С пы­лом, без жа­ра

Эса-Пек­ка Са­ло­нен и Алек­сандр То­рад­зе сыг­ра­ли Стра­вин­ско­го

Kommersant St. Petersburg - - Спб|новости|культура -

На фе­сти­ва­ле «Звез­ды бе­лых но­чей» се­рию кон­цер­тов, по­свя­щен­ных 125-ле­тию Иго­ря Стра­вин­ско­го, про­дол­жи­ли фин­ский ди­ри­жер Эса-Пек­ка Са­ло­нен, ор­кестр Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра и пи­а­нист Алек­сандр То­рад­зе. В кон­церт­ном за­ле Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра их слу­шал ВЛА­ДИ­МИР РАННЕВ.

На­ча­ли, впро­чем, не с со­чи­не­ний клас­си­ка XX ве­ка. Для «разо­гре­ва» пе­ред ис­пол­не­ни­ем му­зы­ки Стра­вин­ско­го фин­ский ди­ри­жер пред­ло­жил соб­ствен­ную «му­зы­ку для мо­е­го дру­га Ва­ле­рия Гер­ги­е­ва» — де­вя­ти­ми­нут­ное ор­кест­ро­вое со­чи­не­ние Helix. Пье­са фин­ско­го ма­эст­ро струк­тур­но со­по­ста­ви­ма с неким спи­ра­ле­вид­ным дви­же­ни­ем двух мо­ти­вов, ко­то­рые, спо­ты­ка­ясь и тол­ка­ясь друг о дру­га, ка­раб­ка­ют­ся ку­да-то ввысь. И чув­ство­ва­лось, что с каж­дым но­вым вит­ком этим мо­ти­вам тре­бу­ет­ся рас­хо­до­вать все боль­ше сил для вос­хож­де­ния, под­клю­чать но­вые ор­кест­ро­вые ре­сур­сы и к фи­на­лу уже да­вить на «пол­ный газ» взвин­чен­ным tutti. Оста­лось, од­на­ко, за­гад­кой, к че­му же имен­но воз­но­си­лась эта му­зы­ка. По­то­му что на пи­ке край­не­го на­пря­же­ния, ко­гда все уже ре­вет и сто­нет, дви­же­ние вдруг об­ры­ва­ет­ся. И те­перь сам по­ни­май как хо­чешь. То ли ком­по­зи­тор смо­де­ли­ро­вал та­ким об­ра­зом идею без­утеш­ной тще­ты всех зем­ных по­полз­но­ве­ний, то ли, су­дя по по­свя­ще­нию Ва­ле­рию Гер­ги­е­ву, это свое­об­раз­ный мес­седж кол­ле­ге: мол, ку­да ты, друг, несешь­ся, во­вле­кая в свой ис­то­вый бег все боль­ше за­лов и ор­кест­ров? В це­лом му­зы­ка у гос­по­ди­на Са­ло­не­на вы­шла креп­кая и гра­мот­ная, как и долж­но быть у хо­ро­ше­го ди­ри­же­ра. Но при этом ли­шен­ная та­ких тех­но­ло­ги­че­ских «ано­ма­лий», ко­то­рые обыч­но и со­зда­ют ин­ди­ви­ду­аль­ный ав­тор­ский ком­по­зи­тор­ский по­черк.

По­сле ис­пол­не­ния Helix к ор­кест­ру при­со­еди­нил­ся пи­а­нист Алек­сандр То­рад­зе, при­гла­шен­ный для ис­пол­не­ния двух опу­сов Иго­ря Стра­вин­ско­го: Кон­цер­та для фор­те­пи­а­но и ду­хо­вых ин­стру­мен­тов (1923–1924) и Ка­прич­чио для фор­те­пи­а­но с ор­кест­ром (1928–1929). Сыг­рал он все это очень азарт­но. И да­же в од­ном ме­сте «сым­про­ви­зи­ро­вал» текст Стра­вин­ско­го. Впро­чем эти до­бав­лен­ные пи­а­ни­стом от се­бя, ви­ди­мо в ис­пол­ни­тель­ском за­па­ле, два так­та не повредили пар­ти­ту­ре Стра­вин­ско­го. Ес­ли га­стро­но­ми­че­ские срав­не­ния поз­во­ли­тель­ны, то ду­эт гос­под Са­ло­не­на и То­рад­зе — это ле­дя­ная фин­ская вод­ка с об­жи­га­ю­щим гру­зин­ским пер­цем. И в та­ком со­че­та­нии они вир­ту­оз­но рас­пра­ви­лись с нео­клас­си­цист­ской му­зы­кой Стра­вин­ско­го.

За­вер­шил кон­церт фин­ский ма­эст­ро сю­и­той из ба­ле­та «Жар-пти­ца». Впер­вые за по­след­ние го­ды я услы­шал эту му­зы­ку не как идил­ли­че­скую ска­зоч­ку, а как жест­кую мо­дер­нист­скую бра­ва­ду мо­ло­до­го ам­би­ци­оз­но­го ав­то­ра. Из­вест­но, что Стра­вин­ский по­лу­чил за­каз на «Жар-пти­цу» от Дя­ги­ле­ва, ко­гда ве­ли­кий им­пре­са­рио устал ждать пар­ти­ту­ру от Алек­сея Ля­до­ва — ком­по­зи­то­ра уни­каль­но­го не толь­ко сво­им но­ва­тор­ским язы­ком, но и край­ней мед­ли­тель­но­стью. Стра­вин­ско­му неожи­дан­но вы­пал шанс экс­по­ни­ро­вать в боль­шом со­чи­не­нии все свои за­ди­ри­стые но­ва­ции, ко­то­рые в преды­ду­щих опу­сах он впрыс­ки­вал по то­ли­ке. Этим шан­сом ком­по­зи­тор вос­поль­зо­вал­ся бле­стя­ще. У нас же дол­гое вре­мя бы­ло при­ня­то иг­рать «Жар-пти­цу» так же, как позд­ние опе­ры Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, — с тре­пет­ной ро­ман­ти­че­ской бла­го­да­тью. А Эса-Пек­ка Са­ло­нен по­ка­зал, что по­ни­ма­ет ин­тен­ции Стра­вин­ско­го как часть на­ва­лив­ше­го­ся на Ев­ро­пу в на­ча­ле ХХ ве­ка но­во­го вре­ме­ни, где сказ­ки сме­ня­лись уто­пи­я­ми. Ди­ри­жер ис­пол­нил сю­и­ту «бес­че­ло­веч­но». Рит­мич­но, без на­ме­ка на ро­ман­ти­че­скую сту­де­ни­стость: ни­ка­ких «вздо­хов-вы­до­хов» во фра­зи­ров­ке, про­зрач­ная ар­ти­ку­ля­ция, слег­ка оса­жда­е­мые куль­ми­на­ции. У него жар этой «Пти­цы» уже не об­жи­га­ет, но про­из­во­дит теп­ло.

ФО­ТО НА­ТА­ШИ РА­ЗИ­НОЙ

Ма­эст­ро Эса-Пек­ка Са­ло­нен поз­во­лил пи­а­ни­сту Алек­сан­дру То­рад­зе до­ба­вить в фор­те­пи­ан­ные про­из­ве­де­ния Иго­ря Стра­вин­ско­го па­ру нот от се­бя

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.