«Не нуж­но бо­ять­ся со­вре­мен­но­го ис­кус­ства»

Пре­зи­дент Мос­ков­ской международной би­ен­на­ле Юлия Му­зы­кант­ская — о том, как уви­деть пре­крас­ное в лу­же эпок­сид­ной смо­лы

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Зоя Игум­но­ва

Пре­зи­дент Мос­ков­ской международной би­ен­на­ле Юлия Му­зы­кант­ская — о том, как уви­деть пре­крас­ное в лу­же эпок­сид­ной смо­лы

ВНо­вой Тре­тья­ков­ке про­хо­дит седь­мая Мос­ков­ская меж­ду­на­род­ная би­ен­на­ле со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Свои ра­бо­ты представили ху­дож­ни­ки из 25 стран. О том, чем ин­те­рес­но со­вре­мен­ное ис­кус­ство и как в нем разо­брать­ся ши­ро­кой пуб­ли­ке, «Из­ве­стия» рас­спро­си­ли пре­зи­ден­та би­ен­на­ле Юлию Му­зы­кант­скую. Мос­ков­ская би­ен­на­ле пе­ре­жи­ла ре­фор­му струк­ту­ры управ­ле­ния, сме­ни­лось ру­ко­вод­ство. На­сколь­ко глад­ко это про­шло?

Пе­ре­за­груз­ка — неиз­беж­ный про­цесс для лю­бо­го про­ек­та. Ве­не­ци­ан­ская би­ен­на­ле, на­при­мер, за 100 лет пе­ре­жи­ла несколь­ко се­рьез­ных ре­форм. Как вы зна­е­те, Мос­ков­ская би­ен­на­ле бы­ла учре­жде­на 14 лет на­зад при под­держ­ке Ми­ха­и­ла Швыд­ко­го — на тот мо­мент ми­ни­стра куль­ту­ры. Отец-ос­но­ва­тель смот­ра — Ио­сиф Бак­ш­тейн — вы­пол­нял функ­ции ху­до­же­ствен­но­го и ад­ми­ни­стра­тив­но­го ру­ко­во­ди­те­ля. Он сам при­гла­шал ку­ра­то­ра, вел пе­ре­го­во­ры с го­су­дар­ством, за­ни­мал­ся по­ис­ком де­нег — всё бы­ло на нем. Ни­че­го уди­ви­тель­но­го, что в ка­кой-то мо­мент он устал и за­хо­тел де­ле­ги­ро­вать пол­но­мо­чия и от­вет­ствен­ность.

Мне ка­жет­ся, что бу­ду­щее та­ко­го важ­но­го про­ек­та не дол­жен опре­де­лять один че­ло­век. И фор­ми­ро­ва­ние экс­перт­но­го со­ве­та ста­ло од­ним из пер­вых ша­гов но­вой ко­ман­ды Мос­ков­ской би­ен­на­ле. В со­вет во­шли лю­ди, дей­стви­тель­но иг­ра­ю­щие очень важ­ную роль не толь­ко в рос­сий­ском, но и в ми­ро­вом ху­до­же­ствен­ном про­цес­се. Ми­ха­ил Пио­тров­ский, Оль­га Сви­б­ло­ва, Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва, Ва­си­лий Це­ре­те­ли, Се­мен Ми­хай­лов­ский из­вест­ны да­ле­ко за пре­де­ла­ми на­шей стра­ны. Имен­но они при­ни­ма­ют все твор­че­ские ре­ше­ния: вы­би­ра­ют ку­ра­то­ра, обсуждают с ним кон­цеп­цию, от­би­ра­ют про­ек­ты в Па­рал­лель­ную про­грам­му, мо­гут по­ре­ко­мен­до­вать рос­сий­ских ху­дож­ни­ков, ес­ли это нуж­но. Со­вет вли­ял на вы­бор ху­дож­ни­ков это­го го­да?

Впер­вые Мос­ков­ская би­ен­на­ле по­про­си­ла ку­ра­то­ра — им ста­ла ди­рек­тор То­кий­ско­го му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Юко Хасэ­га­ва — об­ра­тить вни­ма­ние на рос­сий­ских ав­то­ров. Это очень важ­но, по­то­му что хо­тя би­ен­на­ле — про­ект меж­ду­на­род­ный, но все-та­ки свя­зан­ный со сво­ей стра­ной. Мы про­во­ди­ли пуб­лич­ное об­суж­де­ние с рос­сий­ски­ми ху­дож­ни­ка­ми, ка­кая имен­но Мос­ков­ская би­ен­на­ле им нуж­на. И они бы­ли еди­но­душ­ны в том, что хо­тят со­хра­нить меж­ду­на­род­ный ста­тус про­ек­та, хо­тят звезд­но­го ку­ра­то­ра, но на­ста­и­ва­ют на пре­зен­та­ции ему имен­но рос­сий­ских ав­то­ров. Юко ото­бра­ла де­вять рос­сий­ских ху­дож­ни­ков в Ос­нов­ной про­ект би­ен­на­ле. Как про­ис­хо­дил от­бор ино­стран­ных ав­то­ров, мы не зна­ем — это бы­ла ее лич­ная пре­ро­га­ти­ва.

