Ва­лют­ная по­душ­ка без­опас­но­сти

Izvestia - - Первая страница - Сер­гей Хе­ста­нов Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с по­зи­ци­ей ре­дак­ции

Эко­но­мист Сер­гей Хе­ста­нов — о том, по­че­му Мин­фин на­ра­щи­ва­ет по­куп­ку дол­ла­ров и ев­ро на внут­рен­нем рын­ке

Мин­фин анон­си­ро­вал пла­ны по ре­корд­ным объ­е­мам по­куп­ки ва­лю­ты для по­пол­не­ния ре­зер­вов в фев­ра­ле 2018 го­да — по­чти 300 млрд руб­лей. Та­кая сум­ма неслу­чай­на, ведь бюд­жет по­лу­чил до­пол­ни­тель­ные до­хо­ды: фак­ти­че­ски сред­не­го­до­вая це­на неф­ти ока­за­лась на $13 вы­ше за­ло­жен­ной в бюд­жет — $40 за бар­рель. Как все­гда в та­ких слу­ча­ях, обост­ри­лась дис­кус­сия, что ра­ци­о­наль­нее — ко­пить ре­зер­вы в Фон­де на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния или на­ра­щи­вать го­срас­хо­ды. Оба под­хо­да име­ют свои плю­сы и ми­ну­сы.

Есть та­кая на­род­ная муд­рость: «С боль­шой ду­би­ной в тем­ном ле­су ку­да ве­се­лее, чем без нее». Идея со­зда­ния спе­ци­аль­но­го фон­да для на­коп­ле­ния ре­зер­вов в пе­ри­од хо­ро­шей конъ­юнк­ту­ры сы­рье­вых (преж­де все­го неф­тя­ных) цен бы­ла впер­вые ре­а­ли­зо­ва­на в 2004 го­ду. То­гда вла­сти со­зда­ли ста­би­ли­за­ци­он­ный фонд, ко­то­рый по­пол­нял­ся преж­де все­го за счет до­пол­ни­тель­ных до­хо­дов бюд­же­та, по­лу­чен­ных бла­го­да­ря ро­сту цен на нефть. За три го­да, с 2004-го по 2008-й, стаб­фонд вы­рос с $5,9 млрд до $156,8 млрд. Позд­нее его раз­де­ли­ли на два фон­да: Ре­зерв­ный и Фонд на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния (ФНБ).

Во вре­мя острой фа­зы кри­зи­сов 2008 и 2014 го­дов имен­но ин­тен­сив­ное ис­поль­зо­ва­ние Ре­зерв­но­го фон­да поз­во­ли­ло смяг­чить остро­ту кри­зис­ных яв­ле­ний и, са­мое глав­ное, из­бе­жать кол­лап­са фи­нан­со­вой си­сте­мы и банк­ротств круп­ных си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щих ком­па­ний. Оба этих кри­зи­са по­тре­бо­ва­ли по­чти пол­но­го ис­поль­зо­ва­ния Ре­зерв­но­го фон­да, и с 1 ян­ва­ря он был лик­ви­ди­ро­ван, а его оста­ток от­пра­вил­ся в Фонд на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния.

За­ви­си­мость рос­сий­ской эко­но­ми­ки от неф­тя­ных цен по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся, но оста­ет­ся до­ста­точ­но вы­со­кой: фор­маль­но око­ло тре­ти до­хо­дов фе­де­раль­но­го бюд­же­та — по­ступ­ле­ния от экс­пор­та. Но это — фор­маль­но. Ес­ли учи­ты­вать те от­рас­ли, ко­то­рые об­слу­жи­ва­ют неф­тя­ни­ков и га­зо­ви­ков (транс­порт, связь, энер­ге­ти­ка), и те, ко­то­рые за­ви­сят от уров­ня экс­пор­та (внеш­няя и роз­нич­ная тор­гов­ля), то вклад бу­дет мно­го вы­ше — до 50–60%.

За­ви­си­мость от неф­тя­ных цен сфор­ми­ро­ва­лась дав­но — с се­ре­ди­ны 1970-х го­дов — и опре­де­ля­ет­ся струк­ту­рой рос­сий­ской эко­но­ми­ки. Пла­но­мер­ная ра­бо­та по ее из­ме­не­нию ве­дет­ся, но де­ло это непро­стое и очень небыст­рое. Опыт стран, ко­то­рые это осу­ще­стви­ли, го­во­рит о том, что разумный срок со­став­ля­ет не ме­нее 15 лет. И все это вре­мя Рос­сия со­хра­нит за­ви­си­мость от неф­тя­ных цен. А это зна­чит, со­хра­нит­ся и по­треб­ность в на­ли­чии зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов.

С прак­ти­че­ской точ­ки зре­ния это го­во­рит о том, что во вре­ме­на круп­ных по­ку­пок Мин­фи­на рубль мо­жет па­дать к дол­ла­ру США. При этом у Цен­тро­бан­ка есть соб­ствен­ные зо­ло­то­ва­лют­ные ре­зер­вы, и их не сто­ит сме­ши­вать с Фон­дом на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния, ко­то­рым управ­ля­ет Мин­фин.

При­ме­ча­тель­но, что в ста­ти­сти­ке ЦБ по меж­ду­на­род­ным ре­зер­вам Рос­сии учи­ты­ва­ют­ся и соб­ствен­ные ре­зер­вы ЦБ, и ва­лют­ная часть Фон­да на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния. Это вы­гля­дит немно­го за­пу­тан­ным, но так уж ис­то­ри­че­ски сло­жи­лось.

При­зы­вы «вло­жить ре­зер­вы в рос­сий­скую эко­но­ми­ку», то есть по­тра­тить их на ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты внут­ри Рос­сии, зву­чат с 2004 го­да, с мо­мен­та по­яв­ле­ния стаб­фон­да. Вряд ли их сто­ит рас­смат­ри­вать все­рьез, по­сколь­ку это при­ве­дет к ро­сту де­неж­ной мас­сы без уве­ли­че­ния мас­сы то­ва­ров. А это зна­чит, что сра­зу взле­тят по­тре­би­тель­ские це­ны. Кро­ме то­го, это вы­зо­вет об­валь­ное па­де­ние кур­са на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, а так­же рост ин­фля­ции и без­ра­бо­ти­цы на фоне об­ни­ща­ния на­се­ле­ния. Все это хо­ро­шо зна­ко­мо рос­си­я­нам по вре­ме­нам на­ча­ла 1990-х го­дов. Вряд ли сей­час сто­ит по­вто­рять тот — от­нюдь не по­зи­тив­ный — опыт и тра­тить день­ги из ФНБ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.