Ве­ра в чу­до

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр Федоров

Ре­жис­сер Алек­сандр Федоров — о вы­со­кой мис­сии дет­ских те­ат­ров

Се­го­дня труд­но рас­ска­зать ре­бен­ку сказ­ку: уже в ран­нем воз­расте он в нее не ве­рит. Но же­ла­ние ве­рить в чу­дес­ное живет в ма­лы­ше. За­да­ча дет­ско­го театра — вы­та­щить его на­ру­жу.

Все де­ти по сво­ей су­ти ак­те­ры. Де­воч­ка, иг­ра­ю­щая в кук­лы, ис­пол­ня­ет роль ма­мы. Маль­чик, управ­ля­ю­щий тан­ка­ми в пе­соч­ни­це, пред­став­ля­ет се­бя пол­ко­вод­цем. Но ес­ли рань­ше ре­бя­та разыг­ры­ва­ли ис­то­рии до 13– 14 лет, сей­час они пе­ре­ста­ют ли­це­дей­ство­вать, как толь­ко овла­де­ва­ют га­д­же­том. Ком­пью­тер ста­но­вит­ся свое­об­раз­ным «по­ва­ром твор­че­ства», уби­вая в ма­лы­ше твор­ца. Ре­бе­нок пе­ре­ста­ет со­зда­вать, он лишь при­ни­ма­ет пра­ви­ла иг­ры.

По­это­му каж­дый раз, при­хо­дя на ре­пе­ти­цию, я дол­жен что-то от­крыть де­тям — в жиз­ни, от­но­ше­ни­ях с людь­ми, приключениях. Увлечь их фантазией, вымыслом. Убе­дить в том, что они — про­вод­ни­ки се­рьез­ных идей. Ко­неч­но, те­атр — искус­ство услов­ное. Но пе­ре­жи­ва­ния долж­ны быть на­сто­я­щи­ми.

Недав­но я про­хо­дил ми­мо те­ат­раль­ной сту­дии и уви­дел афи­шу — ак­те­ры 15–16 лет разыг­ры­ва­ют «Си­рот­ли­вый за­пад» Мар­ти­на Мак­до­на­ха. Же­сто­чай­шую чер­ную ко­ме­дию о веч­ных де­тях, мя­ту­щих­ся ду­шах, стран­ной ис­ко­вер­кан­ной люб­ви. Раз­ве ее мо­гут иг­рать под­рост­ки? С дру­гой сто­ро­ны, чер­ну­ху сыг­рать лег­че, чем сказ­ку. Сказ­ка тре­бу­ет ду­шев­ной чи­сто­ты, ис­крен­но­сти, на­ив­но­сти. Нуж­но на­стро­ить свое серд­це на лю­бовь, то­гда зри­тель те­бе по­ве­рит.

Воз­ни­ка­ет двой­ствен­ная си­ту­а­ция. С од­ной сто­ро­ны, спек­такль, где То­ма Сой­е­ра иг­ра­ет не взрос­лый дя­дя, а «сам» Том Сой­ер, де­ти вос­при­ни­ма­ют с неве­ро­ят­ным эн­ту­зи­аз­мом. С дру­гой сто­ро­ны, к про­фес­си­о­наль­ным ак­те­рам у них боль­ше до­ве­рия. Ес­ли на сцене ре­бе­нок, у ма­лы­ша в за­ле вклю­ча­ет­ся кри­ти­че­ская оцен­ка: не так плю­ешь­ся, не так де­решь­ся, не так тол­ка­ешь­ся!.. По­это­му, что­бы ре­бя­там от­ра­бо­тать спек­такль, его нуж­но дол­го го­то­вить. Они долж­ны быть прав­ди­вы­ми, хо­ро­шо петь и дви­гать­ся, вы­ра­зи­тель­но про­из­но­сить текст. Лю­бой сбой сра­зу бу­дет за­ме­чен сверст­ни­ка­ми, ведь де­ти — са­мые бес­по­щад­ные зри­те­ли.

