Иг­ру­шеч­ная кровь

Са­мые ин­те­рес­ные филь­мы За­греб­ско­го ани­ма­ци­он­но­го фе­сти­ва­ля

Kommersant Weekend - - Содержание - Ди­на Го­дер

о са­мых ин­те­рес­ных филь­мах За­греб­ско­го ани­ма­ци­он­но­го фе­сти­ва­ля

За­кон­чил­ся июнь­ский марафон круп­ней­ших фе­сти­ва­лей ав­тор­ской ани­ма­ции: сна­ча­ла про­шел Ани­ма­фест в За­гре­бе, а сра­зу вслед за ним — фран­цуз­ский Ан­си, два ста­рей­ших ев­ро­пей­ских смот­ра. Несмот­ря на то, что неко­то­рое ко­ли­че­ство кон­курс­ных филь­мов в их про­грам­мах тра­ди­ци­он­но сов­па­да­ло, внут­рен­ние сю­же­ты бы­ли со­вер­шен­но раз­лич­ны.

За­греб­ский фе­сти­валь тра­ди­ци­он­но име­ет ск­лон­ность к слож­ной ав­тор­ской ани­ма­ции, здесь ча­сто на­граж­да­ют не­при­выч­ное, про­во­ка­ци­он­ное ки­но и лю­бят экс­пе­ри­мен­ты. Сре­ди при­зе­ров это­го го­да хва­та­ло па­ра­док­саль­но­го и неожи­дан­но­го, как по­лу­чив­ший гран- при фильм ко­ре­ян­ки Юми Джунг ( Yumi Joung) « Лю­бов­ные иг­ры ». В нем мо­ло­дая па­ра, пред­ва­ри­тель­но ра­зув­шись, всту­па­ет в на­ри­со­ван­ный на по­лу квад­рат для иг­ры, где дей­ству­ют осо­бые пра­ви­ла. Так ча­сто де­ла­ют де­ти. Вот и муж­чи­на с жен­щи­ной при­ни­ма­ют­ся иг­рать в дет­ские иг­ры, но со всей се­рьез­но­стью взрос­лых: в прят­ки, в паль­чи­ки, в док­то­ра и в мерт­во­го — без су­е­ты и сме­ха, а с по­дроб­но­стью и вни­ма­ни­ем. Чер­ное- бе­лый ак­ку­рат­ный, как в школь­ном учеб­ни­ке, рисунок и дет­ские раз­вле­че- ния в ис­пол­не­нии взрос­лых про­из­во­дят яв­но дву­смыс­лен­ное впе­чат­ле­ние, иг­ры дей­стви­тель­но ка­жут­ся лю­бов­ны­ми, но эро­тизм скры­тый дей­ству­ет на зри­те­ля осо­бен­но сильно. И ко­гда мо­ло­дые лю­ди, окон­чив иг­ру, так же се­рьез­но вы­хо­дят из квад­ра­та, что­бы обуть­ся и уй­ти, ка­жет­ся, что лю­бов­ни­ки вы­шли из спаль­ни.

Вто­рой по важ­но­сти приз Ани­ма­фе­ста — « Зо­ло­той За­греб», за кре­а­тив­ность и ин­но­ва­ци­он­ные твор­че­ские до­сти­же­ния,— по­лу­чи­ло то­же весь­ма неожи­дан­ное ки­но под на­зва­ни­ем «Вос­кре­се­нье 3» (это уже тре­тий фильм немец­ко­го ре­жис­се­ра и ху­дож­ни­ка Йо­хе­на Ку­на про бер­лин­ско­го фла­не­ра). Ав­тор от пер­во­го ли­ца с се­рьез­ной ин­то­на­ци­ей из­ла­га­ет глум­ли­вей­шую ис­то­рию о том, как немо­ло­дой че­ло­век по­зна­ко­мил­ся с да­мой по пе­ре­пис­ке, при­шел на сви­да­ние, а ока­за­лось, что это канц­лер Ан­ге­ла Мер­кель. И вот они дол­го об­суж­да­ют, че­го это она по сви­да­ни­ям хо­дит, хо­тя у нее се­мья есть, и во­об­ще же­лез­ная ли она жен­щи­на. Кон­ча­ет­ся уди­ви­тель­ное сви­да­ние тем, что да­ма, впав в ис­те­ри­ку, вы­пры­ги­ва­ет из ок­на, ну а ге­роя, ко­то­рый уже со­всем бы­ло при­го­то­вил­ся со­ста­вить ей па­ру, са­жа­ют в тюрь­му. При­чем Кун не толь­ко диа­лог в этой из­де­ва­тель­ской ис­то­рии ве­дет очень се­рьез­но, но и му­зы­ка, ко­то­рую он то­же пи­шет сам, и вся ви­зу­аль­ная часть ки­но об­ма­ны­ва­ет: это тя­же­ло­ва­тая, тем­ных то­нов, по­чти ре­а­ли­сти­че­ская жи­во­пись, не столь­ко ани­ми­ро­ван­ная, сколь­ко вы­гля­дя­щая как че­ре­да ме­ня­ю­щих­ся кар­тин, часть из ко­то­рых от­кры­тым при­е­мом на­ри­со­ва­на пря­мо под ка­ме­рой, а часть — та­кая же от­кро­вен­ная пе­ре­клад­ка вы­ре­зан­ных фи­гур. Фильм Ку­на — это клас­си­че­ский мрач­ный шут­ник, у ко­то­ро­го ни­ко­гда не пой­мешь, ко­гда он шу­тит, а ко­гда все­рьез.

