Путь к ста­биль­но­сти

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Глав­ный на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та ми­ро­вой эко­но­ми­ки и меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний РАН Вла­ди­мир Двор­кин Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

Во­ен­ный экс­перт Вла­ди­мир Двор­кин — о меж­ду­на­род­ных до­го­во­рах по ядер­ной без­опас­но­сти

Путь от бом­бар­ди­ро­вок Хи­ро­си­мы и На­га­са­ки до пер­вых ша­гов к си­сте­ме кон­тро­ля и со­кра­ще­ния ядер­ных во­ору­же­ний за­нял бо­лее чет­вер­ти ве­ка. В ок­тяб­ре 1972 го­да вступило в си­лу «Вре­мен­ное со­гла­ше­ние меж­ду СССР и США о неко­то­рых ме­рах в об­ла­сти огра­ни­че­ния стра­те­ги­че­ских на­сту­па­тель­ных во­ору­же­ний» (До­го­вор ОСВ-1).

До­ку­мент огра­ни­чи­вал уве­ли­че­ние чис­ла ста­ци­о­нар­ных пус­ко­вых уста­но­вок меж­кон­ти­нен­таль­ных бал­ли­сти­че­ских ра­кет (ПУ МБР) и уста­но­вил пре­де­лы ко­ли­че­ства пус­ко­вых уста­но­вок бал­ли­сти­че­ских ра­кет под­вод­ных ло­док (ПУ БРПЛ). Кон­троль за со­блю­де­ни­ем по­ло­же­ний до­го­во­ра осу­ществ­лял­ся с ис­поль­зо­ва­ни­ем на­ци­о­наль­ных тех­ни­че­ских средств кон­тро­ля (НТСК).

Сле­ду­ю­щим стал до­го­вор ОСВ-2, под­пи­сан­ный в июне 1979-го. Он преду­смат­ри­вал огра­ни­че­ние ко­ли­че­ства но­си­те­лей (ПУ МБР и БРПЛ, тя­же­лых бом­бар­ди­ров­щи­ков) до 2400 и их даль­ней­шее умень­ше­ние до 2250 еди­ниц. Несмот­ря на то что се­нат США не ра­ти­фи­ци­ро­вал До­го­вор ОСВ-2 из-за вво­да войск СССР в Аф­га­ни­стан, сто­ро­ны усло­ви­лись вы­пол­нять его по­ло­же­ния.

Вме­сте с тем тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс поз­во­лил обой­ти огра­ни­че­ния на ко­ли­че­ство МБР и БРПЛ: осна­стить ра­ке­ты некон­тро­ли­ру­е­мым ко­ли­че­ством кас­сет­ных, а за­тем и раз­де­ля­ю­щих­ся го­лов­ных ча­стей ин­ди­ви­ду­аль­но­го на­ве­де­ния (РГЧ ИН). Это поз­во­ли­ло без уве­ли­че­ния чис­ла но­си­те­лей до­ве­сти ко­ли­че­ство ядер­ных бо­е­за­ря­дов до 10–12 тыс. еди­ниц у каж­дой из сто­рон.

За­стой кон­суль­та­ций и пе­ре­го­во­ров по огра­ни­че­нию СНВ в на­ча­ле 1980-х из-за рез­ко­го обостре­ния от­но­ше­ний СССР и США, в том чис­ле аме­ри­кан­ских пла­нов «звезд­ных войн», уда­лось пре­рвать по­сле ис­то­ри­че­ской встре­чи Ми­ха­и­ла Гор­ба­че­ва и Ро­наль­да Рей­га­на в Рейкья­ви­ке в 1986 го­ду. Уже в де­каб­ре 1987-го был под­пи­сан бес­сроч­ный До­го­вор о лик­ви­да­ции ра­кет сред­ней и мень­шей даль­но­сти (РСМД).

