Рус­ский мю­зикл на Бро­д­вее

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр Жур­бин Мнение ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

Ком­по­зи­тор Алек­сандр Жур­бин — о неосла­бе­ва­ю­щем ин­те­ре­се к куль­ту­ре на­шей стра­ны

Толь­ко что про­вел две неде­ли в НьюЙор­ке. Глав­ная цель ви­зи­та в США — уча­стие в сце­ни­че­ских чте­ни­ях мо­е­го мю­зик­ла по ро­ма­ну На­бо­ко­ва «Ка­ме­ра Об­ску­ра», ко­то­рый аме­ри­кан­цы на­зва­ли Love is blind («Лю­бовь сле­па»).

На­до ска­зать, что по­доб­но­го «ин­те­ре­са» к Рос­сии я в США ни­ко­гда рань­ше не встре­чал, хо­тя ре­гу­ляр­но по­се­щаю Аме­ри­ку бо­лее чет­вер­ти ве­ка. Все глав­ные те­ле­ка­на­лы, все га­зе­ты и жур­на­лы, весь ин­тер­нет — все за­пол­не­но со­об­ще­ни­я­ми о рус­ских ха­ке­рах, о «Ра­ша­гей­те», о но­вых об­ви­не­ни­ях «ко­мис­сии Мюл­ле­ра» в ад­рес вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков, по­до­зре­ва­е­мых в со­труд­ни­че­стве с рус­ски­ми. Фак­ти­че­ски все аме­ри­кан­цы ока­за­лись «под кол­па­ком у Мюл­ле­ра» (эту шут­ку они не оце­ни­ли, ни­кто из них не смот­рел «Сем­на­дцать мгно­ве­ний вес­ны»). Хо­ро­шо это или пло­хо — я не знаю, как не знаю, на­сколь­ко все эти «Ра­ша­гей­ты» со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти. Как го­во­рит­ся, суд раз­бе­рет­ся.

Од­на­ко не мо­гу не ска­зать, что это, без­услов­но, борь­ба с Трам­пом, борь­ба про­тив Трам­па, по­пыт­ка под­верг­нуть его им­пич­мен­ту. Ес­ли бу­дет до­ка­за­но, что в из­би­ра­тель­ной кам­па­нии — пря­мо или кос­вен­но — при­ни­ма­ли уча­стие рус­ские, то участь Трам­па бу­дет ре­ше­на очень быст­ро. И боль­шая часть аме­ри­кан­цев вздох­нет с об­лег­че­ни­ем.

Хо­тя на­до при­знать, что дру­гая боль­шая часть (и сре­ди них по­чти все эми­гран­ты из быв­ше­го СССР) — за Трам­па. По­нят­но по­че­му: аме­ри­кан­ская эко­но­ми­ка про­цве­та­ет, бир­жа каж­дый день ста­вит но­вые ре­кор­ды, мно­го но­вых ра­бо­чих мест, каж­дый вновь при­быв­ший мо­жет най­ти се­бе ра­бо­ту.

Вме­сте с тем в Аме­ри­ке тре­вож­но. Недав­ний тер­акт на Ман­х­эт­тене вновь на­пом­нил всем, что до без­опас­но­сти еще очень да­ле­ко, по­кой нам толь­ко снит­ся. Ко­неч­но, сей­час служ­бы без­опас­но­сти ра­бо­та­ют очень жест­ко, вы ни­ку­да не зай­де­те без про­вер­ки удо­сто­ве­ре­ния лич­но­сти, все сум­ки до­смат­ри­ва­ют­ся, всю­ду ме­тал­ло­ис­ка­те­ли и ви­део­ка­ме­ры. Но как спа­стись, ес­ли ни­ко­му неве­до­мый юно­ша из Уз­бе­ки­ста­на бе­рет на­про­кат гру­зо­вик и на­прав­ля­ет его в тол­пу?

