Ди­а­гноз с ме­та­ста­за­ми

По­чти по­ло­ви­ну зло­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей у рос­сий­ских па­ци­ен­тов об­на­ру­жи­ва­ют на позд­них ста­ди­ях

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­ле­рия Но­дель­ман

По­чти по­ло­ви­ну зло­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей у рос­сий­ских па­ци­ен­тов об­на­ру­жи­ва­ют на позд­них ста­ди­ях

УМа­ри­ны Ка­сат­ки­ной из Ива­но­во рак, мно­же­ствен­ные ме­та­ста­зы, глу­бо­кая ин­ва­лид­ность по­сле пе­ре­не­сен­ных опе­ра­ций и слож­ное ле­че­ние впе­ре­ди. Два го­да на­зад жен­щи­на при­шла в по­ли­кли­ни­ку с жа­ло­бой на уве­ли­чен­ный лим­фа­ти­че­ский узел в па­ху. Пол­то­ра го­да ее на­прав­ля­ли из ка­би­не­та в ка­би­нет, ста­ви­ли про­ти­во­ре­чи­вые ди­а­гно­зы и да­же уве­ря­ли, что она здо­ро­ва. Он­ко­за­бо­ле­ва­ние об­на­ру­жи­ли со­вер­шен­но слу­чай­но. У па­ци­ент­ки ока­за­лась чет­вер­тая ста­дия ра­ка. И этот слу­чай — да­ле­ко не еди­нич­ный. В Рос­сии по­чти по­ло­ви­на он­ко­ло­ги­че­ских за­бо­ле­ва­ний вы­яв­ля­ет­ся на позд­них ста­ди­ях: по дан­ным Мин­здра­ва, в 2016 го­ду до­ля та­ких слу­ча­ев со­ста­ви­ла 45%. Это при­мер­но 270 тыс. па­ци­ен­тов. Об­на­ру­же­ние ра­ка на тре­тьей-чет­вер­той ста­дии ча­ще все­го при­во­дит к ин­ва­лид­но­сти и рез­ко­му со­кра­ще­нию про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни че­ло­ве­ка. Экс­пер­ты счи­та­ют, что пе­ре­ло­мить си­ту­а­цию мож­но вве­де­ни­ем ак­тив­но­го скри­нин­га.

«ЖЕН­ЩИ­НА, ВЫ ЗДОРОВЫ!»

48-лет­няя Ма­ри­на Ка­сат­ки­на на­шла у се­бя силь­но на­бух­шие лим­фо­уз­лы (ве­ли­чи­ной с грец­кий орех) в июле 2015 го­да. Она очень ис­пу­га­лась и по­бе­жа­ла в по­ли­кли­ни­ку. Те­ра­певт не ста­ла ее осмат­ри­вать, а по­сла­ла по ка­би­не­там. Ма­ри­на сда­ла ана­ли­зы, сде­ла­ла флю­о­ро­гра­фию, по­се­ти­ла смот­ро­вой ка­би­нет. Вез­де ей ска­за­ли, что она здо­ро­ва. Вер­ну­лась к те­ра­пев­ту.

— Ко­гда врач уви­де­ла мои ре­зуль­та­ты хож­де­ния по этим ка­би­не­там, она заключила: «Мо­жет быть, у вас ца­ра­па­ют мо­че­точ­ни­ки. Но все-та­ки схо­ди­те к ги­не­ко­ло­гу», — рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» Ма­ри­на Ка­сат­ки­на. — По­сколь­ку я ра­бо­та­ла, в жен­скую кон­суль­та­цию вы­бра­лась че­рез ме­сяц. Как воз­му­ща­лась аку­шер-ги­не­ко­лог, что с про­бле­мой на­бух­ших лим­фо­уз­лов в па­ху при­сла­ли к ней: «А что, ря­дом дру­гих ор­га­нов нет? Жен­щи­на, вы здоровы! Иди­те уже!»