Сле­ду­ю­щий важ­ней­ший этап — из­ну­ри­тель­ные пе­ре­го­во­ры и под­пи­са­ние в июне 1991 го­да Ми­ха­и­лом Гор­ба­че­вым и Джор­джем Бу­шем­стар­шим До­го­во­ра СНВ-1 о со­кра­ще­нии в два ра­за ко­ли­че­ства бо­е­за­ря­дов на МБР, БРПЛ, тя­же­лых бом­бар­ди­ров­щи­ках (до 6000 еди­ниц) и до 1660 — са­мих но­си­те­лей.

Уни­каль­ность это­го до­го­во­ра со­сто­я­ла глав­ным об­ра­зом в си­сте­ме вза­им­но­го кон­тро­ля. Она преду­смат­ри­ва­ла до 28 еже­год­ных ин­спек­ций на пус­ко­вых уста­нов­ках ста­ци­о­нар­ных и мо­биль­ных МБР, под­вод­ных ра­ке­то­нос­цах, тя­же­лых бом­бар­ди­ров­щи­ках и свы­ше 150 уве­дом­ле­ний от­но­си­тель­но ак­ту­аль­ных ис­ход­ных дан­ных о со­сто­я­нии стра­те­ги­че­ских во­ору­же­ний, об их пе­ре­дви­же­ни­ях, ин­спек­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. По­сле каж­до­го пус­ка МБР и БРПЛ про­ис­хо­дил об­мен те­ле­мет­ри­че­ской ин­фор­ма­ци­ей с за­пи­ся­ми из­ме­ря­е­мых в по­ле­те па­ра­мет­ров.

Бес­пре­це­дент­ная от­кры­тость сто­рон во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся по­ни­ма­ни­ем необ­хо­ди­мо­сти со­хра­не­ния стра­те­ги­че­ско­го ба­лан­са для стра­те­ги­че­ской ста­биль­но­сти, ис­клю­ча­ю­щей при­ме­не­ние ядер­ных во­ору­же­ний.

Кон­суль­та­ции и пе­ре­го­во­ры об огра­ни­че­нии СНВ не пре­ры­ва­лись. Еще до вступ­ле­ния в си­лу До­го­во­ра СНВ-1 в ян­ва­ре 1993-го в Москве пре­зи­ден­та­ми Рос­сии и США был под­пи­сан До­го­вор СНВ-2. Он преду­смат­ри­вал огра­ни­че­ние чис­ла бо­е­за­ря­дов на но­си­те­лях диа­па­зо­ном 3800–4250 еди­ниц.

США ра­ти­фи­ци­ро­ва­ли его в 1996 го­ду, Рос­сия — в 2000-м. Од­на­ко в свя­зи с про­дле­ни­ем сро­ка его дей­ствия по до­пол­ни­тель­ным про­то­ко­лам на пять лет и со­гла­со­ван­ны­ми пра­ви­ла­ми раз­гра­ни­че­ния стра­те­ги­че­ской и нестра­те­ги­че­ской ПРО по­тре­бо­ва­лась его но­вая ра­ти­фи­ка­ция в се­на­те США, от че­го он от­ка­зал­ся. До­го­вор не всту­пил в си­лу.

Но уже в про­цес­се под­го­тов­ки к ра­ти­фи­ка­ции До­го­во­ра СНВ2 бы­ла до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность с США о но­вом До­го­во­ре СНВ-3 (не пу­тать с Праж­ским до­го­во­ром 2010 го­да). Был раз­ра­бо­тан про­ект это­го до­ку­мен­та, и его по­ло­же­ния в ос­нов­ном со­гла­со­ва­ны с аме­ри­кан­ца­ми в про­цес­се кон­суль­та­ций. До­стиг­ну­то со­гла­сие о раз­ре­ше­нии раз­ме­щать РГЧ ИН на на­зем­ных мо­биль­ных МБР, по­сколь­ку они, как и БРПЛ с РГЧ ИН, все­гда рас­смат­ри­ва­лись как сред­ства не разору­жа­ю­ще­го, а от­вет­но­го уда­ра. Это неиз­вест­но мно­гим, в том чис­ле упря­мым критикам До­го­во­ра СНВ-2. Ес­ли бы он был при­нят, то ни­ка­ких пре­пят­ствий для раз­вер­ты­ва­ния мо­биль­ных МБР с РГЧ ИН ти­па «Ярс» не су­ще­ство­ва­ло бы.

