Дол­лар про за­пас

Эко­но­ми­сты рас­ска­за­ли о пер­спек­ти­вах де­дол­ла­ри­за­ции и от­ве­ти­ли на во­прос, в чем хра­нить сбе­ре­же­ния

Izvestia - - Первая страница - Еле­на Ло­рия, Еле­на Ла­ди­ло­ва, Ва­ле­рия Но­дель­ман, Ека­те­ри­на Ве­то

Эко­но­ми­сты рас­ска­за­ли о пер­спек­ти­вах де­дол­ла­ри­за­ции и от­ве­ти­ли на во­прос, в чем хра­нить сбе­ре­же­ния

По­че­му пра­ви­тель­ство при­сво­и­ло пла­ну по де­дол­ла­ри­за­ции эко­но­ми­ки Рос­сии ста­тус «для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния»? Кос­нут­ся ли эти ме­ры ва­лют­ных вкла­дов, обо­ро­та на­лич­но­сти? В чем граж­да­нам сто­ит дер­жать де­неж­ные на­коп­ле­ния? На ка­кие го­ро­да мо­гут по­вли­ять за­сек­ре­чен­ные пунк­ты пра­ви­тель­ствен­но­го пла­на и как он от­ра­зит­ся на биз­не­се? На эти во­про­сы на круг­лом сто­ле «Из­ве­стий» от­ве­ти­ли ве­ду­щие эко­но­ми­че­ские экс­пер­ты.

СПО­СО­БЫ ДАВ­ЛЕ­НИЯ

«Из­ве­стия»: Ко­гда лю­ди слы­шат про де­дол­ла­ри­за­цию, ни­кто не ду­ма­ет про рас­че­ты меж­ду ком­па­ни­я­ми. Все вос­при­ни­ма­ют это как за­прет ис­поль­зо­вать ва­лю­ту и хра­нить в ней день­ги.

Сер­гей Хе­ста­нов: С од­ной сто­ро­ны, це­на во­про­са не очень ве­ли­ка, с дру­гой сто­ро­ны, рос­сий­ский круп­ней­ший банк по­те­рял уже око­ло 2 млрд де­по­зи­тов за два ме­ся­ца — по­сле за­пус­ка дис­кус­сии о де­дол­ла­ри­за­ции. Есть надежда, что их при­не­сут об­рат­но, ко­гда па­ни­ка схлы­нет, но в лю­бом слу­чае это не очень по­зи­тив­но.

Несмот­ря на офи­ци­аль­ные ло­зун­ги о том, что при­ну­ди­тель­но­го об­ме­на не бу­дет, ско­рее все­го, на ва­лют­ные де­по­зи­ты бу­дет ока­за­но неко­то­рое дав­ле­ние. Ве­ро­ят­но, скор­рек­ти­ру­ют нор­мы ре­зер­ви­ро­ва­ния по ва­лют­ным де­по­зи­там и кре­ди­там, что де­сти­му­ли­ру­ет бан­ки их вы­да­вать. Из­ме­не­ние норм ре­зер­ви­ро­ва­ния — эф­фек­тив­ный ме­ха­низм, учи­ты­вая, что по­ли­ти­ка ЦБ до­воль­но жест­кая по­след­ние го­ды. У бан­ков мо­жет про­сто про­пасть ин­те­рес при­ни­мать ва­лю­ту.

Внеш­няя де­дол­ла­ри­за­ция — до­ста­точ­но дол­гий путь. Ес­ли неко­то­рых контр­аген­тов мы мо­жем спо­двиг­нуть пе­ре­за­клю­чить кон­трак­ты, то с неко­то­ры­ми это ли­бо не по­лу­чит­ся, ли­бо при­дет­ся да­вать це­но­вую пре­мию для ком­пен­са­ции во­ла­тиль­но­сти ва­лют­ных кур­сов.

Ес­ли ме­нять ва­лю­ту кон­трак­та, нам при­дет­ся за­пла­тить как ми­ни­мум за хеджи­ро­ва­ние ва­лют­но­го рис­ка от 2 до 5%. В мо­мен­ты шо­ка это бу­дет боль­шая це­на. Что­бы вто­рую сто­ро­ну кон­трак­та спо­двиг­нуть к де­дол­ла­ри­за­ции, нуж­но бу­дет ей за­пла­тить круп­ную сум­му.

Олег Вью­гин: Ду­маю, в свое вре­мя гла­ва ВТБ Ан­дрей Ко­стин хо­тел ска­зать: «Не бес­по­кой­тесь, граж­дане, ва­ши день­ги не про­па­дут. Ес­ли да­же нас ли­шат воз­мож­но­сти опе­ри­ро­вать дол­ла­ром, мы вам до­ба­вим руб­лей». Но граж­дане вос­при­ни­ма­ют это как сиг­нал, что они по­лу­чат руб­ли не по ры­ноч­но­му кур­су.