Это бы­ло вто­рое ле­чеб­ное учре­жде­ние, ко­то­рое убе­ди­ло жи­тель­ни­цу Ива­но­во в том, что она не боль­на. Но про­бле­ма не ис­че­за­ла, и то­гда она ре­ши­ла пой­ти в плат­ную кли­ни­ку. Там ей сде­ла­ли ку­чу ана­ли­зов, УЗИ.

— Те­перь я по­ни­маю, что по­ло­ви­ну этих ана­ли­зов мне мож­но бы­ло не сдавать. Но ведь вра­чам до­ве­ря­ешь, ко­гда к ним об­ра­ща­ешь­ся, — по­де­ли­лась жен­щи­на.

На­зна­чен­ное в кли­ни­ке ле­че­ние бы­ло рас­пи­са­но на два ме­ся­ца и вклю­ча­ло в се­бя огром­ное ко­ли­че­ство ан­ти­био­ти­ков и дру­гих силь­но­дей­ству­ю­щих ле­карств в таб­лет­ках, уко­лах и ка­пель­ни­цах. Все это обо­шлось па­ци­ент­ке в 30 тыс. руб­лей. Она пол­но­стью вы­пол­ни­ла пред­пи­са­ния вра­чей. Од­на­ко лим­фо­уз­лы от это­го не умень­ши­лись. А на за­клю­чи­тель­ном при­е­ме она услы­ша­ла фра­зу: «На­вер­ное, для вас это ва­ри­ант нор­мы». И по­лу­чи­ла пред­ло­же­ние по­втор­но прой­ти пол­ное об­сле­до­ва­ние. Де­нег на это у Ма­ри­ны уже не бы­ло.

«А ЧТО ПРИ­ХО­ДИ­ЛАТО?»

Шло вре­мя. Лим­фо­уз­лы так и не умень­ши­лись. Сле­ду­ю­щим ле­том, вос­поль­зо­вав­шись па­у­зой при пе­ре­хо­де с од­ной ра­бо­ты на дру­гую, Ма­ри­на ре­ши­ла об­ра­тить­ся еще в од­ну част­ную кли­ни­ку. Там у нее за­по­до­зри­ли ВИЧ или ге­па­тит. Жен­щи­на в сле­зах бро­си­лась в ива­нов­ский центр борь­бы со СПИДом.

Экс­пресс-ана­лиз по­ка­зал, что ВИЧ нет. Но­вое пред­по­ло­же­ние ле­ча­ще­го вра­ча зву­ча­ло со­всем ори­ги­наль­но: «Воз­мож­но, ва­ши лим­фо­уз­лы ко­гда-то вос­па­ли­лись, а по­том за­бы­ли вер­нуть­ся в ис­ход­ное по­ло­же­ние». Жен­щи­на по­лу­чи­ла со­вет не бес­по­ко­ить­ся и прий­ти че­рез год на про­фосмотр.

На путь к пра­виль­но­му ди­а­гно­зу жи­тель­ни­ца Ива­но­во вы­шла со­вер­шен­но слу­чай­но. Она ре­ши­ла за­брать до­ку­мен­ты из цен­тра борь­бы со СПИДом. И там нар­ко­лог-пси­хо­те­ра­певт, от­да­вая ей бу­маж­ки, спро­сил: «А что при­хо­ди­ла­то?» Услы­шав о симп­то­мах, по­ин­те­ре­со­вал­ся, на­прав­лял ли ее кто-ни­будь на пунк­цию но­во­об­ра­зо­ва­ния.

— И это был пер­вый врач за 13 ме­ся­цев, ко­то­рый про­из­нес сло­во «пунк­ция»! — вос­кли­ца­ет Ма­ри­на.

Даль­ше со­бы­тия раз­ви­ва­лись быст­ро. Жен­щи­на за­пи­са­лась к хи­рур­гу. Тот осмот­рел ее и с ужа­сом спро­сил: «Сколь­ко вы с этим хо­ди­ли?» Срочно вы­пи­сал на­прав­ле­ние в он­ко­дис­пан­сер, где Ма­рине сде­ла­ли пунк­цию. На сле­ду­ю­щий же день ей со­об­щи­ли, что на­бух­шие лим­фо­уз­лы — это ме­та­ста­зы плос­ко­кле­точ­но­го ра­ка.