В си­сте­ме по­доб­ных до­го­во­ров мож­но упо­мя­нуть про­ме­жу­точ­ный До­го­вор о СНП 2003 го­да, ко­то­рый ба­зи­ро­вал­ся на про­це­ду­рах До­го­во­ра СНВ-1. По нему преду­смат­ри­ва­лось огра­ни­чить ко­ли­че­ство бо­е­за­ря­дов сто­рон до 1700–2200 еди­ниц.

На­ко­нец, по­след­ний в ря­ду — дей­ству­ю­щий до 2021 го­да Праж­ский до­го­вор СНВ, огра­ни­чи­ва­ю­щий ко­ли­че­ство раз­вер­ну­тых но­си­те­лей до 700 и чис­ло бо­е­за­ря­дов на них — до 1550 еди­ниц.

В Рос­сии и США есть пред­по­ло­же­ния, что этот до­го­вор мо­жет стать по­след­ним по ря­ду при­чин, преж­де все­го — из-за рез­ко­го обостре­ния от­но­ше­ний меж­ду стра­на­ми. Вот это­го нель­зя до­пу­стить, по­сколь­ку со­хра­не­ние стра­те­ги­че­ской ста­биль­но­сти обес­пе­чи­ва­ет­ся преж­де все­го в рам­ках до­го­вор­ных от­но­ше­ний Рос­сии и США. Они поз­во­ля­ют со­хра­нять устой­чи­вый ядер­ный ба­ланс и по­лу­чать ис­чер­пы­ва­ю­щую ин­фор­ма­цию о со­сто­я­нии и бли­жай­ших пер­спек­ти­вах со­ста­ва и ос­нов­ных ха­рак­те­ри­стик СНВ.

Ис­то­рия сви­де­тель­ству­ет, что от­сут­ствие та­кой ин­фор­ма­ции неиз­беж­но при­во­дит к пре­уве­ли­че­нию сил и воз­мож­но­стей оп­по­нен­та и, как след­ствие, к по­вы­ше­нию ко­ли­че­ства и ка­че­ства сво­их во­ору­же­ний при зна­чи­тель­ных до­пол­ни­тель­ных за­тра­тах. В тео­рии управ­ле­ния это от­но­сит­ся к си­сте­мам с по­ло­жи­тель­ной об­рат­ной свя­зью с неиз­беж­ной по­те­рей устой­чи­во­сти.

Незна­чи­тель­ную часть све­де­ний мож­но по­лу­чать с ис­поль­зо­ва­ни­ем на­ци­о­наль­ных кос­ми­че­ских средств раз­вед­ки, но это­го со­вер­шен­но недо­ста­точ­но. Так, на­при­мер, нель­зя опре­де­лить ре­аль­ное ко­ли­че­ство бо­е­за­ря­дов на МБР и БРПЛ, на ко­то­рое они спро­ек­ти­ро­ва­ны и ис­пы­та­ны.

Ес­ли по­сле 2021 го­да не бу­дет сле­ду­ю­ще­го до­го­во­ра по СНВ, то уже че­рез пол­то­ра-два го­да стра­те­ги­че­ский па­ри­тет и ста­биль­ность бу­дут необ­ра­ти­мо раз­ру­ше­ны. Сто­ро­нам необ­хо­ди­мо вспом­нить уро­ки Рейкья­ви­ка и пре­одо­леть ны­неш­ние про­ти­во­ре­чия, ко­то­рые по срав­не­нию с пи­ком хо­лод­ной войны мож­но счи­тать ни­чтож­ны­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.