И вот на этом фоне я про­вел сце­ни­че­ское чте­ние сво­е­го мю­зик­ла. Рус­ско­го мю­зик­ла по ро­ма­ну рус­ско­го пи­са­те­ля (На­бо­ков на­пи­сал свой ро­ман «Ка­ме­ра Об­ску­ра» в 1932 го­ду по-рус­ски).

В за­ле во вре­мя про­слу­ши­ва­ния на­хо­ди­лись бро­д­вей­ские люди, в ос­нов­ном про­дю­се­ры и ре­жис­се­ры, но так­же и ав­то­ры, ком­по­зи­то­ры, либ­рет­ти­сты, про­сто биз­не­сме­ны, ин­ве­сто­ры, ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся но­вы­ми по­ста­нов­ка­ми.

Что бу­дет даль­ше — ни­кто не зна­ет. Се­го­дня бродвейский спек­такль сто­ит до­ро­го. Вкладываться рис­ко­ван­но. Но и воз­мож­ность мно­го за­ра­бо­тать ве­ли­ка. Ска­жем мю­зикл «Кварт­пла­та» при пер­во­на­чаль­ной ин­ве­сти­ции в $10 тыс. при­нес его со­зда­те­лям око­ло $2 млрд. Что уж го­во­рить о мю­зик­ле «Ха­миль­тон» — он уже дав­но по­бил все ре­кор­ды. До­стать би­ле­ты на него до сих пор невоз­мож­но. А их це­на — око­ло $1000.

Мне по­сле про­слу­ши­ва­ния ска­за­ли мно­го лест­ных слов: мол, это так не по­хо­же на стан­дарт­ный аме­ри­кан­ский мю­зикл. Ду­маю, что так оно и есть, тут речь не о му­зы­ке, а о со­всем но­вом, дру­гом ли­те­ра­тур­ном ма­те­ри­а­ле. В лю­бом слу­чае я гор­жусь. И что ин­те­рес­но: ни­кто из мо­их со­бе­сед­ни­ков (а я мно­го об­щал­ся и с ак­те­ра­ми, и с му­зы­кан­та­ми, и с по­ста­нов­щи­ка­ми) ни ра­зу да­же не упо­мя­нул о при­скорб­но низ­ком уровне от­но­ше­ний меж­ду на­ши­ми стра­на­ми. Они толь­ко тра­ди­ци­он­но вос­хи­ща­лись Че­хо­вым и Ста­ни­слав­ским, До­сто­ев­ским и Чай­ков­ским. Вспо­ми­на­ли, как им про­хо­ди­лось со­при­ка­сать­ся с рус­ским ба­ле­том или опе­рой, с рус­ски­ми ху­дож­ни­ка­ми или пи­са­те­ля­ми.

И я по­нял, что ни­ка­кая про­па­ган­да, ни­ка­кие ре­чи те­ле­ви­зи­он­ных гу­ру и по­ли­ти­че­ских де­я­те­лей не оста­но­вят те, дав­но сло­жив­ши­е­ся теп­лые от­но­ше­ния меж­ду на­ши­ми куль­ту­ра­ми и — ши­ре — меж­ду на­ши­ми на­ро­да­ми. Мно­гие от­цы-ос­но­ва­те­ли Бро­д­вея и Гол­ли­ву­да — вы­ход­цы из Рос­сии, и аме­ри­кан­цы не толь­ко не от­ри­ца­ют это­го, а, на­обо­рот, при­зна­ют с гор­до­стью.

Все эти ис­кус­ствен­но раз­ду­ва­е­мые враж­деб­ные на­стро­е­ния прой­дут, а две круп­ней­шие ми­ро­вые куль­тур­ные дер­жа­вы оста­нут­ся. В этом я аб­со­лют­но убеж­ден.

СЕ­ГО­ДНЯ БРОДВЕЙСКИЙ СПЕК­ТАКЛЬ СТО­ИТ ДО­РО­ГО. ”

ВКЛАДЫВАТЬСЯ РИС­КО­ВАН­НО. НО И ВОЗ­МОЖ­НОСТЬ МНО­ГО ЗА­РА­БО­ТАТЬ ВЕ­ЛИ­КА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.