В Ива­но­во Ма­ри­на уже не мог­ла ве­рить ни­ко­му и по­еха­ла в Моск­ву, в Ин­сти­тут име­ни Гер­це­на. Там ее ком­плекс­но об­сле­до­ва­ли на ком­мер­че­ской ос­но­ве и по­ста­ви­ли ди­а­гноз: рак чет­вер­той ста­дии. Пер­вич­ный очаг ока­зал­ся ви­зу­аль­ной ло­ка­ли­за­ции — его лег­ко мог­ли за­ме­тить на лю­бом ги­не­ко­ло­ги­че­ском осмот­ре.

— Я об­сле­до­ва­лась в че­ты­рех ле­чеб­ных учре­жде­ни­ях об­ласт­но­го цен­тра! Ме­ня смот­ре­ли на крес­ле пять вра­чей (вклю­чая специалиста смот­ро­во­го ка­би­не­та). И ни­кто из них не об­ра­тил вни­ма­ния на но­во­об­ра­зо­ва­ние! А за то вре­мя, по­ка я бро­ди­ла по ка­би­не­там и слу­ша­ла, что здо­ро­ва, у ме­ня на­рос­ли ме­та­ста­зы в за­брю­шин­ной зоне, — рас­ска­за­ла Ма­ри­на.

В ито­ге по­тре­бо­ва­лась слож­ная опе­ра­ция, лу­че­вая, гор­мо­наль­ная и хи­мио­те­ра­пия. По­сле все­го это­го раз­вил­ся силь­ней­ший лим­фо­стаз, дру­гие ослож­не­ния. Сей­час у Ма­ри­ны пер­вая груп­па ин­ва­лид­но­сти. Оче­ред­ное об­сле­до­ва­ние — ПЭТ КТ, на ко­то­рое при­шлось ехать в Санкт-Пе­тер­бург, по­то­му что в Ива­но­во его не де­ла­ют, — по­ка­за­ло, что мно­же­ствен­ные ме­та­ста­зы вер­ну­лись. То есть жен­щине сно­ва нуж­но про­хо­дить тя­же­лое ле­че­ние.

«ТА­КИХ, КАК Я, ТЫ­СЯ­ЧИ»

В Мин­здра­ве «Из­ве­сти­ям» со­об­щи­ли, что в 2016 го­ду в стране на­счи­ты­ва­лось 3,5 млн он­ко­боль­ных. При этом по­ка­за­тель смерт­но­сти со­кра­тил­ся на 0,4% по срав­не­нию с преды­ду­щим го­дом и со­ста­вил 204,3 слу­чая на 100 тыс. на­се­ле­ния.

Од­на­ко, несмот­ря на по­ло­жи­тель­ную ди­на­ми­ку в це­лом по стране, чет­вер­тая часть он­ко­за­бо­ле­ва­ний все еще ди­а­гно­сти­ру­ет­ся на по­след­ней ста­дии. И в неко­то­рых ре­ги­о­нах си­ту­а­ция ухуд­ша­ет­ся. Та­кие дан­ные при­ве­де­ны в до­кла­де «Со­сто­я­ние он­ко­ло­ги­че­ской по­мо­щи на­се­ле­нию Рос­сии в 2016 го­ду» Мос­ков­ско­го на­уч­но-исследовательского он­ко­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та им. П.А. Гер­це­на.

В нем, в част­но­сти, го­во­рит­ся, что в про­шлом го­ду 20,5% зло­ка­че­ствен­ных

но­во­об­ра­зо­ва­ний бы­ли ди­а­гно­сти­ро­ва­ны при на­ли­чии от­да­лен­ных ме­та­ста­зов. Ре­аль­ный по­ка­за­тель за­пу­щен­но­сти еще вы­ше (26,3%), так как сле­ду­ет учи­ты­вать и но­во­об­ра­зо­ва­ния ви­зу­аль­ных ло­ка­ли­за­ций, ди­а­гно­сти­ро­ван­ные в тре­тьей ста­дии. В 36 ре­ги­о­нах по­ка­за­тель за­пу­щен­но­сти пре­вы­ша­ет уро­вень 2015 го­да.