Яков Мир­кин: Роз­нич­ная де­дол­ла­ри­за­ция долж­на учи­ты­вать три важ­ных ас­пек­та. Пер­вый — рис­ки ва­лют­но­го кри­зи­са, раз­лич­но­го ро­да шо­ки. До сих пор при кри­зи­сах 1998-го, 2008–2009-го и в 2014 го­ду власть удер­жи­ва­лась от огра­ни­че­ния ва­лю­ты в стране, но ни­кто не мо­жет дать га­ран­тий, что это­го не по­сле­ду­ет в бу­ду­щем.

Вто­рой мо­мент — ва­лют­ные вкла­ды. Несмот­ря на вы­cка­зы­ва­ние пер­во­го ви­це-пре­мье­ра — ми­ни­стра фи­нан­сов гос­по­ди­на Ан­то­на Си­лу­а­но­ва о том, что ва­лют­ные вкла­ды не бу­дут за­тро­ну­ты, это не озна­ча­ет, что го­су­дар­ство как ре­гу­ля­тор ва­лют­но­го рын­ка не бу­дет ока­зы­вать дав­ле­ния на по­ли­ти­ку бан­ков по ним. На­при­мер, при по­мо­щи из­ме­не­ния про­цен­тов или ко­мис­сии.

Тре­тий ас­пект — это на­лич­ные дол­ла­ры и ев­ро, ко­то­рых на­ко­пи­лось мно­го. В 2006–2010 го­дах каз­на­чей­ство США про­во­ди­ло ис­сле­до­ва­ние. Ока­за­лось, что Рос­сия вме­сте с Ки­та­ем и Ар­ген­ти­ной боль­ше всех ис­поль­зу­ют на­лич­ные дол­ла­ры. Бы­ло объ­яв­ле­но: в Рос­сии на­хо­дит­ся око­ло $80 млрд.

ЦБ при этом не со­гла­сил­ся с по­доб­ной циф­рой. Еще по од­ной оцен­ке, при­мер­но по­ло­ви­на этой сум­мы на­хо­дит­ся в Москве. По­сколь­ку, по ста­ти­сти­ке ЦБ, по­ло­ви­на рос­сий­ских сде­лок с на­лич­ной ва­лю­той про­ис­хо­дит имен­но здесь.

«Из­ве­стия»: А что это озна­ча­ет?

Яков Мир­кин: Это зна­чит, что непри­ят­ные ме­ры в от­но­ше­нии на­лич­ных дол­ла­ров за­тро­ну­ли бы пре­иму­ще­ствен­но круп­ней­шие го­ро­да.

Антон Та­бах: Ва­ри­ан­ты по огра­ни­че­нию на­лич­но­го обо­ро­та мо­гут быть раз­ны­ми. Но для на­се­ле­ния рис­ки но­сят боль­ше тео­ре­ти­че­ский ха­рак­тер. Из­ме­не­ние граж­дан­ско­го обо­ро­та ва­лю­ты тре­бу­ет боль­шо­го ко­ли­че­ства уси­лий, так что в ито­ге это мо­жет ока­зать­ся невы­год­ным.

Что ка­са­ет­ся вкла­дов, рис­ки есть ско­рее с аме­ри­кан­ской сто­ро­ны, но к ним ак­тив­но го­то­вят­ся. По­след­нее вре­мя пра­ви­тель­ство и ЦБ ве­ли се­бя доб­ро­со­вест­но, по­мо­га­ют и вы­со­кие це­ны на нефть, спо­соб­ству­ю­щие при­то­ку ва­лю­ты в стра­ну. Но си­ту­а­ция мо­жет очень быст­ро из­ме­нить­ся, ес­ли по­ме­ня­ет­ся конъ­юнк­ту­ра.

Олег Вью­гин: Мо­ти­ва­ция де­дол­ла­ри­за­ции не в том, что­бы на­вре­дить на­се­ле­нию, ко­то­рое держит де­по­зи­ты в дол­ла­рах или на­лич­ные. Это ре­ак­ция на то, что с по­мо­щью дол­ла­ра рос­сий­ской эко­но­ми­ке мо­гут на­не­сти вред. На­вер­ное, план за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы за­щи­тить­ся или умень­шить ущерб, ес­ли вдруг что-ни­будь запретят. При та­ком под­хо­де де­по­зи­ты в дол­ла­рах и на­лич­ные на­се­ле­ния ни­ко­му не ме­ша­ют.