На Ани­ма­фе­сте до­воль­но свое­об­раз­но при­ду­ман­ная си­сте­ма на­град, здесь по­сле об­ще­го ре­ше­ния о глав­ных при­зах каж­дый член жю­ри при­суж­да­ет од­но­му филь­му « Спе­ци­аль­ное упо­ми­на­ние ». Са­мой неожи­дан­ной сре­ди этих имен­ных при­зе­ров бы­ла лен­та поль­ско­го клас­си­ка Пет­ра Ду­ма­лы «Гип­по­по­та­мы». Ду­ма­ла зна­ме­нит преж­де все­го сво­и­ми филь­ма­ми по клас­си­ке ( на­при­мер, по До­сто­ев­ско­му и Каф­ке) и сво­ей очень слож­ной тех­ни­кой, в ко­то­рой изоб­ра­же­ние вы­ца­ра­пы­ва­ет­ся на гип­се. Те­перь он снял ри­со­ван­ный фильм­ал­ле­го­рию о на­си­лии. Он рас­ска­зы­вал, что од­на­жды уви­дел по те­ле­ви­зо­ру до­ку­мен­таль­ный фильм о лю­бов­ных иг­рах гип­по­по­та­мов и с ужа­сом пред­ста­вил се­бе, что бы­ло бы, ес­ли бы так же се­бя ве­ли лю­ди. И вот в филь­ме на чер­ном фоне разыг­ры­ва­ет­ся по­чти балет бе­лых фи­гур. Сна­ча­ла мы ви­дим, как не­сколь­ко со­вер­шен­но оди­на­ко­вых об­на­жен­ных жен­щин с та­ки­ми же нераз­ли­чи­мы­ми куд­ря­вы­ми детьми ку­па­ют­ся в ре­ке, брыз­га­ют­ся, мо­ют и от­жи­ма­ют длин­ные во­ло­сы. По­том — как не­сколь­ко столь же оди­на­ко­вых об­на­жен­ных бри­то­го­ло­вых муж­чин на­блю­да­ют за жен­щи­на­ми, за­тем идут к ним по во­де и пы­та­ют­ся си­лой овла­деть. Ме­ша­ю­щих де­тей швы­ря­ют на кам­ни и то­пят. К кон­цу толь­ко од­на жен­щи­на, ко­то­рой уда­лось со­хра­нить ре­бен­ка, при­та­и­лась с ним в во­де, а осталь­ные ма­те­ри, ли­шив­шись де­тей, идут на­встре­чу муж­чи­нам за­ни­мать­ся лю­бо­вью. Фильм этот, очень де­ко­ра­тив­ный по кар­тин­ке и услов­ный по дви­же­нию, боль­ше по­хо­же­му на та­нец, чем на сце­ны на­сто­я­щей борь­бы, вы­гля­дел про­во­ка­ци­он­но, пуб­ли­ка те­ря­лась пе­ред ним, но Ани­ма­фест дал ему на­гра­ду.

И еще один со­всем но­вый при­зо­вой фильм, о ко­то­ром хо­чет­ся рас­ска­зать, хоть

Петр Ду­ма­ла. «Гип­по­по­та­мы»

Юми Джунг. «Лю­бов­ные иг­ры»

То­мек Ду­ка. «Бас­сей­ны»

Йо­хен Кун. «Вос­кре­се­нье 3»

Са­ва­ко Ка­бу­ки. «Аналь­ный сок»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.