«По­лу­ча­ет­ся, на­до по­да­вать в суд на весь муж­ской пол»

Ре­жис­сер Ан­дрей Кон­ча­лов­ский — о скан­да­лах в Гол­ли­ву­де, ок­тяб­ре 1917-го и со­би­ра­тель­ном об­ра­зе рос­си­я­ни­на

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на Ло­рия

Ре­жис­сер Ан­дрей Кон­ча­лов­ский — о скан­да­лах в Гол­ли­ву­де и со­би­ра­тель­ном об­ра­зе рос­си­я­ни­на

На­ка­нуне сто­ле­тия Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции в Ве­роне про­шел ре­тро­спек­тив­ный по­каз «Си­би­ри­а­ды». О том, с чем свя­зан ин­те­рес ита­льян­цев к рос­сий­ской ис­то­рии, по­че­му обыч­ные лю­ди ни­чем не ху­же для съе­мок в ки­но, чем про­фес­си­о­наль­ные ак­те­ры, и о сво­ем от­но­ше­нии к гол­ли­вуд­ско­му скан­да­лу во­круг Хар­ви Вайн­штей­на ре­жис­сер Ан­дрей Кон­ча­лов­ский рас­ска­зал в ин­тер­вью «Из­ве­сти­ям».

В Ве­роне про­шел сим­по­зи­ум, по­свя­щен­ный ре­во­лю­ции, по­сле него был по­каз «Си­би­ри­а­ды». В чем при­чи­на ин­те­ре­са ев­ро­пей­цев к со­бы­ти­ям, столь от­да­лен­ным от них и по вре­ме­ни, и гео­гра­фи­че­ски?

Тут мно­го раз­ных тен­ден­ций. Но са­мая по­верх­ност­ная тен­ден­ция — это че­ты­рех- или пя­ти­лет­няя ру­со­фо­бия, ко­то­рая бы­ла офи­ци­аль­но про­воз­гла­ше­на глав­ной по­ли­ти­кой Ев­ро­со­ю­за и Ва­шинг­то­на. Она вы­зы­ва­ет у про­стых лю­дей об­рат­ную ре­ак­цию. По­то­му что лю­ди так и не под­верг­лись ак­тив­ной ру­со­фоб­ской бом­бар­ди­ров­ке, мас­сы не окон­ча­тель­но обол­ва­ни­ли.

Вто­рая вещь, бе­з­услов­но, это кри­зис им­пе­ри­а­лиз­ма, ко­то­рый ве­дет к кри­зи­су ка­пи­та­ли­сти­че­ской си­сте­мы. Ев­ро­пей­ские идео­ло­ги до сих пор не мо­гут объ­яс­нить при­чи­ны это­го кри­зи­са. И все тео­ре­ти­ки за­ткну­лись. Ина­че им на­до признать, что они ве­ша­ли лап­шу на уши в те­че­ние 15 лет. Ли­бо признать, что Маркс был прав. Во вся­ком слу­чае, они по­па­да­ют в весь­ма неудоб­ное по­ло­же­ние. Ес­ли они со­гла­сят­ся, что Маркс был прав, то­гда им всем на­до на по­мой­ку. Всей за­пад­но­ев­ро­пей­ской идео­ло­гии. По­яв­ля­ют­ся от­дель­ные лич­но­сти, как эко­но­мист То­ма Пи­кет­ти (ав­тор кни­ги «Ка­пи­тал в ХХI ве­ке», ко­то­ро­го на­зы­ва­ют «со­вре­мен­ным Кар­лом Марк­сом». — «Из­ве­стия»), как эко­но­мист То­маш Сед­ла­чек, ко­то­рые на­чи­на­ют го­во­рить. Ну и ста­ри­ки-эко­но­ми­сты, ко­то­рые уже в гроб гля­дят, они на­чи­на­ют го­во­рить прав­ду.

О чем? О кри­зи­се ка­пи­та­лиз­ма?

