«Бу­ду­щее все­гда за ин­ди­ви­ду­аль­но­стя­ми»

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - На­та­лья Ва­си­лье­ва

На­род­ная ар­тист­ка Рос­сии Ди­а­на Виш­нё­ва — о сек­ре­тах про­фес­сии и воз­раст­ном цен­зе тан­цов­щи­ков

Вче­ра в Москве стар­то­вал V меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь со­вре­мен­ной хо­рео­гра­фии Context. С его ос­но­ва­тель­ни­цей, при­мой-ба­ле­ри­ной Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра Ди­а­ной Виш­нё­вой встре­ти­лись «Из­ве­стия».

Ко­гда пять лет назад ро­ди­лась идея фе­сти­ва­ля, вы пред­став­ля­ли его се­бе имен­но та­ким — пло­щад­ки ве­ду­щих те­ат­ров, ин­три­гу­ю­щие по­ста­нов­ки, звез­ды ба­ле­та в ка­че­стве участ­ни­ков?

Нет, я и не пред­по­ла­га­ла, что мы на­столь­ко быст­ро разо­вьем­ся и вы­рас­тем до целой неде­ли фе­сти­валь­но­го дви­же­ния, да еще и в двух го­ро­дах — Москве и Пе­тер­бур­ге. Огля­ды­ва­ясь назад, я по­ни­маю, что мы по­яви­лись во­вре­мя — на волне ак­тив­но­го раз­ви­тия со­вре­мен­но­го тан­ца в Рос­сии.

Мы да­ем мо­ло­дым хо­рео­гра­фам пло­щад­ку, на которой они мо­гут экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать в спо­кой­ной об­ста­нов­ке. При этом со­вер­шен­но не бояться то­го, что их ра­бо­ты мо­гут быть не по­ня­ты. Се­го­дня я ви­жу пер­вые пло­ды на­ше­го тру­да: участ­ни­ки про­шлых фе­сти­ва­лей ста­вят для круп­ных ака­де­ми­че­ских те­ат­ров, ос­но­вы­ва­ют свои тан­це­валь­ные ком­па­нии, да­ют ма­стер­к­лас­сы.

Этим ле­том вы за­вер­ши­ли со­труд­ни­че­ство с Американским те­ат­ром ба­ле­та (American Ballet Theatre) в ка­че­стве при­гла­шен­ной со­лист­ки. Чем про­дик­то­ва­но это ре­ше­ние?

Я про­ве­ла 13 лет в АВТ. Боль­шой срок. В ка­кой-то мо­мент я по­ня­ла, что сде­ла­ла все для этой труп­пы, и она, в свою оче­редь, то­же да­ла мне все по мак­си­му­му: но­вые ро­ли, пре­крас­ных парт­не­ров, ра­бо­ту с вы­да­ю­щи­ми­ся хо­рео­гра­фа­ми. Ра­бо­тать в АВТ бы­ло пре­крас­но, но это прой­ден­ный этап.

Го­во­рят, вас очень кра­си­во про­во­ди­ли... В июне со­сто­я­лись два мо­их про­щаль­ных спек­так­ля. Те­атр вы­брал один из са­мых дра­ма­ти­че­ски на­сы­щен­ных ба­ле­тов — «Оне­гин» Джо­на Кран­ко. В фи­на­ле по за­ве­ден­ной в этом те­ат­ре традиции вся труп­па вы­шла на сце­ну, что­бы ме­ня по­здра­вить. Зал ап­ло­ди­ро­вал стоя, сце­на бы­ла усе­я­на ле­пест­ка­ми цве­тов... Я бла­го­дар­на каж­до­му ар­ти­сту и ру­ко­вод­ству те­ат­ра за эти 13 на­сы­щен­ных лет. Но ухо­дить все­гда нуж­но во­вре­мя.

Во­вре­мя — это ко­гда? Су­ще­ству­ет ли пре­дел, по­сле которого тан­цов­щи­ца не долж­на вы­хо­дить на сце­ну?

