Му­зей дол­жен быть жи­вым

Izvestia - - Первая страница - Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва

Ген­ди­рек­тор Тре­тья­ков­ской га­ле­реи Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва — о том, по­че­му нель­зя иг­но­ри­ро­вать ак­ту­аль­ное ис­кус­ство

Впо­след­нее вре­мя все ча­ще воз­ни­ка­ют спо­ры о том, как клас­си­че­ские му­зеи долж­ны вза­и­мо­дей­ство­вать с со­вре­мен­ным ис­кус­ством. Мо­гут ли та­кие ав­то­ри­тет­ные, об­ла­да­ю­щие огром­ным ко­ли­че­ством ше­дев­ров про­шло­го ин­сти­ту­ции, как Тре­тья­ков­ская галерея, Эр­ми­таж, ГМИИ име­ни Пуш­ки­на, Рус­ский му­зей, вы­став­лять и тем бо­лее при­об­ре­тать на го­су­дар­ствен­ные день­ги ра­бо­ты ныне жи­ву­щих ху­дож­ни­ков? Или же на­до огра­ни­чить­ся ис­кус­ством, про­ве­рен­ным вре­ме­нем?

Сей­час мы го­то­вим вы­став­ку, по­свя­щен­ную ну­ле­вым го­дам XXI ве­ка: «Вре­мя 0–10. Ис­кус­ство 2000-х». Там в том чис­ле бу­дут пред­став­ле­ны ху­дож­ни­ки, ко­то­рые до это­го не вы­став­ля­лись в сте­нах Тре­тья­ков­ской га­ле­реи. Мы по­ста­ви­ли за­да­чу сде­лать ху­до­же­ствен­ный срез эпо­хи, про­ана­ли­зи­ро­вать ее в це­лом. Еще мож­но вспом­нить экс­по­зи­ции Иго­ря Ма­ка­ре­ви­ча и Еле­ны Ела­ги­ной, пер­со­наль­ные про­ек­ты Лео­ни­да Со­ко­ва, Иго­ря Шел­ков­ско­го. А бу­ду­щей осе­нью од­ним из глав­ных на­ших со­бы­тий бу­дет вы­став­ка Ильи и Эми­лии Ка­ба­ко­вых…

Что это, но­вый курс Тре­тья­ков­ской га­ле­реи? На са­мом де­ле нет.

Во-пер­вых, ес­ли по­смот­реть от­че­ты на­ше­го му­зея за преды­ду­щие го­ды, то мож­но на­счи­тать не мень­шее ко­ли­че­ство вы­ста­вок, по­свя­щен­ных ак­ту­аль­но­му ис­кус­ству. Про­сто се­год­ня мы к ним при­вле­ка­ем мас­со­вое вни­ма­ние, по­сколь­ку счи­та­ем это на­прав­ле­ние дей­стви­тель­но важ­ным для му­зея.

И во-вто­рых, не сто­ит за­бы­вать, что Тре­тья­ков­ская галерея и на­ча­лась с кол­лек­ции ак­ту­аль­но­го ис­кус­ства. Па­вел Ми­хай­ло­вич Тре­тья­ков со­би­рал в первую оче­редь ра­бо­ты со­вре­мен­ных ему ху­дож­ни­ков, при­чем за­ча­стую под­вер­гав­ши­е­ся кри­ти­ке и да­же за­пре­щен­ные цен­зу­рой, как, на­при­мер, по­лот­на Ни­ко­лая Ге — при жиз­ни Тре­тья­ко­ва они ви­се­ли в экс­по­зи­ции, за­кры­тые чер­ным ко­лен­ко­ром. Се­год­ня мы про­дол­жа­ем путь, ука­зан­ный на­шим ос­но­ва­те­лем.

Глав­ное, мы при­хо­дим к то­му, что на са­мом де­ле нет та­кой ли­нии, «во­до­раз­де­ла», ко­то­рый бы от­де­лял ис­кус­ство со­вре­мен­ное от ис­кус­ства клас­си­че­ско­го. Нель­зя ска­зать, мол, «вот 2000 год, а даль­ше мы не со­би­ра­ем». Од­на эпо­ха пе­ре­те­ка­ет в дру­гую, и дой­ти до ка­ко­го-то мо­мен­та, а по­том оста­но­вить­ся бы­ло бы непра­виль­но. Необ­хо­ди­мо охва­ты­вать все пе­ри­о­ды.

Мы убеж­де­ны: ак­ту­аль­ное ис­кус­ство — од­на из со­став­ля­ю­щих про­цес­са, ко­то­рый мы пред­став­ля­ем на Крым­ском Ва­лу в по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции, по­свя­щен­ной XX ве­ку. Мы про­дол­жа­ем эту ли­нию, не мо­жем оста­нав­ли­вать­ся. Му­зей дол­жен быть не мерт­вым, а жи­вым, раз­ви­ва­ю­щим­ся.