Но я точ­но мо­гу ска­зать, что «про­тал­ки­вать» ка­ко­го-ли­бо ху­дож­ни­ка бы­ло бы невоз­мож­но, по­то­му что Юко — ку­ра­тор со своим ви­де­ни­ем, и вме­шать­ся в ее кон­цеп­цию прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Рас­ска­жи­те о Па­рал­лель­ной про­грам­ме би­ен­на­ле. Од­ним из эле­мен­тов пе­ре­за­груз­ки Мос­ков­ской би­ен­на­ле был но­вый прин­цип от­бо­ра про­ек­тов в Па­рал­лель­ную про­грам­му. Что­бы стать ее участ­ни­ком, раз­лич­ные мос­ков­ские куль­тур­ные учре­жде­ния на­прав­ля­ли пре­зен­та­ции сво­их вы­ста­вок экс­перт­но­му со­ве­ту. По ито­гам ра­бо­ты у нас по­яви­лось 73 про­ек­та от 53 ин­сти­ту­ций. Сре­ди них и «Ап­те­кар­ский ого­род», и Дар­ви­нов­ский му­зей, и вы­ста­воч­ные за­лы Моск­вы.

Ес­ли взгля­нуть на кар­ту Моск­вы с от­ме­чен­ны­ми на ней участ­ни­ка­ми Па­рал­лель­ной про­грам­мы, то мы уви­дим кар­ту со­вре­мен­но­го ис­кус­ства в сто­ли­це. И ее центр — Но­вая Тре­тья­ков­ка. Кто из участ­ни­ков Ос­нов­ной про­грам­мы ваш фа­во­рит? Дат­ский ху­дож­ник Ола­фур Эли­ас­сон с цик­лом «Про­стран­ство ре­зо­ни­ру­ет от на­ше­го при­сут­ствия». Для непо­свя­щен­ных его ра­бо­та — про­сто ка­кие-то фо­на­ри. Что в ней вас при­вле­ка­ет?

Это по­тря­са­ю­щая ис­то­рия све­та и цве­та. На­сколь­ко я знаю из объ­яс­не­ний ку­ра­то­ра, Эли­ас­со­на вдох­но­ви­ли мо­би­ли рус­ско­го ма­сте­ра Алек­сандра Род­чен­ко. И вот пред­ставь­те, Ола­фур впер­вые по­ка­зы­ва­ет свои ра­бо­ты в Рос­сии имен­но в том му­зее, где экс­по­ни­ру­ет­ся Род­чен­ко. Мно­гие ра­бо­ты со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков бли­же к на­у­ке, чем к ис­кус­ству. Ола­фур с по­мо­щью линз де­ла­ет ра­ду­гу, Ма­ри-Люс На­даль — об­ла­ка.

Да, со­вре­мен­ное ис­кус­ство — это во мно­гом со­че­та­ние тех­ни­ки и ви­зу­аль­ных эф­фек­тов. И здесь нуж­ны точ­ные ма­те­ма­ти­че­ские рас­че­ты. Ола­фур Эли­ас­сон на­гляд­но это де­мон­стри­ру­ет. Он, на­вер­ное, один из са­мых ве­ли­ких на­ших со­вре­мен­ни­ков. Его ра­бо­ты при­зна­ны во всем ми­ре. То, что мы в рам­ках Мос­ков­ской би­ен­на­ле име­ем честь по­ка­зать его про­из­ве­де­ния пер­вы­ми, дей­стви­тель­но очень важ­но для про­ек­та и рос­сий­ской публики. Еще один участ­ник Ос­нов­ной про­грам­мы — Бьорк боль­ше из­вест­на как пе­ви­ца. По­че­му вы ре­ши­ли вклю­чить ее про­ект Bjork Digital в про­грам­му? Бьорк за­ни­ма­ет­ся ис­кус­ством дав­но. У нее есть свой зал в Нью-Йорк­ском му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Рос­сий­ский зри­тель те­перь мо­жет узнать ее с дру­гой сто­ро­ны — не толь­ко как пе­ви­цу, но и как ху­дож­ни­ка. Ее яр­кий про­ект был со­здан с при­ме­не­ни­ем са­мых со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий, су­ще­ству­ю­щих се­го­дня в ми­ре. Это слож­ная аудио­ви­зу­аль­ная ком­по­зи­ция, со­сто­я­щая из вось­ми объ­ек­тов-ком­нат, в каж­дой из ко­то­рых на раз­ном обо­ру­до­ва­нии по­ка­зы­ва­ют­ся ви­део­ра­бо­ты, со­здан­ные спе­ци­аль­но для Bjork Digital. Где-то это вир­ту­аль­ная ре­аль­ность, где-то — ки­но­те­атр с неве­ро­ят­но ка­че­ствен­ным зву­ком. Как вам уда­лось све­сти на од­ном ху­до­же­ствен­ном ме­ро­при­я­тии ее и быв­ше­го му­жа Мэтью Бар­ни? Ведь они по­чти не об­ща­ют­ся?