Чем рань­ше ре­бе­нок при­кос­нет­ся к те­ат­раль­но­му ис­кус­ству, тем луч­ше. Для это­го и су­ще­ству­ют дет­ские те­ат­ры. Что до «взрос­лых» пред­став­ле­ний, ка­кие-то воз­раст­ные огра­ни­че­ния долж­ны быть, но ми­ни­маль­ные. Клас­си­ке по­кор­ны лю­бые воз­рас­ты. Ма­лень­кий ре­бе­нок, по­пав на спек­такль, оце­нит рос­кош­ный зал и кра­си­вую му­зы­ку. Тот, кто по­стар­ше, — пой­мет сю­жет, уви­дит кра­си­вые де­ко­ра­ции на сцене. Под­ро­сток уже бу­дет про­бо­вать по­нять мо­раль по­ста­нов­ки, раз­га­дать за­мы­сел ре­жис­се­ра...

Дру­гой во­прос — ку­да и на что ид­ти? Се­го­дня клас­си­ка под­вер­га­ет­ся экс­тра­ва­гант­ным пе­ре­ра­бот­кам, и иной раз опас­нень­ко ве­сти ре­бен­ка в те­атр. Пред­ставь­те си­ту­а­цию: при­хо­дишь с ма­лы­шом на опе­ру, а там лю­бов­ни­ки Оне­гин и Лен­ский стре­ля­ют­ся, по­то­му что по­эт при­рев­но­вал сво­е­го дру­га к Оль­ге. По­это­му, преж­де чем при­ве­сти ди­тя на взрос­лый спек­такль, ро­ди­те­лям сто­ит са­мим его по­смот­реть.

По­сле ре­кон­струк­ции у на­ше­го Театра юно­го ак­те­ра по­явит­ся пло­щад­ка, ко­то­рую мы на­зо­вем «Те­атр ноль плюс». Де­ти по­лу­то­ра-двух лет бу­дут разыг­ры­вать 20-ми­нут­ные спек­так­ли. А та­кие же зри­те­ли на ру­ках у ма­мы — их смот­реть. Это бу­дет пер­вое зна­ком­ство ма­лы­шей с чу­дом. И уве­рен, что не по­след­нее, ес­ли ро­ди­те­ли им помогут. С ре­бя­та­ми на­до иг­рать, от­кли­кать­ся на их фан­та­зии, обя­за­тель­но чи­тать им вслух.

Кни­га — глав­ное ле­кар­ство для со­вре­мен­но­го ре­бен­ка. Толь­ко она да­ет воз­мож­ность дер­жать в го­ло­ве всю ис­то­рию, ана­ли­зи­ро­вать по­ступ­ки ге­ро­ев, де­лать вы­во­ды. Кни­га, осо­бен­но по­э­зия, по­мо­га­ет по­нять, что во­круг все вре­мя со­вер­ша­ют­ся чу­де­са и каж­дое из них бес­цен­но. Это ги­гант­ская эмо­ци­о­наль­ная по­душ­ка, ко­то­рая по­том бу­дет ба­ю­кать ма­лы­ша по жиз­ни.

Есть у нас спек­такль «Моя Пеп­пи» — о до­ве­рии к фан­та­зии ре­бен­ка. Глав­ная ге­ро­и­ня — ан­гел, ко­то­рый при­хо­дит в наш мир. Ес­ли мы ан­ге­лу ве­рим — жизнь об­ре­та­ет смысл. Ес­ли нет — ан­гел уми­ра­ет, и все во­круг ста­но­вит­ся се­рым. Са­кра­мен­таль­ная ре­пли­ка этой ис­то­рии — «мне ни­кто не ве­рит». Уди­ви­тель­но, но на каж­дом спек­так­ле из за­ла раз­да­ет­ся го­лос ре­бен­ка: «Я ве­рю!» И ан­гел ожи­ва­ет.

КАЖ­ДЫЙ РАЗ Я ” ДОЛ­ЖЕН ЧТОТО ОТ­КРЫТЬ ДЕ­ТЯМ  В ЖИЗ НИ, ОТ­НО­ШЕ­НИ­ЯХ С ЛЮДЬ МИ, ПРИКЛЮЧЕНИЯХ. УВЛЕЧЬ ИХ ФАНТАЗИЕЙ, ВЫМЫСЛОМ. УБЕ­ДИТЬ В ТОМ, ЧТО ОНИ  ПРОВОД НИ­КИ СЕ­РЬЕЗ­НЫХ ИДЕЙ

Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.