БОРЬ­БА ЗА ЭМИССИЮ

«Из­ве­стия»: Вы уже ска­за­ли о за­щи­те эко­но­ми­ки. А ка­кие еще есть пред­по­сыл­ки для де­дол­ла­ри­за­ции?

Яков Мир­кин: Эмис­сия на­лич­ной ва­лю­ты — это очень вы­год­но для эко­но­ми­ки. Все стра­ны бо­рют­ся за то, что­бы их ва­лю­та ис­поль­зо­ва­лась в меж­ду­на­род­ном обо­ро­те: ев­ро­зо­на, США. Ко­гда по­ло­ви­на 100- и 50-дол­ла­ро­вых ку­пюр об­ра­ща­ет­ся не внут­ри США, смысл этой опе­ра­ции — по­став­ка бу­ма­ги, банк­нот про­тив ре­аль­ных то­ва­ров.

На­при­мер, Ки­тай бо­рет­ся за то, что­бы на­лич­ный юань был внед­рен, по­то­му что это при­но­сит боль­шую при­быль го­су­дар­ству. В си­сте­ме ан­ти­санк­ций мо­гут воз­ник­нуть идеи огра­ни­чить на­лич­ный дол­лар, но не тро­гать ев­ро. По­хо­же на то, как за­пре­ща­ют­ся к вво­зу од­ни ви­ды про­до­воль­ствия, но не тро­га­ют­ся дру­гие. Есть ли рис­ки та­ко­го свое­об­раз­но­го им­пор­то­за­ме­ще­ния? Да, есть.

Олег Вью­гин: Эмис­си­он­ный на­лог — это при­ви­ле­гия ре­зерв­ной ва­лю­ты, но мир по­ка не хо­чет жить без ре­зерв­ной ва­лю­ты. На­до учи­ты­вать, что внут­ри Ев­ро­со­ю­за дол­лар по­чти не хо­дит. В меж­ду­на­род­ной тор­гов­ле Ев­ро­со­ю­за с дру­ги­ми стра­на­ми дол­лар за­би­ра­ет до 90%. За­пре­тить мож­но, но это на­не­сет огром­ный ущерб биз­не­су и граж­да­нам. «Из­ве­стия»: Лю­ди уже на­ча­ли за­би­рать свои ва­лют­ные вкла­ды. Бан­ки к это­му го­то­вы? Сер­гей Хе­ста­нов: Не так дав­но бы­ло за­ме­че­но ин­те­рес­ное яв­ле­ние, ко­то­ро­го рань­ше не бы­ло. ЦБ на­ко­пил око­ло 30 млрд на­лич­ной ино­стран­ной ва­лю­ты, ком­мер­че­ские бан­ки — еще око­ло 14 млрд, в ос­нов­ном дол­ла­ры. Бы­ли до­воль­но бур­ные дис­кус­сии, что по­двиг­ло та­кие на­коп­ле­ния сде­лать, по­то­му что $30 млрд — это не­сколь­ко рей­сов боль­ших гру­зо­вых са­мо­ле­тов. С уче­том за­трат на ло­ги­сти­ку до­ро­гая опе­ра­ция.

Од­на из ги­по­тез, что ЦБ это сде­лал на слу­чай валютной па­ни­ки, на­тис­ка на бан­ки, что­бы бы­ло чем вер­нуть ва­лют­ные вкла­ды. Это очень ма­ло­ве­ро­ят­но, но, ес­ли пред­по­ло­жить, что на­ши бан­ки по­лу­чат огра­ни­че­ние на дви­же­ние дол­ла­ра че­рез кор­ре­спон­дент­ские сче­та за­ру­беж­ных бан­ков, воз­ни­ка­ет боль­шая тех­ни­че­ская про­бле­ма — как вер­нуть ва­лют­ные вкла­ды.

«Из­ве­стия»: По за­ко­ну банк име­ет пра­во вер­нуть в рублях ва­лют­ный вклад?

Олег Вью­гин: Банк не име­ет пра­ва — это на­ру­ше­ние кон­трак­та, но ес­ли бу­дет при­ня­то ре­ше­ние пра­ви­тель­ства, пре­зи­дент указ под­пи­шет, то да. Мне ка­жет­ся, вся мо­ти­ва­ция де­я­тель­но­сти ЦБ и пра­ви­тель­ства в этой ча­сти как раз в том, что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать ущерб и из­бе­жать де­ста­би­ли­за­ции.

Пред­по­ло­жим, запретят Сбер­бан­ку опе­ри­ро­вать в дол­ла­рах. Без­услов­но, лю­ди по­бе­гут за вкла­да­ми, как толь­ко услы­шат об этом, а им их не вы­да­ют. Это мо­жет стать кри­ти­че­ским со­бы­ти­ем внут­ри стра­ны.

