Раз­го­вор­чи­ки на пи­ке­те

Вы­крик­нув­ше­го ло­зунг в под­держ­ку Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на оп­по­зи­ци­о­не­ра при­го­во­ри­ли к обя­за­тель­ным ра­бо­там

Kommersant Kazan - - Первая Страница - Ки­рилл Ан­то­нов

В Та­тар­стане про­дол­жа­ют­ся су­ды над оп­по­зи­ци­ей за уча­стие в пуб­лич­ных ме­ро­при­я­ти­ях. Вче­ра 30 ча­сов обя­за­тель­ных ра­бот по­лу­чил ре­ги­о­наль­ный ко­ор­ди­на­тор «От­кры­той Рос­сии» Илья Но­ви­ков, ко­то­рый на пи­ке­те «в под­держ­ку» пре­зи­ден­та скан­ди­ро­вал ло­зунг «Рос­сия за Пу­ти­на». На су­де по­ли­ция ука­за­ла, что участ­ни­ки пи­ке­тов в рес­пуб­ли­ке не име­ют пра­ва из­да­вать ка­кие-ли­бо зву­ки, в том чис­ле «сви­стеть, ду­деть, петь пес­ни» и об­щать­ся с про­хо­жи­ми. Фе­де­раль­ный за­кон уста­нав­ли­ва­ет за­прет толь­ко на ис­поль­зо­ва­ние зву­ко­уси­ли­ва­ю­щей ап­па­ра­ту­ры. Ра­нее вла­сти рес­пуб­ли­ки уже обя­за­ли ор­га­ни­за­то­ров точ­нее фор­му­ли­ро­вать цель ак­ций, а ряд ак­ти­ви­стов на­ка­за­ли за ло­зун­ги про­тив чи­нов­ни­ков.

Вче­ра Ва­хи­тов­ский рай­суд Ка­за­ни рас­смот­рел ад­ми­ни­стра­тив­ное де­ло в от­но­ше­нии ко­ор­ди­на­то­ра «От­кры­той Рос­сии» в Та­тар­стане Ильи Но­ви­ко­ва. Он об­ви­нял­ся по ч. 1 ст. 20.2 КоАП РФ (на­ру­ше­ние ор­га­ни­за­то­ром пуб­лич­но­го ме­ро­при­я­тия уста­нов­лен­но­го по­ряд­ка его про­ве­де­ния). Суд на­зна­чил оп­по­зи­ци­о­не­ру 35 ча­сов обя­за­тель­ных ра­бот.

Илья Но­ви­ков был ор­га­ни­за­то­ром пи­ке­та «От­кры­той Рос­сии», ко­то­рый про­шел 8 ап­ре­ля в ка­зан­ском пар­ке Тин­чу­ри­на. Ак­ция бы­ла со­гла­со­ва­на с мэ­ри­ей Ка­за­ни. В пресс-ре­ли­зе дви­же­ния Ми­ха­и­ла Хо­дор­ков­ско­го ак­ция по­лу­чи­ла назва­ние «Ес­ли не Пу­тин, то конь?!» По за­мыс­лу ор­га­ни­за­то­ров, участ­ни­ки пи­ке­та долж­ны бы­ли вы­ра­зить протест про­тив несме­ня­е­мо­сти вла­сти в иро­нич­ной фор­ме. В свя­зи с этим у па­мят­ни­ка Ле­ни­ну ак­ти­ви­сты уста­но­ви­ли фи­гу­ру «тро­ян­ско­го ко­ня» с воз­душ­ны­ми ша­ра­ми, на ко­то­рых был изоб­ра­жен дей­ству­ю­щий пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Пу­тин. За­тем участ­ни­ки вы­стро­и­лись с пла­ка­та­ми «Об­ма­ни, но остань­ся», «Ро­дил­ся при Пу­тине, жи­ву при Пу­тине, умру при Пу­тине», «Та­ко­го как Пу­тин, что­бы не бил», «Наш дур­дом го­ло­су­ет за Пу­ти­на» и т.д. Ак­ти­ви­сты, вклю­чая гос­по­ди­на Но­ви­ко­ва, на­ча­ли скан­ди­ро­вать: «Рос­сия за Пу­ти­на».