Не­уди­ви­тель­но, что ис­то­рии, по­доб­ные ива­нов­ской, про­ис­хо­дят по­все­мест­но.

На­при­мер, жи­тель­ни­ца Перми Свет­ла­на Ора­ло­ва пол­то­ра го­да жи­ла с тем­пе­ра­ту­рой и по­сто­ян­ной сла­бо­стью и без­ре­зуль­тат­но хо­ди­ла по плат­ным и бес­плат­ным вра­чам. У нее на­хо­ди­ли то гай­мо­рит, то га­стрит, то ве­ге­то­со­су­ди­стую ди­сто­нию. Да­же ре­ко­мен­до­ва­ли взять от­пуск и от­дох­нуть в теп­лой стране. За все это вре­мя толь­ко один врач из по­ли­кли­ни­ки МВД за­по­до­зрил нелад­ное. Пра­виль­ный ди­а­гноз по­ста­ви­ли в боль­ни­це во вре­мя опе­ра­ции, ку­да ее до­ста­ви­ли с кро­во­те­че­ни­ем. Вы­яви­ли чет­вер­тую ста­дию неопе­ра­бель­ной опу­хо­ли в ки­шеч­ни­ке с гной­ным сви­щом и ме­та­ста­за­ми в пе­че­ни, мат­ке и при­дат­ках.

Моск­вич­ка Ма­рия Кар­та­шо­ва три с по­ло­ви­ной ме­ся­ца му­чи­лась от силь­ных бо­лей в жи­во­те. Об­сле­до­ва­лась плат­но, что­бы не сто­ять в оче­ре­дях в по­ли­кли­ни­ке. Обо­шла га­стро­эн­те­ро­ло­га, ги­не­ко­ло­га, пр­ок­то­ло­га, ин­фек­ци­о­ни­ста. Бы­ла гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­на с по­до­зре­ни­ем на ап­пен­ди­цит. И от­пу­ще­на из боль­ни­цы без пра­виль­но­го ди­а­гно­за.

Ее пы­та­лись ле­чить от саль­мо­нел­ле­за и да­же от двой­ной мат­ки. В кон­це кон­цов де­вуш­ка по­па­ла в боль­ни­цу с пе­ри­то­ни­том — у нее из брюш­ной по­ло­сти от­ка­ча­ли три лит­ра гноя. И об­на­ру­жи­ли рак ки­шеч­ни­ка чет­вер­той ста­дии.

В пра­во­за­щит­ных ор­га­ни­за­ци­ях «Дви­же­ние про­тив ра­ка» и «Ли­га за­щит­ни­ков па­ци­ен­тов» «Из­ве­сти­ям» со­об­щи­ли, что пе­ри­о­ди­че­ски стал­ки­ва­ют­ся с по­доб­ны­ми жа­ло­ба­ми. На­при­мер, 22-лет­не­го жи­те­ля Выш­не­го Во­лоч­ка (имя па­ци­ен­та ор­га­ни­за­ция не на­зы­ва­ет по эти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям) пол­го­да ле­чи­ли в по­ли­кли­ни­ке от осте­о­хонд­ро­за, иг­но­ри­руя рас­ту­щее но­во­об­ра­зо­ва­ние на спине. Мужчина сам по­шел к хи­рур­гу. Ди­а­гноз — чет­вер­тая ста­дия сар­ко­мы Юин­га та­зо­вых ко­стей с ме­та­ста­за­ми в по­зво­ноч­ник. Слу­чай уже неопе­ра­бель­ный, про­гноз пе­чаль­ный.