Джон Гэл­б­рейт на­пи­сал кни­гу «Эко­но­ми­ка невин­но­го об­ма­на». Что та­кое ка­пи­та­лизм? То, что боль­шин­ство пред­ста­ви­те­лей сред­не­го клас­са бед­не­ет, а зна­чи­тель­ный процент ак­ку­му­ли­ру­ет 99% бо­гатств, объ­ек­тив­но не функ­ци­о­ни­ру­ет си­сте­ма. От­сю­да воз­ни­ка­ет во­прос — а что де­лать? И тут опять всплы­ва­ют фи­гу­ры Кар­ла Марк­са, Ан­то­нио Грам­ши. Всплы­ва­ют фи­гу­ры тех лю­дей, ко­то­рые го­во­ри­ли, что ка­пи­та­лизм не име­ет бу­ду­ще­го. Что он ве­дет к им­пе­ри­а­ли­сти­че­ским вой­нам. По­ни­ма­е­те, это очень важ­ная тен­ден­ция, по­то­му что воз­ни­ка­ет ин­те­рес — а что стро­ить в Ев­ро­пе, ку­да дви­гать­ся даль­ше?

Ну, этот во­прос ак­туа­лен не толь­ко для Ев­ро­пы.

Мы в Рос­сии во­об­ще не зна­ем, что стро­ить. Но они-то зна­ли, что стро­ить! Но оно то­же не функ­ци­о­ни­ру­ет. Ес­ли по­смот­реть со спут­ни­ка, то вы уви­ди­те мил­ли­о­ны но­вых ав­то­мо­би­лей, сто­я­щих в за­бро­шен­ных аэро­пор­тах. Ав­то­мо­би­лей, ко­то­рые не про­да­ны и их не мо­гут про­да­вать, их пу­стят в утиль. А про­да­вать нель­зя, по­то­му что на­до то­гда ра­бо­чих уволь­нять. Си­сте­ма про­из­вод­ствен­ных от­но­ше­ний заш­ла в ту­пик. Про­из­во­ди­тель­ные си­лы вы­рас­та­ют ко­лос­саль­но, а про­из­вод­ствен­ные от­но­ше­ния уста­ре­ли. На­до ис­кать но­вые фор­мы. Я ду­маю, с этой точ­ки зре­ния рос­сий­ская ре­во­лю­ция яв­ля­ет­ся пер­вой по­пыт­кой со­здать ан­ти­си­сте­му ка­пи­та­лиз­му.

Не­удач­ной, на­до признать, по­пыт­кой.

По­че­му так по­лу­чи­лось — это дру­гой во­прос. Но на­до учесть, что Маркс во­об­ще не ду­мал, что в Рос­сии воз­мож­на ре­во­лю­ция. Маркс ду­мал, что она воз­ник­нет там, где су­ще­ству­ет ре­аль­ный ра­бо­чий класс — в Гер­ма­нии, в Ан­глии. Но не в Рос­сии, где по су­ще­ству не бы­ло ра­бо­че­го клас­са, 86% бы­ли кре­стья­на­ми. По­это­му то, во что она пре­вра­ти­лась, мож­но чи­тать у Зи­на­и­ды Гип­пи­ус, на­при­мер, в «Синей кни­ге». У Бу­ни­на в «Ока­ян­ных днях». Но это бы­ла по­пыт­ка, ко­то­рая со­зда­ла ан­ти­си­сте­му, и эта ан­ти­си­сте­ма раз­ру­ши­ла на­цизм.

То есть вас не удивляет этот ин­те­рес? Аб­со­лют­но.

Вы сей­час за­пу­сти­ли но­вый до­ку­мен­таль­ный про­ект «Че­ло­век неуны­ва­ю­щий». За­чем он во­об­ще ну­жен? И ка­ким вам ви­дит­ся сред­не­ста­ти­сти­че­ский рос­си­я­нин?

Нет, че­ло­век неуны­ва­ю­щий — это не сред­не­ста­ти­сти­че­ский рос­си­я­нин. Это Ва­си­лий Тер­кин, это ве­ли­кий ге­рой.

То есть вы ду­ма­е­те, что в ито­ге по­лу­чит­ся со­вре­мен­ный Ва­си­лий Тер­кин? Ко­неч­но, они все­гда есть. Вот мой Алек­сей Тря­пи­цын точ­но та­кой же. Мне про­сто за­хо­те­лось сде­лать со­би­ра­тель­ный об­раз Але­ши Тря­пи­цы­на, ко­то­рый по всей Рос­сии где-то жи­вет и ко­то­ро­го санк­ции в прин­ци­пе во­об­ще не вол­ну­ют. Он жи­вет под санк­ци­я­ми ты­ся­чу лет. Санк­ции для эли­ты, а для обыч­но­го че­ло­ве­ка ни­че­го не ме­ня­ет­ся. Вас не пу­га­ет, что сни­мать бу­дут непро­фес­си­о­на­лы? И сни­мать­ся то­же?

