Макс Ве­бер

Kommersant Weekend - - Афиша -

« Про­те­стант­ская эти­ка…» — не ака­фист ка­пи­та­лиз­му и уж тем бо­лее не пам­флет о че­ло­веч­ном про­те­стан­тиз­ме как по­бе­ди­те­ле бес­че­ло­веч­но­го ка­то­ли­циз­ма. Он не иде­а­ли­зи­ру­ет са­ми свои объ­ек­ты изу­че­ния, о про­те­стан­тах у него на­хо­дят­ся сло­ва во­об­ще- то весь­ма нелест­ные: « Ре­фор­ма­ция озна­ча­ла не пол­ное устра­не­ние гос­под­ства церк­ви в по­все­днев­ной жиз­ни, а лишь за­ме­ну преж­ней фор­мы гос­под­ства иной; при­чем за­ме­ну гос­под­ства необре­ме­ни­тель­но­го, прак­ти­че­ски в те вре­ме­на ма­ло­ощу­ти­мо­го, под­час ед­ва ли не чи­сто фор­маль­но­го, в выс­шей сте­пе­ни тя­гост­ной и жест­кой ре­гла­мен­та­ци­ей все­го по­ве­де­ния, глу­бо­ко про­ни­ка­ю­щей во все сфе­ры част­ной и об­ще­ствен­ной жиз­ни ». И он, бе­з­услов­но, по су­ти прав, ко­гда го­во­рит: да, бе­реж­ли­вость, де­ло­ви­тость и ба­наль­ная жаж­да на­жи­вы су­ще­ство­ва­ли вез­де и все­гда, но по­че­му- то имен­но в но­вое вре­мя в неко­то­рых ев­ро­пей­ских об­ще­ствах они обер­ну­лись сме­ной хо­зяй­ствен­но­го укла­да и эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний. Слож­ность в том, что «си­сте­ма­ти­че­ское и ра­ци­о­наль­ное стрем­ле­ние к за­кон­ной при­бы­ли в рам­ках сво­ей про­фес­сии » (а имен­но так Ве­бер и опре­де­ля­ет пре­сло­ву­тый « дух ка­пи­та­лиз­ма ») не то что­бы из тех ве­щей, ко­то­рые мож­но счи­тать спе­ци­а­ли­те­том каль­ви­нист­ских об­щин. А Каль­вин на са­мом де­ле ни­че­го не го­во­рил о том, что зем­ное пре­успе­я­ние, мол, мет­ка для при­зван­ных к небес­ной сла­ве. Тру­дить­ся нуж­но, из­вле­кать при­быль мож­но, но меж­ду при­зва­ни­ем к транс­цен­дент­но­му по­дви­гу и при­зва­ни­ем как си­но­ни­мом мир­ской про­фес­сии на са­мом де­ле ку­да боль­шее рас­сто­я­ние, чем хо­тел по­ка­зать на­ме­рен­но сме­ши­вав­ший эти по­ня­тия Ве­бер. И все ж та­ки ка­пи­та­лизм ро­дил­ся не в каль­ви­но­вой Же­не­ве XVI ве­ка, а как ми­ни­мум па­рой ве­ков рань­ше, и по­ви­валь­ны­ми баб­ка­ми его бы­ли тор­гов­цы и бан­ки­ры Тос­ка­ны, Лом­бар­дии и Фланд­рии. Фланд­рия же, со­хра­нив­шая и по­сле Ре­фор­ма­ции при­вер­жен­ность ка­то­ли­циз­му, уж точ­но бы­ла бо­лее яв­ным ( да еще как пре­успе­ва­ю­щим) во­пло­ще­ни­ем « ду­ха ка­пи­та­лиз­ма », чем каль­ви­нист­ская Тран­силь­ва­ния или пре­сви­те­ри­ан­ская Шот­лан­дия. Ве­бер об этом не го­во­рит, глу­хо при­зна­вая толь­ко, что и вне Ре­фор­ма­ции мог­ло воз­ник­нуть вполне ка­пи­та­ли­сти­че­ское со­зна­ние — но это по­то­му, что пред­при­ни­ма­те­ли-ка­то­ли­ки бы­ли «внут­ренне сво­бод­ны от вла­сти тра­ди­ции»: ход, при­зна­ем это, не со­всем гра­ци­оз­ный. Как и упо­ва­ние уче­но­го на бу­ду­щие успе­хи «срав­ни­тель­ной ра­со­вой нев­ро­ло­гии». Так же неохот­но он при­зна­ет, что и под вла­стью Ри­ма « неко­то­рые мо­ра­ли­сты… при­ни­ма­ли на­чат­ки ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го ве­де­ния дел как дан­ность ». Хо­тя на са­мом де­ле речь идет об огром­ном, на несколь­ко сто­ле­тий и на де­сят­ки пер­со­на­лий, ин­тел­лек­ту­аль­ном