— Мы еже­днев­но стал­ки­ва­ем­ся с тем, что по­ло­ви­на па­ци­ен­тов, ко­то­рые об­ра­ща­ют­ся к нам за спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной по­мо­щью, по­сту­па­ют уже в очень тя­же­лой фор­ме — на тре­тьей и чет­вер­той ста­ди­ях, — ска­зал ака­де­мик РАН, ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го ме­ди­цин­ско­го исследовательского цен­тра онкологии им. Н.Н. Бло­хи­на Ми­ха­ил Да­вы­дов. — Та­ких боль­ных се­го­дня — по­чти по­ло­ви­на от об­ще­го чис­ла за­бо­лев­ших. То есть в со­вре­мен­ной си­сте­ме здра­во­охра­не­ния до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство нере­шен­ных про­блем. И свя­за­ны они в первую оче­редь с раз­бро­сом в уровне ква­ли­фи­ка­ции спе­ци­а­ли­стов пер­вич­но­го зве­на, низ­кой он­ко­ло­ги­че­ской на­сто­ро­жен­но­стью, про­бле­мой ор­га­ни­за­ции ран­ней ди­а­гно­сти­ки и свое­вре­мен­но­го на­ча­ла ле­че­ния.

По сло­вам ака­де­ми­ка, в по­ли­кли­ни­че­ской си­сте­ме мно­го недо­стат­ков, что при­во­дит к за­тя­ги­ва­нию по­ста­нов­ки ди­а­гно­за (от ме­ся­ца до несколь­ких лет). Боль­ше по­ло­ви­ны ре­ги­о­нов не име­ют сво­ей он­ко­мор­фо­ло­ги­че­ской служ­бы, кли­ни­ки поль­зу­ют­ся услу­га­ми об­ласт­ных па­то­ло­го­ана­то­ми­че­ских бю­ро, от че­го стра­да­ют ско­рость и точ­ность ди­а­гно­сти­ки, а, сле­до­ва­тель­но, за­паз­ды­ва­ет на­ча­ло ле­че­ния.

На днях ми­нистр здра­во­охра­не­ния Рос­сии Ве­ро­ни­ка Сквор­цо­ва рас­ска­за­ла в ин­тер­вью «Из­ве­сти­ям», что «там, где идет ак­тив­ный по­иск, на­при­мер, с уча­сти­ем ги­не­ко­ло­га, мам­мо­гра­фии, маз­ков шей­ки мат­ки, мы ра­бо­та­ем так же, как луч­шие стра­ны ми­ра. На пер­вой-вто­рой ста­ди­ях рак мо­лоч­ной же­ле­зы вы­яв­ля­ет­ся уже по­чти в 70% слу­ча­ев, рак те­ла мат­ки — бо­лее чем в 80% слу­ча­ев. Но есть и про­бле­мы, на­при­мер вы­яв­ле­ние опу­хо­лей же­лу­доч­но­ки­шеч­но­го трак­та».

Сей­час Мин­здрав ре­гла­мен­ти­ро­вал сро­ки по­лу­че­ния ги­сто­ло­ги­че­ско­го под­твер­жде­ния опу­хо­ли — не бо­лее 15 ра­бо­чих дней и ре­гла­мен­ти­ро­вал срок гос­пи­та­ли­за­ции — 14 дней с мо­мен­та под­твер­жде­ния ди­а­гно­за. Но по­ка что доступность и со­сто­я­ние он­ко­ло­ги­че­ской по­мо­щи в раз­лич­ных субъ­ек­тах РФ силь­но раз­нят­ся.

КОРПОРАТИВНАЯ СО­ЛИ­ДАР­НОСТЬ

По­сле пер­во­го кру­га те­ра­пии, в мар­те 2017 го­да, Ма­ри­на за­пи­са­ла ви­део­ро­лик, в ко­то­ром рас­ска­за­ла свою ис­то­рию, и раз­ме­сти­ла его на YouTube. Она на­зва­ла его «Вый­ти за­муж за пре­зи­ден­та» — горь­кий опыт при­вел жен­щи­ну к мыс­ли, что толь­ко так мож­но по­лу­чить ка­че­ствен­ную мед­по­мощь. За три дня он со­брал 35 тыс. про­смот­ров.

