Ло­ги­ка для внут­рен­не­го поль­зо­ва­ния

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - По­ли­то­лог Ев­ге­ний Кру­ти­ков Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

По­ли­то­лог Ев­ге­ний Кру­ти­ков — о вне­зап­ных пре­тен­зи­ях Поль­ши к Гер­ма­нии

Вар­ша­ва неожи­дан­но по­тре­бо­ва­ла от Гер­ма­нии вер­нуть­ся к во­про­су о вы­пла­те ре­па­ра­ций за ущерб, на­не­сен­ный Поль­ше в хо­де Вто­рой ми­ро­вой войны. Та­кое за­яв­ле­ние сде­ла­ла пре­мьер-ми­нистр Бе­а­та Шид­ло, те­му раз­вил и обос­но­вал ми­нистр обо­ро­ны Ан­то­ний Ма­це­ре­вич, глав­ный поль­ский идео­лог пе­ре­смот­ра ис­то­рии. Пра­ви­тель­ство ФРГ од­но­знач­но со­чло эту те­му дав­но за­кры­той. Од­на­ко сто­ит по­нять, что же кро­ет­ся за при­тя­за­ни­я­ми Вар­ша­вы.

Ре­па­ра­ции и про­чие ком­пен­са­ци­он­ные вы­пла­ты СССР и его со­юз­ни­кам долж­ны бы­ли по ре­ше­нию Потс­дам­ской кон­фе­рен­ции вы­пла­чи­вать­ся из со­вет­ской зо­ны ок­ку­па­ции, ко­то­рая со вре­ме­нем пре­вра­ти­лась в ГДР, а ча­стич­но и во­все ад­ми­ни­стра­тив­но ото­шла но­во­му поль­ско­му го­су­дар­ству. В 1953 го­ду Поль­ская На­род­ная Рес­пуб­ли­ка (ПНР) от­ка­за­лась от ма­те­ри­аль­ных пре­тен­зий к ГДР. А в 1954–1955 го­дах СССР пе­ре­стал по­лу­чать ком­пен­са­ции не толь­ко от Во­сточ­ной Гер­ма­нии, но и от Ита­лии, Вен­грии, Ру­мы­нии и Фин­лян­дии.

В ма­те­ри­аль­ном и фи­нан­со­вом вы­ра­же­ни­ях по­лу­чен­ное СССР не тя­ну­ло да­же на 5% от об­ще­го ущер­ба, при­чи­нен­но­го агрес­со­ра­ми. От Ита­лии, на­при­мер, Москва по­лу­чи­ла где-то 3–4%, а Вен­грия и Ру­мы­ния и во­все бы­ли осво­бож­де­ны от вы­плат, а взять с них что-то ма­те­ри­аль­ное и в хо­зяй­стве по­лез­ное не бы­ло воз­мож­но­сти. Ско­рее на­обо­рот — при­хо­ди­лось по­мо­гать, по­сколь­ку на всю Вен­грию в 1946-м на­шлось прак­ти­че­ски толь­ко два ба­шен­ных кра­на, а на­до бы­ло вос­ста­но­вить хо­тя бы стра­те­ги­че­ские мо­сты че­рез Ду­най.

По раз­ным под­сче­там, от 7 до 15% все­го по­лу­чен­но­го СССР по ре­па­ра­ци­ям сра­зу же пе­ре­да­ва­лось Поль­ше как са­мо­му круп­но­му во­сточ­но­ев­ро­пей­ско­му со­юз­ни­ку. Ни­кто ведь не вспо­ми­на­ет, с по­мо­щью че­го, ко­го и на ка­кие день­ги бы­ла вос­ста­нов­ле­на в пыль раз­ру­шен­ная Вар­ша­ва — не про­сто от­стро­е­на за­но­во, как, ска­жем, Минск, а аутен­тич­но вос­ста­нов­ле­на по ста­рым чер­те­жам и фо­то­гра­фи­ям.

Бо­лее то­го, ПНР по­лу­чи­ла 25% тер­ри­то­рии быв­ше­го Тре­тье­го рей­ха гер­ман­ской на­ции, ес­ли счи­тать в гра­ни­цах 1937 го­да. При­чем не «вы­жжен­ную зем­лю», а вполне со­хра­нив­ши­е­ся про­мыш­лен­ные рай­о­ны Си­ле­зии, Бран­ден­бур­га, По­ме­ра­нии и Во­сточ­ной Прус­сии. К 1945 го­ду вер­махт пе­ре­шел к так­ти­ке обо­ро­ны укре­прай­о­нов, в ре­зуль­та­те че­го бои на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии кон­цен­три­ро­ва­лись во­круг этих са­мых кре­по­стей, а ос­нов­ная часть стра­ны оста­лась от­но­си­тель­но нераз­ру­шен­ной.