Ко­неч­но, у ар­ти­стов есть свой пре­дел, ко­гда «фи­зи­ка» уже не поз­во­ля­ет быть в той же фор­ме, что и в 20 лет. По­это­му важ­но кри­ти­че­ски се­бя оце­ни­вать. Но та­кое стро­гое пра­ви­ло оцен­ки сво­их фи­зи­че­ских воз­мож­но­стей от­но­сит­ся ско­рее к клас­си­че­ско­му ба­ле­ту, где все под­чи­не­но опре­де­лен­ным ка­но­нам. В од­ном из интервью вы при­зна­лись: «Мое по­ко­ле­ние тан­цов­щиц ушло, я буд­то оста­лась одна». Вы име­ли в ви­ду воз­раст или уро­вень про­фес­си­о­на­лиз­ма?

Я ска­за­ла это в кон­тек­сте мо­е­го ухо­да из АВТ. По­лу­чи­лось так, что в ка­кой-то мо­мент все клю­че­вые фи­гу­ры труп­пы за­вер­ши­ли ка­рье­ру или же про­сто ре­ши­ли сба­вить обо­ро­ты. Это нор­маль­но, та­ко­ва на­ша про­фес­сия.

Столь дол­го­вре­мен­ное со­труд­ни­че­ство с ар­ти­ста­ми дру­гой ба­лет­ной шко­лы из­ме­ни­ло ва­ше пред­став­ле­ние о тан­це?

Нью-Йорк не зря на­зы­ва­ют сто­ли­цей мира. Сю­да при­ез­жа­ет мно­же­ство раз­но­об­раз­ных тан­це­валь­ных кол­лек­ти­вов, ра­бо­та­ют мно­гие хо­рео­гра­фы, прак­ти­че­ски каж­дый день про­хо­дят пре­мье­ры спек­так­лей, от­кры­ва­ют­ся вы­став­ки со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, про­во­дит­ся огром­ное ко­ли­че­ство ин­те­рес­ней­ших встреч с ху­дож­ни­ка­ми и ар­ти­ста­ми. При на­ли­чии лю­бой сво­бод­ной ми­ну­ты я ста­ра­лась все это впи­ты­вать, на­би­рать­ся но­вых зна­ний и впе­чат­ле­ний. Ко­неч­но, это очень обо­га­ти­ло и из­ме­ни­ло ме­ня как лич­ность.

Мой аме­ри­кан­ский пе­ри­од спо­соб­ство­вал то­му, что я ста­ла ина­че смот­реть на свою про­фес­сию и та­нец в це­лом. Имен­но в Аме­ри­ке со­зда­вал­ся мой пер­вый ин­ди­ви­ду­аль­ный про­ект «Кра­со­та в дви­же­нии». И еще два про­ек­та — «Диа­ло­ги» и «Гра­ни». За­тем они во­шли в ре­пер­ту­ар Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра, и я смог­ла при­влечь к уча­стию в них рос­сий­ских ар­ти­стов.

В Аме­ри­ке го­во­рят: ес­ли вы хо­ти­те узнать, что осо­бен­но­го в рус­ских ба­ле­ри­нах, иди­те на вы­ступ­ле­ние Ди­а­ны Виш­нё­вой. Вы са­ми зна­е­те от­вет на этот во­прос? Ко­неч­но, об этом лучше спро­сить у зри­те­лей (улы­ба­ет­ся). Но ар­ти­сты рус­ской шко­лы дей­стви­тель­но осо­бен­ные. Сра­зу же узна­ют­ся по осо­бой осан­ке, по­ста­нов­ке рук, на­кло­ну го­ло­вы. Не зря же в ми­ре вы­де­ля­ют рус­скую шко­лу ба­ле­та (при­чем де­лят ее на мос­ков­скую и пе­тер­бург­скую) и, на­при­мер, фран­цуз­скую, где осо­бое вни­ма­ние кон­цен­три­ру­ет­ся на пла­стич­но­сти стоп.