Ро­лик за­ме­ти­ли и чи­нов­ни­ки — жен­щи­ну при­гла­сил на бе­се­ду за­ме­сти­тель гла­вы де­пар­та­мен­та здра­во­охра­не­ния Ива­нов­ской об­ла­сти Сер­гей Ами­но­дов. По­обе­щал разо­брать­ся и по­ста­рал­ся вну­шить ей мысль, что во всем ви­но­ват он­ко­дис­пан­сер, в ко­то­ром ее впер­вые уви­де­ли уже на чет­вер­той ста­дии. В ре­зуль­та­те по­лу­чи­ли вы­го­во­ры глав­вра­чи объ­еди­не­ний, в по­ли­кли­ни­ки ко­то­рых она об­ра­ща­лась, и он­ко­дис­пан­се­ра. По сло­вам Ма­ри­ны Ка­сат­ки­ной, на этом ка­ра­тель­ные ме­ры за­кон­чи­лись.

Как по­яс­нил «Из­ве­сти­ям» пред­се­да­тель ис­пол­ни­тель­но­го ко­ми­те­та МОД «Дви­же­ние про­тив ра­ка» Ни­ко­лай Дро­нов, вра­чи не яв­ля­ют­ся долж­ност­ны­ми ли­ца­ми, по­это­му на­ка­за­ния за свои дей­ствия они, как пра­ви­ло, не несут.

— Для до­ка­за­тель­ства ви­ны вра­чей тре­бу­ет­ся экс­пер­ти­за. Слож­ность в том, что она то­же про­во­дит­ся вра­ча­ми и вклю­ча­ет­ся корпоративная со­ли­дар­ность. Бю­ро су­деб­но-ме­ди­цин­ских экс­пер­тиз — это ор­га­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния то­го региона, где они на­хо­дят­ся. И мест­ный де­пар­та­мент сде­ла­ет все, что­бы вы­го­ро­дить сво­их. По­это­му по­стра­дав­шие от вра­чеб­ных дей­ствий обыч­но в су­ды не об­ра­ща­ют­ся, — со­об­щил Ни­ко­лай Дро­нов.

В Ива­нов­ском об­ласт­ном он­ко­дис­пан­се­ре «Из­ве­сти­ям» по­яс­ни­ли, что к 2016 го­ду уро­вень ран­ней ди­а­гно­сти­ки ра­ка в ре­ги­оне уда­лось до­ве­сти по­чти до об­ще­рос­сий­ско­го — 53,8% (в це­лом по стране — 55%). Из 46% за­пу­щен­ных слу­ча­ев боль­шин­ство — это рак тех ор­га­нов, ко­то­рые слож­ны для ди­а­гно­сти­ки: пе­че­ни, же­луд­ка, ки­шеч­ни­ка. Но позд­няя вы­яв­ля­е­мость ви­зу­аль­ных форм ра­ка, ко­то­рые до­ста­точ­но про­сты в ди­а­гно­сти­ке, долж­на стре­мить­ся к ну­лю.

— У Ма­ри­ны Ка­сат­ки­ной как раз ви­зу­аль­ная форма ра­ка. Врач обя­зан был вы­пол­нить пунк­цию лим­фа­ти­че­ско­го уз­ла и от­пра­вить пунк­тат на ци­то­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние, — ска­зал «Из­ве­сти­ям» глав­ный врач Ива­нов­ско­го об­ласт­но­го он­ко­ло­ги­че­ско­го дис­пан­се­ра Вла­ди­мир Коз­лов. — Это де­ла­ет­ся обыч­ным шпри­цем, про­це­ду­ра пре­дель­но про­стая. Ее мо­жет вы­пол­нить ме­дик лю­бой ква­ли­фи­ка­ции. Пер­вич­ный очаг то­же ви­ден при обыч­ном ги­не­ко­ло­ги­че­ском осмот­ре. По­че­му вра­чи не за­ме­ти­ли этих симп­то­мов — для ме­ня загадка.