Два с лиш­ним мил­ли­о­на эт­ни­че­ских нем­цев бы­ли вы­се­ле­ны, при­чем, как пра­ви­ло, поль­ские вла­сти ве­ли се­бя по от­но­ше­нию к ним весь­ма же­сто­ко (осо­бен­но в По­ме­ра­нии), а остав­ши­е­ся по­сле них го­то­вые пред­при­я­тия и фер­мы до­ста­ва­лись по­ля­кам из За­пад­ной Укра­и­ны. На­при­мер, вер­фи Ще­ци­на (немец­ко­го Штет­ти­на) и рай­о­на Гданьск-Гды­ня до сих пор це­ли­ком за­гру­же­ны и да­ют льви­ную до­лю поль­ско­го про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства и ва­лют­ной при­бы­ли. Бо­лее то­го, в 1991 го­ду уже де­мо­кра­ти­че­ское, а не со­ци­а­ли­сти­че­ское пра­ви­тель­ство Поль­ши по­лу­чи­ло от Бер­ли­на ра­зо­вую ком­пен­са­цию в 500 млн то­гдаш­них немец­ких ма­рок. И еще 2 млрд бы­ло на­прав­ле­но на вы­пла­ту ком­пен­са­ций для уз­ни­ков конц­ла­ге­рей и по­ля­кам, угнан­ным на принудительные ра­бо­ты. В 2004 го­ду, всту­пая в Ев­ро­со­юз, Вар­ша­ва еще раз под­твер­ди­ла, что ни­ка­ких пре­тен­зий к ФРГ не име­ет и боль­ше ни­че­го тре­бо­вать не бу­дет.

Вар­ша­ва та­ким об­ра­зом кру­гом не пра­ва, но толь­ко в том слу­чае, ес­ли смот­реть на мир, со­блю­дая прин­ци­пы го­су­дар­ствен­ной и на­ци­о­наль­ной пра­во­пре­ем­ствен­но­сти. Ан­то­ний Ма­це­ре­вич (а имен­но этот пер­со­наж уже па­ру лет иг­ра­ет роль пер­во­от­кры­ва­те­ля все­го но­во­го и неиз­ве­дан­но­го в нор­мах и тра­ди­ци­ях ев­ро­пей­ской ди­пло­ма­тии) как раз и за­яв­ля­ет о том, что Вар­ша­ва от пре­ем­ствен­но­сти от­ка­зы­ва­ет­ся. Да­же в са­мой Поль­ше мно­гие счи­та­ют Ма­це­ре­ви­ча ра­ди­ка­лом на гра­ни пси­хо­па­тии, ко­то­рый под­час не ве­да­ет, что тво­рит.

Ко­неч­но, сей­час слож­но пред­ста­вить се­бе си­ту­а­цию, при ко­то­рый до­ве­ден­ный до ис­те­ри­ки Бер­лин в от­вет на аб­сурд­ные тре­бо­ва­ния по­ля­ков ре­шит под­нять во­прос воз­вра­ще­ния во­сточ­ных зе­мель или от­вет­ных ком­пен­са­ций де­пор­ти­ро­ван­ным. Нем­цам та­кое в го­ло­ву не при­дет ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах, но ло­ги­ка мыс­лей ны­неш­не­го вар­шав­ско­го пра­ви­тель­ства ско­рее не столь­ко внеш­няя, сколь­ко для внут­рен­не­го поль­зо­ва­ния.

Ма­це­ре­вич под­во­дит идео­ло­ги­че­скую ба­зу не толь­ко под пе­ре­смотр ито­гов Вто­рой ми­ро­вой войны, но и под пе­ре­смотр (в поль­ской пе­ча­ти по­явил­ся тер­мин «пе­ре­осмыс­ле­ние», име­ю­щий ре­ми­нис­цен­цию в ка­то­ли­че­ских мо­лит­вах по­ка­я­ния) во­об­ще ис­то­рии. Он уже за­и­кал­ся о Ре­чи Пос­по­ли­той «од мо­жа до мо­жа» («от мо­ря до мо­ря»). При этом та­кие рас­суж­де­ния рас­про­стра­ня­ют­ся не толь­ко на «при­выч­ных ис­то­ри­че­ских вра­гов» — Рос­сию и Гер­ма­нию, но и на всех осталь­ных со­се­дей, осо­бен­но Лит­ву и Че­хию.

Окру­жа­ю­щим ни­че­го не оста­ет­ся, кро­ме как на­блю­дать. Луч­ше иг­но­ри­ро­вать, а то так дей­стви­тель­но мож­но до­го­во­рить­ся до об­суж­де­ния ито­гов та­та­ро-мон­голь­ско­го ига. При этом Вар­ша­ва не за­ду­мы­ва­ет­ся о ди­пло­ма­ти­че­ской некор­рект­но­сти сво­е­го по­ве­де­ния, под­ры­вая прин­ци­пы устрой­ства Ев­ро­со­ю­за из­нут­ри. Она в та­ких ка­те­го­ри­ях не мыс­лит.

Но нуж­но по­ни­мать, что пра­ви­тель­ство, в ко­то­ром на од­ной из клю­че­вых долж­но­стей есть Ан­то­ний Ма­це­ре­вич, не веч­но. Бы­ва­ли же пе­ри­о­ды в ис­то­рии Поль­ши, прав­да, ко­рот­кие, ко­гда она не при­ста­ва­ла к окру­жа­ю­щим на­ро­дам с раз­но­об­раз­ны­ми пре­тен­зи­я­ми. Один из этих пе­ри­о­дов, кста­ти, — со­вет­ско-со­ци­а­ли­сти­че­ский. Хо­ро­шее бы­ло вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.