Антон Та­бах: В каж­дой стране у гла­вы ЦБ есть свой национальный ноч­ной кош­мар. В Аме­ри­ке — по­вто­ре­ние Ве­ли­кой де­прес­сии. Лю­бой гла­ва ФРС вне за­ви­си­мо­сти от взгля­дов бу­дет де­лать все, что­бы это­го не бы­ло. В ЕЦБ, уна­сле­до­ван­ном от Бун­десбан­ка, страх ин­фля­ции. В Бри­та­нии пунк­тик — вы­пла­ты по госдол­гу, а у нас — ста­биль­ность бан­ков­ской си­сте­мы: лю­бой це­ной из­бе­жать тол­пы зом­би-вклад­чи­ков, бе­гу­щих в зом­би-банк.

«Из­ве­стия»: Бы­ли ли ка­кие-ни­будь в этом плане пре­це­ден­ты?

Сер­гей Хе­ста­нов: Во вре­мя де­фол­та 1998 го­да бы­ло на­пи­са­но пись­мо ЦБ для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния, где бы­ло ска­за­но: необя­за­тель­но по­га­шать ва­лют­ные обя­за­тель­ства пе­ред внеш­ни­ми кре­ди­то­ра­ми. То­гда су­ще­ство­ва­ли ва­лют­ные об­ли­га­ци­он­ные вы­пус­ки у пра­ви­тель­ства Моск­вы и у «Газ­про­ма».

Эти две ор­га­ни­за­ции пись­мо про­игно­ри­ро­ва­ли, и все обя­за­тель­ства вы­пол­ни­ли. Сам факт на­ли­чия та­ко­го под­хо­да го­во­рит о том, что, ес­ли бу­дет на то со­от­вет­ству­ю­щая во­ля — при­нять ре­ше­ние, ко­то­рое сни­мет внут­ри стра­ны юри­ди­че­ские рис­ки с от­дель­ных хо­зяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов, в том чис­ле и с бан­ков, вполне воз­мож­но.

Яков Мир­кин: Есть бо­лее све­жий пре­це­дент с ва­лют­ны­ми ипо­теч­ни­ка­ми, ко­гда ре­ше­ние при­ни­ма­лось очень дол­го, си­ту­а­ция бы­ла очень острая. Она так и не бы­ла в су­деб­ном по­ряд­ке при­зна­на форс-ма­жо­ром. В мо­ем лич­ном хра­ни­ли­ще ма­те­ри­а­лы дел, пись­ма ва­лют­ных ипо­теч­ни­ков. Мож­но ре­ко­мен­до­вать не брать на се­бя ва­лют­ные обя­за­тель­ства, не со­би­рать на се­бя ва­лют­ные кре­ди­ты, по­то­му что рубль де­мон­стри­ру­ет длин­ный тренд к ослаблению. Граж­дане бу­дут по-преж­не­му нести очень вы­со­кие рис­ки. «Из­ве­стия»: А на­коп­ле­ния?

Яков Мир­кин: Ес­ли вы при­ни­ма­е­те ре­ше­ние часть сво­их ак­ти­вов дер­жать в валютной фор­ме, вы так­же долж­ны оце­ни­вать и ре­шать для се­бя, при­ни­мать или не при­ни­мать риск то­го, что в от­но­ше­нии на­лич­ной ва­лю­ты бу­дут при­ня­ты огра­ни­че­ния со сто­ро­ны вла­стей. «Из­ве­стия»: На­сколь­ко та­кие рис­ки ве­ли­ки для ев­ро?

Яков Мир­кин: Они чуть ни­же, чем для дол­ла­ра. Ва­ри­ант за­ме­ча­тель­ный: по­топ­тать­ся на дол­ла­ре и пол­но­стью оста­вить сво­бод­ное об­ра­ще­ние ев­ро.

Антон Та­бах: На Ку­бе при Фи­де­ле Каст­ро дей­ство­ва­ла мо­дель, ко­гда дол­ла­ро­вые кар­ты не при­ни­ма­лись, толь­ко ев­ро­вые, от ино­стран­ных ту­ри­стов, а за об­мен дол­ла­ров бра­ли до­пол­ни­тель­ную 10-про­цент­ную ко­мис­сию.

«Из­ве­стия»: Дру­гие стра­ны че­рез это про­хо­ди­ли? Есть ли успешные при­ме­ры де­дол­ла­ри­за­ции?