Пи­кет про­шел без ка­ких-ли­бо экс­цес­сов. Неко­то­рые от­ды­хав­шие в пар­ке всту­па­ли в спор с участ­ни­ка­ми пи­ке­та о том, кто дол­жен стать сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том, но по­ли­ция, ко­то­рая охра­ня­ла ме­ро- при­я­тие, пре­тен­зий к ор­га­ни­за­то­рам не вы­ска­зы­ва­ла. У пар­ка был при­пар­ко­ван ав­то­зак. Его пра­во­охра­ни­те­ли не за­дей­ство­ва­ли.

Од­на­ко че­рез три дня Илья Но­ви­ков был за­дер­жан и до­став­лен в от­дел по­ли­ции «Виш­нев­ский». На него был со­став­лен ад­ми­ни­стра­тив­ный про­то­кол. Из до­ку­мен­та сле­до­ва­ло, что гос­по­дин Но­ви­ков на пи­ке­те «про­скан­ди­ро­вал сле­ду­ю­щий ло­зунг: „Рос­сия за Пу­ти­на“», тем са­мым он «на­ру­шил фор­му пуб­лич­но­го ме­ро­при­я­тия». По­ли­цей­ские ука­за­ли, что «при пи­ке­ти­ро­ва­нии за­пре­ща­ет­ся сви­стеть, ду­деть, аги­ти­ро­вать пу­тем бе­сед с про­хо­жи­ми, петь пес­ни, про­из­но­сить ре­чи». В ви­ну гос­по­ди­ну Но­ви­ко­ву так­же по­ста­ви­ли то, что он «не имел от­ли­чи­тель­но­го зна­ка ор­га­ни­за­то­ра».

Меж­ду тем, в фе­де­раль­ном за­коне нет ка­ких-ли­бо за­пре­тов на раз­го­во­ры во вре­мя пи­ке­ти­ро­ва­ния. В за­коне «О со­бра­ни­ях, ми­тин­гах, де­мон­стра­ци­ях, ше­стви­ях и пи­ке­ти­ро­ва­ни­ях» лишь го­во­рит­ся, что пи­кет осу­ществ­ля­ет­ся «без пе­ре­дви­же­ния и ис­поль­зо­ва­ния зву­ко­уси­ли­ва­ю­щих тех­ни­че­ских средств». Зву­ко­уси­ли­ва­ю­щая ап­па­ра­ту­ра на ак­ции 8 ап­ре­ля не ис­поль­зо­ва­лась.

На эту нор­му за­ко­на ссы­ла­лась за­щи­та Ильи Но­ви­ко­ва на су­деб- ном за­се­да­нии. «Ни­где в за­коне про ду­деть и сви­стеть не на­пи­са­но. Со­от­вет­ствен­но, ду­деть и сви­стеть на пи­ке­ти­ро­ва­нии мож­но»,— за­явил пред­ста­ви­тель гос­по­ди­на Но­ви­ко­ва Ан­тон Бу­то­рин. Он так­же от­ме­тил, что «в за­коне не ска­за­но, что нель­зя го­во­рить или кри­чать», ни­кто из по­ли­цей­ских не из­ме­рял, с ка­кой гром­ко­стью бы­ла про­из­не­се­на фра­за «Рос­сия за Пу­ти­на». Участ­ни­ки пи­ке­та, по его сло­вам, не по­ки­да­ли за­яв­лен­ное ме­сто ак­ции.

По­ли­ция, на­обо­рот, на­ста­и­ва­ла на том, что да­же ма­лей­шие зву­ки и дви­же­ния за­пре­ще­ны во вре­мя пи­ке­та. «Вид­но, что Но­ви­ков неод­но­крат­но скан­ди­ру­ет „Рос­сия за Пу­ти­на“, пе­ре­дви­га­ет­ся по­сто­ян­но, раз­го­ва­ри­ва­ет с про­хо­жи­ми, про­из­но­сит ка­кие-то ре­чи»,— опи­сы­ва­ла на­ру­ше­ния ак­ти­ви­ста ка­пи­тан по­ли­ции Аб­за­ло­ва. По ее сло­вам, на пи­ке­те че­ло­век «дол­жен про­сто сто­ять и ис­поль­зо­вать сред­ства на­гляд­ной аги­та­ции», ни­ко­му из участ­ни­ков «не раз­ре­ше­но раз­го­ва­ри­вать с про­хо­жи­ми». «Из­ви­ни­те ме­ня, то­гда вам нуж­но бы­ло по­да­вать уве­дом­ле­ние на фор- му пуб­лич­но­го ме­ро­при­я­тия, ко­то­рое на­зы­ва­ет­ся ми­тинг»,— за­яви­ла пред­ста­ви­тель по­ли­ции. Отве­чая на во­прос за­щи­ты, она не смог­ла ука­зать нор­му за­ко­ну, ко­то­рой за­пре­ща­ют­ся «раз­го­во­ры с про­хо­жи­ми».