про­цес­се. Ко­то­рый в XVI–XVII ве­ках при­вел к рас­цве­ту ни­как не впи­сы­ва­ю­щей­ся в услов­но сред­не­ве­ко­вые нор­мы об­ще­ствен­ной и эко­но­ми­че­ской мыс­ли у ис­пан­ских позд­них схо­ла­стов (об од­ном из них, пад­ре Ху­ане де Ма­ри­ане, я уже вспо­ми­нал в свя­зи с тео­ри­ей ца­ре­убий­ства). По­ло­жим, на­у­ка о том, «как го­су­дар­ство бо­га­те­ет, и чем жи­вет, и по­че­му не нуж­но зо­ло­та ему, ко­гда про­стой про­дукт име­ет », про­сто не бы­ла до вре­ме­ни вос­тре­бо­ва­на в Ис­па­нии, ра­дост­но до­бы­вав­шей тон­на­ми зо­ло­то и се­реб­ро в сво­их юж­но­аме­ри­кан­ских ко­ло­ни­ях,— но хри­сти­ан­ская дог­ма­ти­ка здесь точ­но ни при чем. Как и в слу­чае Гол­лан­дии, где са­ма ску­дость зем­ли за­став­ля­ла хо­зяй­ство­вать со­всем ина­че (и где да­же в по­ру « зо­ло­то­го ве­ка » про­цент тай­ных или яв­ных ла­ти­нян сре­ди бо­га­те­ев оста­вал­ся огром­ным). Все это го­во­рит­ся не к то­му, что на са­мом де­ле апо­столь­ский пре­стол был со­зи­да­те­лем ка­пи­та­лиз­ма, а ре­фор­ма­то­ры — сплошь ре­тро­гра­да­ми и об­ску­ран­та­ми. Нет, нет и нет. Но все же в том, как Ве­бер из­ла­га­ет свои по­чти доб­ро­со­вест­но по­до­бран­ные дан­ные, че­рез на­уч­ную прав­ду нет- нет да про­ры­ва­ет­ся и неожи­дан­ная для со­цио­ло­га по­э­тич­ность, ко­то­рая, как ей по­ло­же­но, с фак­та­ми в слож­ных от­но­ше­ни­ях. По­смот­ри­те, до­пу­стим, как он в 1900- е го­во­рит об Аме­ри­ке — той Аме­ри­ке, что вдох­но­ви­ла его на со­зда­ние об­суж­да­е­мой кни­ги: «Ни­ко­му не ве­до­мо, кто в бу­ду­щем по­се­лит­ся в этой преж­ней оби­те­ли ас­ке­зы: воз­ник­нут ли к кон­цу этой гран­ди­оз­ной эво­лю­ции со­вер­шен­но но­вые про­ро­че­ские идеи, воз­ро­дят­ся ли с небы­ва­лой мо­щью преж­ние пред­став­ле­ния и иде­а­лы — или, ес­ли не про­изой­дет ни то­го, ни дру­го­го, не на­сту­пит ли век ме­ха­ни­че­ско­го око­сте­не­ния, пре­ис­пол­нен­ный су­до­рож­ных по­пы­ток лю­дей по­ве­рить в свою зна­чи­мость». Нас­чет де­фи­ни­ций « ве­ка ме­ха­ни­че­ско­го око­сте­не­ния » и са­мо­го « гайст дес ка­пи­та­лиз­мус » мож­но спо­рить, но «су­до­рож­ные по­пыт­ки лю­дей по­ве­рить в свою зна­чи­мость» — раз­вле­че­ние по мень­шей ме­ре столь же ста­рин­ное, что и про­те­стант­ская эти­ка.

Да­ни­эль Хоп­фер. «Не до­став­ля­ют поль­зы сокровища непра­вед­ные, прав­да же из­бав­ля­ет от смер­ти», ко­нец XV — на­ча­ло XVI ве­ка

Пра­во­вед, фи­ло­соф, эко­но­мист, ис­то­рик и по­ли­тик, счи­та­ю­щий­ся од­ним из пер­во­ос­но­ва­те­лей со­цио­ло­гии — на­ря­ду с Марк­сом, про­тив идео­ло­ги­че­ских по­сту­ла­тов ко­то­ро­го он вы­сту­пал на про­тя­же­нии всей жиз­ни. На­ря­ду с со­цио­ло­ги­ей ре­ли­гии за­ни­мал­ся ис­сле­до­ва­ни­ем при­ро­ды вла­сти, по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти, го­род­ско­го со­ци­у­ма, нетри­ви­аль­ным об­ра­зом со­че­тая идеи адеп­тов тео­рии « об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра » XVII–XVIII ве­ков с те­зи­са­ми со­вре­мен­ной ему по­лит­эко­но­мии.

Франс Халс. «Ре­гент­ши при­ю­та для пре­ста­ре­лых», 1664 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.