Антон Та­бах: Все стра­ны «де­дол­ла­ри­зо­вы­ва­лись» по­сле пе­ри­о­дов силь­ной ин­фля­ции. Ре­цепт один — ста­би­ли­за­ция на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, рост эко­но­ми­ки, при­вле­ка­тель­ность бан­ков­ской си­сте­мы. Посмот­ри­те на Гер­ма­нию: две ги­пе­рин­фля­ции в про­шлом ве­ке, крайне неста­биль­ная бан­ков­ская си­сте­ма, все во­круг дол­ла­ра. Про­шло ка­ких-то 40 лет, и из немец­кой мар­ки по­явил­ся ев­ро.

Олег Вью­гин: Дру­ги­ми сло­ва­ми, вве­де­ние ев­ро — де­дол­ла­ри­за­ция внут­ри Ев­ро­пы, хо­тя внеш­няя тор­гов­ля Ев­ро­пы во мно­гом дер­жит­ся на дол­ла­ре.

СЦЕ­НА­РИИ РАЗ­ВИ­ТИЯ

«Из­ве­стия»: Мо­жет ли в УК вер­нуть­ся ста­тья за незаконные ва­лют­ные опе­ра­ции?

Олег Вью­гин: Для это­го нуж­но прой­ти че­рез боль­шие по­тря­се­ния, что­бы та­кое слу­чи­лось.

Еще один при­мер — ази­ат­ский эко­но­ми­че­ский кри­зис 1997 го­да. Юж­ная Ко­рея ока­за­лась в се­рьез­ном дол­го­вом кри­зи­се. Пра­ви­тель­ство при­зва­ло граж­дан сда­вать ва­лю­ту, но ни­кто не за­став­лял.

Антон Та­бах: И лю­ди сда­ва­ли и коль­ца, и зо­ло­тые ме­да­ли.

Яков Мир­кин: Ве­ро­ят­ность сце­на­рия ого­су­дар­ствле­ния и пе­ре­хо­да бли­же к ад­ми­ни­стра­тив­ной эко­но­ми­ке я оце­ни­ваю в 5–10%. То­гда мы уви­дим весь на­бор огра­ни­че­ний, свя­зан­ных с ва­лют­ным ре­жи­мом, с об­ра­ще­ни­ем ва­лю­ты, «граж­дане, сда­вай­те ва­лю­ту». Вто­рой сце­на­рий са­мый ве­ро­ят­ный (50–60%): жи­вем так же, как по­след­нюю чет­верть ве­ка, но со сла­бым трен­дом к ого­су­дар­ствле­нию. А впе­ре­ди фи­нан­со­вые шо­ки, по­то­му что все цик­лич­но и мы очень за­ви­сим от ми­ро­вых цен на сы­рье, от спро­са на него, от кур­са дол­ла­ра к ев­ро, от спе­ку­ля­тив­ных ин­ве­сти­ций на рос­сий­ский фи­нан­со­вый ры­нок. Все это пе­ре­мен­ные с вы­со­кой сей­сми­кой. Есть тре­тий и чет­вер­тый сце­на­рии — рост.

Сер­гей Хе­ста­нов: Я счи­таю, что на под­хо­де оче­ред­ной цик­ли­че­ский кри­зис. Счи­тай­те про­сто го­ды. 1986–1987, 1997–1998, 2008-й, 2014-й. Меж­ду ни­ми 6–12 лет. В рай­оне 2020–2021 го­дов по­ра на­сту­пить сле­ду­ю­ще­му кри­зи­су.

Антон Та­бах: Слож­но спо­рить с гло­баль­ны­ми сце­на­ри­я­ми. Есть ощу­ще­ние, что сле­ду­ю­щий год бу­дет очень непро­стым. Идеи за­пус­ка ро­ста тре­бу­ют со­всем дру­гих мер. Как его бу­дут пе­ре­за­пус­кать в сло­жив­ших­ся усло­ви­ях — боль­шой во­прос.

Олег Вью­гин: По при­о­ри­те­там се­го­дняш­ней по­ли­ти­ки мы ви­дим, что эко­но­ми­че­ский рост для вла­стей не яв­ля­ет­ся глав­ным. При­о­ри­те­ты — ста­биль­ность и про­ти­во­сто­я­ние внеш­ним вра­гам. По­это­му мы на­кап­ли­ва­ем ре­зер­вы, а не ис­поль­зу­ем их для то­го, что­бы сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­че­ский рост, делаем став­ку на гос­про­грам­мы.