Нет. На­о­бо­рот, ме­ня пу­га­ют ар­ти­сты. Очень ма­ло ар­ти­стов се­рьез­но за­по­ми­на­ют­ся. И по­том, мне нуж­ны лю­ди, ко­то­рые жи­вут, а не ко­то­рые текст про­из­но­сят. Возь­ми­те зна­ме­ни­тые филь­мы! Фе­де­ри­ко Фел­ли­ни сни­мал не ар­ти­стов, Вит­то­рио Де Си­ка сни­мал лю­дей с ули­цы. Весь нео­ре­а­лизм по­стро­ен на лю­дях с ули­цы. Иг­рать мо­жет лю­бой че­ло­век.

Кста­ти, и в филь­ме о Ми­ке­лан­дже­ло ведь у вас сни­ма­ет­ся мно­го обыч­ных лю­дей?

Да, боль­шин­ство.

По­че­му там толь­ко ита­льян­цы и нет рус­ских? Вам нуж­ны бы­ли опре­де­лен­ные ти­па­жи?

А за­чем мне рус­ские ар­ти­сты, ко­гда я сни­маю в Ита­лии на ита­льян­ском язы­ке?

Воз­вра­ща­ясь к про­фес­си­о­наль­ным ар­ти­стам. Вы ра­бо­та­ли в Гол­ли­ву­де, зна­е­те его из­нут­ри. И вот вся эта ис­то­рия с сек­су­аль­ны­ми до­мо­га­тель­ства­ми. Все об­ви­ня­ют всех в гре­хах мно­го­лет­ней дав­но­сти. По­че­му имен­но сей­час все это всплы­ло на по­верх­ность и вы­ли­лось в та­кой гран­ди­оз­ный скан­дал?

Да глу­пость все это! Хил­ла­ри Клин­тон дру­жи­ла с обо­и­ми бра­тья­ми Вайн­штей­на­ми. Я ду­маю, что Трамп ре­шил ки­нуть ей еще од­ну под­лян­ку. Ведь Хар­ви Вайн­штейн фи­нан­си­ро­вал кам­па­нию Хил­ла­ри Клин­тон. А что ка­са­ет­ся сек­су­аль­ных до­мо­га­тельств во­об­ще, то я ду­маю, что мир все­гда сто­ял на этом. Ес­ли уж на то пошло, то на­до сра­зу же су­дить Клин­то­на.

С дру­гой сто­ро­ны, нам это, на­де­юсь, не гро­зит. По­то­му что муж­чи­ны долж­ны при­ста­вать к жен­щи­нам, а жен­щи­ны долж­ны со­про­тив­лять­ся. Лев Тол­стой ска­зал: «Ба­рыш­ни лю­бят, ко­гда их тис­ка­ют». По­лу­ча­ет­ся, на­до по­да­вать в суд на весь муж­ской пол. Это все нор­маль­ная ис­те­рия и ма­ни­пу­ля­ция мас­са­ми.

У нас та­кой скан­дал воз­мо­жен?

Не знаю. Мо­жет быть, в пре­де­лах Са­до­во­го коль­ца то­же нач­нет­ся та­кая глу­пость. Но на мой взгляд, это как-то несе­рьез­но. По­ни­ма­е­те, мужчина есть мужчина, жен­щи­на есть жен­щи­на. Сла­ва Бо­гу, мы жи­вем в стране, где по­ли­ти­че­ская кор­рект­ность не до­шла до аб­сур­да. Ко­гда муж­чи­ну нель­зя на­зы­вать муж­чи­ной, а жен­щи­ну — жен­щи­ной, и на­до на­зы­вать их «лич­ность». По-мо­е­му, это абер­ра­ция нео­кон­сер­ва­то­ров-гло­ба­ли­стов, ко­то­рая гу­би­тель­на для се­мьи. И во­об­ще для все­го.

Ан­дрей Кон­ча­лов­ский ви­дит в скан­да­ле во­круг Хар­ви Вайн­штей­на по­ли­ти­че­скую подо­пле­ку | ТАСС | Ар­тем Ге­о­да­кян

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.