Суд встал на сто­ро­ну по­ли­ции. Зам­пред Ва­хи­тов­ско­го рай­су­да Да­мир Га­дыр­шин при­знал гос­по­ди­на Но­ви­ко­ва ви­нов­ным. За­щи­та Ильи Но­ви­ко­ва еще не ре­ши­ла, бу­дет ли об­жа­ло­ва­но это ре­ше­ние.

Это не пер­вый слу­чай, ко­гда участ­ни­кам и ор­га­ни­за­то­рам про­тестных ак­ций в Ка­за­ни на­зна­ча­ют на­ка­за­ния, да­же ес­ли ме­ро­при­я­тия бы­ли санк­ци­о­ни­ро­ва­ны чи­нов­ни­ка­ми. За ло­зунг «В от­став­ку пра­ви­тель­ство» как несо­от­вет­ству­ю­щий те­ме со­гла­со­ван­ной ак­ции кли­ен­тов Тат­фондбан­ка и Ин­тех­бан­ка в на­ча­ле это­го ме­ся­ца был осуж­ден гла­ва ПАРНАС в Та­тар­стане Мар­сель Шам­сут­ди­нов (ему на­зна­чи­ли 20 ча­сов обя­за­тель­ных ра­бот). То­гда в су­де со­труд­ник ис­пол­ко­ма Ка­за­ни за­явил, что кли­ен­ты бан­ков мог­ли лишь «про­сить по­са­дить ру­ко­во­ди­те­ля Тат­фондбан­ка», но долж­ны воз­дер­жать­ся от кри­ти­ки ру­ко­вод­ства ре­ги­о­на. На со­гла­со­ван­ных ак­ци­ях по­ли­ция ста­ла за­пре­щать ис­поль­зо­вать пла­ка­ты с тре­бо­ва­ни­ем от­став­ки чи­нов­ни­ков.

На про­шлой неде­ле эту прак­ти­ку вла­сти ре­ши­ли уза­ко­нить. Гос­со­вет 17 ап­ре­ля экс­трен­но при­нял сра­зу в трех чте­ни­ях по­прав­ки к ре­ги­о­наль­но­му за­ко­ну о ми­тин­гах, обя­зав ор­га­ни­за­то­ров при со­гла­со­ва­нии ме­ро­при­я­тия бо­лее точ­но фор­му­ли­ро­вать его цель и сле­дить за тем, что­бы участ­ни­ки ме­ро­при­я­тия стро­го ее при­дер­жи­ва­лись. В этот же день за­кон под­пи­сал пре­зи­дент Та­тар­ста­на Рустам Мин­ни­ха­нов. За­кон по­ка в си­лу не всту­пил.

Сам Илья Но­ви­ков ра­нее так­же по­лу­чил 30 ча­сов обя­за­тель­ных ра­бот за «ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ные ло­зун­ги» на ми­тин­ге про­тив кор­руп­ции 26 мар­та (ре­ше­ние еще не всту­пи­ло в си­лу). При этом сам ми­тинг вла­сти счи­та­ют неза­кон­ным. По­ли­ция по­счи­та­ла недо­пу­сти­мым, что гос­по­дин Но­ви­ков «за­тра­ги­вал во­про­сы про­тив стро­и­тель­ства му­со­ро­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го за­во­да в Ка­за­ни, вы­кри­ки­вал ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ные ло­зун­ги „Власть Рес­пуб­ли­ки Та­тар­стан по­гряз­ла в кор­руп­ции“, „Тат­фондбанк рух­нул при по­пу­сти­тель­стве вла­стей“».

ФО­ТО КИРИЛЛА АНТОНОВА

У па­мят­ни­ка Ле­ни­ну ак­ти­ви­сты ста­ви­ли фи­гу­ру «тро­ян­ско­го ко­ня»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.