Пар­тий­ный пост­мо­дерн

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ев­ге­ния Пиме­но­ва Мнение ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

По­ли­то­лог Ев­ге­ния Пиме­но­ва — о том, по­че­му тра­ди­ци­он­ные по­ли­ти­че­ские си­лы Ев­ро­пы те­ря­ют под­держ­ку из­би­ра­те­лей

Как ска­зал од­на­жды Ко­нрад Аде­нау­эр, пат­ри­арх немец­кой по­ли­ти­ки и пер­вый по­сле­во­ен­ный канц­лер ФРГ, — «Мы вы­би­ра­ем пар­тию, а пар­тии жи­вут доль­ше от­дель­ных лю­дей». Он пре­крас­но по­ни­мал, о чем го­во­рил, ведь во­прос пар­тий­но­го стро­и­тель­ства был для него от­нюдь не празд­ным. В 1945 го­ду Аде­нау­эр фак­ти­че­ски дал вто­рое рож­де­ние пар­тии немец­ких хри­сти­ан­ских де­мо­кра­тов. И по сей день ХДС оста­ет­ся од­ной из ос­нов по­ли­ти­че­ской си­сте­мы стра­ны.

Прав­да, в ны­неш­нем по­ли­ти­че­ском се­зоне вся кон­струк­ция ока­за­лась под уда­ром. Еще бы. Несмот­ря на то что ХДС на вы­бо­рах в бун­дес­таг фор­маль­но по­лу­чил боль­шин­ство го­ло­сов, это был его худ­ший ре­зуль­тат с 1949 го­да. При этом еще од­на тра­ди­ци­он­ная пар­тия — СДПГ — вы­шла на соб­ствен­ный ан­ти­ре­корд, по­тер­пев оглу­ши­тель­ное поражение. И это в стране — ко­лы­бе­ли ми­ро­во­го со­ци­ал­де­мо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния...

По боль­шо­му сче­ту все это мож­но бы­ло бы спи­сать на це­лый ряд фак­то­ров — ост­рый ми­гра­ци­он­ный кри­зис, па­де­ние лич­ной по­пу­ляр­но­сти пар­тий­ных ли­де­ров, ев­рос­кеп­ти­че­ские на­стро­е­ния в об­ще­стве, на волне ко­то­рых в по­ли­ти­ку во­рва­лись пра­вые си­лы, et cetera. При­чем че­ре­да элек­то­раль­ных кам­па­ний сра­зу в несколь­ких ев­ро­пей­ских стра­нах про­де­мон­стри­ро­ва­ла, что для тра­ди­ци­он­ных партий Ев­ро­пы на­сту­пи­ли тя­же­лые вре­ме­на.

На пер­вый взгляд ка­жет­ся, что ста­рые пар­тии, по­тес­нен­ные по­ли­ти­че­ски­ми парве­ню из юных «пра­во­по­пу­лист­ских» сил, про­сто не успе­ва­ют за по­вест­кой. Они слиш­ком увяз­ли в пу­тах соб­ствен­ной ре­спек­та­бель­но­сти, нуж­да­ют­ся в омо­ло­же­нии и идео­ло­ги­че­ской встряс­ке.

И тут впо­ру за­ду­мать­ся. Но не столь­ко о том, ка­кие об­ще­ствен­ные за­про­сы они не про­чув­ство­ва­ли. Сколь­ко о том, как во­об­ще со­от­но­сит­ся весь смысл су­ще­ство­ва­ния мас­со­вых партий с гло­баль­ным фи­ло­соф­ским мес­се­джем XXI ве­ка — то­таль­ным ин­ди­ви­ду­а­лиз­мом. Вспом­ним, что ис­то­рия мас­со­вых «клас­си­че­ских» партий Ев­ро­пы на­ча­лась на сты­ке XIX и XX ве­ков. Имен­но в ту по­ру бы­ло вве­де­но все­об­щее из­би­ра­тель­ное пра­во (для муж­чин). На сме­ну «эпо­хе со­сло­вий» при­шел «век масс».

Но се­го­дня «идео­ло­гия масс» всту­па­ет в яв­ный ми­ро­воз­зрен­че­ский кон­фликт с «идео­ло­ги­ей ин­ди­ви­ду­а­лиз­ма». И ни­ве­ли­ру­ет­ся им. Ведь мас­со­вые пар­тии — это кон­сен­сус боль­шин­ства. Се­го­дня же оче­ви­ден тренд на при­мат мень­шин­ства. И это мень­шин­ство при­зва­но бо­роть­ся за свои пра­ва. При­чем борь­ба эта с каж­дым оче­ред­ным за­во­е­ва­ни­ем еще боль­ше ато­ми­зи­ру­ет со­ци­ум, об­ра­зуя «мень­шин­ства в мень­шин­стве». Объ­яс­ня­ет­ся это про­сто. Чем дроб­нее де­ле­ние об­ще­ства, тем боль­ше групп по­треб­ле­ния, для каж­дой из ко­то­рых раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся свои мар­ке­тин­го­вые тех­но­ло­гии, все бо­лее сти­му­ли­ру­ю­щие по­треб­лять. Ведь мы не хо­тим быть оди­на­ко­вы­ми, и по­треб­ле­ние про­сто обя­за­но под­чер­ки­вать ин­ди­ви­ду­аль­ность.

Эта тенденция по­сте­пен­но охва­ты­ва­ет и по­ли­ти­че­ский про­цесс.