По сло­вам ру­ко­во­ди­те­ля от­де­ла пер­спек­тив­но­го раз­ви­тия и меж­ду­на­род­ных на­уч­ных свя­зей ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Бло­хи­на» Мин­здра­ва Рос­сии, за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля про­филь­ной ко­мис­сии по спе­ци­аль­но­сти «Он­ко­ло­гия» Мин­здра­ва Рос­сии Дмит­рия Бо­ри­со­ва, «си­ту­а­ция, с ко­то­рой столк­ну­лась па­ци­ент­ка из Ива­но­во, слож­но про­еци­ру­е­ма на за­ру­беж­ный опыт».

— На­ши кол­ле­ги-он­ко­ло­ги из дру­гих стран ни­ко­гда не по­ни­ма­ли, как мо­жет ока­зы­вать­ся ме­ди­цин­ская по­мощь за непол­ный та­риф фи­нан­си­ро­ва­ния или как мо­гут не вы­пол­нять­ся су­ще­ству­ю­щие кли­ни­че­ские стан­дар­ты по об­сле­до­ва­нию и ле­че­нию. Так­же для них оста­ет­ся боль­шой за­гад­кой на­ша си­сте­ма марш­ру­ти­за­ции па­ци­ен­та с уров­ня пер­вич­но­го зве­на к уз­ким спе­ци­а­ли­стам. Го­во­ря о срав­не­нии про­цес­сов ран­ней ди­а­гно­сти­ки ра­ка у нас и за ру­бе­жом, нуж­но в первую оче­редь оце­нить си­сте­му ор­га­ни­за­ции ин­фра­струк­ту­ры и фи­нан­си­ро­ва­ния ме­ди­цин­ской по­мо­щи. Не вда­ва­ясь в подробности, мож­но при­ве­сти очень про­стой при­мер из на­шей по­все­днев­ной жиз­ни: при­ем вра­ча об­щей прак­ти­ки в си­сте­ме ОМС та­ри­фи­ци­ру­ет­ся в раз­ме­ре 115 руб­лей, а в си­сте­ме ДМС оплачивается по ком­мер­че­ским та­ри­фам кли­ни­ки, ко­то­рые со­став­ля­ют от 2 тыс. до 5 тыс. руб­лей, — объ­яс­ня­ет Дмит­рий Бо­ри­сов. — То же са­мое мож­но го­во­рить и при срав­не­нии за­ру­беж­ной си­сте­мы фи­нан­си­ро­ва­ния и на­шей. При этом кон­троль ка­че­ства ока­за­ния ме­ди­цин­ской по­мо­щи остав­ля­ет во мно­гом же­лать луч­ше­го. К со­жа­ле­нию, во гла­ву уг­ла по­став­ле­на не жизнь па­ци­ен­та, а вы­пол­не­ние усло­вий по нор­ма­ти­вам в си­сте­ме ОМС, ко­то­рые по мно­гим па­ра­мет­рам да­ле­ки от ре­аль­но­сти.

Он­ко­лог уве­рен, что очень важ­на и си­сте­ма мо­ти­ва­ции на­се­ле­ния участ­во­вать в про­грам­мах ран­ней ди­а­гно­сти­ки ра­ка.

— За ру­бе­жом ис­поль­зу­ет­ся до­ста­точ­но праг­ма­тич­ный под­ход к это­му во­про­су — че­ло­век име­ет фи­нан­со­вую вы­го­ду от то­го, что он сле­дит за сво­им здо­ро­вьем. Это вы­ра­жа­ет­ся в си­сте­ме бо­лее низ­ких та­ри­фов на стра­хо­ва­ние ли­бо в пол­ном фи­нан­си­ро­ва­нии ле­че­ния в слу­чае воз­ник­но­ве­ния за­бо­ле­ва­ния, ес­ли до это­го па­ци­ен­том вы­пол­ня­лись все ре­ко­мен­да­ции по про­фи­лак­ти­че­ским осмот­рам. Парт­не­ром го­су­дар­ства здесь вы­сту­па­ют стра­хо­вые ком­па­нии, ко­то­рые поз­во­ля­ют раз­де­лять фи­нан­со­вое бре­мя ле­че­ния бо­лез­ни меж­ду со­ци­аль­ны­ми обя­за­тель­ства­ми го­су­дар­ства и на­се­ле­ни­ем, за­щи­щая па­ци­ен­тов от пря­мых пла­те­жей в мо­мент ока­за­ния ме­ди­цин­ской услу­ги. У нас же на­се­ле­ние не име­ет ни­ка­кой мо­ти­ва­ции на про­хож­де­ние ран­ней ди­а­гно­сти­ки и уча­стие в про­грам­ме дис­пан­се­ри­за­ции, на ко­то­рую го­су­дар­ство еже­год­но вы­де­ля­ет огром­ные сред­ства, — счи­та­ет Дмит­рий Бо­ри­сов.