Ес­ли де­лать став­ку на част­ный сек­тор, нуж­но до­пу­стить опре­де­лен­ную ли­бе­ра­ли­за­цию в по­ли­ти­ке, что, по мне­нию по­ли­ти­ков, не бу­дет спо­соб­ство­вать це­лям пра­вя­щей эли­ты. От­сю­да по­вы­ше­ние на­ло­гов, ко­гда, ка­за­лось бы, это­го мож­но не де­лать. Это неболь­шие со­бы­тия, ко­то­рые сви­де­тель­ству­ют о при­о­ри­те­тах по­ли­ти­ки. Что­бы при­дать ей гиб­ко­сти, нуж­но пой­ти на очень се­рьез­ные ша­ги. А по­вы­ше­ние НДС и из­ме­не­ния в пен­си­он­ном за­ко­но­да­тель­стве к ним не от­но­сят­ся.

СО­ВЕР­ШЕН­НО СЕК­РЕТ­НО

«Из­ве­стия»: Бы­ло объ­яв­ле­но, что план де­дол­ла­ри­за­ции име­ет гриф «для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния» (ДСП), в СМИ его уже на­зва­ли сек­рет­ным. С чем это свя­за­но?

Сер­гей Хе­ста­нов: Все ме­ры, ко­то­рые при­ни­ма­ют­ся, на­прав­ле­ны на на­коп­ле­ние ре­зер­вов, сни­же­ние бюд­жет­ных рис­ков. Труд­но не уви­деть непри­ят­ные па­рал­ле­ли с позд­ним СССР. Сни­же­ние рис­ков — это хо­ро­шо, но усу­губ­ля­ет про­бле­му низ­ких тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Из это­го за­стоя, ско­рее все­го, мы вый­дем че­рез оче­ред­ной цик­ли­че­ский кри­зис, да­же ес­ли де­ло не дой­дет до на­сто­я­щих санк­ций. Ка­кие то­гда бу­дут при­ни­мать­ся ре­ше­ния, сей­час спро­гно­зи­ро­вать слож­но.

Яков Мир­кин: Ста­тус ДСП ис­поль­зу­ет­ся, воз­мож­но, по­то­му, что пла­ны де­дол­ла­ри­за­ции со­дер­жат чув­стви­тель­ную ин­фор­ма­цию для ва­лют­но­го рын­ка, ко­то­рая мог­ла бы вы­звать ко­ле­ба­ния кур­са руб­ля. И эта ин­фор­ма­ция чув­стви­тель­на для фи­нан­со­во­го сек­то­ра, ко­то­рый мо­жет на­чать ме­нять свои ба­лан­сы, струк­ту­ру ак­ти­вов и пас­си­вов.

Вто­рое пред­по­ло­же­ние: а нет ли там огра­ни­че­ний роз­ни­цы. При всех обе­ща­ни­ях, ко­гда они все-та­ки бу­дут вве­де­ны, вкла­ды там не бу­дут за­тро­ну­ты, но кус­ки, свя­зан­ные с на­лич­ной ва­лю­той, вдруг бу­дут со­дер­жать­ся. Чет­ких разъ­яс­не­ний на этот счет ни­кто не да­вал.

На­при­мер, по­яв­ля­ют­ся обя­за­тель­ные сбо­ры в поль­зу го­су­дар­ства при по­куп­ке­про­да­же на­лич­ной ва­лю­ты. Она со­вер­шен­но сво­бод­на, но взи­ма­ет­ся по су­ти на­лог. И ста­но­вит­ся про­сто невы­год­ным ее по­ку­пать. Олег Вью­гин: Ес­ли что и име­ет смысл скры­вать, так это ме­ры или да­же идеи, как ор­га­ни­зо­вать тор­гов­лю с неко­то­ры­ми важ­ны­ми парт­не­ра­ми в усло­ви­ях, ко­гда часть бан­ков не име­ет воз­мож­но­сти ис­поль­зо­вать дол­ла­ро­вые кор­с­че­та.

«Из­ве­стия»: Не яв­ля­ет­ся ли этот про­ект про­ло­гом для сле­ду­ю­ще­го про­ек­та. На­при­мер, для вы­ве­де­ния на ры­нок но­вой ва­лю­ты или че­го-то еще?

Олег Вью­гин: На­пра­ши­ва­ет­ся ва­ри­ант со­зда­ния ана­ло­га си­сте­мы SWIFT на ба­зе тех­но­ло­гии рас­пре­де­лен­но­го ре­ест­ра — де­цен­тра­ли­зо­ван­ной си­сте­мы рас­че­тов. Стра­ны-участ­ни­цы за­ин­те­ре­со­ва­ны рас­счи­ты­вать­ся во внеш­ней тор­гов­ле в крип­то­ва­лю­те, ко­то­рая мо­жет быть раз­ны­ми спо­со­ба­ми кон­вер­ти­ро­ва­на сна­ча­ла в бит­ко­ин, по­том в дол­лар или сра­зу в дол­лар, в за­ви­си­мо­сти от то­го, бу­дут ли аме­ри­кан­цы эти бир­жи пре­сле­до­вать.

