Без осо­бых уси­лий

Izvestia - - Новости - Ири­на Ке­зик

Уже в сле­ду­ю­щем го­ду впер­вые в со­вре­мен­ной ис­то­рии Рос­сии до­ля неф­те­га­зо­вых до­хо­дов бюд­же­та сни­зит­ся до трети. Но­вость ра­дост­ная, од­на­ко не со­всем од­но­знач­ная. Точ­нее, осо­бых уси­лий для до­сти­же­ния этих ре­зуль­та­тов при­кла­ды­вать не при­шлось — так сло­жи­лась конъ­юнк­ту­ра ми­ро­вых рын­ков.

До­ля неф­те­га­зо­вых до­хо­дов все­гда за­ви­се­ла от ми­ро­во­го спро­са на уг­ле­во­до­ро­ды. Ес­ли в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии ос­нов­ным экс­порт­ным то­ва­ром бы­ло зер­но и в це­лом сель­ско­хоз­про­дук­ция, то к 40-м го­дам XX сто­ле­тия — ма­ши­ны, ва­го­ны, па­ро­во­зы, а за ни­ми бли­же к 70-м, в мо­мент рез­ко­го подъ­ёма цен на нефть, — уже и уг­ле­во­до­ро­ды.

Имен­но то­гда из-за бур­но­го раз­ви­тия транс­пор­та спрос на нефть рез­ко вы­рос. И в ок­тяб­ре 1973 го­да араб­ские стра­ны — экс­пор­тё­ры неф­ти, про­те­стуя про­тив под­держ­ки За­па­дом Из­ра­и­ля, при­ня­ли бес­пре­це­дент­ное ре­ше­ние. Вве­ли неф­тя­ное эм­бар­го. В первую оче­редь это ка­са­лось США и их со­юз­ни­ков в Ев­ро­пе. Це­ны на нефть под­ня­лись за год в че­ты­ре ра­за — с $3 до $12.

Это был пер­вый и до сих пор круп­ней­ший неф­тя­ной кри­зис. Хо­тя со­бы­тия 2014 и 2020 го­дов мо­гут с этим по­спо­рить. Сна­ча­ла слан­це­вая ре­во­лю­ция в США, в ко­то­рую в Рос­сии от­ка­зы­ва­лись ве­рить аб­со­лют­но все, по­ме­ня­ла рас­ста­нов­ку сил на ми­ро­вом неф­те­га­зо­вом рын­ке. И вот уже неко­гда круп­ней­ший им­пор­тёр неф­ти и га­за от­прав­ля­ет в Ев­ро­пу топ­ли­во, чем по­рож­да­ет кри­зис в ев­ро­пей­ской пе­ре­ра­бот­ке. За­тем уже из-за оке­а­на в Ста­рый Свет идут аме­ри­кан­ские га­зо­во­зы, тес­ня кон­ку­рен­тов, в том чис­ле и Рос­сию.

Со­зда­ние но­во­го аль­ян­са не за­ста­ви­ло себя дол­го ждать — и вот уже

ОПЕК+ до­го­ва­ри­ва­ет­ся о сни­же­нии до­бы­чи. Си­ту­а­ция вы­рав­ни­ва­ет­ся, но 2020 год вновь вно­сит кор­рек­ти­вы в пла­ны ми­ро­вой эко­но­ми­ки. Из-за ка­ран­ти­на и оста­нов­ки пред­при­я­тий по все­му ми­ру по­треб­ле­ние топ­ли­ва упа­ло, что при­ве­ло к из­быт­ку пред­ло­же­ния на рын­ке и па­де­нию цен на сы­рьё. Крат­ко­сроч­но ко­ти­ров­ки да­же ухо­ди­ли в от­ри­ца­тель­ные зна­че­ния.

Стра­ны-экс­пор­тё­ры вновь со­бра­лись и друж­но ре­ши­ли со­кра­тить до­бы­чу, дабы по­вы­сить сто­и­мость неф­ти, но до­жда­лись ли они долж­но­го эф­фек­та — во­прос от­кры­тый. Как по­ка­за­ла по­след­няя встре­ча ми­ни­стров, не все го­то­вы это со­гла­ше­ние вы­пол­нять, что­бы со­хра­нить за со­бой до­лю на том или ином рын­ке. В ито­ге па­де­ние так и не уда­лось отыг­рать. Ес­ли в ян­ва­ре сто­и­мость бар­ре­ля Brent бы­ла вы­ше $63, то в сен­тяб­ре но­ябрь­ские фью­черсы тор­гу­ют­ся чуть вы­ше $40, сви­де­тель­ству­ют дан­ные Лон­дон­ской бир­жи ICE. А всё по­то­му, что се­го­дняш­ние тем­пы ро­ста про­из­вод­ствен­ной ак­тив­но­сти недо­ста­точ­ны для нор­ма­ли­за­ции уров­ня ми­ро­вых за­па­сов. К то­му же си­ту­а­ция с COVID-19 в Ев­ро­пе на­чи­на­ет ухуд­шать­ся.

Но на­до ска­зать, что не толь­ко пан­де­мия вно­сит кор­рек­ти­ров­ки в струк­ту­ру рос­сий­ско­го экс­пор­та. Ев­ро­па как ос­нов­ной по­ку­па­тель на­ших углеводоро­дов се­го­дня стро­го при­дер­жи­ва­ет­ся «зе­лё­ной» по­ли­ти­ки в об­ла­сти по­треб­ле­ния энер­го­ре­сур­сов. К 2050 го­ду в Ста­ром Све­те на­ме­ре­ны пол­но­стью от­ка­зать­ся от углеводоро­дов и пе­рей­ти на «зе­лё­ную» энер­ге­ти­ку. А уже с 2025 го­да на нефть и газ бу­дет вве­дён спе­ци­аль­ный эко­ло­ги­че­ский на­лог.

В Рос­сии к это­му на­ча­ли го­то­вить­ся и за­яви­ли, что мо­гут пред­ло­жить Ев­ро­пе чи­стый во­до­род, ко­то­рый, соб­ствен­но, про­из­во­дит­ся так­же из углеводоро­дов. Но сей­час объ­ё­мы его не столь вну­ши­тель­ны — по­ряд­ка 100 тыс. ку­бо­мет­ров. По пла­нам Минэнер­го к 2024 го­ду рос­сий­ский экс­порт во­до­ро­да дол­жен со­ста­вить 0,2 млн т, а к 2035-му вы­рас­ти до 2 млн т. В энер­ге­ти­че­ском ве­дом­стве счи­та­ют, что Рос­сия долж­на за­нять до 16% ми­ро­во­го рын­ка во­до­ро­да. Но по­ка го­во­рить об этом ра­но.

По­лу­ча­ет­ся, что, по су­ти, са­ма пан­де­мия, па­де­ние спро­са на нефть и вли­я­ние эко­ло­ги­че­ских ас­пек­тов внес­ли кор­рек­ти­ров­ки в струк­ту­ру рос­сий­ско­го экс­пор­та. Да ещё, как на­зло, ко­то­рый год в Ев­ро­пе тёп­лая зи­ма...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.