Это то, что мы на­зы­ва­ем «ма­ги­ей Юко». Гос­по­жа Хасэ­га­ва мно­го лет об­ща­ет­ся с Бьорк и Бар­ни. Пе­ре­го­во­ры с каж­дым из них лич­но взя­ла на се­бя Юко. От нее они узна­ли, что бу­дут объ­еди­не­ны в од­ном про­ек­те. На­де­ем­ся, Бьорк и са­ма при­е­дет в Моск­ву. Кста­ти, че­ты­ре ра­бо­ты Бар­ни — од­ни из са­мых до­ро­гих на би­ен­на­ле. Помни­те ис­то­рию, ко­гда в од­ной га­ле­рее в Ита­лии убор­щи­ца вы­бро­си­ла до­ро­гую ин­стал­ля­цию? Как убе­дить че­ло­ве­ка, что го­ра му­со­ра — это то­же ис­кус­ство?

Во все вре­ме­на ху­дож­ни­ки ис­поль­зо­ва­ли ути­ли­тар­ные, под­руч­ные сред­ства для со­зда­ния сво­их про­из­ве­де­ний. Чер­ный цвет на клас­си­че­ских фрес­ках — не что иное, как са­жа. Обыч­ная ко­поть. Лю­бое ис­кус­ство, не толь­ко со­вре­мен­ное, нуж­но объ­яс­нять. У нас есть ин­стал­ля­ция швей­цар­ской ху­дож­ни­цы Лор Пру­во. В сво­ем про­ек­те она вы­ли­ла на пол око­ло ста ки­ло­грам­мов эпок­сид­ной смо­лы. По­ка смо­ла еще не за­сты­ла, Лор опу­сти­ла в нее мно­же­ство вполне ути­ли­тар­ных ве­щей — от ба­нок и яич­ной скор­лу­пы до бу­маж­ных пи­сем. В ком­на­те по­ка­зы­ва­ют ви­део, ко­то­рое от­ра­жа­ет­ся в эпок­сид­ке, как на гла­ди во­ды. Как вы пла­ни­ру­е­те про­све­щать ва­ших зри­те­лей?

Год на­зад Мос­ков­ская би­ен­на­ле совместно с Тре­тья­ков­ской га­ле­ре­ей и ис­то­ри­че­ским фа­куль­те­том МГУ за­пу­сти­ла об­ра­зо­ва­тель­ную про­грам­му. Мы хо­тим рас­ска­зать лю­дям, что со­вре­мен­но­го ис­кус­ства не нуж­но бо­ять­ся. Не у всех, но у зна­чи­тель­ной ча­сти на­ше­го об­ще­ства су­ще­ству­ет опре­де­лен­ная на­сто­ро­жен­ность по от­но­ше­нию к со­вре­мен­но­му ис­кус­ству. От нас все вре­мя ждут под­во­ха.

Недав­но мы за­пу­сти­ли цикл те­ле­ви­зи­он­ных лек­ций на ка­на­ле «Куль­ту­ра». Сре­ди на­ших лек­то­ров — Ми­ха­ил Пио­тров­ский, Оль­га Сви­б­ло­ва, Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва, Ири­на Ан­то­но­ва. Мы хо­тим рас­ска­зать зри­те­лям, что со­вре­мен­ное ис­кус­ство бы­ло все­гда. И ре­ак­ция, стра­хи, непри­я­тие но­вых про­из­ве­де­ний — это нор­маль­но. То же са­мое бы­ло с им­прес­си­о­ни­ста­ми. А сей­час мы в оче­ре­ди сто­им, что­бы две ми­ну­ты про­ве­сти пе­ред по­лот­ном Моне.

Вкус к ис­кус­ству на­до при­ви­вать с дет­ства. По­это­му у Ос­нов­но­го про­ек­та Мос­ков­ской би­ен­на­ле воз­раст­ной ценз 0+. Сю­да мож­но и нуж­но при­хо­дить с детьми.

| Алек­сандр Ка­за­ков | «Из­ве­стия»

Юлия Му­зы­кант­ская счи­та­ет ин­стал­ля­цию Ола­фу­ра Эли­ас­со­на од­ним из глав­ных экс­по­на­тов вы­став­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.