Ес­ли Ев­ро­со­юз при­со­еди­ня­ет­ся к та­ко­му про­ек­ту, по­то­му что хо­чет тор­го­вать с Ира­ном, этот ва­ри­ант уме­стен. Ев­ро­со­юз, Рос­сия, Иран и дру­гие при­со­еди­нив­ши­е­ся. Это тех­ни­че­ски осу­ще­стви­мая вещь, она мо­жет быть осу­ще­стви­ма, по­то­му что име­ет ре­сурс и по­тен­ци­ал су­ще­ство­вать де­цен­тра­ли­зо­ван­но, то есть ко­гда нет цен­тра управ­ле­ния.

Яков Мир­кин: Мы ожи­да­ем, что мо­жет по­явить­ся тре­тья ре­зерв­ная ва­лю­та — мир на­пра­ши­ва­ет­ся на это. Здесь нет ни­ка­кой ло­ги­ки борь­бы, толь­ко раз­ви­тия. Уже оче­вид­но, что цен­траль­ная ре­зерв­ная ва­лю­та — дол­лар США — од­на не вы­дер­жи­ва­ет объ­е­мов гло­баль­ной эко­но­ми­ки. И двух ва­лют недо­ста­точ­но. Эко­но­ми­ка ми­ра — рас­ту­щая, иерар­хич­ная си­сте­ма. Воз­ни­ка­ют иерар­хия ва­лют, ре­ги­о­наль­ные ва­лю­ты.

«Из­ве­стия»: Это мо­жет быть но­вая ва­лю­та или од­на из су­ще­ству­ю­щих?

Яков Мир­кин: В на­ча­ле 1970-х го­дов это­го ожи­да­ли от ие­ны — она за­глох­ла, сей­час ожи­да­ют от юа­ня, но у ва­лю­ты, у ко­то­рой есть ад­ми­ни­стри­ру­е­мый курс, шан­сы по­ка неве­ли­ки. Ес­ли она, как и Ки­тай в це­лом, ста­нет бо­лее ры­ноч­ной — то­гда ко­неч­но. Есть по­пыт­ки со­здать кол­лек­тив­ную ва­лю­ту в Азии, но при­зна­ков, что эти про­ек­ты ре­аль­но осу­ще­стви­мы, по­ка нет.

Ес­ли пред­по­ло­жить, что Ки­тай про­дол­жит дви­же­ния ры­ноч­но­го свой­ства и от­пу­стит юань в сво­бод­ное пла­ва­ние, с точ­ки зре­ния бу­ду­ще­го юа­ня как ре­зерв­ной ва­лю­ты это бы­ло бы, на­вер­ное, хо­ро­шо, но та­кие пре­об­ра­зо­ва­ния мо­гут нести вы­со­кие рис­ки для эко­но­ми­ки и фи­нан­со­вой си­сте­мы Ки­тая. Там сей­час фи­нан­со­вая на­кач­ка, при пе­ре­хо­де в бо­лее спо­кой­ное пла­ва­ние мо­жет обер­нуть­ся кри­зи­сом.

«Из­ве­стия»: Что нас мо­жет ждать в бли­жай­шие 5 и 10 лет?

Антон Та­бах: От­но­си­тель­но лег­ко спро­гно­зи­ро­вать гло­баль­ный тренд. В ми­ро­вых рас­че­тах роль дол­ла­ра бу­дет мед­лен­но сни­жать­ся. За по­след­ние два го­да он по­те­рял око­ло 1,5 п.п. в ми­ро­вых рас­че­тах — с 41 он опу­стил­ся до 39,5, а до­ля ев­ро вы­рос­ла с 32 до 34, ско­рее все­го, даль­ше бу­дет по­хо­жая тен­ден­ция. Внут­ри стра­ны мож­но сти­му­ли­ро­вать круп­ные ком­па­нии но­ми­ни­ро­вать экс­порт­ные кон­трак­ты в ев­ро. Опре­де­лен­ные ва­лют­ные рис­ки это со­здаст, но они не столь ве­ли­ки.

Ка­ко­ва бу­дет за­ме­на — во­прос дис­кус­си­он­ный, то есть по­ка ско­рее ев­ро, по­том, мо­жет быть, уви­дим что-то но­вое на вре­мен­ном от­рез­ке в 10 лет.