Необя­за­тель­но быть убеж­ден­ным нео­марк­си­стом или неоанар­хо­син­ди­ка­ли­стом, что­бы при­нять уча­стие, да­же ра­зо­вое, в их ак­ци­ях. До­ста­точ­но вы­ра­зить свое же­ла­ние в соц­се­тях, за­ку­пить­ся «уни­фор­мой», при­ду­мать по­зыв­ной — и вот он, со­вре­мен­ный по­ли­ти­че­ский экс­т­рим: в тво­их ру­ках «ору­дие про­ле­та­ри­а­та», и ты убе­га­ешь от пред­ста­ви­те­лей ре­прес­сив­ной госма­ши­ны. А на­зав­тра от­прав­ля­ешь­ся в банк, что­бы по­лу­чить от то­го же го­су­дар­ства со­ци­аль­ное по­со­бие в несколь­ко со­тен ев­ро.

Ну или бо­лее ре­спек­та­бель­ный при­мер — фран­цуз­ский ли­дер Эм­ма­ну­эль Ма­крон. Его по­ли­ти­че­ское дви­же­ние бы­ло со­зда­но под вы­бо­ры, а про­грам­ма ста­ла на­бо­ром идей — без яв­но­го идео­ло­ги­че­ско­го кре­на. Тем не ме­нее на этом фоне со­лид­ные фран­цуз­ские со­ци­а­ли­сты, име­ю­щие боль­шую по­ли­ти­че­скую ис­то­рию, вы­гля­де­ли бо­лее чем сла­бо. И роль иг­рал от­нюдь не лич­ност­ный фак­тор блек­ло­го Фран­с­уа Ол­лан­да — сме­нив­ший его кан­ди­дат Бе­нуа Амон то­же не за­жег из­би­ра­те­ля.

На про­тя­же­нии несколь­ких лет в Ев­ро­пе идет все бо­лее на­би­ра­ю­щий обороты про­цесс фраг­мен­та­ции по­ли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та. И на свое пред­ста­ви­тель­ство во вла­сти мо­жет пре­тен­до­вать фак­ти­че­ски лю­бая со­ци­аль­ная груп­па или да­же суб­куль­ту­ра. При­чем, как пра­ви­ло, по­пу­ляр­ность та­ко­го ро­да дви­же­ний очень за­ви­сит от сте­пе­ни ха­риз­ма­тич­но­сти ли­де­ра.

УЖЕ УШЕЛ ВЕК ” «МОНОЛИТНЫХ ИДЕОЛОГИЙ». И ПРИ­ШЛА ПО­РА ИДЕОЛОГИЙ СЛОГАНОВ, «МА­ЛЫХ ПАРТИЙ» ИЛИ «ПАРТИЙ ПРО­ЕК­ТОВ»

В ев­ро­пей­ских стра­нах су­ще­ству­ют раз­но­го ро­да «пар­тии жен­щин», «пар­тии ве­га­нов» «пар­тии за пра­ва жи­вот­ных» и це­лый ряд еще бо­лее эк­зо­тич­ных по­ли­ти­че­ских сил. А в хо­де сен­тябрь­ской кам­па­нии в ФРГ за ме­ста в бун­дес­та­ге да­же бо­ро­лась пар­тия под на­зва­ни­ем «Пар­тия». Про­сто­та­ки пост­мо­дерн на мар­ше.

Еще один тренд — ре­ги­о­наль­ные пар­тии, ра­ту­ю­щие за боль­шую ав­то­но­мию от­дель­ных об­ла­стей той или иной стра­ны. О ка­та­лон­ских по­ли­ти­че­ских си­лах или ита­льян­ской «Ли­ге Се­ве­ра» сей­час го­во­рят вез­де. Но и в Гер­ма­нии, к при­ме­ру, есть своя пар­тия та­ко­го ро­да — «Ба­вар­ские тра­ди­ци­о­на­ли­сты».

Ко­неч­но, не сто­ит утвер­ждать, что в один из бли­жай­ших элек­то­раль­ных цик­лов эти си­лы мас­со­во нач­нут по­па­дать в пар­ла­мен­ты ев­ро­пей­ских го­су­дарств. Глав­ное в дру­гом — все про­ис­хо­дя­щее де­мон­стри­ру­ет, что по­треб­ность в по­ли­ти­че­ском пред­ста­ви­тель­стве на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся по со­вер­шен­но иным об­ще­ствен­ным кри­те­ри­ям. Уже ушел век «монолитных идеологий». И при­шла по­ра идеологий-слоганов, «ма­лых партий» или «партий-про­ек­тов». Их про­грам­мы неиз­беж­но бу­дут пре­вра­щать­ся в некий микс идей, немыс­ли­мый в тра­ди­ци­он­ных по­ли­ти­че­ских фор­мах.

Ко­гда имен­но этот про­цесс при­об­ре­тет бо­лее яс­ные очер­та­ния — точ­но ска­зать слож­но. Но на при­ме­ре ев­ро­пей­ских вы­бо­ров мы раз за ра­зом ви­дим, что это не про­сто от­дель­ные стра­но­вые осо­бен­но­сти, а тенденция, в пер­спек­ти­ве гро­зя­щая стать си­сте­мой. Адап­ти­ру­ют­ся ли под нее по­ли­ти­че­ские «ма­сто­дон­ты» Ев­ро­пы? Бу­дут ли и то­гда пар­тии жить доль­ше от­дель­ных лю­дей?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.