Рус­ская ба­лет­ная шко­ла по-преж­не­му да­ет ми­ру звезд наи­выс­шей про­бы? На­ша шко­ла, без­услов­но, и се­го­дня одна из силь­ней­ших. Ис­пол­ни­тель­ские традиции со­хра­ня­ют­ся и пе­ре­да­ют­ся из ног в но­ги, как у нас го­во­рят. Есть и пре­крас­ные пе­да­го­ги. Но нель­зя ска­зать, что где-то, в ка­кой-то стране на­хо­дит­ся луч­шая шко­ла. Все ин­ди­ви­ду­аль­но, каж­дый вы­пуск да­ет свои та­лан­ты. Дру­гое дело, как ими рас­по­ря­дят­ся са­ми вы­пуск­ни­ки, нас­коль­ко усерд­но они бу­дут ид­ти к сво­ей це­ли. Бу­ду­щее все­гда за ин­ди­ви­ду­аль­но­стя­ми.

Есть прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие в ра­бо­те ба­лет­ных трупп в Рос­сии, Аме­ри­ке и Ев­ро­пе? Где вам комфортнее ра­бо­тать?

Раз­ли­чие обыч­но со­сто­ит в гра­фи­ке ра­бо­ты те­ат­ра. На­при­мер, где-то утрен­ние клас­сы мо­гут на­чи­нать­ся рань­ше, где-то — поз­же. Ну а про­дол­жи­тель­ность ре­пе­ти­ций зависит от то­го, есть ли у труп­пы свое по­ме­ще­ние. В Рос­сии и Ев­ро­пе прак­ти­че­ски у каж­дой тан­це­валь­ной ком­па­нии име­ет­ся зда­ние, где ар­ти­сты мо­гут ра­бо­тать все свое вре­мя.

Кста­ти, о вре­ме­ни. Фе­сти­валь Context и от­кры­тие ба­лет­ной сту­дии в Санк­тПе­тер­бур­ге не ме­ша­ют вам раз­ви­вать­ся как тан­цов­щи­це?

На­о­бо­рот — яв­ля­ют­ся про­дол­же­ни­ем мо­е­го твор­че­ства. Ес­ли на сцене я от­ве­чаю преж­де все­го за се­бя и свой те­атр, то здесь со­вер­шен­но дру­гая история. Имен­но по­это­му в фе­сти­ва­ле Context я участ­вую во всем: в вы­бо­ре участ­ни­ков за­ру­беж­ной про­грам­мы, в от­бо­ре фи­на­ли­стов конкурса мо­ло­дых хо­рео­гра­фов, в фор­ми­ро­ва­нии ки­но­про­грам­мы. Ко­неч­но, у ме­ня пре­крас­ная кре­а­тив­ная ко­ман­да, которой я пол­но­стью до­ве­ряю, но лю­бое ре­ше­ние или во­прос все рав­но про­хо­дят че­рез ме­ня.

Ар­ти­сти­че­ский опыт по­мо­га­ет мне опре­де­лять, нас­коль­ко про­фес­си­о­наль­на та или иная труп­па, талантлив тот или иной спек­такль или ар­тист. Воз­мож­ность га­стро­ли­ро­вать по ми­ру поз­во­ля­ет ви­деть мно­же­ство пре­мьер и зна­ко­мить­ся с но­вы­ми име­на­ми хо­рео­гра­фов. По­лу­ча­ет­ся, я все­гда на­хо­жусь в кон­тек­сте то­го, что про­ис­хо­дит в ми­ре со­вре­мен­но­го тан­ца. И по-преж­не­му про­дол­жаю вы­сту­пать. На дан­ном эта­пе по­ми­мо по­сто­ян­но­го те­ат­раль­но­го ре­пер­ту­а­ра мне ин­те­рес­но во­пло­щать на сцене син­тез тан­ца, со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий и ди­зай­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.