Но здесь воз­ни­ка­ет пробле­ма, как по­пол­нять кол­лек­цию со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Мы — национальная галерея, как и Рус­ский му­зей. И ко­гда я смот­рю, что есть в кол­лек­ции Рус­ско­го му­зея, то по­ни­маю: пе­тер­бург­ские кол­ле­ги в 1970–1980-е го­ды опе­ре­жа­ли нас по за­куп­кам, да и в 1990-е и ну­ле­вые эта тен­ден­ция про­дол­жи­лась. За­дай­те се­бе во­прос, по­че­му, на­при­мер, все глав­ные ра­бо­ты Ге­лия Кор­же­ва до по­след­не­го вре­ме­ни, по­ка мы не по­лу­чи­ли кол­лек­цию Вла­ди­ми­ра Не­кра­со­ва, бы­ли в Рус­ском му­зее? Про­сто по­то­му, что Рус­ский му­зей в си­лу уда­лен­но­сти от цен­траль­ных ор­га­нов вла­сти был бо­лее сво­бо­ден в за­куп­ках.

У нас и се­год­ня есть се­рьез­ней­шие ла­ку­ны: в Тре­тья­ков­ке ма­ло ра­бот ду­э­та Ду­босар­ско­го и Ви­но­гра­до­ва, а прин­ци­пи­аль­ных, зна­ко­вых во­об­ще нет. Труд­но по­ве­рить, но это так — они все в част­ных собраниях. У нас нет клю­че­вых ра­бот Ма­мы­ше­ва-Мо­н­ро и так да­лее. Это не го­во­ря уже о про­из­ве­де­ни­ях жи­вых клас­си­ков ти­па Эри­ка Бу­ла­то­ва и Ильи Ка­ба­ко­ва. Ко­неч­но, та­кие про­бе­лы нуж­но ка­ким-то об­ра­зом ком­пен­си­ро­вать.

Во­прос, как вы­би­рать, ко­го по­ка­зы­вать и при­ни­мать в кол­лек­цию. Дей­стви­тель­но труд­но де­лать вы­бор, осо­зна­вая от­вет­ствен­ность. И от­вет­ствен­ность эта да­же не в том, что Тре­тья­ков­ку мо­гут об­ви­нить в «раз­ду­ва­нии» це­ны на то­го или ино­го ху­дож­ни­ка — на са­мом де­ле пря­мой свя­зи аук­ци­он­ных по­ка­за­те­лей и фак­та

НАЦИОНАЛЬНАЯ ”

ГАЛЕРЕЯ НЕ ДОЛЖ НА ПРОПУСКАТЬ ВАЖ НЕЙШИЕ РА­БО­ТЫ, КОТО РЫЕ ПО­ЯВ­ЛЯ­ЮТ­СЯ В НА­ШИ ДНИ, ИНА­ЧЕ МЫ ПОВТО РИМ ОШИБ­КИ 1990Х, КО­ГДА ГЛАВ­НЫЕ ВЕ­ЩИ ОКА­ЗА­ЛИСЬ В ЧАСТ­НЫХ СОБРАНИЯХ, МИНУЯ ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НЫЕ

уча­стия ху­дож­ни­ка в экс­по­зи­ции Тре­тья­ков­ской га­ле­реи нет. Про­сто ко­гда ты име­ешь де­ло с тем, что рож­да­ет­ся се­год­ня, слож­нее по­нять, что из это­го оста­нет­ся в ис­то­рии. При всем сво­ем вли­я­нии Тре­тья­ков­ская галерея не мо­жет кар­ди­наль­но по­вли­ять на раз­ви­тие ис­кус­ства, оно про­ис­хо­дит по сво­им за­ко­нам.

И все же де­лать этот вы­бор на­до. Национальная галерея не долж­на пропускать важ­ней­шие ра­бо­ты, ко­то­рые по­яв­ля­ют­ся в на­ши дни, ина­че мы по­вто­рим ошиб­ки 1990-х, ко­гда глав­ные ве­щи ока­за­лись в част­ных собраниях, минуя го­су­дар­ствен­ные. Но здесь мы стал­ки­ва­ем­ся с дру­гой про­бле­мой. Ры­ноч­ная це­на на кар­ти­ны со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков, у ко­то­рых есть уже имя, та­ко­ва, что нам ее не оси­лить. По­это­му мы делаем став­ку на да­ри­те­лей. Обра­ща­ем­ся к ме­це­на­там и бла­го­тво­ри­те­лям, ко­то­рые ли­бо по­ку­па­ют и пе­ре­да­ют нам про­из­ве­де­ния, ли­бо да­ют день­ги, а мы уже по­ку­па­ем.

В про­шлом го­ду у нас имен­но та­ким спо­со­бом по­яви­лась ра­бо­та Эри­ка Бу­ла­то­ва «Кар­ти­на и зри­те­ли». Хо­тя это по­ка один из немно­гих при­ме­ров. Ме­це­на­ту лег­че объ­яс­нить, по­че­му на­до ку­пить, на­при­мер, порт­рет ра­бо­ты Ре­пи­на, чем по­тра­тить на про­из­ве­де­ние со­вре­мен­но­го ху­дож­ни­ка сум­му, мо­жет быть, в пять раз мень­шую, но все рав­но весь­ма круп­ную. И все же это путь, по ко­то­ро­му, несмот­ря на все пре­пят­ствия и со­мне­ния, на­до дви­гать­ся, ес­ли мы хо­тим че­рез 100 лет иметь дей­стви­тель­но ре­пре­зен­та­тив­ное со­бра­ние ис­кус­ства XXI ве­ка.

Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.