Яков Мир­кин: К кон­цу 2020-х го­дов мы долж­ны уви­деть мень­шую до­лю дол­ла­ра в гло­баль­ном фи­нан­со­вом обо­ро­те, так же как и мень­шую до­лю эко­но­ми­ки США. Это есте­ствен­ный ход со­бы­тий.

Олег Вью­гин: В те­че­ние 10 лет дол­лар бу­дет оста­вать­ся ос­нов­ной ва­лю­той для меж­ду­на­род­ных рас­че­тов и ин­ве­сти­ций. Есть со­вер­шен­но непред­ска­зу­е­мый сце­на­рий — силь­ная по­ли­ти­че­ская кон­фрон­та­ция не с Рос­си­ей, а во­об­ще в ми­ре. США — Ки­тай, Са­у­дов­ская Ара­вия — Сред­ний Во­сток.

Из-за силь­но­го по­ли­ти­че­ско­го на­пря­же­ния мо­гут сло­жить­ся неболь­шие ре­ги­о­наль­ные си­сте­мы рас­че­тов, очень неустой­чи­вые, невы­год­ные для эко­но­ми­ки, но за­то по­ли­ти­че­ски за­щи­щен­ные от кон­фрон­та­ци­он­ных дей­ствий.

От­ка­зы­ва­ем­ся от со­гла­ше­ния по ра­ке­там сред­ней даль­но­сти, при­чем спе­ци­а­ли­сты го­во­рят, что де­ло не в Рос­сии — США идею про­дви­га­ют из-за Ки­тая. Ко­гда ми­ро­вая вой­на, ре­зерв­ных ва­лют нет, а есть зо­ло­то или бар­тер. Жест­ко вы­гля­дит, но опре­де­лен­ное обостре­ние мо­жет при­ве­сти к от­ка­зу от дол­ла­ра. Ес­ли все бу­дет мир­но, за­чем от­ка­зы­вать­ся от дол­ла­ра? Сер­гей Хе­ста­нов: Дол­лар по­тра­тил око­ло 45 лет, что­бы за­нять роль ве­ду­щей ре­зерв­ной ва­лю­ты, вытеснив фунт стер­лин­гов. Да­же ес­ли пред­по­ло­жить, что все уско­ри­лось вдвое, в лю­бом слу­чае лет 20–25 за судь­бу дол­ла­ра мож­но силь­но не пе­ре­жи­вать.

ДОЛ­ЛАР ПО­ТРА­ТИЛ ОКО­ЛО 45 ЛЕТ, ЧТО­БЫ ЗА­НЯТЬ РОЛЬ ВЕ­ДУ­ЩЕЙ РЕ­ЗЕРВ­НОЙ ВА­ЛЮ­ТЫ, ВЫТЕСНИВ ФУНТ СТЕР­ЛИН­ГОВ Сер­гей Хе­ста­нов До­цент РАНХиГС, со­вет­ник по мак­ро­эко­но­ми­ке ген­ди­рек­то­ра «От­кры­тие Бро­кер»

МОЖ­НО РЕ­КО­МЕН­ДО­ВАТЬ НЕ БРАТЬ НА СЕ­БЯ ВА­ЛЮТ­НЫЕ ОБЯ­ЗА­ТЕЛЬ СТВА, ПО­ТО­МУ ЧТО РУБЛЬ ДЕМОНСТРИ РУ­ЕТ ДЛИН­НЫЙ ТРЕНД К ОСЛАБЛЕНИЮ Яков Мир­кин Про­фес­сор, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, за­ве­ду­ю­щий от­де­лом меж­ду­на­род­ных рын­ков ка­пи­та­ла ИМЭМО РАН

В КАЖ­ДОЙ СТРАНЕ У ГЛА­ВЫ ЦБ ЕСТЬ СВОЙ НОЧ­НОЙ КОШ­МАР. В АМЕ­РИ­КЕ  ПО­ВТО­РЕ­НИЕ ВЕ­ЛИ­КОЙ ДЕ­ПРЕС­СИИ. В ЕЦБ  СТРАХ ИН­ФЛЯ­ЦИИ Антон Та­бах Глав­ный эко­но­мист рей­тин­го­во­го агент­ства «Экс­перт РА»

В ТЕ­ЧЕ­НИЕ ДЕ­СЯ­ТИ ЛЕТ ДОЛ­ЛАР БУ­ДЕТ ОСТА­ВАТЬ­СЯ ОС­НОВ­НОЙ ВА­ЛЮ­ТОЙ ДЛЯ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫХ РАС ЧЕТОВ И ИН­ВЕ­СТИ­ЦИЙ Олег Вью­гин Про­фес­сор НИУ «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки», член со­ве­та ди­рек­то­ров Мос­ков­ской бир­жи

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.