вот-вот со­сто­ит­ся. А на са­мом де­ле про­изо­шла она быст­ро и как-то со­всем неожи­дан­но.

Это ре­зо­нанс­ное кад­ро­вое ре­ше­ние, кста­ти, да­ле­ко не един­ствен­ное, при­ня­тое под за­на­вес ны­неш­не­го по­ли­ти­че­ско­го се­зо­на, ото­дви­га­ет на зад­ний план во­про­сы, ко­то­рые еще со­всем не­дав­но ка­за­лись бо­лее чем ак­ту­аль­ны­ми. Эф­фек­ти­вен или неэф­фек­ти­вен был Зу­ра­бов в ро­ли посла на Укра­ине? Дав­но ли на­до бы­ло его сме­нить или та­кой мо­мент на­стал толь­ко сей­час? От­ве­ты на эти во­про­сы те­перь уже в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни но­сят ис­то­ри­че­ский ха­рак­тер.

Го­раз­до бо­лее ак­ту­аль­ным и да­же го­ря­чим ста­но­вит­ся дру- гой во­прос. Что озна­ча­ет сме­на посла РФ в стране, ру­ко­вод­ство ко­то­рой бук­валь­но на всех уг­лах тре­бу­ет меж­ду­на­род­ной изо­ля­ции и на­ка­за­ния Рос­сии и кри­чит, что Москва ве­дет про­тив нее — Укра­и­ны — «ги­брид­ную вой­ну»?

Мож­но, ко­неч­но, пред­по­ло­жить, что в Крем­ле, на­ко­нец, вня­ли неод­но­крат­ным лич­ным прось­бам Ми­ха­и­ла Зу­ра­бо­ва в ад­рес пре­зи­ден­та РФ Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на снять его с этой долж­но­сти. Дей­стви­тель­но, ди­пло­ма­ту не по­за­ви­ду­ешь, осо­бен­но по­сле ки­ев­ско­го го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та 2014 го­да. С тех пор все это вре­мя по­соль­ство ра­бо­та­ет в чрез­вы­чай­ном ре­жи­ме, фак­ти­че­ски в «ты­лу вра­га». И уже есть невос­пол­ни­мые утра­ты — не­дав­но ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся (а ес­ли на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми — по­гиб на бо­е­вом по­сту) из­вест­ный и опыт­ный ди­пло­мат Ан­дрей Во­ро­бьев, про­ра­бо­тав­ший в рос­сий­ском по­соль­стве в Ки­е­ве в са­мый го­ря­чий пе­ри­од не ме­нее пя­ти лет.

Уста­лость, ко­неч­но, де­ло се­рьез­ное. И да­же ди­пло­ма­ты — жи­вые лю­ди. Но, на­вер­ное, и Сер­гей Лав­ров, на­хо­дя­щий­ся на долж­но­сти ми­ни­стра ино­стран­ных дел с мар­та 2004 го­да, устал не мень­ше. Де­ло, ви­ди­мо, в дру­гом.

Воз­мож­но, за этим кад­ро­вым ре­ше­ни­ем по­сле­ду­ет сме­на рос­сий­ско­го по­ли­ти­че­ско­го кур­са в от­но­ше­нии Укра­и­ны.

Но и тут все не так оче­вид­но. И, кста­ти, учет опы­та рос­сий­ской ди­пло­ма­ти­че­ской служ­бы и по­ли­ти­че­ских укра­ин­ских ре­а­лий сви­де­тель­ству­ет о том, что не все за­ви­сит толь­ко и ис­клю­чи­тель­но от пас­си­о­нар­но­сти и по­ли­ти­че­ско­го ве­са посла. Уж на­сколь­ко ко­ло­рит­ной и неор­ди­нар­ной фи­гу­рой был Вик­тор Чер­но­мыр­дин — ба­ла­гур, экс­тра­верт, хле­бо­сол и «Че­ло­век го­да» по укра­ин­ской но­ми­на­ции 2001 го­да, воз­глав­ляв­ший диппред­ста­ви­тель­ство РФ в Ки­е­ве с 2001 по 2009 год.

Как ли­хо вы­пи­вал он чар­ку го­рил­ки с лез­вия саб­ли, как дру­жил — опять же по слу­хам — с Юли­ей Ти­мо­шен­ко. Но все рав­но в 2004 го­ду слу­чи­лась «по­ме­ран­че­вая ре­во­лю­ция», в ре­зуль­та­те ко­то­рой Рос­сия и Укра­и­на, мяг­ко вы­ра­жа­ясь, ото­шли от прин­ци­пов друж­бы и парт­нер­ства в дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях.

В 2009 го­ду Вик­то­ра Чер­но­мыр­ди­на сме­нил тех­но­крат, ин­тел­лек­ту­ал, ин­тра­верт, биз­нес­мен, ди­пло­ми­ро­ван­ный эко­но­мист- ки­бер­не­тик Ми­ха­ил Зу­ра­бов. Ка­за­лось бы, в сфе­ру его вни­ма­ния и про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти во­шли дру­гие ма­те­рии, иные ас­пек­ты и но­вые сфе­ры вза­и­мо­дей­ствия. То­гда в пул « дру­зей посла » во­шли но­вые ли­ца, в том чис­ле Петр По­ро­шен­ко. « Ну что, сын­ку, по­мог­ли те­бе твои ля­хи? » — во­про­шал Та­рас Буль­ба сво­е­го сы­на Ан­д­рия. Зу­ра­бо­ву его ки­бер­не­ти­че­ские моз­ги не по­мог­ли. В 2014 го­ду слу­чи­лась « ре­во­лю- ция гид­но­сти » , то бишь до­сто­ин­ства, в ре­зуль­та­те ко­то­рой Рос­сия и Укра­и­на во­об­ще ока­за­лись на гра­ни раз­ры­ва ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний.

Ка­ким дол­жен быть во всей этой си­ту­а­ции сле­ду­ю­щий по­сол? С тре­во­гой и ис­крен­ним со­чув­стви­ем вы­ра­жаю убеж­ден­ность в том, что ка­ких бы се­ми пя­дей во лбу ни был, ка­ким бы му­же­ством и ка­кой бы ха­риз­мой ни об­ла­дал сле­ду­ю­щий диппред­ста­ви­тель (а по­ка Ки­ев даст но­во­му рос­сий­ско­му кан­ди­да­ту агре­ман, при­дет­ся еще силь­но по­му­чать­ся), для лю­бо­го этот пост ста­нет се­рьез­ней­шим ис­пы­та­ни­ем.

Из­вест­но, что на­ши­ми « аль­фой и оме­гой » в от­но­ше­нии Ки­е­ва оста­ет­ся по­сле­до­ва­тель­ное и неукос­ни­тель­ное во­пло­ще­ние в жизнь Мин­ских со­гла­ше­ний. Но из­вест­но и то, что Ки­ев пы­та­ет­ся лю­бы­ми спо­со­ба­ми эти ре­ше­ния са­бо­ти­ро­вать. На это на­прав­ле­на вся укра­ин­ская го­су­дар­ствен­ная ма­ши­на, во мно­гом под­дер­жи­ва­е­мая США.

В этих усло­ви­ях но­вый рос­сий­ский по­сол мо­жет и обя­зан сде­лать неве­ро­ят­но мно­го — за­щи­щать ин­те­ре­сы сво­ей стра­ны и при­ла­гать все уси­лия для мир­но­го — по­ли­ти­че­ско­го и ди­пло­ма­ти­че­ско­го — ре­ше­ния кри­зи­са.

А сла­вой со­чтем­ся по­том.

Ав­тор — за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Рос­сий­ско­го ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.