Од­ним из ре­ше­ний, ко­то­рые мог­ли бы по­вли­ять на по­доб­ные си­ту­а­ции и ре­аль­но по­мо­гать па­ци­ен­там, мо­жет быть раз­ви­тие си­сте­мы доб­ро­воль­но­го стра­хо­ва­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ной на ока­за­ние по­мо­щи па­ци­ен­там на тер­ри­то­рии Рос­сии (а не за ру­бе­жом) и обес­пе­чи­ва­ю­щей как экс­перт­ную и кон­суль­та­ци­он­ную под­держ­ку па­ци­ен­та по ме­ди­цин­ским и пра­во­вым во­про­сам, так и фи­нан­со­вую за­щи­ту в слу­чае, ес­ли воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость опла­ты ме­ди­цин­ских ма­ни­пу­ля­ций или ле­карств.

«Я РАС­СЧИ­ТЫ­ВА­ЛА ЕЩЕ ЛЕТ НА 30»

Ну а Ма­ри­на Ка­сат­ки­на на­де­ет­ся сей­час толь­ко на чу­до. Сто­лич­ные вра­чи по­яс­ни­ли ей, что ме­та­ста­зы раз­рас­та­лись да­же под хи­ми­ей. На­ча­лось про­ник­но­ве­ние в мяг­кие тка­ни. По­это­му ей мо­гут пред­ло­жить толь­ко про­бо­вать од­но ле­кар­ство за дру­гим, по­ка не най­дет­ся дей­ствен­ное.

— По­лу­ча­ет­ся, что шесть ме­ся­цев му­чи­тель­но­го ле­че­ния — со рво­той, бо­ля­ми, об­лы­се­ни­ем и под­са­жи­ва­ни­ем всех ор­га­нов — бы­ли на­прас­ной тра­той вре­ме­ни. Что на­до ид­ти на вто­рой круг му­че­ний, а по­том, мо­жет быть, и тре­тий, и чет­вер­тый, — де­лит­ся Ма­ри­на. — Я не хо­чу уми­рать! Я еще не го­то­ва уй­ти в нема­те­ри­аль­ный мир — у ме­ня все в роду дол­го­жи­те­ли, аб­со­лют­но здо­ро­вые лю­ди. И лет на трид­цать я еще рас­счи­ты­ва­ла. Я ни­че­го не де­ла­ла, что­бы губить свое здо­ро­вье. Ни­ко­гда у ме­ня не бы­ло су­и­ци­даль­ных мыс­лей, я лю­би­ла жизнь во всех ее про­яв­ле­ни­ях. По­че­му я долж­на уме­реть из-за чу­жих оши­бок? Я уже при­ня­ла факт соб­ствен­ной ин­ва­лид­но­сти. А те­перь мне при­дет­ся при­нять еще факт, что это бы­ла про­сто от­сроч­ка.

Ру­ко­во­ди­тель Рос­здрав­над­зо­ра Ми­ха­ил Му­раш­ко со­об­щил, что по за­про­су «Из­ве­стий» тер­ри­то­ри­аль­ный ор­ган ве­дом­ства про­ве­дет про­вер­ку слу­чая, опи­сан­но­го в ма­те­ри­а­ле.

В про­шлом го­ду в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 3,5 млн он­ко­боль­ных | Getty Images | japatino

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.